Преподобный симеон новый богослов

Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов родился в 946 году в городе Галате (Пафлагония) и получил в Константинополе основательное светское образование. Отец готовил его к придворной карьере, и некоторое время юноша занимал высокое положение при императорском дворе.

Но достигнув 25 лет, он почувствовал влечение к иноческой жизни, бежал из дома и удалился в Студийский монастырь, где проходил послушание под руководством знаменитого в то время старца Симеона Благоговейного.

Основным подвигом преподобного стала непрестанная Иисусова молитва в ее кратком виде: «Господи, помилуй!» Для большей молитвенной сосредоточенности он постоянно искал уединения, даже на литургии стоял отдельно от братии, часто оставался один на ночь в церкви; чтобы навыкнуть в памятований о смерти, проводил ночи на кладбище. Со временем он достиг постоянной высокой духовной просветленности, что особенно обнаруживалось, когда он служил Литургию.

Обратите внимание

Примерно в 980 году преподобный Симеон был поставлен игуменом монастыря святого Маманта и пробыл в этом сане 25 лет. Он привел в порядок запущенное хозяйство обители и благоустроил в ней храм.

Доброта сочеталась у преподобного Симеона со строгостью и неуклонным соблюдением Евангельских заповедей.

Так, например, когда его любимый ученик Арсений перебил ворон, которые поклевали размоченный хлеб, игумен заставил его нанизать мертвых птиц на веревку, надеть это «ожерелье» на шею и стоять на дворе.

В монастыре святого Маманта замаливал грех некий епископ из Рима, нечаянно убивший юного племянника, и преподобный Симеон неизменно выказывал к нему доброту и внимание.

Строгая монашеская дисциплина, которую все время насаждал Преподобный, привела к сильному недовольству среди монастырской братии. Однажды после литургии особенно раздраженные из братьев набросились на него и едва не убили. Когда же Константинопольский Патриарх изгнал их из монастыря и хотел предать городским властям, Преподобный вымолил для них прощение и помогал им в жизни в миру.

Около 1005 года преподобный Симеон передал игуменство Арсению, а сам поселился при монастыре на покое. Там он создал свои Богословские труды, отрывки из которых вошли в 5-й том «Добротолюбия». Главная тема его творения — сокровенное делание во Христе.

Преподобный Симеон учит внутренней брани, способам духовного совершенствования, борьбе против страстей и греховных помыслов.  Кроме того, преподобный Симеон был выдающимся церковным поэтом.

Ему принадлежат «Гимны Божественной любви» — около 70 поэм, полных глубоких молитвенных размышлений.

Важно

Учение преподобного Симеона о новом человеке, об «обожении плоти», которым он хотел заменить учение об «умерщвлении плоти» (за что его и назвали Новым Богословом), принималось современниками с трудом.

Многие его поучения звучали для них непонятно и чуждо. Это привело к конфликту с высшим константинопольским духовенством, и преподобный Симеон подвергся изгнанию.

Он удалился на берег Босфора и основал там обитель святой Марины.

Святой мирно преставился к Богу в 1021 году. Еще при жизни получил он дар чудотворения. Многочисленные чудеса были явлены и после его смерти; одно из них — чудесное обретение его образа. Житие его написано келейником и учеником, преподобным Никитой Стифатом.

Источник: http://zaozernaya.ru/25-marta-pamyat-prepodobnogo-simeona-novogo-bogoslova.html

Преподобный Симеон Новый Богослов

Память преподобного Симеона Нового Богослова совершается в Православной Церкви 25 марта по новому стилю.

Жизнеописание святого Симеона Нового Богослова

В числе многочисленных угодников Божиих, прославляемых Православной Церковью, только три святых именуются богословами — апостол Иоанн Богослов, любимый ученик Спасителя, святитель Григорий Богослов и преподобный Симеон Новый Богослов.

О жизни преподобного Симеона нам известно благодаря житию, составленному его ближайшим учеником Никитой Стифатом, который являлся некоторое время келейником святого богослова. Согласно этому жизнеописанию, он родился в 949 году в городе Хрисополисе, расположенном в Малой Азии.

Известно, что преподобный Симеон был родом из богатой и знатной семьи, благодаря чему получил хорошее образование, однако занятия наукой не привлекали его. В возрасте 24 лет юноша поступил в Студийский монастырь, который в то время считался одной из самых значительных и крупных обителей в Византии.

Этот монастырь прославился тем, что именно там был разработан первый устав иноческой жизни, получивший название студийского и использовавшийся впоследствии на Афоне и в монастырях других стран. Этот устав отличался большой строгостью жизни иноков.

В монастыре преподобный Симеон жил под руководством старца Симеона Благоговейного, который учил его Иисусовой молитве и духовному деланию. Позже он был рукоположен в священника и назначен игуменом монастыря Маманта. Это послушание он нес 25 лет, заботясь о благоукрашении монастыря и о духовном возрастании братии.

Житие святого Симеона Нового Богослова повествует о том, что строгость к иноками вверенной ему обители сочеталась в нем с добротой и мягкостью. Однако строгая дисциплина, введенная преподобным в монастыре, вызывала недовольство среди братии, и известен случай, когда однажды кто-то из иноков напал на святого, едва не убив его.

Совет

В 1005 году преподобный Симеон покинул монастырь Маманта и поселился неподалеку от него, предаваясь непрестанной молитве.Преподобный Симеон крайне почитал своего духовного наставника святого Симеона Благоговейного, видя в нем истинного угодника Божия, поэтому после смерти старца создал канон, посвященный ему, а также иконописный образ.

Большинство из константинопольского духовенства отнеслось к этому с неудовольствием: святой Симеон Новый Богослов был отправлен из своей обители на побережье Босфора, где им был основан монастырь святой Марины, в котором преподобный прожил до своей смерти, последовавшей в 1022 году.

Учение и литературные труды святого Симеона Нового Богослова

Хотя за свою жизнь преподобный Симеон не написал большого количества богословских творений, однако все его писания были созданы на основе личного духовного опыта.

Основная мысль святого Симеона Нового Богослова заключается в том, что целью жизни каждого христианина является личное богообщение, которое не только возможно, но и необходимо во время земного пути человека. В своих «Гимнах» преподобный Симеон в поэтических образах делится личным переживанием соприкосновения души с Богом.

Кроме того, им было написано достаточно большое количество проповедей на тему богословия и нравственности, которые он создал за время своего игуменства.

Иконописные изображения святого Симеона Нового Богослова

Существует различная иконография с изображением преподобного Симеона Нового Богослова. Нередко фигуру святого окружают лучи, которые в иконописи символизируют Святого Духа и Божественную энергию, преображающую человека.

Подобное изображение святого Симеона Нового Богослова не случайно, поскольку он в своих литературных творениях предвосхитил мистическое учение исихазма, согласно которому Бог открывается ищущему Его человеку уже в земной жизни.

На иконах преподобный пишется со свитком в руках, напоминающим о его литературных трудах, оказавших огромное влияние на развитие богословской мысли в последующие века.

Тропарь, глас 3:

Божественное озарение, Симеоне отче,/ восприяв в души твоей,/ светило в мире показался еси светлейшее,/ разгоняя того мракобесие/ и всех уверяя искати, юже погубиша, благодать Духа,/ Егоже прилежно моли/ даровати нам велию милость.

Кондак, глас 3:

Светом просвещен Трисолнечным, Богомудре,/ Богослов явился еси Пребожественныя Троицы./ Свыше премудростию словес обогатився,/ источил еси Богомудрия Божественный струй,/ от нихже пиюще, вопием:/ радуйся, треблаженне Симеоне Богонаученне.

Величание:

Ублажаем тя, / преподобне отче Симеоне, / и чтим святую память твою, / наставниче монахов / и собеседниче Ангелов.

Молитва:

О великий преподобный Симеоне, Новый Богослове! Угодниче Христов, златоусте Православныя Церкве! Велия богословския подвиги и труды твоя во славу Святыя Церкве совершил еси, исповедник твердый богообщения и лицезрения Христа уже на земли явився, светом своего боговедения верныя озаряя. На тя бо упование наше ныне возлагаем: услыши нас, грешных (имена), молящихся тебе, и преподаждь нам твое пастырское святое благословение, и принеси молитву нашу к милостивому и человеколюбивому Богу, Емуже ныне в радости святых и с лики Ангел предстоиши; буди нам воистину ко спасению путеводитель, приведи нас к невечернему свету Христову своим пречудным богословием, да по словеси твоему молитвенному услышим глас Владыки Христа нашего: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь.

Источник: http://xn--90agckdaxqir9f.xn--p1ai/svyatye/1267-prepodobnyj-simeon-novyj-bogoslov

Симеон Новый Богослов — Творения и Гимны

ЖИЗНЬ ПРЕПОДОБНАГО СИМЕОНА НОВАГО БОГОСЛОВА

Преподобный Симеон родился в Пафлогонском селении Галате от родителей знатных и богатых. Имя отцу его Василий, а матери Феофания. Из детства обнаруживал он как большия способности, так и нрав кроткий и благоговейный, с любовию к уединению.

Когда подрос, родители отослали его в Константинополь к родным, не последним при дворе. Там он отдан был в научение и скоро прошел так–называемые грамматические курсы.

Следовало переходить в философские; но он отказался от них, боясь увлечься во что либо непотребное по влиянию товарищества.

Обратите внимание

Дядя, котораго он жил, не приневоливал его, но поспешил ввесть его на служебную дорогу, которая есть сама по себе довольно строгая наука для внимательных. Он представил его царям самобратиям Василию и Константину порфирородным, и те включили его в чин царедворцев.

Но преподобнаго Симеона мало занимало то, что он стал одним от царскаго синклита. На иное устремлялись его желания и к иному лежало его сердце. Еще во время учения он спознался со старцем Симеоном, котораго звали благоговейником, часто бывал у него и во всем пользовался его советами.

Тем свободнее, и вместе тем необходимее было делать ему это теперь. Искренним его желанием было поскорее посвятить себя мироотречной жизни; но старец уговаривал его поиметь терпение, ожидая, пока созреет и глубже укоренится сие благое намерение его, потому что он был еще очень молод.

Советами же и руководством не оставлял его, подготовляя его постепенно к иночествованию и среди мирской суетности.

Преподобный Симеон и сам по себе не любил поблажать себе, и при обычных трудах самоумерщвления, все свободное время посвящал чтению и молитве. Старец снабжал его книгами, сказывая, на что особенно должно в них обратить внимание.

Однажды, вручая ему книгу писаний Марка подвижника, старец указал ему разныя в них изречения, советуя их обдумать повнимательнее и по ним направлять свое поведение.

В числе их было и следующее: если желаешь иметь всегда душеспасительное руководство, внимай своей совести и неотложно исполняй, что она будет внушать тебе. Это изречение препод.

Важно

Симеон принял к сердцу так, как бы оно исходило из уст самого Бога, и положил строго внимать и слушаться совести, веруя, что будучи гласом Божиим в сердце, она внушает всегда одно душеспасительное.

С этих пор он весь предался молитве и поучению в Божественных Писаниях, бодрствуя до полуночи и питаясь только хлебом и водою, и их принимая лишь столько, сколько нужно для поддержания жизни. Так более и более углублялся он в себя и в область Божию. В это время сподобился он того благодатнаго просветления, которое сам описывает он в слове о вере, говоря будто о другом некоем юноше. Тут благодать Божия дала ему вкусить полнее сладость жизни по Богу и тем пресекла вкус ко всему земному.

После сего естественно было обнаружиться в нем сильному порыву к оставлению мира. Но старец не судил благом удовлетворить тотчас сему порыву, и убедил его еще и еще потерпеть.

Так прошло шесть лет. Случилось, что ему нужно было отлучиться на родину, и он пришел к старцу принять благословение. Старец хоть и объявил ему, что теперь время бы вступить в монашество, однакож не удерживал его от побывания на родине. Преподобный Симеон дал слово, что как только возвратится, так оставит мир.

На дорогу в руководство взял он себе Лествицу св. Иоанна Лествичника. Прибыв на родину, он не увлекался делами житейскими, а продолжал ту же строгую и уединенную жизнь, к чему домашние порядки давали большой простор. Там вблизи была церковь, а подле церкви келлийца и недалеко от нея кладбище.

В этой келлийце он затворялся — молился, читал и предавался богомыслию.

В одно время прочитал он в святой Лествице: нечувствие есть омертвение души и смерть ума прежде смерти телесной, — и возревновал навсегда изгнать из души своей эту болезнь нечувствия.

С этою целию выходил по ночам на кладбище и там усердно молился, размышляя вместе о смерти и будущем суде, равно и о том, что стали теперь умершие, на гробах которых он молился, умершие, бывшие живыми подобно ему. К этому приложил он пост более строгий и бдение, более длительное и бодренное.

Так возгревал он в себе дух жизни по Богу и горение ея держало его постоянно в состоянии сокрушеннаго умиления, недопускавшаго нечувствия. Если случалось, что подходило охлаждение, он спешил на кладбище, плакал и рыдал, бия себя в грудь, и не вставал с места, пока не возвращалось обычное умиленное сокрушение.

Читайте также:  Святитель киприан московский, митрополит

Плодом этого образа действия было то, что образ смерти и смертности так глубоко напечатлелся в его сознании, что как на себя, так и на других он не иначе смотрел, как на мертвых. От этого никакая красота не пленяла его, и обычные движения плотския замирали при самом появлении своем, будучи пожигаемы огнем сокрушения. Плач сделался пищею для него.

Совет

Пришло наконец время возвратиться в Константинополь. Отец просил было его остаться дома, пока проводит его на тот свет; но увидев, куда стремилось пламенное желание сына, с любовию и охотным благословением простился с ним.

Время возвращения в Константинополь было для преподобнаго Симеона временем отречения от мира и вступления в обитель. Старец принял его с отеческими объятиями и представил игумену своей обители Студийской, Петру; но тот обратно отдал его на руки старцу же, сему великому Симеону благоговейнику.

Приняв юнаго инока, как залог Божий, старец ввел его в одну небольшую келлийцу, похожую более на гроб, и там начертал ему порядки теснаго и прискорбнаго иноческаго жития.

Он говорил ему: смотри, сын мой, если хочешь спастися, ходи в церковь неопустительно, и там стой с благоговейной молитвой, не обращаясь туда и сюда и не заводя ни с кем бесед; не ходи из келлии в келлию; не будь дерзновен, храня ум от блуждания, внимая себе и помышляя о грешности своей, о смерти и суде.

 — В строгости своей старец соблюдал однакож благоразумную меру, заботясь и о том, чтоб его питомец не имел пристрастия даже к строгим подвигам. Для чего иногда назначал ему послушания тяжелыя и уничижительныя, а иногда легкия и честныя; иногда усиливал его пост и бдение, а иногда заставлял его принимать пищу досыта и спать вдоволь, всячески приучая его к отречению от своей воли и своеличных собою распоряжений.

Преподобный Симеон искренно любил своего старца, чтил его как мудраго отца, и ни в чем ни на волос не отступал от его воли. Он так благоговел к нему, что целовал то место, на котором старец совершал молитву, и так глубоко смирялся пред ним, что не считал себя достойным приступить и прикоснуться к одежде его.

Источник: https://libking.ru/books/religion/369827-simeon-novyy-bogoslov-tvoreniya-i-gimny.html

Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон, Новый Богослов (949 – 1022) ,средневековый поэт и философ-мистик, родился в местечке Галатее в Пафлагонии (Малая Азия) от богатых и знатных родителей Василия и Феофании. Одиннадцатилетним подростком прп. Симеон был отправлен в Константинополь для обучения светским наукам.

Юноша обучался на грамматических (средних) курсах, но отказался продолжать образование в риторике и философии. Тем не менее, по протекции родного дяди, занимавшего важное место при царском дворе, он был включен в число царедворцев. Перед молодым человеком открывалась блистательная карьера на государственном поприще.

Однако под влиянием духовных книг юноша стремился встать на путь иночества. С большим трудом он нашел учителя. Им оказался пожилой монах Студийского монастыря прп. Симеон Благоговейный. Но только в возрасте двадцати семи лет прп. Симеон стал послушником Студийского монастыря.

Обратите внимание

Его духовное подвижничество под руководством старца Симеона было настолько усердным, что вызвало недовольство братии и даже игумена монастыря. Прп. Симеон был вынужден перейти в соседнюю Ксирокеркскую обитель во имя святого мученика Маманта (Мамаса), где он и был пострижен в монашество. В 980 году прп.

Важно

Симеон был рукоположен в священный сан и возведен в достоинство игумена обители патриархом Николаем II Хрисовергом. Монастырь был в полном упадке. Прп. Симеон стал вести активную деятельность по налаживанию духовной жизни в обители и восстановлению полуразрушенного храма. В конце концов, монастырь св.

Маманта превратился в цветущую обитель с множеством насельников, а молодой игумен постепенно приобрел известность в столице своими проповедями, как среди простых людей, так и среди византийской аристократии. Тем не менее, призывы прп. Симеона к духовной жизни оказались не по силам многим монахам обители.

Дело дошло до открытого выступления некоторых насельников монастыря против своего настоятеля. Во время утренней проповеди они набросились на прп. Симеона, желая изгнать его из монастыря, а затем подали жалобу на своего игумена Константинопольскому Патриарху Сисинию I (995 – 998). Однако Патриарх, допросив прп.

Симеона, встал на его сторону и велел изгнать бунтовщиков из монастыря. Прп. Симеон простил своих недругов и сумел уговорить Патриарха вернуть заблудшее стадо в лоно родной обители. В 1005 году прп. Симеон передал полномочия своему ученику монаху Арсению, желая пребывать в непрестанной молитве и созерцании. Но его ждали новые испытания. Прп.

Симеон был все же изгнан из своей обители в результате «деятельности» завистливого митрополита Никомидийского Стефана, постоянно клеветавшего Патриарху на святого. Прп. Симеон поселился при небольшом храме во имя святой Марины в пустынной местности, принадлежащей его ученику и почитателю Христофору Фагуре.

Здесь, в тишине затвора, Богослов и провел остаток своих дней, всецело предаваясь творчеству. Святой оставил большое философско-богословское наследие, посвященное различным проблемам духовной жизни. Пафос учения прп.

Симеона заключается в утверждении возможности ощущать, воспринимать, познавать Бога уже в этой земной жизни, в возможности обожения, духовного преображения человека, достигаемого через усыновление Богу посредством веры, надежды, любви, добрых дел, поста, покаяния, молитвы и причащения Телу и Крови Христовой. В возрасте семидесяти трех лет прп.

Важно

Симеон преставился ко Господу. А спустя тридцать лет были обретены его святые нетленные мощи. Память прп. Симеона совершается 12 марта, в день его смерти, а также 12 октября, поскольку день преставления приходится на период Великого поста. Служба прп. Симеону Новому Богослову была написана прп.

Никодимом Святогорцем, а переведена на церковнославянский язык профессором Московской Духовной Академии Б.А. Нелюбовым, а также епископом Левкийским Парфением. В 2004 году святому д.ф.н.,проф. П.В.Челышев составил и напечатал Акафист. В Греции, Аттике (Каламос), в честь прп. Сименона Нового Богослова действует мужской монастырь, а в Сумской Епархии Украинской Православной Церкви (Московский Патриархат) ему посвящен домовой храм Пастырско-Богословского Духовного Училища. Память преподобного Симеона Нового Богослова (949–1022) празднуется 12 марта в день его праведной кончины. Примечание: Современные богословы выдвигают разные версии относительно даты рождения и смерти преподобного Симеона. Например, утверждается, что он родился между 963 и 969 гг., а упокоился в 1041 или 1042 г.

Житие его написано келейником и учеником, преподобным Никитой Стифатом. См.: Челышев П.В. Преподобный Симеон Новый Богослов. Житие и акафист. М.: Храм Святого Великомученика Димитрия Солунского на Благуше, 2003. — 18 с. В брошюре приводится текст жития, взятый из Миней, но сокращенный и адаптированный к нуждам издания.

Учение преподобного Симеона Нового Богослова

Формулируя мысль Симеона кратчайшим образом, можно сказать, что главным для него в христианской вере является личный, непосредственный опыт богообщения. В этом он продолжает традицию преп. Макария Великого. Симеон, исходя из своего опыта, свидетельствует, что Бог открывается человеку и становится видимым, причём не в будущей жизни, но уже на земле.

Мистическая философия преп. Симеона предвосхищала исихазм XIV века

Творения преподобного Симеона Нового Богослова

  • «Катехизические слова» (обращены не к оглашенным, а к монахам так как по его мнению пострижение в монашество равнозначно второму крещению)
  • Проповеди на богословские и нравственные темы

Литература о Симеоне Новом Богослове

  • Прот. Иоанн Мейендорф. Введение в Святоотеческое богословие Минск.: Лучи Софии, 2001 ISBN 985-6171-40-7
  • Епископ Иларион (Алфеев). Преподобный Симеон Новый Богослов и православное предание. издание второе. СПб.:Алетейя, 2001 ISBN 5-89329-338-X

Источник: http://people-archive.ru/character/simeon-novyy-bogoslov

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

Монастырь святой Марины,укрывшийся под сенью Кипарисовой рощи на берегу Босфора, погружался в сумерки. Его настоятель, иеромонах Симеон, тяжело болел, и молодой послушник Никита усердно ограждал старца от посетителей из окрестных сёл, искавших утешения и исцеления. Вот и сейчас он громким шёпотом выговаривал бедной крестьянке, держащей на руках мальчика лет четырёх, что та пришла некстати.

НИКИТА:

Как не вовремя ты, сестра! Старец забылся сном, и тревожить его я не стану! Да, твой мальчик болен, но и отец Симеон нездоров.

СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ:

Что там у тебя, Никита?

Послушник хотел пожаловаться на крестьянку, но старец возразил.

СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ

Пусть войдёт раба Божия.

Мать, тихая, как тень, замерла на пороге кельи. Отец Симеон с трудом поднялся и, опираясь на руку Никиты, подошёл к женщине. Он взглянул на немощное дитя и осенил себя крестом. По щекам его текли слёзы. Старец велел принести лампаду, горящую перед иконой святой Марины, и помазал ребенка маслом, шепча молитву. Мальчик открыл глаза и попросил есть.

СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ:

Ступай, Никита, проводи наших гостей в храм на ночлег. И позаботься о том, чтобы они поужинали.

Никита с изумлением смотрел на мальчика, вприпрыжку скакавшего перед ним по монастырской тропинке. Невозможно было поверить, что несколько минут назад этот ребенок был недвижим. Послушник не однажды становился свидетелем чудес, совершавшихся по молитве подвижника, но всякий раз бывал потрясён до глубины души.

НИКИТА:

Как удается тебе, отец, вернуть к жизни изнурённое болезнью тело?

СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ:

Не я, но Господь исцеляет. Он так близок к нам, грешным, что слышит всякую просьбу. И разве может Отец дать камень сыну, просящему хлеба?

НИКИТА:

Откуда в тебе такая вера, что Господь рядом? Не всем людям дано жить в предстоянии Богу, но лишь избранным.

СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ:

Совет

Послушай, что расскажу я тебе. Один юноша прочёл, что для стяжания даров Святого Духа важно следовать голосу совести, исполнять заповеди Христовы и молиться в чистоте сердца. Он стал с усердием исполнять предписанное.

Его молитвы становились все более внимательными и усердными. И однажды ночью, когда он произносил «Боже, милостив буди мне, грешному» скорее умом, чем устами, внезапно комната наполнилась светом.

Свет заполнил всё пространство, и юноша не сознавал, где он находится — на земле или на небе. Он плакал от радости, какой прежде никогда не испытывал. Ему показалось, что видение длилось один миг, когда же оно закончилось, оказалось, что минула ночь.

Сосредоточь своё сердце на Боге, Никита, очисти его, не будь двоедушным, ищи Создателя — и милостивый Господь непременно откроет тебе Своё благое присутствие.

Симеон рассказывал о самом себе. Чудесное событие, происшедшее с ним в юности, определило всю его дальнейшую жизнь. В конце десятого века, в возрасте двадцати семи лет он поступил в Константинопольский Студийский монастырь, где стал учеником святого Симеона Благоговейного.

Позднее перешёл в находящуюся неподалеку обитель во имя святого Маманта, но при этом продолжал пользоваться наставлениями своего духовного отца. Симеон младший стал игуменом небольшой монашеской общины и четверть века управлял ею. В пожилом возрасте он основал монастырь святой Марины на берегу Босфора, где провёл остаток жизни.

Биография старца была бы похожа на другие жизнеописания монахов десятого-одиннадцатого веков, если бы не одна её особенность. Бог открылся Симеону столь явно, что подвижник не мог об этом молчать. Он свидетельствовало явлениях Божественного света и словами, и обильными чудотворениями, призывал каждого постичь радость богообщения.

Преподобный Симеон написал множество молитвенных гимнов, каждый из которых — проникновенная проповедь о том, как воочию узреть славу и величие Творца.

«Кто хочет увидеть сей свет невечерний,
Тот должен всегда соблюдать свое сердце
От страстных движений, от помыслов скверных,
От гнева, смущения, клятв лицемерных.

Внимать себе должен и злобы не помнить,
Людей не судить даже в помыслах сердца,
Быть внутренне чистым, в словах откровенным,
Быть искренним, кротким, спокойным, смиренным.

Трапеза его пусть не будет богатой,
Молитву и пост да хранит неослабно.
И весь его подвиг, и дело любое,
И всякое слово — да будет с любовью».

Источник: https://radiovera.ru/prepodobnyj-simeon-novyj-bogoslov.html

Читать

По благословению митрополита Сурожского Антония.

Вниманию читателя предлагается второе издание книги известного российского богослова и патролога игумена Илариона (Алфеева), посвященной одному из величайших Отцов Православной Церкви — преподобному Симеону Новому Богослову.

Успех первого издания этой книги, а также других монографий о. Илариона, посвященных Отцам Церкви, показал, что интерес к наследию Святых Отцов у русского православного читателя не только не угасает, но, наоборот, с каждым днем возрастает. Книги о.

Илариона, написанные на высоком научном уровне, но в то же время доступные широкому читателю благодаря ясности стиля и простоте языка, получили заслуженное признание как широкой читающей публики, так и Священноначалием Русской Православной Церкви.

Эти книги, сказал о них Постоянный член Священного Синода, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, «написаны богословом, который владеет языком подлинника, который читает и переводит тексты, а потому способен понимать нюансы богословской мысли авторов.

Обратите внимание

Очень важно, что это написано современным языком и для современников. Эти книги помогают нам на общекультурном уровне принять и понять Святоотеческие писания».

Данная книга является переводом диссертации о. Илариона, написанной на Богословском факультете Оксфордского университета под руководством епископа Диоклийского Каллиста (Уэра) и опубликованной издательством Oxford University Press в 2000 году.

Уместно будет привести здесь слова епископа Каллиста о своем ученике: «Игумен Иларион (Алфеев) учился у меня на Богословском факультете Оксфордского Университета. Летом 1995г. он был удостоен степени доктора философии за диссертацию на тему «Преподобный Симеон Новый Богослов и православное Предание».

Читайте также:  Молитвы об избавлении от искушений - против искушений, нечистой силы и душевных болезней

Во время своего пребывания в Оксфорде о. Иларион работал с исключительной продуктивностью. Он — ученый с выдающимся потенциалом. Его докторская диссертация написана на необычайно высоком уровне, и ее горячо приветствовали оппоненты на защите. Она полностью заслуживает того, чтобы быть опубликованной в виде книги. О.

Иларион — оригинальный ученый, который в своих исследованиях открывает новые горизонты».

Помимо собственно исследования о преподобном Симеоне, книга содержит переводы некоторых его сочинений, сделанные о. Иларионом. Эти переводы, также частично публиковавшиеся ранее, получили высокую оценку специалистов. В частности, перевод «Глав богословских, умозрительных и практических» преподобного Симеона был охарактеризован С. С.

 Аверинцевым как работа «профессионально выполненная» и «радующая своим качеством». По мнению профессора Московской Духовной Академии д–ра К. Е. Скурата, стиль переводов о.

Илариона «лаконичен, ясен, тверд, свидетельствует о том, что автор — не просто теоретик, но глубоко церковный священнослужитель, черпающий вдохновение в молитве, духовном опыте».

Важно

Не сомневаемся в том, что, знакомясь с настоящей книгой, читатель согласится с приведенными оценками ученых, чье дело продолжает в своих исследованиях по патристике игумен Иларион.

Настоящая книга представляет собой русский перевод диссертации, задуманной и написанной на английском языке. Перевод основной части текста выполнен Е. Л. Майданович и отредактирован мною. Пользуюсь случаем, чтобы выразить благодарность Елене Львовне за нелегкий труд, за который я сам вряд ли бы взялся.

При написании этой работы моим научным руководителем был епископ Диоклийский Каллист (Уэр), которому я глубоко признателен за многообразную научную и духовную поддержку во время моих занятий в Оксфорде.

Считаю своим долгом поблагодарить монаха Силуана (Лэйка), прочитавшего первый вариант этого труда и сделавшего много ценных замечаний, а также общину монастыря св. Иоанна Крестителя в Эссексе за постоянную поддержку.

Не могу не вспомнить с благодарностью и основателя обители — блаженнопочившего Старца архимандрита Софрония (Сахарова), который не только благословил меня на ученые труды, но и успел незадолго до своей кончины прочитать мои переводы текстов преподобного Симеона.

Выражаю признательность о. Гавриилу Бунге, д–ру Себастиану Броку и о. Роберту Тафту. Каждый из них помог мне на разных этапах работы.

Я благодарен покойному профессору Панайотису Христу: от него я получил фотокопию рукописи Уа1оресИ 667, которой пользовался при работе над греческим текстом «Слова аскетического» Симеона Студита.

В качестве предисловия к русскому изданию считаю своим долгом сделать несколько замечаний и предупреждений.

Совет

Прежде всего, хотел бы предупредить читателей, знакомых с моими ранее опубликованными монографиями о святителе Григории Богослове и о преподобном Исааке Сирине, что настоящий труд, переведенный с английского, стилистически заметно отличается от этих монографий. Читать эту книгу, по–видимому, будет труднее, чем те, что были в оригинале написаны на русском языке.

Кроме того, поскольку в Оксфордском Университете, где писалась настоящая работа, существует жесткий лимит слов, который диссертанту не позволяется превысить, в настоящей работе налицо некоторая перенасыщенность цитатами, сносками и ссылками, оставленными без подробного комментария. Невозможностью превысить установленный лимит обусловлено и то обстоятельство, что к именам цитируемых в тексте работы Отцов Церкви я не прибавляю титулы «святой», «святитель», «преподобный» и т. д.

Еще одно замечание касается цитат из произведений Отцов Церкви. При переводе настоящей работы на русский язык Е. Л. Майданович воспользовалась существующими русскими изданиями творений Отцов, однако некоторые тексты на русском языке обнаружить не удалось.

Редактируя перевод, я, в свою очередь, сверял цитаты с оригиналом (за исключением кратких ссылок и аллюзий) и переводил их заново; в некоторых случаях, однако, мне не удалось найти оригинал, который ранее, при написании английского текста работы, был мне доступен.

Сравнив с оригиналом большинство цитат из творений Симеона и других Отцов, я все же оказался не в силах провести заново работу по сверке всех имеющихся в этой работе ссылок на источники.

Говоря о древне–церковных писателях, я предпочитаю наименования, принятые в православном Предании, тем, что используются в научной литературе: например, Макарий Египетский (а не Псевдо–Макарий, или Макарий–Симеон), Дионисий Ареопагит (а не Псевдо–Дионисий). Для работы, темой которой является православная Традиция, было бы неестественно использовать нетрадиционные наименования. Такое употребление имен, однако, не имеет отношения к вопросу о подлинности творений того или иного автора.

Наконец, хотел бы отметить, что настоящая работа была в своем первоначальном английском варианте адресована западным читателям, которые, как правило, весьма немного знают о православном Предании: этим в значительной степени обусловлены стиль и общая апологетическая направленность работы.

Богатство и разнообразие православного Предания рассматривается мною изнутри самого Предания, но аргументы в защиту Предания, которые приводятся в настоящей книге, рассчитаны преимущественно на тех, кто находится вне его.

Надеюсь, что это разъяснение поможет русскому читателю воспринять настоящий труд с учетом того контекста, в котором он был написан.

Моей Матери

Основным источником биографических сведений о преподобном Симеоне Новом Богослове является житие, написанное его учеником Никитой Стифатом спустя тридцать лет после кончины Симеона [1].

Обратите внимание

Никита придерживается основных правил классического византийского жизнеописания святого и развивает стандартные темы: его герой родился в благородном семействе; с раннего детства он добродетелен и серьезен, избегает детских забав; он посещает школу, но отвергает «языческую мудрость»; при поступлении в монастырь он отказывается от родового наследства; он борется с бесовскими искушениями и всегда побеждает; он совершает чудеса и исцеления. Все эти темы мы находим уже в «Житии преподобного Антония» (IV век), которое стало прототипом многих последующих житий святых [2].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=303709&p=1

Преподобный Симеон Новый Богослов

      Личность преподобного Симеона, жившего на рубеже первого и второго тысячелетий, исключительна не только влиянием, оказанным им на христианскую мысль, но и тем, что его учение нелегко укладывается в привычные богословские и церковные рамки.

В «одомашненном» виде его идеями весьма однобоко пользуется современное харизматическое движение. Некоторые взгляды Симеона на богопознание заменили харизматикам все аспекты религиозной жизни.

Однако в истории восточного христианства мистическое созерцание Бога и богословие всегда находились в тесном соотношении, никогда не упраздняя друг друга.

Поэтому и богословие на Востоке не превратилось в сухую науку, в то время как западное богословие постепенно приобрело схоластический характер и сделалось наукой, в Аристотелевом смысле слова — наукой, в которой посылками являются Священное Писание (у католиков также и Священное Предание), на основании которого можно делать строго логические построения и выводы. Мистики, не изучавшие Аристотеля, в глазах западных богословов не заслуживали ни серьезного внимания, ни доверия, и их популярность среди «простых верующих» считалась хотя и вполне объяснимой, но опасной рациональному уму. Подозрительное отношение к мистицизму распространено и в современном западном богословии.

      Со своей стороны, восточные отцы не отрицали силы разума в богословии, однако среди них господствовало убеждение, что видение Бога достигается посредством очищения и аскетического усилия, что Бог Сам открывает Себя глазам верующего, что богопознание не предполагает обязательного участия интеллекта. Отсюда и почитание святых, и доверие к мистическому опыту.

Иногда в восточном христианстве возникала некоторая поляризация между мистиками и богословами, но эта поляризация никогда не превращалась в полное взаимоотрицание. По той же причине церковный авторитет епископов и соборов в области определения истины не исключает возможности того, что истина может открыться любому верующему.

Так, убежденный в своей правоте преподобный Максим Исповедник один противостоял всему епископату своего времени, утверждая тем самым, что он-то и есть Церковь. Православие можно уличить в логических противоречиях, но они отражают тот факт, что вся наша вера, как и сама жизнь, пронизана антиномиями.

Важно

Так, епископ предположительно наделен даром учительства, но в действительности, как мы знаем, многие церковные иерархи были еретиками. Православная Церковь никогда не делала попыток «механизировать» истину и духовные дары и всегда избегала упрощения сложного соотношения между свободой личности·и дарами благодати, подобного, например, механической концепции непогрешимости папы римского.

Богословие преподобного Симеона Нового Богослова — еще один пример антиномичности православной мысли, и попытка свести его взгляды к чему-либо однозначному превратила бы его в карикатуру.

      Наделив преподобного Симеона именем Новый Богослов, Предание поставило его в один ряд с Иоанном Богословом — самым мистическим из четырех евангелистов — и с Григорием Богословом (Назианзином) -автором созерцательной поэзии. Это произошло не случайно, ибо Симеон Новый Богослов — певец мистического единства с Богом, а мистицизм в восточном христианстве традиционно рассматривался как вершина и венец всякого богословия.

      Произведения преподобного Симеона были полностью опубликованы лишь в самое недавнее время. Официально он был канонизирован в позднейшие времена, и в его честь долгое время не существовало ни особого праздника, ни канонов, ни стихир.

Жизнь преподобного Симеона подробно описана его учеником Никитой Стифатом, придворным писателем патриарха Михаила Керуллария, написавшим помимо жития Симеона также трактат против употребления опресноков и комментарий на псевдо-Дионисия.

В наше время ведущим специалистом по Симеону следует признать архиепископа Василия (Кривошеина), исследования которого позволяют предположить, что Стифат, отдавая дань своей слабости к псевдо-Дионисию, смягчал и даже видоизменял взгляды преподобного Симеона.

      Симеон Новый Богослов родился в 949 году в Пафлагонии, в богатой и знатной семье. Он получил хорошее воспитание и образование, но уже с ранних лет обнаружил склонность к монашеской жизни и в 973 году поступил в Студийский монастырь, где некоторое время подвизался под руководством старца этой обители Симеона Благоговейного.

В Студийском монастыре Симеон не ужился, так как был, по-видимому, плохо приспособлен к строгой монашеской дисциплине студитов.

Совет

Но самый факт его поступления в монастырь предполагает, что он разделял убеждения, господствовавшие в монашеской среде того времени, касательно вредности обучения после 18 лет и особенной духовной опасности чтения греческих философов. Как бы то ни было, атмосфера Студиона не благоприятствовала мистическому умонастроению Симеона.

Его духовный отец приказал ему покинуть монастырь и пожить некоторое время в миру. Симеон повиновался, но в 977 году опять вернулся в Студийскую обитель, где и на этот раз остался ненадолго. По совету своего духовного наставника он добился назначения в монастырь святого Маманта, где в то время было очень мало монахов.

Симеон возродил затухавшую жизнь монастыря, а в 980 году был рукоположен в сан священника и избран игуменом монастыря. В этом качестве он развил чрезвычайно бурную деятельность, установил в своем монастыре строгую аскетическую дисциплину и прославился как блестящий проповедник.

      С 1003 по 1009 год Симеон был в разладе с церковными властями, особенно с синкеллом Стефаном, митрополитом Никомидийским. Стефану, занимавшему высокое положение в Константинопольской патриархии, не нравился учрежденный в монастыре святого Маманта обычай ежегодного празднования памяти Симеона Благоговейного, в сущности равнозначный его канонизации.

Это было спонтанное движение местного значения, и ничего необычайного в нем не было — именно так и происходила канонизация святых в ранней Церкви. Но верхушка константинопольской иерархии предпочитала более формальный и бюрократический подход к канонизации.

Стараниями Стефана Симеон был изгнан из Константинополя, но впоследствии был прощен и скончался мирно в 1022 году.

      Часть творений преподобного Симеона были впервые опубликованы в 1790 году в Венеции греческим епископом Дионисием Загорейским.

Эта публикация представляла собой пересказ писаний Симеона на новогреческий язык. На русском языке существует перевод епископа Феофана (Затворника), пользующийся большой популярностью.

Обратите внимание

Полное издание творений Симеона осуществлено недавно во французской серии «Sources chretiennes».

      Творения преподобного Симеона

      1. «Катехизические слова», обращенные не к оглашенным, а к монахам (название предполагает, что пострижение в монашество равнозначно второму крещению; ср. «Катехизические проповеди» преподобного Феодора Студита).

      2. Проповеди на богословские и нравственные темы.

      3. «Главы» и короткие «Слова».

      4. «Гимны», представляющие собой наиболее оригинальную и дерзновенную часть наследия преподобного Симеона. По поводу его гимнов нужно заметить, что это не церковные песнопения, но чистые возвышенные стихи, в которых поэтические образы служат для выражения личного христианского созерцания и духовного опыта.

      Формулируя мысль Симеона кратчайшим образом, можно сказать, что для него христианская вера предполагает личный опыт общения с Богом. Продолжая традицию преподобного Макария Великого, он говорит не об интеллектуальном богопознании, а о непосредственном опыте.

Как уже упоминалось в предыдущих лекциях, Макарий неоднократно обвинялся в мессалианстве — монашеской ереси харизматического толка, также настаивавшей на непосредственном, личном опыте богообщения, но вместе с тем — в отличие от преподобного Макария — отрицавшей необходимость таинств.

К этому же направлению богословской мысли принадлежал и Симеон. Сутью христианства для него является богопознание.

В своих писаниях он уникальным образом подчеркивает личный характер своего опыта с удивительной откровенностью, свойственной на Западе блаженному Августину, но обычно чуждой восточным отцам:

Читайте также:  Средне-никольский монастырь, россия, саратовская область, пугачевский район, поселок монастырский

      О чудо! Того, Кого я воображал сущим на небе, узрел внутри себя, — Тебя, говорю, Творца моего и Царя, Христа. Тогда уразумел я, что то была Твоя собственная победа, в коей Ты соделал меня победителем диавола.

Важно

Впрочем, я еще не знал, Владыка, как следует, что в ведениях тех Ты еси, создавший меня и даровавший мне все сии блага, — не знал еще, что Ты еси в них, многоснисходительнейший Бог мой и Господь. Ибо я не сподобился еще слышать глас Твой, чтоб познать, что это Ты.

Ты еще не сказал мне таинственно: Аз семь; потому что я был недостоин того и нечист, так как имел слух душевный заложенным перстию греховною и очи мои держимыми неверием, неведением и мраком страстей.

      (Слово 90)

      Отрицание возможности живого и сознательного общения с Богом во Христе и во Святом Духе представляется преподобному Симеону худшей из всех ересей, так как оно равносильно отрицанию всего дела Христова:

      Не говорите, что невозможно принять Божественный Дух, Не говорите, что без Него возможно спастись, Не говорите, что кто-нибудь причастен Ему, сам того не зная,

      Не говорите, что Бог невидим людям, Не говорите, что люди не видят Божественного света, Или что это невозможно в настоящие времена! Это никогда не бывает невозможным, друзья!

      (Гимн 27)

      Преподобный Симеон пишет о том, что истинная; христианская жизнь должна быть сосредоточена не на мыслях о том, что произойдет после смерти, а на том, что происходит сейчас, в чем заключается жизнь в Христе, в теле Христовом. Об этом он пишет часто очень реалистически:

      (Христос) пребывает бестелесно в теле, неизреченно смешиваясь с нашими сущностями и природами и обоготворяя нас, как сотелесных Ему, сущих плотью от Его плоти и костью от Его костей.

      Единство с Христом выражается у Симеона в форме любовных образов, вдохновленных ветхозаветной Песнью Песней:

      Я искал Его, Кого вожделел, Кого пламенно возлюбил, прекрасной красотой Кого я был ранен, я воспламенялся, я горел весь, сожигался.

      (Гимн 30)

Совет

      В одном из своих писем преподобный Симеон излагает свои взгляды на исповедь. Он утверждает, что «слушать исповедь и отпускать грехи дано лишь тем, кто способен видеть Бога» (Послание 1). При этом он имел в виду монахов, а не епископов и священников.

И действительно, в древних монастырях, да и сейчас, по афонскому обычаю, даже обыкновенные монахи имеют право слушать исповеди. Симеон объяснял это довольно курьезной теорией, состоявшей в том, что, хотя полученная от Христа апостолами власть «вязать и решить» (Мф. 16, 19) была передана епископам, они не оправдали дарованную им благодать и их заменили священники.

Но и священники не справились с ответственностью, и тогда право исповедовать грешников было передано монахам. Иными словами, на смену сакраментальному служению пришло харизматическое — идея довольно двусмысленная. Ее можно объяснить только особенностями харизматически-пророческой личности преподобного Симеона.

Но именно такого рода взгляды служат предлогом для обвинений его в мессалианстве. Встречая подобные высказывания, мы должны принимать во внимание общий дух восточно-христианского отношения к таинствам, которые никогда не рассматриваются как магические акты.

Совершая Литургию святого Василия Великого, священник молится: «Да не моих ради грехов возбраниши благодати Святаго Твоего Духа от предлежащих Даров» («Из-за моих грехов не отнимай благодати Святого Твоего Духа от предложенных Даров»).

Слова молитвы предполагают, что Господь может отнять благодать, но мы, со своей стороны, верим, что Он этого не сделает, ибо поистине «достойных» священников, да и христиан вообще, вовсе не существует, а благодать Божия даруется по вере Церкви. Недостойному священнику как бы сделано предупреждение, но таинство все же совершается молитвой Церкви и по раз и навсегда заключенному завету с Новым Израилем.

      Говоря об исповеди, преподобный Симеон, конечно, должен был бы сделать именно такие оговорки во избежание недоразумений и соблазнов. Но даже при отсутствии оговорок можно сказать, что мессалианином Симеон не был. Это видно из его общего отношения к таинствам.

Среди восточных духовных авторов ни один не подчеркивал роли таинств так настойчиво, как преподобный Симеон, тогда как мессалиане отрицали таинства вообще. Прежде всего он настаивал на духовном делании в жизни Церкви и не интересовался ее организацией. Как духовному отцу и «пророку» ему был чужд всякий формализм.

Обратите внимание

О христианском опыте и таинствах он не умел говорить в холодном описательном стиле. Этим и объясняется некоторое отсутствие уравновешенности и трезвости в писаниях преподобного Симеона. Понять и оценить его пророческий дух можно только в свете всего церковного Предания в целом.

А для православного богословия в наше время очень важно все то, что о таинствах Церкви писали и святой Игнатий Антиохийский, и святой Киприан Карфагенский, и святитель Иоанн Златоуст, и, наконец, такие носители пророческого духа, как преподобный Симеон Новый Богослов.

     *   *   *

      Тем временем на Востоке не утихали богословские споры. Они проходили в атмосфере интеллектуального, научного и технического подъема и велись в несколько схоластическом ключе, чуждом традиции, которую представлял преподобный Симеон. Большинство споров касалось природы Христа и было вызвано необходимостью диалога с монофизитами.

Император Василий II вновь захватил Ближний Восток и находился в постоянных переговорах с армянами. На сцене в это время появился монах Нил, который в своей полемике с армянами затронул вопрос об обожении человеческой природы Христа. Армянские богословы утверждали, что обожение совершилось «по природе».

Нил, напротив, настаивал, что обожение совершилось «по состоянию», иными словами — «по благодати» или же «по усыновлению». Этот способ выражения Нила был решительно отвергнут Церковью, считавшей возможным говорить об обожении человеческой природы Христа исключительно в терминах ипостасного единства.

Нил был формально осужден как повинный в несторианской ереси.

      В 1114 году известный богослов Евстратий, митрополит никейский, снова вступил в спор с армянскими монофизитами. Эти последние утверждали, что возможно говорить о «тварном человечестве» Христа как священника, то есть человека, поклонявшегося Богу.

Евстратий соглашался, но по совершенно иным причинам, а именно, на основании того, что якобы Христос в Своем человеческом качестве приносит в жертву Себя самому Себе как Богу, и поэтому титул Первосвященника принадлежит Его человеческому естеству.

Осуждение Евстратия Церковью предполагает, что любое действие Христа, будь то человеческое или божественное, есть действие единой Ипостаси Христа, Которой и принадлежат все Его имена и звания и о Которой нельзя сказать, что одна из входящих в Ее состав природ поклоняется другой.

15 марта 2011 года

Источник: http://www.n-jerusalem.ru/svjatye/text/167874.html

Святой: Симеон Новый Богослов

Симеон Новый Богослов (949, Галатия — 1022, Хрисополис) — монах, богослов, мистик и сочинитель «Гимнов» (поэтических духовных стихов), один из ярчайших представителей традиции исихазма.

Наряду с двумя великими богословами Церкви — Иоанном Богословом и Григорием Богословом, Симеон был удостоен имени Новый Богослов.

Почитается Православной церковью в лике преподобного, память совершается 12 марта (по юлианскому календарю).

Жизнеописание

Преподобный Симеон, Новый Богослов (949 – 1022) , родился в местечке Галатее в Пафлагонии (Малая Азия) от богатых и знатных родителей Василия и Феофании. Одиннадцатилетним подростком прп. Симеон был отправлен в Константинополь для обучения светским наукам. Юноша обучался на грамматических (средних) курсах, но отказался продолжать образование в риторике и философии.

Тем не менее, по протекции родного дяди, занимавшего важное место при царском дворе, он был включен в число царедворцев. Перед молодым человеком открывалась блистательная карьера на государственном поприще. Однако под влиянием духовных книг юноша стремился встать на путь иночества. С большим трудом он нашел учителя. Им оказался пожилой монах Студийского монастыря прп. Симеон Благоговейный.

Но только в возрасте двадцати семи лет прп. Симеон стал послушником Студийского монастыря. Его духовное подвижничество под руководством старца Симеона было настолько усердным, что вызвало недовольство братии и даже игумена монастыря. Прп. Симеон был вынужден перейти в соседнюю Ксирокеркскую обитель во имя святого мученика Маманта (Мамаса), где он и был пострижен в монашество. В 980 году прп.

Важно

Симеон был рукоположен в священный сан и возведен в достоинство игумена обители патриархом Николаем II Хрисовергом. Монастырь был в полном упадке. Прп. Симеон стал вести активную деятельность по налаживанию духовной жизни в обители и восстановлению полуразрушенного храма. В конце концов, монастырь св.

Маманта превратился в цветущую обитель с множеством насельников, а молодой игумен постепенно приобрел известность в столице своими проповедями, как среди простых людей, так и среди византийской аристократии. Тем не менее, призывы прп. Симеона к духовной жизни оказались не по силам многим монахам обители.

Дело дошло до открытого выступления некоторых насельников монастыря против своего настоятеля. Во время утренней проповеди они набросились на прп. Симеона, желая изгнать его из монастыря, а затем подали жалобу на своего игумена Константинопольскому Патриарху Сисинию I (995 – 998). Однако Патриарх, допросив прп. Симеона, встал на его сторону и велел изгнать бунтовщиков из монастыря. Прп.

Симеон простил своих недругов и сумел уговорить Патриарха вернуть заблудшее стадо в лоно родной обители. В 1005 году прп. Симеон передал полномочия своему ученику монаху Арсению, желая пребывать в непрестанной молитве и созерцании. Но его ждали новые испытания. Прп.

Симеон был все же изгнан из своей обители в результате «деятельности» завистливого митрополита Никомидийского Стефана, постоянно клеветавшего Патриарху на святого. Прп. Симеон поселился при небольшом храме во имя святой Марины в пустынной местности, принадлежащей его ученику и почитателю Христофору Фагуре.

Здесь, в тишине затвора, Богослов и провел остаток своих дней, всецело предаваясь творчеству. Святой оставил большое философско-богословское наследие, посвященное различным проблемам духовной жизни. Пафос учения прп.

Симеона заключается в утверждении возможности ощущать, воспринимать, познавать Бога уже в этой земной жизни, в возможности обожения, духовного преображения человека, достигаемого через усыновление Богу посредством веры, надежды, любви, добрых дел, поста, покаяния, молитвы и причащения Телу и Крови Христовой. В возрасте семидесяти трех лет прп. Симеон преставился ко Господу.

Совет

А спустя тридцать лет были обретены его святые нетленные мощи. Память прп. Симеона совершается 12 марта, в день его смерти, а также 12 октября, поскольку день преставления приходится на период Великого поста. Служба прп. Симеону Новому Богослову была написана прп. Никодимом Святогорцем, а переведена на церковнославянский язык профессором Московской Духовной Академии Б.А.

Нелюбовым, а также епископом Левкийским Парфением. В 2004 году святому д.ф.н.,проф. П.В.Челышев составил и напечатал Акафист. В Греции, Аттике (Каламос), в честь прп. Сименона Нового Богослова действует мужской монастырь, а в Сумской Епархии Украинской Православной Церкви (Московский Патриархат) ему посвящен домовой храм Пастырско-Богословского Духовного Училища. Память преподобного Симеона Нового Богослова (949–1022) празднуется 12 марта в день его праведной кончины. Примечание: Современные богословы выдвигают разные версии относительно даты рождения и смерти преподобного Симеона. Например, утверждается, что он родился между 963 и 969 гг., а упокоился в 1041 или 1042 г.

Житие его написано келейником и учеником, преподобным Никитой Стифатом. См.: Челышев П.В. Преподобный Симеон Новый Богослов. Житие и акафист. М.: Храм Святого Великомученика Димитрия Солунского на Благуше, 2003. — 18 с. В брошюре приводится текст жития, взятый из Миней, но сокращенный и адаптированный к нуждам издания.

Учение преподобного Симеона Нового Богослова

Формулируя мысль Симеона кратчайшим образом, можно сказать, что главным для него в христианской вере является личный, непосредственный опыт богообщения. В этом он продолжает традицию преп. Макария Великого. Симеон, исходя из своего опыта, свидетельствует, что Бог открывается человеку и становится видимым, причём не в будущей жизни, но уже на земле.

Мистическая философия преп. Симеона предвосхищала исихазм XIV века

Творения преподобного Симеона Нового Богослова

  • «Катехизические слова» (обращены не к оглашенным, а к монахам так как по его мнению пострижение в монашество равнозначно второму крещению)
  • Проповеди на богословские и нравственные темы
  • короткие (переведены с новогреческого еп. Феофаном) в конце XIX в.)
  • — чистые возвышенные стихи, в которых поэтические образы служат для выражения личного христианского созерцания и духовного опыта

Литература о Симеоне Новом Богослове

  • Архиепископ Василий (Кривошеин). Преподобный Симеон Новый Богослов. Нижний Новгород, 1996. ISBN 5-88213-014-X
  • Прот. Иоанн Мейендорф. Введение в Святоотеческое богословие Минск.: Лучи Софии, 2001 ISBN 985-6171-40-7

Источник: http://adamovka.ru/saint/?id=1831

Ссылка на основную публикацию