Преподобный авраамий ростовский

Авраамий Ростовский

В одной из палат Богоявленского собора Авраамиева монастыря в 1552 году в окружении монахов стоял царь всея Руси Иоанн IV. Грозным взглядом он следил за движениями монахов, которые доставали из огромного сундука при гробе преподобного Авраамия таинственный сверток. Вскоре царскому взору предстал предмет, хранящийся здесь с XII века. Это был жезл, увенчанный крестом.

Четыре века назад, когда древо христианской веры еще не раскинуло своих ветвей по всем русским княжествам, праведный монах Авраамий, стоя перед Господом, умолял Его снизойти к народу и покончить с язычеством на Ростовской земле. Тогда в чудном видении преподобному явился апостол Иоанн Богослов.

Святой вручил монаху жезл, увенчанный крестом, для сокрушения идола Велеса на центральной площади Ростова. Одним легким ударом Авраамий разрушил огромную языческую статую.

Обратите внимание

Потрясенные этим чудом, а также вразумленные проповедью отца Авраамия многие ростовчане крестились и вместе с чудотворцем воздвигли храм во имя апостола Иоанна Богослова.

Именно это сокровище – апостольский жезл – и представили монахи Грозному царю, обходившему святые места.

Недрогнувшей рукой Иван Васильевич схватил посох, поднял его, перекинул в другую руку, замахнулся им и ударил по воздуху. При этом крест, не скрепленный с жезлом, упал на землю. Царь, казалось, не заметил этого. Монахи подняли крест и положили в сверток.

Царь
Вот она, сила Божья! С нами да пребудет! Этим посохом сыты будут псы! Никто не избежит кары Божьей!

Отец Сергий
Да будет так, царь-батюшка! С ним Казанского ханства не устрашимся!

Инок
Одолеешь их, они тебе ноги облобызают!

Царь
Истинно речёте, угодники Божьи! Как отец Авраамий победил с ним иноверцев, так и я покорю их! Беру!

Отец Сергий
Царь-батюшка, коли так, вели и крест с посохом скрепить…

Царь
Ах, хорош посох! Коли победим, прикажу в обители новый храм построить! Каменный! С четырьмя приделами! И книг пришлю и образов святых! На брань за веру Христову!

Сказав это, царь взял у настоятеля храма благословение и вышел с посохом в руках.

Инок
Что, отче? Возьмет Казань?

Отец Сергий
Возьмет.

Инок
Победит, значит!

Отец Сергий
Проиграет…

Инок
Как же так, отче?

Отец Сергий
Посох-то он взял. А креста и не приметил. Уронил и не вспомнил. Лишнее, значит. А что она, сила-то, без Креста Господня? Пустое место! Игрушка в руках безумца!

Инок
Но наш-то Царь весьма благоразумен!

Отец Сергий
То ли еще будет, сыне, то ли еще будет… Отче Авраамий, моли Бога о нас!

Казань была взята без боя. После похода 1552 года Казанское ханство фактически подчинилось Московской Руси, но христианская вера не распространилась в его пределах.

Вскоре по приказу Ивана Грозного в Авраамиевой обители действительно был построен новый каменный храм в честь Богоявления. Туда же было доставлено множество ценных книг и икон.

Но, как известно, ни владение Апостольским посохом, ни строительство церквей, ни щедрые дары монастырям не помогли царю ни в укреплении Православия, ни в усмирении раздоров на Руси. Не помогли они получить ему благословение у Митрополита Филиппа. Не помогли смыть с его рук крови тысячи невинных, среди которых были и великие праведники.

Увы, не распорядился он святым орудием – воистину царским посохом, увенчанным крестом – так, как им распорядился его прежний владелец – преподобный Авраамий Ростовский.

Авраамий Ростовский был одним из первых православных «миссионеров» на Руси. Жил среди диких племен, проповедовал, обучал детей грамоте: обыкновенной и духовной, вел подвижническую жизнь, творил чудеса, славился милосердием и любовью.

Важно

Он не пролил ни капли иноверческой крови, но был грозой язычников, уничтожал идолопоклонничество, изгонял бесов и исцелял людские души. Отец Авраамий был прославлен Русской Церковью в чине преподобных.

Мощи его с 1991 года хранятся в Спасо-Яковлевском Димитриевом монастыре в Ростове.

(6

Источник: https://radiovera.ru/avraamiy-rostovskiy.html

Преподобный Авраамий Ростовский

Память преподобного Авраамия Ростовского празднуется 29 октября (11 ноября).

Время жизни преподобного Авраамия Ростовского, основателя Ростовского Богоявленского монастыря и одного из первых проповедников христианства в Северо-Восточной Руси, не известно. Поздние редакции его Жития называют святого современником Владимира Крестителя и относят его деятельность к первым годам после Крещения Руси.

Современные же исследователи считают, что Авраамий жил значительно позже, причем разброс датировок чрезвычайно широк: от второй половины XI до XIV в. (впрочем, последнюю датировку, предложенную Е. Е. Голубинским, ныне следует решительно отбросить).

Принимая во внимание тот факт, что ростовский Богоявленский монастырь впервые упоминается в летописи под 1261 г., причем уже как архимандрития, деятельность преп. Авраамия следует отнести во всяком случае к более раннему времени. Показательно также, что позднейшая, т. н. Третья редакция Жития преп.

Авраамия сообщает о том, что мощи святого были обретены в 1175 г., при великом князе Владимирском Всеволоде Юрьевиче Большое Гнездо.

Сведения о жизни Авраамия до его появления в Ростове содержатся лишь в поздних редакциях его Жития и носят, по-видимому, чисто легендарный характер. Так, рассказывается, будто святой родился в «пределах Галицких», городе Чухломе; в язычестве носил имя Иверк и в течение восемнадцати лет не мог ходить, будучи прикован к постели.

Случилось в его доме быть неким благочестивым новгородцам; они рассказали ему о вере Христовой и о чудесах, творимых именем Господа. Юноша уверовал в Бога и попросил у него исцеление от болезни. Внезапно ощутив силу, он встал с постели и в тот же день ушел из дома в Новгород.

Затем он добрался до Ладожского озера и был крещен в Валаамском монастыре, получив при крещении имя Аверкий. Позднее он упросил игумена постричь его в иноческий чин. В иночестве ему и дано было имя Авраамий. Исследователи, однако, со скепсисом относятся ко всем этим рассказам, видя в них лишь плод сочинительства поздних книжников.

(Так, само основание Валаамской обители ныне датируется началом XV века.)

Рассказ о подвигах преподобного в Ростове также полон чудес и, по всей вероятности, сложился под влиянием поздних народных преданий. Как полагают, древнейшее Житие святого Авраамия было составлено не ранее XV столетия, когда прошло уже очень много времени после его смерти. Никакими письменными свидетельствами автор Жития, по-видимому, не располагал.

Во время пребывания Авраамия в Ростове, рассказывается в Житии, в городе было еще очень много язычников; целый район Ростова — так называемый Чудской конец (то есть населенный чудью, финно-угорским населением) — поклонялся каменному идолу Велесу. Считалось, что в этом идоле обитает нечистый дух, и христиане боялись даже проходить мимо него.

Преподобный всем сердцем хотел сокрушить идол, но не знал, как это сделать. И вот однажды, когда он сидел в скорби недалеко от этого идола, он увидел некоего благолепного старца. Авраамий встал и поспешил ему навстречу. После взаимных приветствий преподобный спросил старца, откуда он идет, и тот отвечал так: «Я родом из Царьграда; в земле вашей пришлец и странник.

Скажи мне, отче, — спросил старец в свою очередь, — почему ты сидишь в печали близ этого идола?» Авраамий рассказал ему о своем горячем желании сокрушить идол. «Если хочешь, отче, исполнить желание свое, — сказал старец, — то иди в Царьград, разыщи дом (то есть храм) святого Иоанна Богослова, войди в него, помолись образу святого и тогда получишь желаемое».

Совет

Преподобный опечалился по причине далекого пути, но старец успокоил его: «Господь сократит твой путь».

Когда преподобный Авраамий вышел из города и перешел речку Ишну, ему встретился еще один незнакомец. Вид его внушал страх и уважение: он был почти совсем без волос, с большой круглою бородою, в руке держал трость.

Преподобный поклонился ему, а на вопрос незнакомца, куда он держит путь, отвечал так: «Я ищу дом Иоанна Богослова». «Подойди, возьми сию трость мою, — сказал ему незнакомец, — и возвратись назад, подступи к идолу Велесу, ударь его тростью во имя Иоанна Богослова, и окаянный обратится в прах».

С этими словами неизвестный стал невидим. И понял блаженный Авраамий, что то был сам Иоанн Богослов.

Он воротился назад, беспрепятственно подошел к идолу, ударил его тростью во имя Иоанна Богослова — и идол тотчас же распался, превратившись в прах. На том месте, где Авраамий встретил святого он поставил церковь во имя Иоанна Богослова, а там, где стоял идол Велеса, соорудил небольшую церковь во имя Богоявления Господня, поставил при ней кельи, собрал иноков и учредил монастырь.

Житие рассказывает, что язычники много раз пытались отомстить святому за разрушение идола, однако преподобный своим терпением вскоре обратил всех их к Христу и крестил.

При всей своей легендарности Житие преподобного Авраамия является ярким свидетельством того, как непросто шел процесс утверждения христианства в землях Северо-Восточной Руси.

И не княжеская власть, но христианские просветители края вынесли на своих плечах основную тяжесть борьбы с язычеством.

Обратите внимание

В Житии святого рассказывается еще об одном чуде, приключившемся со святым. Авраамию не раз приходилось бороться с кознями дьявола. Однажды бес вошел в умывальник, находящийся в келье святого; поняв это, преподобный замкнул сосуд крестным знамением и положил сверху честный крест. Бес мучился и не мог выйти из сосуда.

Вскоре после этого в монастырь по пути на охоту приехали ростовские князья. Когда они вошли в келью преподобного, там никого не было; один из князей дерзнул снять с сосуда крест, и так бес вырвался наружу. Спустя некоторое время бес решил отомстить святому.

Он принял вид некоего воина, явился к великому князю в стольный город Владимиро-Суздальского княжества — Владимир, и оклеветал преподобного перед князем, сказав, будто тот скрывает какие-то немыслимые богатства в своем монастыре.

Князь послал за игуменом, и того приволокли из кельи в одной власянице, посаженным на ослицу, с великим позором. Однако преподобный сумел узнать беса; он наложил на него крестное знамение, и бесу пришлось признаться в том, что он оклеветал невинного.

Сюжет с замкнутым в сосуде бесом имеет, несомненно, фольклорное происхождение и встречается в преданиях разных народов. Полагают, что на рассказ Жития преподобного Авраамия повлияло Житие святого Иоанна Новгородского (см. о нем далее).

Согласно свидетельству поздней редакции Жития преподобного Авраамия, мощи его были обретены 27 октября 1175 года, при великом князе Всеволоде Юрьевиче Большое Гнездо. Однако каких-то следов прославления преподобного до XV столетия не видно. Известно, что память святого Авраамия Ростовского почитал царь Иван Васильевич Грозный.

По его повелению и на его средства была построена каменная церковь в Авраамиеве Богоявленском монастыре. Тогда же, незадолго до казанского похода, царь Иван Грозный забрал из монастыря хранившийся при гробнице преподобного жезл, которым был сокрушен языческий идол.

Медный крест, служивший навершием жезла, остался в монастыре; впоследствии он был передан в Ростовский музей.

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Источник: https://portal-slovo.ru/history/35210.php

Житие авраамия

11 ноября был Авраамиев день, память преподобного Авраамия Ростовского. В Богоявленском монастыре служил митрополит Пантелеимон, в музее была открыта выставка «От парсуны к персоне».

На выставке, в том числе, был представлен Андрей Ремнёв, старый ветеран Андроникового монастыря. По его словам: «Ростов, когда я приехал сюда впервые на практику, не оставил мне выбора.

Теперь, за вдохновением я приезжаю только сюда».

Краткое житие преподобного Авраамия Ростовского

«Месяца октовриа в 29 день, память преподобного и богоносного отца нашего Аврамия, Богоявленского архимандрита, ростовского чюдотворца. Господи, благослови, отче.

Преподобный отець нашь Авраамии бе родителю благочестиву сын. Сеи остави родителя своя и мирьский мятежь, и взем крест Христов по заповеди святаго Евангелиа, и радостно последова Христу. И от младых ногот Богу себе представи, и бысть мних, и чистоте приятелище быв Святаго Духа.

Покорив убо плоть духови, и облада страстьми плотьскыми, и жестъкому пребыванию, и нужному житию себе въдав, и трудомь себе истончив. И бысть мнихом началник, и житие ангельское пожив, чюдес  обогатив благодать исцеляти страсти неисцелныа, и течениемь слъзным душю свою омыв.

Видев же преподобный в граде Ростове прелесть идольскую сущю, но убо бе вси прияли святое крещение, но Чюдскыи конець покланяшеся идолу каменну, омрачени бо суть сердца их омрачением бесовьскым. Бе же в идоле бесу злу живущу, яко не смеаше никтоже близ его путемь тем ходити. Мечты бо творяше христианом и страшилища злым омрачением своим.

Важно

Преподобный же Авраамии помолися Богу, глаголя: «Господи Боже вышнии, призри с высоты святыа Своеа на раба Твоего, и даждь силу и благодать Святаго Духа Твоего разорити злокозненаго сего идола Велеса!» И не возможе, не дадяше бо окаанныи близ себе приити злым влъшеством своим. И недоумеашеся о сем, и бысть скръбя седяше.

И виде старца к себе грядуща, благоговейна образомь суща. Преподобный же срете его, и оба поклонистася между собою, и взяста друг от друга благословение, и седоста.

Нача же блаженный Авраамии к старцю глаголати: «Откуду, отче, грядеши, и коея страны еси, святче Божий?» Глагола ему старець: «Аз есми, отче, Царяграда родом, и пришлець есмь на вашеи земли странныи.

Рци же ми ты, отче, что ради, скорбя, седиши близ многострастнаго сего идола Велеса?» Глагола блаженный Авраамии к старцю: «Тщуся и молюся Господу Богу разорити многострастнаго сего идола Велеса, и не возможно ми, презре бо Господь Бог мой моление мое, и не услыша Бог молитвы моеа, и се, скорбя, седох».

Глаголаше же старець к Авраамию: «Аще хощеши, отче, желаемое получити, иди к Царюграду и пытаи в граде дому Иоанна Богослова, и вниди в домь его, и помолися образу его, и не изыдеши тощь, но все желание свое получиши. Ащели же не идеши в дом Иоанна Богословца, не можеши желаемаго получити». Печалуя же блаженный Авраамий о длъготе путней. Рече же ему старець: «Господь Бог прекратит ти малым путем».

Читайте также:  Преподобный никита, кирилл, никифор, климент, исаакий алфановы(сокольницкие)

Блаженный же Авраамий наплънися Духа Святаго, вземь благословение у старца, нача путем тещи к Царюграду, и в забытии ума прейде Ишню реку и въстрете человека възрастна и благоговейна, плешива, възлыса, браду имуща круглу велику, и красна суща зело, а в руце трость имуща. Пад убо блаженный Авраамий, поклонися ему.

Глагола ему страшный мужь: «Где, старче, грядеши?» Глагола ему блаженный все поряду, коеа ради вины грядет к Царюграду на възыскание дому Иоанна Богослова. Глагола ему страшный мужь: «Иди, старче, возми сию мою трость, и възвратися, и приступи к идолу Велесу, и избоди его тростию сею во имя Иоанна Богослова, и будет ти в прах окаанныи».

И абие невидим бысть.

И позна блаженныи, яко той бе сам Иоанн Богослов, страхом и радостию одрьжим, възвратися вспять, и прииде к идолу без бранениа, и избоде его тростию во имя Иоанна Богослова, и абие идол Велес в прах бысть.

Совет

Преподобный же Авраамий вземь благословение у епископа, идеже срете Иоанна Богослова, постави церковь малу во имя Иоанна Богослова, иже суть и до сего дне, а идеже преже идол Велес был, на том месте въдрузи церковь малу же не велику во имя Святое Богоявление Господа нашего Иисуса Христа, и келии постави, и мнихы призва, и общину сътвори.

И множество зла подъят от неверных, овогда же разорити хотяще святыню его, и овогда съжещи хотяще, но Богу не попустившу им молитвами и тръпением преподобнаго. Не по мнозе же времени всех приведе ко Христу богоразумием, и крестишася от мала и до велика, и начаша ходити на словословие Божие и на всенощное, мужи и жены и отроцы.

Преподобный же поучаше их почитанием книжным, и поучением духовным насладяше сердца их, яко медвена сота сладчаиши. Мнози же отроци оставляюще родителя своя, и тай прихождааху к нему. Преподобный же без възбранениа вся приходящаа к нему постризаше во иночьскыи чин, яко виноград при водах садяше древеса, и напааше их водами, поучением божественых словес.

И умножи мнихы, и церковь велию създа, и украси ю, яко невесту Христову, чюдными иконами и святыми книгами, и в ней наипаче множаашеся пение святое.

Князи же ростовьстии начаша веру велику имети к монастырю и к отцю своему Авраамию, и к всем мнихом. И имениа многа дааху на строение монастыреви, и села даваху на потребу мнихом.

Видев же преподобный епископ Феодор множащуся монастырю, всеми потребами изъобилну сущу, съвет же сътвори епископ Иларион с князи великыми, с князем Володимером да с князем Борисом, дабы сътворили архимандритию ту обитель, и святивше преподобнаго Авраамиа, и поставиша архимандритом.

И нача больми подвизатися, и труды к трудомь прилагати, и молитве и посту себе вдав, и образ быв всем, смирение велие стяжав, и любов нелицемерную, всякому приходящему равно велику и малу.

Старыи же ненавестник добру диявол въоружашеся на преподобнаго, и пакости ему творяще во дни и в нощи, но никакоже не устраши преподобнаго мечты своими, огражен бо бе Христовою благодатию и крестным знамениемь.

Бысть некогда святому хотящу по обычаю литоргиа служити в святей церкви, и обычныа молитвы певше святому причащению, и хотящу ему умыти руце, и диавол вниде в умывалницю воду, хотя преподобному спону сътворити водою.

Разумев же преподобный лукаваго духа в сосуде, и взем честный крест, и положи на връху съсуда, и около съсуда огради крестным знамением, а руце умы из иного съсуда, и божественую литоргию служил, а того съсуда не врежаше на многы дни.

Бесу же жжену бывшу в сосуде силою крестною невидимаго Бога, а не могыи изыти.

Обратите внимание

 Бысть же князем обычай имеюще на поле ездити по вся дни, лов деюще, и пакы възвращаяся в град, въхождааху в монастырь покланятися церкви, а от святого благословение приимаху.

Пакы же по обычаю приидоша князи в келию преподобному благословениа ради.

По случаю же в то время преподобный в пеколници мьаше власаници на братию, обычай бо имеяше преподобный по вся дни тружатися на братию, овогда в поварню дрова секуще, иногда власяници мьяше на братию, иногда воду носяще в поварню и в пеколницю.

Слышав же преподобный о князех, и пойде в келию свою благословити их. Еще же преподобному не дошедшу келиа своеа, князи же суть в келии, преподобнаго ждуще, и видеша съсуд крестом накрыт, и недоумеваахуся о сем. Един же от них дръзнув въсхытити крест с сосудя, знаменатися им, и абие изыде из сосуда дым злосмраден, яко устраши ту всех сущих.

И усрет лукавый дух преподобного, в келию идуща, и нача на преподобнаго злыи словеса износити, глаголюще: Калугере, ты мне сътвори, окаянне, в убозем твоем съсуде мучитися силою невидимаго Бога, и жжену быти ми силою крестною, тако же аз тебе спону сътворю, и в мале времени одолею ти, и поострю ков на тя, и сътворю ти раны многы, и укор всем видящим тя, и мукы злыи наведу на тя, и на пезе ослятице всажден будеши без седалища, и в сандалия женьскаа червленаа обувен будеши, и ина многа зла сътворю ти противу моим злом, яже приях от тебе. Преподобному же оградившуся крестным знамением, и абие лукавый дух исчезе. И вниде преподобный в келию свою. Князем же въпрашающим преподобнаго о бывшемь, яко дым изыде из сосуда злосмраден, оному же ничтоже о том поведавшу, но токмо их благослови, и поучив их, и отпусти с миром.

Не по мнозе же времени преобразися бес в образ воина, и прииде к великому князю Володимерю в Володимерь, и нача на преподобного тяжкаа словеса износити: «Господи царю, хощу ти тайну велику поведати, твоему дръжавству достойна.

В твоей дръжаве, царю, в граде Ростове, мних некыи Авраам, влъхв сый, образом творяшеся яко свят, прельщаше же люди, смирен ся творя.

Сей налезе влагалище велие в земли, медян съсуд, полн злата, достоин твоему господству, имже бо съсудом златым, и поясом златым, и чепем немощно цене предати, сребру же и инем драгым немощно поведати. Темь бо съкровищем монастырь създа, и церковь велию постави, а твоему господьству не поведа».

 Князь же великы Володимер разжегся гневомь велиим на преподобнаго, и посла воина люта зело и сверепа по преподобнаго, глаголюще тако: «Где обрящеши старца, то не глаголи к нему ни единого слова, но в чем пакы обрящеши его, тако постави его пред мною, по научением злаго того облъгавшаго  воина, иже суть беса».

Важно

В то же время преподобному на келейной молитве стоящу после съборнаго пениа, во единой власянице, и не обувен в сандалиа. И прииде в то время злый и сверепый воин, не имый милости о преподобнем, не дадяше ни глаголати к себе преподобному, ни ризами облачитися, ни обувениа ногам, тако бо сатана обуя ему сердце.

Видя же преподобный вражду вражию, бывшую нань, не убояся, но паче благодаряше Бога о приключившейся нань беде. Възем же его воин, посади его на свой конь за бедры, и женяше к Володимерю. И обрет на ону страну езера селянина, ездяща на пезе ослятице, в руце имы сандалиа женьскаа червлены суть, и въсади преподобнаго на ослятице, и сандалиа въложи на ногу его.

И абие постави его пред державою великого князя Владимера во единой власянице, безчествуема, яже на теле ношааше.

Повеле же князь Владимер и суперника его поставити пред себе. Воин же те же глаголы злыи износя на преподобнаго о обретении влагалища велиа, якоже прежде рехом.

Преподобный же, въздев руце на небо, и запрети духу лукавому, глаголя: «Запрещаю ти именемь Господа нашего Иисуса Христа, повеждь ми, кто ты еси, иже таковыми глаголы обольсти мя великому князю Владимеру?» Бес же нача трепетати, глаголя: «Аз есмь бес Зефеус, искони ненавидя добра роду человечьскому, паче же иноком, боящимся Бога. Се же увеждь, калугере, яже ти сказах, то ти и сътворих о прьвомь твоем неистовьстве, еже мя еси мучил во убозем твоем съсуде». И се рек, абие исчезе.

Князь же великыи Владимер, видев прелесть диавольскую, и преподобнаго стояща поругана, страшно очима зрети, и страх обият всех сущих, иже суть с великымь князем Владимером.

Князь же великы Владимер нача молити старца, прося прощениа, о нем же съгреши к старцю, и с слезами глаголаше: «Аз, отче, повинен есмь приходу твоему нужному, и люто оскръбих тя зело. Отдаждь ми, отче, о нем же тя прогневах, се бо, отче, враг омрачи ми сердце и разъяри мя на тя, и вверже мя в сей грех.

Совет

Старець же глагола: Господь да простит тя, самодръжавный царю, сие бо дело стараго врага диаволе суть. Понеже, царю, не дивися сему — искони боряся с человекы, паче же боящимся Бога спону творить».

Князь же великы Владимер, видев смирение преподобнаго, еже тихыми словесы и смиренными глаголюща ему, акы ничтоже зла въсприим, нача ублажати преподобнаго, и честь велию въздаде ему на създание монастырю, и домы, и села многы подаде к монастырю, и устрои его своим монастырем, и учини его всех вышьша обителей, иже суть в Ростове, и многы рабы подаде в дом Святому Богоявлению, и грамоты подаде многы жаловалныа, иже суть и до сего дне, и отпусти преподобнаго с великою честию к своему монастырю.

И поживе преподобный в своем монастыри в велице смирении и любви, и труды к трудом прилагаа, и в велице старости ко Господу отъиде, Егоже измлада възлюби.

Како тя похвалю, преподобне, молебными песньми памят ублажающе, празднуем. Похвальныа венца приносим ти, глаголющи: «Радуйся, преподобне Авраамие, приим венець от Вседръжителя Бога. Радуйся, святаа главо, иконом учителю и правило.

Радуйся, отче, имже избывше тмы, и свет познахом. Радуйся, древо честнаго раа, имже възрасти нам леторасли инок множества, от них же ныне иноци насыщаются поучении духовных, и приемлють грехов прощение. Радуйся, делателю веры Христовы.

Радуйся, разрушивы идола, и взорал еси землю сердца неверных людей святым крещением, и насеял еси святыми книгами, поучением, от них же жнут иноци полезныа рукояти покаянию, друзии же уже ядят неоскудную пищу в Царствии Небеснем, еяже трапезы сподобимся и мы, грешнии, кающеся грехов своих, молитвами преподобнаго. Богу нашему слава…»»

По рукописи библиотеки академии наук № 21. 3. 3. «Торжественник и Златоуст недельный. Кон. XV — нач. XVI в.».

Источник: https://naperovskom.livejournal.com/13338.html

Авраамий Ростовский

Было это в далекие, темные времена. Почему — темные? Речь, конечно, не о дневном свете, а о таком, который просвещает человеческую душу. Этот свет — Господь Иисус Христос.

А тогда, хотя крещение Руси уже произошло, многие люди еще не познали Иисуса Христа и не приняли Его в свое сердце. Немало было племен, которые еще по старинке чтили придуманных богов. У этих людей были боги огня, ветра, воды, дождя и так далее.

И они вырезали изображения своих богов из дерева или высекали из камня, и поклонялись им, приносили им жертвы, в том числе и человеческие. Например, стоит ужасная засуха, и эти дикие люди думают, что бог солнца Ярило гневается на них.

Обратите внимание

И вот, чтобы его задобрить, убивают перед каменным идолом соплеменника: красивого юношу, или девушку, или младенца, а потом сжигают на костре под общие крики, пляски и пение. Ужас!

Конечно, если засуха при этом и прекращалась, то разве что случайно. А загубленную жизнь, между тем, не вернешь. Таких людей, как эти идолопоклонники, называют язычниками.

Жил в то время в Ростове Великом, где некоторые из жителей города продолжали поклоняться страшному каменному идолу Велесу, человек, по имени Авраамий. Он много молился, чтобы язычество в Ростове прекратилось.

Однажды ему явился чудесным образом — то есть для других людей невидимо — апостол Иоанн Богослов, который вручил Авраамию трость и повелел ударить ею каменного истукана. Авраамий нанес идолу удар — и глыба рассыпалась, только облако пыли некоторое время стояло над тем местом, но потом и его развеял ветер. Все, кто наблюдали это чудо, были потрясены.

Как можно деревянной тростью разбить громадный кусок твердого камня? Они ведь не знали, что идол был уничтожен силой Божией, которая ни с чем не сравнима.

Язычники испугались. Кто такой этот Авраамий, что так легко разрушает огромные камни? А Авраамий на месте идола построил церковь в честь Богоявления Господня. Стали приходить сюда иноки, устраивали вокруг церкви себе жилища, и скоро здесь вырос целый монастырь.

Были, конечно, у святого Авраамия недоброжелатели, люди, которые хотели, как прежде, поклоняться силам природы, а не истинному Богу. Некоторые из них не прочь были бы расправиться с Авраамием, но как только вспоминали, что он сделал с истуканом, начинали трястись от страха, и всякая злоба оставляла их.

Не успокаивался только старый ненавистник Бога и людей — дьявол. Авраамия он терпеть не мог и делал ему всякие пакости. Выл у него под дверью, стучал в окно, шуршал в углах.

Важно

То пробежит мимо него бешеным псом, то пролетит невесть откуда взявшимся пламенем. И днем, и ночью старался сатана устрашить преподобного Авраамия, смутить его покой и помешать ему молиться (ведь Авраамий и ночью молился и почти не спал).

Но от козней этого врага святой был огражден крестным знамением и Христовой благодатью.

Читайте также:  Церковь серафима саровского при подворье дивеевского монастыря, россия, город москва

Надо нам с тобой задуматься, а что же такое благодать Божия? Вот, люди иногда говорят, глядя на речку или на лес, или слушая, как птицы поют и ветер потихоньку шелестит в листве деревьев:

— Надо же! Благодать какая!

Так вот: благодать Божия в сто раз слаще такой благодати и в тысячу раз радостней. Человек, который испытал на себе действие Божией благодати, просто не знает, куда деться от счастья, потому что благодать заливает его как морские волны. Некоторые святые, стоявшие на молитве и почувствовавшие прилив благодати, даже просили Бога:

— Господи! Отними это от меня! Не могу больше выдержать.

Им казалось, что они могут от счастья умереть. И, конечно, как мы уже знаем, благодать обладает огромной силой. Она не только камни может разбивать, но и горы передвигать, и людей лечить от самых что ни на есть неизлечимых болезней. Но, главное, благодать меняет человека внутри. Она наполняет его, как ароматное вино — хрустальный сосуд. И такой человек делается прекрасным.

Но вернемся к Авраамию. Однажды святой, как обычно, собрался совершать в церкви Литургию, то есть главную Божественную службу.

Вот, произнес он положенные в этом случае молитвы и уже хотел было вымыть руки перед тем, как приступить ко святому Причастию, а дьявол взял и незаметно забрался в умывальник. Ведь он — как и все духи — невидим.

Собирался озверелый бес через воду навредить святому. То ли превратить воду в отраву, то ли кипятком Авраамия обварить — мы этого не знаем.

Совет

Но преподобный почувствовал, что дело неладно, и распознал, что в умывальнике сидит лукавый. Тогда он взял честной крест и положил его поверх сосуда, а потом все вокруг оградил крестным знамением. И не прикасался к тому сосуду много дней. Бес посидел-посидел в умывальнике и захотел выйти. Да не тут-то было! Чувствовал он, что жжет его сила креста как огнем, и боялся даже пошевелиться.

Однажды ростовские князья отправились в поле на охоту и к концу дня, возвращаясь в город, зашли в монастырь, чтобы поклониться святой церкви и взять благословение у преподобного Авраамия.

А преподобный в это время стирая монашеские власяницы — грубые такие одежды из конского волоса, которые иноки носят специально, надевая их прямо на голое тело, чтобы от боли и неудобства забывать о всяких там удовольствиях и помнить об одном только Боге и как бы угодить Ему.

Авраамий вообще не боялся никакой работы: то дрова для кухни рубил, то воду носил в пекарню, то полы подметал и мыл. И вот, ему говорят:

— Отец! Князья пришли!

Поспешил Авраамий в свою келью, где они ожидали его. Но пока он шел, случилось такое! Князья ведь видели, что умывальник святого зачем-то крестом накрыт. Судили-рядили, зачем бы это, а одного такое любопытство разобрало, что он потерял чувство благоговения и дерзнул снять крест с умывального сосуда.

И сейчас же бес вышел оттуда клубами черного дыма, от которого исходило ужасное зловоние.

Князья отшатнулись в страхе. А бее, крутясь в воздухе, помчался навстречу преподобному и на полпути остановил его, вопя:

— Как ты, окаянный, посмел! Зря ты заставил меня так сильно мучиться! Ну, берегись! Очень скоро ты пожалеешь о своем поступке: я тебе такое устрою! Я тебя всего израню и посеку, а потом посажу без седла на хромого осла, и ты, всем напоказ и на позор, поедешь на нем, обутый в красные женские сандалии.

И это еще что! Я такое сотворю с тобой, что навек забудешь, как размахивать крестом! (Тут бес поперхнулся, потому что даже выговаривать слово «крест» для него страшно). Но преподобный ничуть не испугался, ведь бесы только и могут, что лгать и ругаться.

Он оградил себя крестным знамением, и нечистый дух моментально исчез.

Обратите внимание

Князья стали расспрашивать преподобного, что это за дым такой мерзкий вышел из сосуда, но тот ничего им не сказал. Не было бы им пользы от того, что они все узнали бы. Потому что хоть и была у них вера, но довольно слабая. Разве поверили бы они, что черный дым зловонный — это и есть нечистый и лукавый дух — отродье сатанинское? Ни в коем случае.

Дело окончилось тем, что святой Авраамий преподал им несколько полезных для души наставлений, благословил и отпустил с миром. Довольные и радостные, отправились они восвояси.

А бес с тех пор не то что не вредил Авраамию, но даже приблизиться к его келье боялся.

СИЛА БОЖЬЕЙ БЛАГОДАТИ

Сила Божьей благодати —

Словно луч и теплый ветер,

Силой Божьей благодати

Человек умен и светел.

Не способен он на низость,

На какую-нибудь гадость.

В благодать одет, как в ризу,

Он испытывает радость.

Никому он не мешает,

Ничего не бьет, не губит,

Он других как братьев любит:

Вот что благодать внушает.

А для беса эта сила —

Гибель, ужас, и могила,

Острый меч и жгучий пламень.

И скрежещет он зубами.

Но, однако же, не может

Сделать ничего лукавый

С этой благодатью Божьей,

С этой человечьей славой.

Источник: http://www.nikolaevskii-sobor.ru/kniga.php?page=avraamii-rostovskii

Житие преподобного аврамия, архимандрита ростовского

(память 29 октября/11 ноября)

Преподобный Аврамий, архимандрит Ростовский, в миру Аверкий, с юных лет ушел из родительского дома и вступил на путь христианского подвиж­ни­чества. Приняв иночество на Валааме, или в другом месте (в точности неиз­вестно), по особому Божию откровению поселился Аврамий в Ростове на берегу озере Неро.

В Ростовской земле тогда было много язычников, и преподобный усиленно трудился над распространением истинной веры.

Недалеко от келлии святого было капище, где язычники покло­нялись каменному идолу Велесу (Волосу), который наводил страх на жителей Ростова. Это исполняло глубокой скорбью боголюбивую душу Аврамия: он скорбел о слепоте людей.

Скорбь побуждала усердно молить Господа об истреблении дел духа злобы. Он глубоко чувствовал немощь свою и просил помощи свыше.

Однажды преподобный Авраамий в скорби и недоумении сидел вблизи идола. И вот он видит идущего к нему благолепного старца. Аврамий встает и спешит к нему навстречу. После взаимного приветствия и благословения пре­по­добный спросил, откуда он и из какой страны.

«Я из Царьграда, отче, родом; в земле вашей странник. Скажи мне, отче, почему ты сидишь в печали?» «Я молю Господа Бога о том, чтобы мне дана была сила сокрушить идола, — отвечал Аврамий, — но молитва моя не выполняется».

«Если хочешь, — сказал старец, — чтобы выполнилось твое желание, иди на Восток, отыщи дом Иоанна Богослова и помолись иконе его». Аврамий опечалился тем, что так далеко надобно идти, но старец ободрил: «Господь сократит путь твой».

Блаженный Аврамий, исполнившись Святого Духа, взял благословение у старца и отправился в путь, забыв о его дальности.

Лишь только перешел он речку Ишну, что в четырех верстах от Ростова, как ему встретился старец, вид которого невольно заставлял благоговеть пред ним. Лицо его было величественно и ясно, седой, он был с большой круглой бородой, почти совсем без волос на голове — он был прекрасен.

Важно

В руке у него была трость, увенчанная крестом. Блаженный Аврамий поклонился ему. Неизвестный спро­сил: «Куда идешь, старец?» «Иду отыскивать дом Иоанна Богослова», — отвечал Аврамий.

«Возьми эту трость мою, — сказал старец, — иди к Велесу и ударь ею идола со словами: во имя Господа Иисуса Христа повелевает тебе Иоанн Богослов сокрушиться». И стал невидим.

Блаженный Аврамий понял, что это был Иоанн Богослов. Объятый страхом и радостью, Аврамий воротился назад, беспрепятственно подошел к идолу, ударил его тростью во имя Иоанна Богослова, и идол тотчас превратился в прах.

На том месте, где встретил Аврамий самого старца, он поставил церковь во имя св. апостола Иоанна Богослова, а там, где стоял идол Велеса, преподоб­ный, с благословения епископа, соорудил небольшую церковь во имя Богоявле­ния Господня, поставил при ней келлии, собрал иноков и учредил общежитие.

Преподобный Аврамий был ревностным проповедником христианской веры в Ростове и его окрестностях. Много зла потерпел преподобный Аврамий от неверовавших во Христа язычников.

Однажды они хотели даже разорить и сжечь построенную им святыню, но Бог не попустил этого ради молитв и терпения преподобного.

Однако своим учением и убеждением преподоб­ный Аврамий в непродолжительное время всех неверующих привел ко Христу: крестились все от мала до велика и начали хо­дить на славословие Божие и на всенощное бдение, даже женщины и дети.

Преподобный Аврамий укреплял сердца их в вере чтением книжным и поучением духовным. Особенно велико было его влияние на детей: он обучал их грамоте, наставлял в законе Божием, крестил, постригал в иноки. Всех приходящих в обитель святой принимал с любовью.

Так умножалась братия, которую пре­подобный поучал слову Божию. Тогда преподобный Аврамий построил большую церковь, украсил ее, как невесту Христову, чудными иконами и святыми книгами и завел благолепное пение.

Совет

Князья ростовские, относясь с уважением к отцу Аврамию, предоставили особые преимущества основанному монастырю: давали много имения на монас­тырское стро­ение и деревни на содержание иноков. Видя возрастание и про­цветание мона­стыря, Ростовский епископ, посове­товавшись с князьями, возвел Аврамиев мона­стырь на степень архимандритии, а преподобного Аврамия поставил в архимандриты.

С того времени преподобный Аврамий стал еще усерднее подвизаться и прилагал труды к трудам. Жизнь его была повседневным подвигом молитвы и труда на пользу братии.

Он колол дрова для пекарни, стирал одежды иноков, носил воду для кухни — везде был первым и всех поучал терпению и смиренно­муд­рию своим благим примером.

Он служил для братии живым образцом сми­рения и послуша­ния, произвольной нищеты и целомудрия, мудрости духовной и люб­ви ко всем ближним.

Благодать Божия, ясно почившая на преподобном, его твердая вера и непрес­­танная молитва постоянно ограждали его от наветов диавола, кото­рый, не тер­пя благочестивой жизни его и помня свое прежнее поражение при сокру­ше­нии идола, с яростью восставал на него и строил ему разные козни.

Почил преподобный в глубокой старости и погребен был учениками в со­здан­ной им обители в храме Богоявления. При внуке Мономаха, вели­ком князе Всеволоде Георгиевиче (1176—1212), обретены нетленными мощи пре­подобного Аврамия. В 1551 году царь Иоанн Грозный перед походом на Казань обходил святые места.

В Богоявленском Аврамиевом монастыре ему показали тот жезл, которым преподобный Аврамий сокрушил идола Велеса. Посох царь взял с собой в поход, а крест оставил в обители.

Возвратившись после покорения Казанского ханства, Иоанн Грозный приказал построить в Аврамиевой обители новый каменный храм в честь Богоявления с четырьмя приделами и прислал туда книги и иконы.

Обратите внимание

Преподобный Аврамий канонизирован до Собора 1547 г. В Уставе церковных обрядов, совершавшихся в Московском Успенском соборе (октябрь 1634 г.), говорится: «Октября в 29 день, Аврамию, Ростовскому чудотворцу; трезвон средний, а поют по уставу с полиелеосом».

Источник: http://www.saints.ru/a/11-.prp.Avraamii-Rostovskii

Преподобный Авраамий Ростовский. О необходимости и благотворности подвижничества

Преподобный Авраамій ростовскій.

(О необходимости и благотворности подвижничества).

[Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года. Составил свящ. Григорий Дьяченко. В 2-х томах: Том второй. (375 поучений). 2-ое издание. М., 1897] I. Преподобный Авраамій ростовскій (XII в.), воспоминаемый нынѣ церковью, былъ родомъ изъ Костромской области и до крещенія назывался Иверикомъ. Родители его были богатые язычники.

До 18 лѣтняго возраста Иверикъ лежалъ въ разслабленіи. Однажды нѣкоторые изъ новгородскихъ христіанъ по дѣламъ были въ домѣ отца его и бесѣдовали о вѣрѣ во Христа, исцѣлявшаго больныхъ и воскрешавшаго мертвыхъ; Иверикъ слышалъ эту бесѣду и рѣшился увѣровать въ Іисуса Христа, если получитъ исцѣленіе; съ этого времени онъ сталъ понемногу оправляться и выздоровѣлъ.

Оставивъ родительскій домъ, онъ отправился къ предѣламъ Новгорода; на пути встрѣтились ему другіе вѣрующіе, которые наставили его въ истинахъ христіанства. Первоначально Иверикъ поступилъ въ монастырь на островѣ Валаамѣ и принялъ имя Авраамія.

Остальное время жизни Авраамій провелъ въ основанномъ имъ монастырѣ близь Ростова и дѣятельно распространялъ христіанство между язычниками Ростовской области.

Онъ сокрушилъ идола Велеса въ Ростовѣ и жившихъ здѣсь идолопоклонниковъ обратилъ въ христіанство; на мѣстѣ же, гдѣ стоялъ идолъ, Авраамій впослѣдствіи основалъ церковь Богоявленія Господня и монастырь того же имени, существующій и донынѣ. Язычники не разъ собирались сжечь монастырь Авраамія, но кротость и вмѣстѣ твердость духа преподобнаго каждый разъ обезоруживали ихъ.

Проповѣдуя слово Божіе, Авраамій старался по преимуществу дѣйствовать на болѣе юныхъ, какъ на болѣе воспріимчивыхъ; онъ училъ дѣтей грамотѣ, крестилъ ихъ и наставлялъ въ вѣрѣ. Жизнь Авраамія служила для остальныхъ иноковъ образцомъ трудолюбія; преподобный участвовалъ во всѣхъ трудахъ братіи, работалъ въ хлѣбнѣ, рубилъ дрова, мылъ власяницы и исполнялъ всякія другія работы. За свои труды Авраамій первый въ Россіи былъ почтенъ саномъ архимандрита.

Преподобный Авраамій скончался въ глубокой старости и былъ погребенъ въ основанной имъ Богоявленской обители, гдѣ его мощи почиваютъ и нынѣ.

II. Препод. Авраамій своимъ примѣромъ научаетъ насъ той истинѣ, что подвижничество весьма необходимо и благотворно для развитія и возрастанія христіанъ въ жизни духовной, жизни христіанской.

Важно

Подвижничество въ наше время не только не пользуется уваженіемъ и сочувствіемъ, но и признается весьма многими не современнымъ, не имѣющимъ никакой цѣны, даже противоестественнымъ, насилующимъ природу человѣческую. А между тѣмъ подвижничество составляетъ существенную, необходимѣйшую стихію въ жизни христіанской.

а) Христіанство, истинно христіанская жизнь немыслимы безъ подвижничества; въ извѣстныхъ предѣлахъ, въ извѣстной степени подвижничество обязательно, заповѣдано всѣмъ христіанамъ, узаконено для всѣхъ насъ.

Въ самомъ дѣлѣ, если мы внимательно разсмотримъ христіанство, его нравоученіе, то увидимъ, что оно въ существѣ своемъ есть высокое подвижничество и обязываетъ къ великимъ подвигамъ. Ибо чего требуетъ Христосъ отъ Своихъ послѣдователей? — Онъ требуетъ отъ насъ полнаго самоотверженія.

Читайте также:  Преподобному ефрему сирину - против искушений, нечистой силы и душевных болезней

«Кто хочетъ итти за Мною», — говоритъ Онъ, — «отвергнись себя, и возьми крестъ свой и слѣдуй за Мною» (Марк. 8, 34). А отвергнуться себя, отказаться отъ всѣхъ пристрастій, привязанностей, страстей, ради слѣдованія за Христомъ, — развѣ это — не подвижничество, не тяжелое подвижничество?..

Взять на себя свой крестъ, — крестъ трудовъ, скорбей, лишеній, — развѣ это не подвижничество? Св. апостолъ Павелъ внушаетъ всѣмъ вѣрующимъ «совлечься ветхаго человѣка съ дѣлами его и облечься въ новаго» (Кол. 3, 9. 10), «умертвить земные члены свои» (ст. 5), «распять плоть со страстями и похотями» (Гал. 5, 24).

Опять не великаго ли и тяжкаго подвижничества требуетъ апостолъ отъ христіанъ, обязывая ихъ къ совлеченію ветхаго человѣка, къ умерщвленію своихъ членовъ, къ распятію плоти своей со страстями и похотями? Совлекать съ себя ветхаго человѣка, отсѣкать отъ себя то, что сдѣлалось второю природою, терзать свою грѣховную природу, уничтожая въ ней грѣхъ, — возможно ли безъ страшныхъ болей, безъ тяжкихъ страданій? Очевидно, для всѣхъ христіанъ обязательно подвижничество и — подвижничество строгое, и — тотъ не христіанинъ, не Христовъ, кто не распинаетъ плоти своей со страстями и похотями… Потому возстающіе противъ подвижничества вообще возстаютъ противъ христіанства, которое невозможно безъ подвижничества.

Такъ, подвижничествѳ заповѣданное, для всѣхъ обязательное, не только не противно природѣ нашей, но и совершенно сродно истинной природѣ человѣческой. Оно исправляетъ наши души, возвышаетъ и усовершаетъ нашу духовную жизнь: можетъ ли совершать что-либо подобное, благотворное для души, жизнь противоестественная?

б) Но не заповѣданное только подвижничество сообразно съ нашею природою, благотворно для насъ и необходимо: совершенно сообразно съ природою и подвижничество усиленное, совѣтуемое и не для всѣхъ обязательное, — то подвижничество, представителями котораго были св. мужи, преподобные иноки, всю жизнь посвящавшіе на служеніе Христу. И это подвижничество въ высшей степени полезно и для самихъ подвижниковъ, и для всей церкви Христовой

И въ обыкновенной жизни встрѣчаются люди, которые, по особенностямъ своей природы, по складу своихъ способностей, не могутъ довольствоваться тою жизнію, которою живутъ массы народныя: общая колея жизни для нихъ узка; они не могутъ вложить свою жизнь въ рамки жизни общей, не могутъ приложить къ ней съ успѣхомъ свои силы и способности.

Совет

Сколько было и есть людей, любящихъ отважныя и опасныя предпріятія и среди ихъ проявляющихъ всю свою энергію, и находящихъ здѣсь радости и наслажденія! Сколько было и есть людей, которые всю жизнь свою трудятся надъ различными изобрѣтеніями въ области науки, искусства, практической жизни, обрекая себя на трудъ неустанный, на лишенія, разочарованія, непріятности! Заставъте этихъ людей жить общею съ другими людьми жизнію, и — вы причините насиліе ихъ природѣ и сдѣлаете ихъ несчастными, погибшими людьми. Ихъ способности, не получивъ надлежащаго простора для своей дѣятельности и должнаго направленія, легко могутъ заглохнуть, или, что еще хуже, ихъ способности и стремленія могутъ получить превратное, ложное, вредное направленіе. Такимъ образомъ, втолкнувъ ихъ въ общую колею жизни, вы сдѣлали бы ихъ совершенно безполезными, несчастными, даже вредными людьми. А допустивъ ихъ избрать новый, сочувственный имъ путь жизни, вы дадите имъ возможность жить сообразно съ требованіями ихъ природы и быть довольными, счастливыми, добрыми дѣятелями.

Что замѣчается въ обыкновенной жизни, то же самое мы видимъ и въ жизни христіанской. И въ области христіанской жизни встрѣчаются личности исключительныя, нравственно сильныя, надѣленныя возвышенными стремленіями.

Естественно, подобныя личности не могутъ довольствоваться тою жизнію, которая обязательна для всѣхъ, и ищутъ новыхъ путей для своей жизни и дѣятельности, и, вступивъ на эти пути, проявляютъ на нихъ всю силу своей духовной природы и, сами идя къ совершенству, служатъ назидательнымъ примѣромъ для другихъ.

Эти люди ищутъ себѣ особыхъ трудовъ, стараются изслѣдовать неразъясненныя другими стороны нравственной жизни, испытать новые духовные подвиги — усиленные, вступить въ усиленную борьбу съ грѣхомъ и врагомъ нашего спасенія, и — подобныя личности только этою жизнію и удовлетворяются.

Таковъ былъ между прочимъ и воспоминаемый нынѣ преп. Авраамій. Да; для самихъ подвижниковъ великое счастіе, что они могутъ избирать особые, необыкновенные пути къ нравственному усовершенствованію, на которыхъ они могутъ проявлять всю силу своего духа, всю глубину своего христіанскаго убѣжденія.

Здѣсь они живутъ жизнію, совершенно сообразною съ ихъ природою. Здѣсь они вѣрнымъ путемъ достигаютъ своего спасенія.

Но подвижничество усиленное полезно не для тѣхъ только людей, которые живутъ подвижническою жизнію; нѣтъ, оно въ высшей степени полезно и для всей церкви вообще. Обратимся опять къ указанію обыкновенной жизни. Сколько удобствъ доставили человѣчеству такія напр.

изобрѣтенія, какъ книгопечатаніе, паровозы, пароходы, телеграфы, различныя хозяйственныя машины, — швейныя, молотильныя и т. п.! А всѣхъ этихъ изобрѣтеній не было бы, не было бы и удобствъ, доставляемыхъ ими, если бы не было людей, стремящихся итти новыми путями, отыскивать новые способы улучшенія жизни…

Обратите внимание

Затѣмъ, какъ нужны исключительныя личности, при исключительныхъ обстоятельствахъ, въ которыхъ находятся государства и общества, и какія великія услуги оказываютъ подобныя личности государствамъ и обществамъ!..

Сколько пользы во время войны оказываютъ своему отечеству тѣ геройскія личности, которыя стремятся занимать самые опасные военные посты, и предпріимчиво наносятъ врагу удары неожиданные и, особенно въ слѣдствіе неожиданности, страшные и гибельные!..

Безъ этихъ личностей, обладающихъ исключительными способностями, и занимающихъ исключительныя положенія, государства и общества многаго были бы лишены; а личности эти для нихъ въ высшей степени полезны и нужны. Тоже нужно сказать и о подвижничествѣ и подвижникахъ.

Подвижники, идя новыми путями нравственной жизни и спасаясь сами, приносили и приносятъ великую пользу всему міру христіанскому, возбуждая въ людяхъ любовь къ нравственной жизни. Они обличали лѣнивыхъ и нерадивыхъ, которые оправдывали свою распущенную жизнь трудностію, даже невозможностію подвига христіанскаго.

Подвижники указывали собственнымъ примѣромъ, до какой силы, до какого напряженія могутъ дойти и духъ и немощная плоть человѣческая въ борьбѣ со страстями, въ перенесеніи, по-видимому, невозможныхъ трудовъ и лишеній.

Они преподавали жаждущимъ спасенія уроки святой жизни, провѣренные собственнымъ ихъ опытомъ; они указывали пути нравственной жизни, которыми они сами прошли, и по которымъ потому могли и другихъ вести. Они являлись передовыми борцами съ врагами нашего спасенія и, съ высоты нравственной жизни своей усматривая козни діавольскія, направленныя на погибель людей, предостерегали своихъ собратій отъ нападеній діавольскихъ и указывали имъ средства для отраженія и пораженія духовъ злобы. Они были и свѣтомъ міра и солію земли (Мат. 5, 13. 14), освѣщая для людей пути спасенія и предотвращая гніеніе нравственнаго міра.

III. Возлюбимъ же, братіе и сестры, святое подвижничество! Въ наше время болѣе, чѣмъ когда-либо, оно необходимо для церкви, для ея блага, для обновленія ея.

Только оно можетъ поразить и уничтожить тѣ уклоненія отъ христіанской нравственности, которыя въ наше время проявляются такъ часто и съ такою силою. Только при его помощи и вліяніи возможна борьба съ одолѣвающимъ насъ зломъ.

Аминь. (Сост. по «Слов. и рѣч.» Павла, архіеп. казанск., изд. 1889 г.).

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи).

Важно

Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С.

490-493.

Источник: http://acathist.ru/en/literatura/item/prepodobnyj-avraamij-rostovskij

Святые и чудотворцы. Авраамий Ростовский

Сведения о жизни Авраамия до его появления в Ростове со­держатся лишь в поздних редакциях его Жития и носят, по-видимому, чисто легендарный характер.

Так, рассказывается, будто святой родился в «пределах Галицких», городе Чухломе; в языче­стве носил имя Иверк и в течение восемнадцати лет не мог хо­дить, будучи прикован к постели. Случилось в его доме быть не­ким благочестивым новгородцам; они рассказали ему о вере Хри­стовой и о чудесах, творимых именем Господа.

Юноша уверовал в Бога и попросил у него исцеление от болезни. Внезапно ощу­тив силу, он встал с постели и в тот же день ушел из дома в Новгород. Затем он добрался до Ладожского озера и был крещен в Валаамском монастыре, получив при крещении имя Аверкий. Позднее он упросил игумена постричь его в иноческий чин.

В иночестве ему и дано было имя Авраамий. Исследователи, одна­ко, со скепсисом относятся ко всем этим рассказам, видя в них лишь плод сочинительства поздних книжников.

Рассказ о подвигах преподобного в Ростове также полон чу­дес и, по всей вероятности, сложился под влиянием поздних на­родных преданий. Как полагают, древнейшее Житие святого Авраамия было составлено не ранее XV столетия, когда прошло уже очень много времени после его смерти. Никакими письменными свидетель­ствами автор Жития, по-видимому, не располагал.

Во время пребывания Авраамия в Ростове, рассказывается в Житии, в городе было еще очень много языч­ников; целый район Ростова — так называемый Чудской конец (то есть населенный чудью, финно-угорским населением) — поклонялся камен­ному идолу Велесу.

Считалось, что в этом идоле обитает нечистый дух, и христиане боялись даже проходить мимо него. Преподобный всем серд­цем хотел сокрушить идол, но не знал, как это сделать. И вот однаж­ды, когда он сидел в скорби неда­леко от этого идола, он увидел не­коего благолепного старца.

Авраамий встал и поспешил ему навстре­чу. После взаимных приветствий преподобный спросил старца, откуда он идет, и тот отвечал так: «Я родом из Царьграда; в зем­ле вашей пришлец и странник.

Скажи мне, отче, — спросил ста­рец в свою очередь, — почему ты сидишь в печали близ этого идола?» Авраамий рассказал ему о своем горячем желании со­крушить идол. «Если хочешь, отче, исполнить желание свое, — сказал старец, — то иди в Царьград, разыщи дом (то есть храм. — Авт.

) святого Иоанна Богослова, войди в него, помо­лись образу святого и тогда получишь желаемое». Преподобный опечалился по причине далекого пути, но старец успокоил его: «Господь сократит твой путь».

Когда преподобный Авраамий вышел из города и перешел речку Ишну, ему встретился еще один незнакомец. Вид его вну­шал страх и уважение: он был почти совсем без , с боль­шой круглою бородою, в руке держал трость.

Преподобный по­клонился ему, а на вопрос незнакомца, куда он держит путь, отвечал так: «Я ищу дом Иоанна Богослова». «Подойди, возьми сию трость мою, — сказал ему незнакомец, — и возвратись на­зад, подступи к идолу Велесу, ударь его тростью во имя Иоанна Богослова, и окаянный обратится в прах».

Совет

С этими словами неиз­вестный стал невидим. И понял блаженный Авраамий, что то был сам святой Иоанн Богослов.

Он воротился назад, беспрепятственно подошел к идолу, уда­рил его тростью во имя Иоанна Богослова — и идол тотчас же распался, превратившись в прах.

На том месте, где Авраамий встретил святого, он поставил церковь во имя Иоанна Богосло­ва, а там, где стоял идол Белеса, соорудил небольшую церковь во имя Богоявления Господня, поставил при ней кельи, собрал иноков и учредил монастырь.

Житие рассказывает, что язычники много раз пытались ото­мстить святому за разрушение идола, однако преподобный сво­им терпением вскоре обратил всех их к Христу и крестил.

При всей своей легендарности Житие преподобного Авраамия явля­ется ярким свидетельством того, как непросто шел процесс ут­верждения христианства в землях Северо-Восточной Руси.

И не княжеская власть, но христианские просветители края вынесли на своих плечах основную тяжесть борьбы с язычеством.

В житии святого авраамия ростовского

рассказывается еще об одном чуде, приклю­чившемся со святым. Авраамию не раз приходилось бороться с кознями дьявола. Однажды бес вошел в умывальник, находящий­ся в келье святого; поняв это, преподобный замкнул сосуд крес­тным знамением и положил сверху честный крест. Бес мучился и не мог выйти из сосуда. Вскоре после этого в монастырь по пути на охоту приехали ростовские князья.

Когда они вошли в келью преподобного, там никого не было; один из князей дерзнул снять с сосуда крест, и так бес вырвался наружу. Спустя некоторое вре­мя бес решил отомстить святому.

Он принял вид некоего воина, явился к великому князю в стольный город Владимиро-Суздальского княжества — Владимир, и оклеветал преподобного перед князем, сказав, будто тот скрывает какие-то немыслимые богат­ства в своем монастыре. Князь послал за игуменом, и того при­волокли из кельи в одной власянице, посаженным на ослицу, с великим позором.

Однако преподобный сумел узнать беса; он на­ложил на него крестное знамение, и бесу пришлось признаться в том, что он оклеветал невинного. Сюжет с замкнутым в сосуде бесом имеет, несомненно, фольклорное происхождение и встре­чается в преданиях разных народов. Полагают, что на рассказ Жития преподобного Авраамия повлияло Житие святого Иоанна Новгородского.

Согласно свидетельству поздней редакции Жития преподоб­ного Авраамия, мощи его были обретены 27 октября 1175 года, при великом князе Всеволоде Юрьевиче Большое Гнездо. Однако каких-то следов прославления преподобного до XV столетия не видно. , что память святого Авраамия Ростовского по­читал царь Иван Васильевич Грозный.

По его повелению и на его средства была построена каменная церковь в Авраамиеве Бо­гоявленском монастыре. Тогда же, незадолго до казанского похо­да, царь Иван Грозный забрал из монастыря хранившийся при гробнице преподобного жезл, которым был сокрушен языческий идол. Медный крест, служивший навершием жезла, остался в мо­настыре; впоследствии он был передан в Ростовский музей.

Память преподобного Авраамия Ростовского празднуется 29 октября (11 ноября).

Источник: http://domashnij-portal.ru/iz-gizni/1486-lizaistorii.html

Ссылка на основную публикацию