Часовня бориса и глеба на арбатской площади, россия, город москва

Святых благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня. / Арбатская площадь, 4. / Русские Церкви

Святых благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня.
Арбатская площадь, 4.

Храм-часовня построен в 1997 году на месте разрушенной церкви святого Тихон.В православной христианской религии Святым Борису и Глебу молятся для установления в семье мира и согласия, в связи с чем, именно эти Святые и были выбраны как религиозный символ для года «Примирения и согласия».

Первоначально планировалось воссоздать ранее существовавший на Арбатской площади церкви Бориса и Глеба, который был разрушен в 1930 году.

По разрушенному в 1930 году храму Святых Бориса и Глеба были проведены историко-архивные и библиографические исследования, в результате которых было выяснено, что храм впервые упоминается в 1483 году. В 1527 году храм упоминается уже как каменный, построенный по повелению Великого князя Василия Ивановича. В 1763-1767 г.г.

Обратите внимание

первоначальная церковь была разобрана и на средства канцлера Бестужева-Рюмина построена новая, в стиле Елизаветинской эпохи по проекту архитектора К.И. Бланка. Два западных придела построены позднее: Ризы положения Божией Матери во Влахерне — около 1804г. и Феодора Тирона (впоследствии переименованный в часть Марии Магдалины) — около 1804 г.

Два существовавших ранее придела: Воскресение Словущего и Казанской Божией Матери были перестроены в 1868 г. и 1893 г. на средства Думнова. В дальнейшем храм капитально не ремонтировался, однако, мелкие строительные работы проводились еще несколько раз.После 1917 года, как и многим другим храмам, храму Святых Бориса и Глеба была уготована печальная участь. 4 октября 1922 г.

городские власти приняли постановление о сносе храма Бориса и Глеба на Арбатской площади, как стесняющего движение и в связи с новой планировкой города. Инициаторами разрушенияхрама были Хамовнический райсовет и админ.

отдел, указывающие, что «церковь расположена, как бы, на островке Арбатской площади; причем со всех сторон наблюдается усиленное и беспорядочное движение, грозящее жизни и безопасности проходящим гражданам».В 1930 году храм Бориса и Глеба на Арбатской площади был разобран. Перед разборкой, архитектору-реставратору Засыпкину Б.Н. удалось сфотографировать и обмерить храм.

В связи с тем, что в настоящее время на месте разобранного храма Бориса и Глеба расположена одна из центральных магистралей города, воссоздание храма на историческом месте оказалось невозможным.

Невозможным оказалось воссоздание первоначального храма и в других местах Арбатской площади, из-за крайней стесненности самой Арбатской площади, а также, значительных размеров первоначального храма Бориса и Глеба.Исходя из вышесказанного, было принято решение о строительстве на Арбатской площади небольшого хрома-часовни с одноименным названием Святых Бориса и Глеба.

Заказчиком-инвестором выступил Международный фонд единства православных народов.

Правительство Москвы, рассмотрев с участием заинтересованных организаций сообщение о сооружении на Арбатской площади храма- часовни Святых Бориса и Глеба, выразило принципиальное согласие по данному вопросу и предложило ускорить подготовку в установленном порядке исходной разрешительной техдокументации, пообещав оказать необходимое содействие в ее оформлении, что было указано в письме направленном Правительством Москвы за подписью мэра Ю.М. Лужкова Его Святейшеству Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II.В кротчайшие сроки был выбран и утвержден участок для строительства и разработано «Градостроительное заключение по условиям проектирования объектов строительства и реконструкции в пределах исторической части Москвы в границах Садового кольца». В соответствии с градостроительным заключением при проектировании храма-часовни было необходимо «учитывать стилистику и характер архитектурного решения утраченной ранее церкви Святых Бориса и Глеба на Арбатской площади, принимая во внимание более скромные размеры и типологические особенности проектирования нового храма-часовни».В начале мая 1997 года была произведена торжественная закладка первого камня в основание будущего храма-часовни и освящена строительная площадка. В торжественном мероприятии приняли участие все высшие иерархи русской православной церкви во главе со Святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием II, и все высшее руководство страны во главе с президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным. В своей речи президент попросил авторский коллектив, строителей и лично мэра Москвы Ю.М. Лужкова спроектировать и построить храм-часовню к престольному празднику Святых благоверных князей Бориса и Глеба, который приходится на 6 августа. Все проектные работы должны быть закончены до начала июня 1997 года, а строительные и отделочные работы — до конца июля 1997 года. Сжатые сроки проектирования (один месяц) и строительства (два месяца) и непосредственный контроль за всеми проводимыми работами со стороны президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и мэра г. Москвы Ю.М. Лужкова заставили пересмотреть весь процесс проектирования и строительства и внести в этот процесс очень существенные изменения.Авторский коллектив разработал несколько вариантов храма-часовни и представил их на согласование и утверждение в соответствующие инстанции. Из всех представленных вариантов был выбран вариант, который по стилистике и архитектурному решению наиболее соответствовал ранее утраченной церкви Святых Бориса и Глеба на Арбатской площади. В новом храме-часовне нашли свое отражение и цокольная часть XVII в., и первый ярус с фронтонами XIX в., и восьмигранный барабан с очень высоким куполом и главкой XVIII в., которые присутствовали в ранее утраченной церкви. Чтобы зрительно объединить между собой разностильные элементы и детали, взятые с первоначальной церкви, пришлось в новом храме-часовне максимально усложнять все элементы и детали, относящиеся к XIX веку и, наоборот, упрощать все элементы и детали относящиеся к ХУП и XVIII векам. В связи с тем, что новый храм-часовня частично располагается на месте разобранной в 1933 году церкви Святителя Тихона Амафунтского, с нее, также, были взяты отдельные детали декоративно-художественной отделки фасадов, а в местном чине иконостаса установлена икона Святителя Тихона Амафунтского. При проектировании храма-часовни особое внимание было уделено тому, чтобы новый храм-часовня не потерялся в окружающей застройке, с одной стороны, а с другой стороны, чтобы не выделялся на фоне уже ставшей привычной разноплановой панорамы Арбатской площади. Достичь этого авторский коллектив постарался за счет придания новому храму-часовне образа старого, древнего храма, который бы подсознательно воспринимался не как храм построенный заново, а как храм, который был когда-то разрушен и вот сейчас воссоздан заново. Для достижения этой цели пришлось даже пожертвовать более правильным и более красивым архитектурным образом храма, пропорциями отдельных деталей и элементов и более эффектной покраской. Однако, время показало, что данный прием оказался вполне приемлемым при проектировании новых культовых сооружений в условиях сложившейся городской исторической застройки, и сегодня Арбатскую площадь уже трудно представить без храма-часовни Святых Бориса и Глеба и еще труднее представить какой-то другой храм на его месте. Основной этап проектирования был завершен до конца мая 1997 года. Проект прошел все согласования и утверждения и 27 мая 1997 года к работе приступили строители. Строительство шло в три смены, при соблюдении всех норм и правил. Параллельно с самим зданием храма-часовни производились работы по наружным инженерно-техническим коммуникациям, благоустройству большой части Арбатской площади, а также работы по изготовлению иконостаса с иконами и прочего церковного убранства. 27 июля 1997 года все работы были завершены и объект сдан в эксплуатацию.

Читайте также:  Церковь илии пророка в иванове, россия, город иваново

6 августа 1997 года состоялось освящение храма-часовни Святых Бориса и Глеба на Арбатской площади. Освещение проводил лично Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексии II. В церемонии освящения принимали участие высшие иерархи Русской православной церкви и высшее руководство страны во главе с президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным. Наряду с политическими речами, произнесенными по случаю проведения торжественного мероприятия, посвященного «году примирения и согласия», все отметили фантастически быстрое строительство и необычайную красоту храма-часовни Святых Бориса и Глеба. Большая часть присутствующих была искренне уверена, что храм-часовня это не вновь спроектированное и построенное сооружение, а древний храм воссозданный на своем первоначальном месте. Президент Российской Федерации лично объявил благодарность авторскому проектному коллективу и коллективу строителей, более двадцати человек были награждены грамотами, орденами и медалями Русской православной церкви.

Часовня Бориса и Глеба

Часовня Бориса и Глеба

Часовня Бориса и Глеба

Часовня Бориса и Глеба

Святых благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня.

благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня.

Святых благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня.

Святых благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня.

Святых благоверных князей Бориса и Глеба храм-часовня.

Источник: http://russian-church.ru/photo.php?id=26734

Часовня Бориса и Глеба на Арбатской площади

Часовня возведена в память о стоявшем на Арбатской площади храме Бориса и Глеба, известном с 1483 года.

Каменная церковь на этом месте была выстроена по повелению великого князя Василия Ивановича. В XVI веке храм имел особое значение, и по предположениям, даже считался собором; Иван Грозный отправлялся в него на моление крестным ходом из Кремля перед началом военных походов.

В XVIII веке храм был полностью снесен и перестроен в 1763–68 годах по проекту К. И. Бланка. Познее он поновлялся, к нему были добавлены приделы.

Церковь-часовня Бориса и Глеба на Арбатской площади

В 1930 году, несмотря на протесты верующих и архитекторов-реставраторов, отмечавших, что храм является «памятником XVIII века выдающегося историко-архитектурного значения», здание было снесено, однако архитектор-реставратор Б. Н. Засыпкин и студенты Московского университета успели провести обмеры разрушаемого памятника.

Важно

В 1997 году, по инициативе Фонда единства православных народов, в память о Борисоглебском храме был возведен памятный храм-часовня Бориса и Глеба. Его архитектура частично повторяет формы утраченного здания.

Церковь-часовня Бориса и Глеба на Арбатской площади   Другие города, Copyright

Храм-часовня возведен не на месте разрушенной церкви, а несколько в стороне, на месте церкви Тихона Амафунтского, также снесенной в 1930-х годах. В память о ней в храме-часовне устроен придел во имя Тихона Амафунтского. На самом же месте Борисоглебской церкви установлен памятный знак с ее барельефным изображением.

Храм-часовню освятил 6 августа 1997 года Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II.        

Приписан к храму Большого Вознесения.

Москву недаром называли городом сорока сороков, храмов в ней было множество. Но у жителей города всегда было особое пристрастие к «своей» церкви, как писал уроженец Москвы, князь-анархист Петр Кропоткин, «той самой церкви, где их когда-то крестили и где отпевали их родителей». Но были в Москве храмы, чтимые и посещаемые всеми.

Одной из таких святынь считалась церковь Бориса и Глеба на у Арбатских ворот.После 1917 года прихожанам все чаще приходилось прощаться со своими церквями — в 1920-е годы церкви стали закрывать, передавая их здания под склады и конторы.

В уцелевших храмах началось массовое изъятие церковных ценностей, которое провоцировало расправы над духовенством. В письме членам Политбюро от 19 марта 1922 года Ленин писал о необходимости беспощадного подавления сопротивления духовенства, противившегося разграблениям храмов.

«Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше», — наставлял Владимир Ильич своих соратников. Но церкви, разграбленные и оскверненные, еще стояли, придавая московским улицам их неповторимый архитектурный облик.

Главный удар по московским религиозным памятникам был нанесен 8 апреля 1929 года — в этот день в ЦК большевистской партии было принято постановление «О религиозных культах», направленное на полное искоренение религиозности в стране.

Советское руководство, на словах декларировавшее верность принципам свободы совести, на деле превратило атеизм в государственную идеологию и в рамках антирелигиозной борьбы легко смело целый пласт национальной культуры, занявшись массовым уничтожением церковных зданий и преследованиями верующих.

В Москве, на глазах у начальства, ретивые исполнители партийных установок развернули самую активную деятельность по тотальному сносу церквей. В городе за годы советской власти было разрушено 433 церкви и основная волна разрушений пришлась на начало 1930-х годов…

Совет

И Арбатская площадь, и сам Арбат потеряли все свои старинные храмы. Это одна из самых страшных и невосполнимых потерь нашего города. Сохранилось несколько небольших церквей в арбатских переулках, но с улицы они не видны.

Архитектурное своеобразие Арбата, где старинные церкви с колокольнями, заметные с любого конца улицы, служили «вертикальными ориентирами», зрительно «собирали» отдельные дома в городской ансамбль, утрачено.

Читайте также:  Мученица анастасия узорешительница

Страшен и культурно-исторический урон — ведь большинство церквей в центре Москвы были построены в ХVII в. — многие страны берегут такие древние постройки как величайшую национальную ценность.

А как оценить боль верующих людей, на глазах которых бездумно уничтожают их святыни?
Церковь Бориса и Глеба имела богатую историю. Она неоднократно перестраивалась, и ее последнее здание специалисты относили к лучшим образцам московского барокко.

Арбатская площадь с церквями Бориса и Глеба и Святого Тихона

Борис и Глеб, которым был посвящен храм, — одни из первых русских святых, сыновья киевского князя Владимира Крестителя. Жестоко убитые по приказу своего брата Святополка, прозванного Окаянным, Борис и Глеб были канонизированы и всегда особо почитались верующими в России.

Церковь Бориса и Глеба считалась главным храмом Арбатской площади.
Первое летописное свидетельство о местонахождении Борисоглебской церкви относится к 1493 году.

Страшный пожар, вспыхнувший на Арбате, в церкви Николы на Песках и уничтоживший большую часть деревянной Москвы, дошел до церкви Бориса и Глеба, тоже деревянной в те времена.

Волна огня приблизилась к церковному зданию, казалось бы, обреченному на гибель, и вдруг остановилась и стала сама собой стихать. Пожар пощадил храм и далее не распространился. Горожане посчитали это чудом.

Святые Борис и Глеб

©Иконописец Виктор Морозов 2006

Обратите внимание

Через 30 лет, в 1527 году по повелению великого князя московского Василия Ивановича выстроили вместо обветшалой деревянной церкви новую каменную. В те времена великие московские князья, а после цари любили молиться в этой церкви, отправляясь из Москвы в дальний поход или вернувшись в столицу после трудного пути. Здесь бывали и Иван III, и Василий Иванович, и Иван IV Грозный.

Церковь прослужила более 200 лет, переживая с москвичами все трудные времена и неожиданные повороты российской истории. В середине ХVIII в. снова встал вопрос о реконструкции церкви.

Приходской священник в 1762 году подал прошение о перестройке церковного здания, где объяснял, что Борисоглебская церковь, «от многих лет построенная, пришла в крайнее обветшание и починить ее стало неудобно».

Однако заняться строительством новой церкви удалось только тогда, когда причт нашел состоятельного жертвователя или, как теперь мы сказали бы, спонсора — графа Алексея Петровича Бестужева-Рюмина.

Влиятельный вельможа, правая рука «дщери Петровой» императрицы Елизаветы, попал было в немилость при дворе, но при восшествии на престол молодой Екатерины II был ею обласкан — восстановлен в чинах и даже милостиво произведен в генерал-фельдмаршалы. Граф был полон надежд и претензий на важную роль царедворца.

То ли исполняя обет, то ли просто из благодарности за ниспосланную Господом удачу Бестужев согласился дать деньги на строительство нового здания Борисоглебской церкви.

Алексей петрович Бестужев-Рюмин

Проект постройки граф заказал одному из лучших и самых модных архитекторов того времени — Карлу Бланку.Однако разрушению старого здания неожиданно воспротивился могущественный клан Мусиных-Пушкиных.

Прихожане и многолетние жертвователи церкви Бориса и Глеба, Мусины-Пушкины пристроили к старому зданию особый придел, который считали чем-то вроде своей дворовой церкви и в котором были захоронения нескольких представителей этой семьи.

Важно

Дабы не беспокоить гробы предков, Мусины-Пушкины не позволяли сносить старую церковь или хотя бы их фамильный придел, требуя встроить его в новое здание. Бланк и Бестужев-Рюмин не могли и не хотели пойти на такое нарушение проекта.Церковные власти вмешались в конфликт.

Архиепископ Московский нашел компромиссное решение — старый храм снести, а при новой церкви устроить специальный придел во имя Воскресения Христова для Мусиных-Пушкиных и праха их предков. Однако тяжба двух графских семейств на этом не завершилась. Мусины-Пушкины выставили у старой церкви охрану из своих слуг, не впускавших в нее никого, даже представителей консистории.

Проект строительства спасло только прибытие из Петербурга графини Алевтины Платоновны Мусиной-Пушкиной. Этой влиятельной даме принадлежало решающее слово в затянувшемся конфликте. Она скрепя сердце дала разрешение на разборку семейной святыни, вняв доводам святых отцов. Гробы предков А.П. Мусина-Пушкина перенесла в Кремлевский Чудов монастырь. К середине 1764 году старую церковь разобрали и началось возведение нового храма. Руководил работами Карл Бланк.

Предки Бланка в ХVI в. бежали из Франции, спасаясь от религиозных гонений, и осели в Саксонии. Там Петр I познакомился с дедом архитектора и пригласил его в Петербург.

Переселившись в Россию, Бланки оказались тесно связанными с историей и культурой этой страны. Отец Карла Бланка, Иоганн Бланк, тоже архитектор, строил в Петербурге.

Сохранилась Знаменская церковь при Царскосельском Лицее постройки Иоганна Бланка.

Знаменская церковь при Лицее в Царском Селе, построенная Иоганном Бланком

Карл Бланк свыше двадцати лет работал над благоустройством имения Кусково, принадлежащего графу П.Б. Шереметеву. Причем Шереметев лично обсуждал с архитектором мельчайшие детали многих построек, например, кусковского Эрмитажа. В это же время и Бестужев-Рюмин заказал Бланку проект церкви у Арбатских ворот.

(Интересна судьба потомков архитектора — внук К.И. Бланка, Н.В. Басаргин, стал декабристом, а правнук, сын внучки Бланка Александры, П.П. Семенов-Тяншанский  известен как выдающийся географ, путешественник, знаток искусств и коллекционер).Церковь Бориса и Глеба строили пять лет.

Бестужев-Рюмин финансировал и контролировал строительство. Несмотря на столь щедрые пожертвования, удача не так уж широко улыбнулась графу — престарелому царедворцу было тяжело соревноваться в борьбе за власть с энергичными Орловыми и другими фаворитами императрицы Екатерины.

Освятили Борисоглебскую церковь 6 декабря 1768 года. К тому времени места вокруг Арбата активно заселялись дворянами и у новой церкви появилось много состоятельных прихожан.Через два года, в декабре 1770 года в Москве началась чума. Прихожане, ищущие защиты у Бога, много жертвовали церквям.

Совет

Борисоглебский храм у Арбатских ворот был известен и любим в Москве. Церковь считалась одной из самых посещаемых в городе.

К 1780-м годам был завершен снос разрушившихся стен Белого города. Открылся прекрасный вид на храм со стороны Пречистенского бульвара, разбитого на месте старой крепости.

Читайте также:  Преподобный никон оптинский

Чтобы обустроить площадь у храма, власти приказали расчистить ее  от деревянных лавок, дворов несостоятельных горожан и церковных нищих. Церковь стала архитектурным центром Арбатской площади.

Ее величественный шатер и стройная колокольня были заметны издалека.

А.П. Розанов. Ярмарка на Арбатской площади

Пожар 1812 года полностью опустошивший арбатские места, пощадил Борисоглебский храм. Самые страшные московские пожары обходили эту церковь, словно она стояла на заговоренной земле. Другие арбатские церкви пострадали так сильно, что не все из них оказалось возможным восстановить.

Приходы Филиппо-Апостольской, Тихоновской, Иоанно-Милостивской, Космодамиановской и Ризположенской церквей приписали к Борису и Глебу. (Церкви Апостола Филиппа и Святого Тихона со временем все же удалось восстановить).

После разборки уничтоженных церковных зданий уцелевший материал был пущен на строительство еще двух приделов Борисоглебской церкви — Ризположенского и Марии Магдалины.К Борису и Глебу перешли и спасенные святыни, хранившиеся в погибших церквях до 1812 года. Среди них была икона Святого Иоанна Милостивого ХVI в.

и образ Нила Столбенского с частью мощей, особо почитаемые богомольцами. Древняя икона с житием Святых Бориса и Глеба находилась в этом храме с ХVI в. и при всех перестройках церковного здания всегда находила себе почетное место.

Революция 1917 года обернулась трагедией для церкви Бориса и Глеба, как и для других московских церквей. В начале 1920-х пострадало внутреннее убранство храма — большевики изъяли серебро и предметы культа из ценных металлов.

Обратите внимание

Потом развернулась борьба между прихожанами и обществом «Культурная смычка», добивавшемся закрытия храма и размещения в его здании клуба.

Вмешательство Музейного отдела Наркомпроса помогло ненадолго отстоять Борисоглебскую церковь, хотя официальные власти пришли к выводу, что «группа верующих не желательна по своему составу».

1925 год. В храме Бориса и Глеба уже расположен Дом санитарии и гигиены

Наступил 1929 год, когда постановление ЦК ВКП(б) «О религиозных культах» нанесло страшный удар православной Москве. Началось тотальное уничтожение святых мест. 4 октября 1929 года московские власти приняли решение о сносе церкви Бориса и Глеба.

Архитекторы, реставраторы, прихожане церкви пытались бороться, обращались в самые высокие инстанции, надеясь обжаловать это решение. Но все было напрасно.

20 декабря 1929 года Президиум ВЦИК подписал «приговор» сразу трем старинным храмам — Борисоглебской церкви у Арбатских ворот, церкви Неопалимой Купины в Неопалимовском переулке и церкви Марии Египетской в Сретенском монастыре.Борисоглебский храм был обречен. Старинные иконы вывез из церкви Музейный фонд.

Колокола, золоченые иконостасы из бронзы, подсвечники и другую утварь передали на утилизацию как металлолом. В конце 1930 года Моссовет приступил к сносу церкви. Перед тем как церковь погибла, архитектор Б.Н. Засыпкин сделал обмеры и фотографии церкви Бориса и Глеба. вскоре с Арбатской площади исчезло уникальное строение, определявшее ее облик.

В середине 1990-х годов по проекту архитектора Ю.С.

Вылегжанинана площади возвели небольшую часовню, внешне напоминающую главное здание Борисоглебской церкви в уменьшенных пропорциях (пригодились материалы, оставленные Б.Н. Засыпкиным).

Но поставлена она не на месте храма Бориса и Глеба, а в стороне, там, где прежде была церковь Святого Тихона. Стоит ли говорить, что это нельзя считать равноценной заменой…

Источник: https://turizm.guru/rossiya/moskva/chasovnya-borisa-i-gleba-na-arbatskoj-ploshhadi.html

Храм-часовня Бориса и Глеба на Арбатской площади

Храм-часовня святых благоверных князей Бориса и Глеба построена на Арбатской площади в память о существовавших там до 1920-х гг. двух древних храмах.

В первую очередь возведение храма-часовни связано с древней православной церковью святых Бориса и Глеба. Это была деревянная церковь, построенная в 15 веке, об этом свидетельствует одно из упоминаний о ней в древнерусских летописях.

К середине 16-го века деревянную постройку сменила каменная.

С этого же времени церковь становится одной из самых важных и почитаемых соборных церквей в Москве: пред каждым военным походом великие русские князья и сам царь Иван Грозный приходили для молитвы и за напутствием в эту церковь.

В 18 веке история храма была связана с двумя знатными московскими семьями графов Бестуживых-Рюминых и Мусиных-Пушкиных. Оба семейства были главными благотворителями храма и оба имели при храме свой собственный придел, обустроенный как родовой склеп.

Важно

В конце 18 века между этими семьями возник конфликт: одни хотели заново перестроить храм в современном и модном в то время архитектурном стиле, а другие — напротив, старались сохранить первозданный вид русской православной святыни.

После долгих тяжб предпочтение было отдано идее Бестужевых-Рюминых, которые настаивали на перестройке храма. Таким образом, к концу 18 века храм предстал прихожанам в новом стиле — барокко.

С приходом к власти коммунистической партии в церковной жизни общества начали происходить драматические события. Служителей церквей преследовали, церковная культура в стране уничтожалась.

В 1929 году Президиум Мособлисполкома постановил, что «здание церкви Бориса и Глеба на Арбатской площади стесняет движение и мешает новой планировке площади, вследствие чего, подлежит сносу». В 1930-м году храм Бориса и Глеба был безвозвратно уничтожен.

Спустя 3 года соседнюю с храмом Бориса и Глеба церковь святителя Тихона Амафунтского постигла та же участь — она тоже была снесена.

После возобновления православных традиций в стране в 1990-е гг. Русская Православная Церковь выступила с инициативой установления памятника храму Бориса и Глеба в виде одноименной часовни.

Решение было принято, но из-за невозможности строительства часовни в историческом месте, она была построена в том месте, где раньше находилась церковь Тихона, поэтому первоначальный план часовни Бориса и Глеба был изменен —  к нему добавили приход во имя святого Тихона. В результате прихожане получили вместо часовни — Храм-часовню Бориса и Глеба с приделом святого Тихона. В 1997 году состоялась закладка первого камня храма-часовни. В августе 1997 года при участии Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II Храм-часовня Бориса и Глеба была освящена и торжественно открыта для верующих.

Источник: http://mos-churches.ru/blog/2012/06/08/hram-chasovnya-borisa-i-gleba-na-arbatskoy-ploshhadi/

Ссылка на основную публикацию