Спасо-каменный монастырь, россия, вологодская область

Спасо-Каменный монастырь

Один из древнейших монастырей Русского Севера, на острове Каменном на берегу Кубенского озера

Спа́со-Ка́менный монасты́рь — один из древнейших монастырей Русского Севера, стоявший на острове Каменном на берегу Кубенского озера, Вологодская область. Снесён при советской власти. Ныне возрождается.

История

Датой основания обители считается 19 августа 1260 года, когда здесь был вынесен на берег попавший в лютую бурю белозерский князь Глеб Василькович, внук великого князя Ростовского Константина Всеволодовича.

Князь, молясь Богу о спасении, дал обет основать на том месте обитель, где суда пристанут к какому-нибудь берегу. Волнами суда князя были прибиты к Каменному острову в день Преображения Господня.

Остров не оказался пустынным: князь нашёл на нём несколько пустынножителей (около 23), которые, проводя здесь иноческую жизнь, занимались проповедью Христовой веры среди побережных жителей-язычников. Пустынники имели у себя небольшую часовню для молитвенных собраний. Князь исполнил свой обет.

Обратите внимание

Он повелел воздвигнуть здесь храм в честь Преображения Господня, снабдил его иконами и утварью и при нём основал обитель. Настоятельство над братиею он поручил одному из пустынножителей старцу Феодору.

Спасо-Каменный монастырь, фото 1909 г.

Новооснованная обитель, названная Спасо-Каменною, с самого начала своего существования стала под особое покровительство князей Белозерских и быстро достигла процветания, как по своей иноческой жизни, сиявшее святостью многих подвижников, принимавших здесь пострижение, так и в отношении своего материального благосостояния. Со времени князя Димитрия Донского обитель становится известной и великим князьям московским.

В XV веке Спасо-Каменный монастырь — крупный религиозно-культурный центр, где подвизались Дионисий Глушицкий, Александр Куштский, Иоасаф Каменский (сын местного князя Дмитрия Заозерского).

В 1481 году ростовскими мастерами был возведён каменный собор о двух главах — первая каменная постройка Русского Севера. Позднее теми же мастерами были выстроены сохранившиеся соборы Ферапонтова и Кирилло-Белозерского монастырей.

После учреждения монастырских штатов с изъятием в казну монастырских имуществ для Спасо-Каменной обители наступило время упадка, который был ускорен ещё большим пожаром в 1774 году, истребившим дотла все деревянные монастырские строения. После этого пожара Спасо-Каменный монастырь был закрыт. И это запустение продолжалось 26 лет.

Успенская церковь-колокольня

В 1801 году, по повелению императора Павла I, обитель была восстановлена под именем Белавинской Спасо-Преображенской пустыни, так как сюда была переведена братия Белавинской Богоявленской пустыни вместе с имуществом.

Восстановленная обитель снова быстро стала развиваться и приобретать то религиозное значение, каким пользовалась она прежде.

В 1892 году по указу Святейшего Синода монастырю было возвращено его прежнее наименование Спасо-Каменного. Настоятели обители носили сан архимандрита.

Советская власть закрыла монастырь в 1925 году. Монахов прогнали, а в жилых помещениях попытались устроить колонию для малолетних преступников, которые разбежались по осени. Кроме того, осенний пожар повредил многие здания. После закрытия в 1925 году древнейший храм Русского Севера (к тому времени уже пятиглавый) был уничтожен взрывом. На его месте высится груда щебня.

В 1937 году ради кирпича, который хотели использовать для строительства местного Дома культуры, был взорван Спасо-Преображенский собор. Полученный кирпич так и не удалось использовать для строительства. В войну на острове был организован пункт по приёму и переработке рыбы.

Важно

До 1971 года здесь жил штатный сторож районного управления культуры. Когда должность эту сократили, остров стал пристанищем местных рыбаков и охотников. В настоящее время из монастырских построек на острове сохранилась лишь уникальная Успенская церковь-колокольня XVI века.

Несмотря на разрушение Спасского собора, монастырь всё ещё числится среди памятников архитектуры XV—XVII веков, так как сохранилась Успенская церковь «иже под колоколы» 1540-х гг. постройки.

C 1991 года силами энтузиастов велись работы по восстановлению Спасо-Каменного монастыря. Впоследствии средства выделялись уже из федерального бюджета.

В 2006 году на Каменном острове, указом архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана (Лазаренко), было учреждено архиерейское подворье «Спасо-Каменный монастырь», настоятелем которого назначен игумен Дионисий (Воздвиженский).

С 14 сентября 2012 года обязанности настоятеля были переданы игумену Нестору (Кумышу). Священнослужитель будет постоянно жить на острове и проводить службы в местном храме.

Источник: https://tropki.ru/rossiya/vologodskaya-oblast/spaso-kamennyy-monastyr

Спасо-Каменный монастырь на острове Каменный в Кубенском озере открыт решением Священного Синода

На заседании в связи с прошением Преосвященного митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия члены Священного Синода постановили открыть Спасо-Каменный Преображенский мужской монастырь на острове Каменный в Кубенском озере Усть-Кубинского района Вологодской области и назначить на должность игумена этого монастыря игумена Дионисия (Воздвиженского).

Решение об открытии Спасо-Каменного Преображенского мужского монастыря митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий принял после посещения «острова спасения» на Кубенском озере.

В июльском номере Журнала Московской Патриархии был опубликован редакционный материал о Спасо-Каменном монастыре.

Спасо-Каменный Преображенский монастырь готовится принять насельников

Мал Каменный остров на озере Кубенском: на футбольном поле стандартного размера он спокойно поместится целиком.

Откуда ни кинь взгляд – повсюду рябь холодного северного озера, и временно оборудованная при гостиничной кухне трапезная кажется вытянутой кают-компанией, а скромный четверик Успенской церкви во втором ярусе колокольни – скупым на постороннее украшательство капитанским мостиком.

Буря в пустыни

Мал золотник, да дорог. Именно отсюда произросла целая ветвь русского монашества, увешанная полноценной гроздью с именами нескольких вологодских святых, а два предстоятеля Церкви Русской – Митрополиты Московские Зосима (1490-94) и Варлаам (1511-21) – в опале закончили здесь земные дни… Впрочем, обо всем по порядку.

Совет

Каменным остров издавна прозвали благодаря невероятно твердой и жесткой почве, а также из-за разбросанных по его поверхности валунов, оставленных некогда пропоровшим озерное ложе ледником. День зарождения монашеской жизни на острове теряется в седой древности.

По церковному преданию,  обитель основал в 1260 году по пути в Устюг застигнутый на Кубенском озере страшной бурей белозерский князь Глеб Василькович. В праздник Преображения Господня княжеские ладьи прибило ко спасительному острову, где правитель с немалым удивлением обнаружил 23 молившихся в часовне старца-пустынника.

Посчитавший свое спасение чудесным князь повелел поставить на острове Преображенскую церковь и основал здесь полноценный монастырь, имя первоначальника которого – инока Феодора – дошло до нас.

Ряд исследователей, правда, сомневаются в исторической достоверности этого сказания. Как бы там ни было, рукописный сборник Кирилло-Белозерского монастыря первым игуменом Спасо-Каменной обители называет афонита Дионисия, прибывшего по великокняжескому указу на остров из Москвы 686 лет назад.

Сам Дионисий в преклонном возрасте окажется на ростовской кафедре и по блаженной своей кончине войдет в Собор Ростовский святых. А во время его игуменства на Каменном острове начинается золотой век обители.

Отсюда выходит плеяда его пострижеников – будущих основателей новых монастырей северных пределов Земли Русской: преподобные Дионисий Глушицкий, Александр Куштский, Пахомий Святолуцкий и Евфимий Сянжемский.

Современные паломники могут видеть их на одной из святынь монастыря – старинной чтимой иконе Всемилостивого Спаса с припадающими избранными вологодскими святыми – на верхнем этаже отреставрированной Трапезной палаты, фактически превратившейся в гигантский притвор Успенской церкви.

— Икона подписана, что вообще встречается довольно редко, — говорит настоятель архиерейского подворья «Спасо-Каменный монастырь» игумен Дионисий (Воздвиженский), — и происходит из храма Великомученика Георгия Победоносца на Корбанге, что в 60 километрах отсюда. Ее заказали иконописцу два тамошних крестьянина.

А сюда подарил уже в наши дни один из местных предпринимателей. Закрашенная коричневой краской, под густым слоем темной олифы, с отпиленной частью икона служила… дверью в одном из деревенских домов.

Обратите внимание

Но после кропотливой реставрации, на которую вологодский мастер Иван Федышин потратил два с половиной года, обрела здесь свою вторую жизнь.

Освящение Успенской церкви (основана в 1549г.) в канун праздника Преображения Господня семь лет назад стало для обители торжеством поистине эпохальным. С этого радостного события на острове ведет отсчет возрожденная литургическая жизнь.

Ведь все предыдущие годы существования архиерейского подворья богослужения здесь можно было проводить лишь в деревянной обыденной часовне в честь всех вологодских святых.

Два года назад маленькая Успенская церковь превратилась во вместительный теплый монастырский храм: завершилось восстановление Трапезной палаты к западу от колокольни, и вторые ярусы соседних зданий связала просторная переходная арка.

— Прежде, еще в 19 веке, при одном из переустройств монастырских зданий иконостас установили по стене Трапезной палаты, и все помещение второго яруса колокольни стало тогда алтарем, — рассказывает игумен Дионисий.

– Но теперь мы решили восстановить первоначальный облик памятника, благо в кирпичной кладке колокольни сохранились оригинальные гнезда обоих тябл первозданного иконостаса, а в архивах уцелели описания его местного и деисусного чинов.

Огонь, вода и некоммерческое партнерство

По иронии судьбы окруженную водой обитель трижды опустошали сокрушительные пожары: в 1472, в 1657 и в 1774 годах.

После первого из них, когда в раке серьезно пострадали мощи здешнего насельника преподобного Иоасафа Каменского (+ 1453) – в миру княжича Андрея Дмитриевича Заозерского – по приказу младшего брата Иоанна III вологодского удельного князя Андрея Васильевича Меньшого на острове начинается интенсивное каменное строительство.

В 1478-81гг. в центре обители воцаряется величественный четырехстолпный трехапсидный крестово-купольный Преображенский собор – первое каменное сооружение не только на вологодской земле, но и вообще в пределах всей Русской Фиваиды. По преданию, белый камень для него доставляли из Старицы, а кирпич – из Твери.

Причем это был не привычный по многочисленным дошедшим до нас постройкам XVI столетия большемерный фигурный кирпич, а его предшественник – плоская плинфа, век массового применения которой в строительстве на Руси тогда как раз подходил к концу.

Четыре с половиной столетия преображенская плинфа Каменного острова благодаря уникальным свойствам связующего раствора и плотной гидроизоляции на глиняной основе эффективно противостояла постоянной сырости, огню пожарищ и напору каменных глыб во время весенних ледоходов. Оказалась она бессильна только перед советской властью. В 1937 году собор варварски взорвали. Оставшиеся от него кирпичные груды и сейчас возвышаются посреди острова.

— К счастью, точные обмеры собора сохранились, так что воссоздать его вполне реально. Правда, дело это не быстрое: пока еще нет даже проекта, — замечает отец Дионисий.

Еще одна церковь сложившегося к середине XVI столетия монастырского ансамбля, воссоздание которой пока что не предполагается – надвратный Иоанно-Предтеченский храм. У восточного мыса он встал в 1558 году, но погиб в пожаре 1774 года и более не возобновлялся.

На реставрацию остальных памятников комплекса, с 1960 года официально отнесенного к объектам культурного наследия федерального (всероссийского) значения, Центральными научно-ремонтными и проектными мастерскими Министерства культуры РФ чертежи подготовлены.

Важно

Комплексная научная реставрация на острове идет уже два десятка лет. Сначала ей на средства благотворителей занимался учрежденный вологодским энтузиастом предпринимателем Александром Плигиным Фонд некоммерческого партнерства «Спас-Камень».

С кончиной Александра Николаевича в 2004 году эстафету приняли супруга Надежда Александровна и их сын Иван.

А с передачей в 2006 году островных построек в пользование Русской Православной Церкви по инициативе епархиального священноначалия реставрационные работы ведутся в рамках федеральной целевой программы «Культура России» (единственным исключением, когда Спасо-Каменному монастырю не удалось туда попасть, стал сезон-2016).

Географически общий реставрационный вектор направлен от восточной оконечности острова к западной.

Сначала из руин восстало последнее из появившихся тут до революции капитальных зданий – одноэтажная монастырская гостиница, сгоревшая в 1971 году по вине горе-рыбаков (после войны тут некоторое время функционировало маленькое рыболовецкое предприятие, но с его закрытием сторож с острова уехал, и последние уцелевшие постройки оказались предоставлены сами себе).

С восстановлением гостиницы на острове стало возможным размещать хотя бы небольшую бригаду строителей, чтобы использовать драгоценное время недлинного реставрационного сезона максимально эффективно. А в западном гостиничном крыле даже развернули небольшую, но емкую музейную экспозицию.

Затем привели в порядок пострадавшую от взрыва 1937 года колокольню (1543-49гг.) и разместили в ее третьем ярусе полноценный набор из десяти колоколов (восемь отлиты заново, в том числе 230-килограммовый благовестник).

Задачи нынешнего сезона, на который федеральным бюджетом зарезервированы средства в объеме 7 миллионов рублей, — выход строителей на руинированные остатки  трехэтажного Настоятельско-братского корпуса (кон. XIXв.) — он вместе с Трапезной палатой погиб в 1925 году, когда его поджег малолетний контингент воспитательной колонии.

Совет

А своими силами монастырь планирует сделать внутреннюю чистовую отделку подклета Трапезной палаты (здесь оборудуют кухню и помещение для приема пищи насельников и паломников).

По словам о. Дионисия, работы по восстановлению Настоятельско-братского корпуса уже осметчены, и их вполне реально завершить за два-три летних сезона. После этого останется пробурить артезианскую скважину и устроить местную канализацию – и западное ядро можно будет принимать в эксплуатацию.

Читайте также:  Церковь кирилла, архиепископа тамбовского, и луки, архиепископа, россия, город тамбов

Надеемся, встанут тогда на острове и мемориальные кресты в память окончивших здесь земные дни двух московских митрополитов, а также других сосланных «исправления ради» в северную обитель клириков и мирян. И вернутся в свой родной монастырь мощи преподобного Иоасафа Каменского, почти век назад спасенные от большевиков верующими и с тех пор пребывающие в вологодском Богородице-Рождественском храме…

Косой на косе, монахи-спасатели плюс электрификация территории

Напрямую до острова от поселка Устье – четыре километра по протокам обширной дельты реки Кубены и примерно столько же по акватории самого Кубенского озера. Десять минут на моторке – и островной старожил ретривер Юстин снисходительно-уважительным лаем приветствует выходящих на берег гостей.

Однако путь этот не столь безопасен, как кажется на первый взгляд. Несмотря на символическую, трех-четырехметровую глубину, водоем продолжает собирать с рыбаков страшную дань даже в наши дни. Как размерами, так и вытянутой формой он поразительно напоминает Галилейское море.

И хоть единожды бывавшему на тивериадских берегах паломнику сразу становится понятно: поднимающие со дна тучи песка волны в шторм здесь могут быть поистине сокрушающими, а накинутый на плечи спасжилет при отправлении от берега даже в ясную погоду отнюдь не пустая формальность.

Было бы непростительно не использовать давно обжитый монахами клочок земли для помощи терпящим бедствие корабелам. Первую спасательную станцию Вологодское окружное правление Общества спасания на водах открыло здесь 140 лет назад.

Обратите внимание

Профессиональным спасателям до революции нередко помогали монахи, в частые на озере туманы с колокольни разносился «охранительный звон».

После закрытия обители в советское время здание спасательной станции как и прочие деревянные строения быстро исчезло, и маяком служила лишь чудом сохранившаяся колокольня. С самым началом возрождения монастыря при А.

Плигине остров восстановил эту свою функцию, иногда приходилось в прямом смысле слова спасать бедствующих рыбаков, а четыре года назад получилось воссоздать и спасательную станцию у восточного мыса. Но вот однажды довелось спасать непривычного даже для этих безлюдных мест страдальца.

— Весенним ледоходом на льдине принесло наполовину вылинявшего дрожащего от страха зайца, — вспоминает отец Дионисий. – Три месяца косой тут жил, прячась по углам, пока не открылась коса на Банный остров, а мы его подкармливать пытались…

В летний межень дойти до соседнего Банного острова можно посуху: на мелководье проступает пеший путь по песчаной отмели.

Как полагают некоторые исследователи, топоним этот не случаен: на острове могли располагаться монастырские бани, нахождение которых в пределах обители запрещалось уставом. Теперь же со стороны Банного заходят гости из числа представителей местной фауны.

По зимнему льду зачастил с той стороны хитромудрый лисовин, а однажды на берегу протоки отец Дионисий заметил медвежьи следы.

— Островному монастырю присуща своя специфика, — обращаюсь к настоятелю подворья. – Каким образом вы собираетесь учитывать ее при подборе будущей братии?

— Очевидно, что жизнь на острове гораздо более уединенная и потому для монахов удобнее. Платить за это приходится некоторыми бытовыми затруднениями.

Но после того как в 2013 году с «Большой земли» сюда проложили электрический кабель, на острове произошла «техническая революция».

Дизель-генераторы остались в прошлом, даже отчасти  отапливаемся электрическими котлами! Получается, правда, дороговато – но это мера вынужденная и временная. В Настоятельско-братском корпусе уже запроектирована общая монастырская котельная на дровах.

Несомненно, для человека внимательного к собственной внутренней жизни островная изолированность от мира – благо. Мне есть с чем сравнить: все-таки я 21 год прожил в Спасо-Прилуцком Димитриевом монастыре, который часто становился площадкой для церковно-общественных мероприятий епархиального уровня.

— Не за горами время, когда Спасо-Каменный монастырь примет насельников из числа монашествующей братии. Как вы готовитесь к этому моменту, приглашаете ли поработать трудников?

— Как писал святитель Игнатий Брянчанинов, монастыри основываются Духом Святым.

Важно

История большинства из них – это появление какого-то подвижника-пустынника, вокруг которого постепенно сплачивается небольшая братия, последующее прошение к архиерею благословить открытие обители и освящение первого храма. Подобный «алгоритм» мы встречаем практически в любом житии святого первоначальника какого-либо монастыря.

Не исключение и наши дни. Хотя мы и не равняем себя с древними пустынниками. Пока что на подворье постоянно проживает единственный послушник из числа трудников Спасо-Прилуцкого монастыря. У нас регулярно совершаются уставные богослужения (и это главное): полунощница – утреня – 1-й час, затем после перерыва 3-й и 6-й часы и Божественная Литургия; вечером соответственно – вечерня и повечерие.

Конечно, поскольку из священнослужителей я тут один, совершать такой круг богослужений ежедневно мы не в состоянии. Делаем это по субботам и воскресеньям, а также в двунадесятые праздники, когда ночью служится еще всенощное бдение. На клирос и на звонницу, Богу содействующу, иногда приплывают помочь братия из Прилук.

В монастыре все строится на молитве, а поскольку мы по мере наших скромных сил молимся и Богу служим, надеемся, что Господь нас не оставит в устроении полноценного монашеского общежития. Кого из монахов пришлет сюда Господь и пришлет ли кого-то вообще – в Его  Божественной воле. Думаю, большая братия здесь не нужна.

Кельи в Настоятельско-братском корпусе запланированы на семь насельников. Если кто-то вырастет в монахов Спасо-Каменной обители из числа трудников – буду только рад. Сюда можно приехать, пожить и  потрудиться во славу Божию. Но поскольку территория у нас маленькая и изолированная, трудников на нынешнем этапе принимаем исключительно с рекомендацией духовника.

Ведь если в монастыре на «Большой земле» от случайного человека избавиться можно очень быстро, в наш небольшой коллектив, прежде чем его отправишь восвояси, он может внести серьезные нестроения.

В личном же плане предпочитаю руководствоваться принципом, заповеданным нам Самим Господом Иисусом Христом: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33).

Дмитрий АНОХИН

Источник: http://vologda-mitropolia.ru/mnews/item/8626-spaso-kamennyj-monastyr-na-ostrove-kamennyj-v-kubenskom-ozere-otkryt-resheniem-svyashchennogo-sinoda

Спасо-Каменный монастырь

Cпас-Каменный – это первый каменный монастырь на русском Севере. Он расположен практически в центре Кубенского озера на небольшом островке размером 120 на 70 метров. Чтобы предохранить берега острова от постепенного разрушения, монахи со всех сторон обложили его грудами дикого камня, укрепили деревянным срубом и сваями.

По геологическому устройству остров состоит из каменистого щебневатого камня, почему издревле и называется «каменным», а монастырь – по имени главного храма во имя Преображения Спасителя именуется Спасо-Каменным, или Спас на Каменном. Ледяные горы, окружающие его весной, образуют неприступную крепость.

В это время недели на две прекращается всякая связь с сушей.

Существует предание об основании монастыря на Каменном острове в Кубенском озере.

В 1260 году Белозерский князь Глеб Василькович, путешествуя от Белоозера к Устюгу на судах, попал на Кубенском озере в бурю и в минуты опасности дал обет построить церковь и монастырь на том месте, где пристанет к берегу. Судно прибило к Каменному острову.

На острове жили двадцать три инока, которые по бедности не имели у себя церкви, а собирались для молитвы в часовню. Князь приказал построить церковь во имя Преображения Господня и деревянные кельи.

Совет

С того времени монастырь Спасо-Каменный находился под покровительством белозерских князей, расцвел, сделался многолюдным и благоустроенным, особенно во дни игумена своего Дионисия Грека, который дал этой обители устав святой горы Афонской, где сам принял пострижение.

Через два столетия молва о праведниках с островной обители разнеслась так далеко, что мечтавший о наследнике Великий князь Василий III отправился паломником в Спасо-Каменный монастырь с женой Еленой Глинской. Мальчика, появившегося на свет после княжеского паломничества на Кубенское озеро, история запомнила под именем Ивана Грозного. Бывал на острове и Петр Великий, не раз проплывавший Кубенским озером.

В средние века Спас-Каменный был не только духовным, но и хозяйственным центром региона. У монастыря было 7 сел, 4 сельца, 98 деревень, два подворья в Вологде и две соляные варницы в Тотьме.

Монастырь был идеальным местом для заточения опальных церковных деятелей. В частности, сюда сослали «передового старообрядца» Ивана Неронова.

Здесь же доживали свои дни полоцкий епископ Арсений Шишка и вице-прокурор Священного Синода Георгий Дашков.

Вся история острова и возникшего на нем в XIII веке монастыря неразрывно связана с противостоянием природе. Добраться до Спас-Каменного нелегко в любое время года. Летом и осенью волны бывают столь сильные, что уносят даже легкую моторную лодку. Зимой встает лед, но и это не самый надежный способ добраться до острова.

Островные монахи более других были изолированы от мира с его соблазнами и пороками. Этому способствовало не только географическое положение острова, но и строгий устав Спас-Каменного монастыря – женщинам путь на остров был закрыт. Даже бани были вынесены за его пределы на песчаные отмели. Но за «отрешенность» нужно было платить – неустанным трудом.

В монастыре существовала уникальная система отопления, когда печной дым циркулировал внутри всех стен, согревая все здание. Сохранилось немало рассказов о сюрпризах, которые постоянно преподносила жителям Спас-Каменного природа. Среди них есть почти сказочные.

Сообщается, что однажды льды вытеснили из воды и забросили на крышу келий огромный камень весом более пятисот пудов.

Обратите внимание

Монахи не только успешно боролись со стихией, но и помогали мирянам. В 1876 году на острове с разрешения епархиального начальства Императорским российским обществом спасения на водах была открыта первая и единственная в губернии спасательная станция. Сначала из-за недостатка средств при действующем монастыре был учрежден всего лишь предохранительный пост.

На острове было установлено два маяка. Один – на крыше домика спасательной станции, другой – на крыше двухэтажного корпуса братско-настоятельских келий. Этот маяк был разрушен в 1915 году вынесенными с озера огромными льдинами, проломившими крышу. На монастырской колокольне в непогоду ударяли в колокол.

Этот колокол весом в пять тонн был отлит в Санкт-Петербурге из гильз, оставшихся после войны 1812 года.

Советская власть закрыла монастырь в 1925 году. Монахов прогнали, а в жилых помещениях попытались устроить колонию для малолетних преступников, которые, правда, разбежались по осени. Кроме того, осенний пожар повредил многие здания.

Разрушение монастыря закончили люди. В 1937 году ради кирпича, который нужен был для строительства местного Дома культуры, был взорван Спасо-Преображенский собор. Полученный кирпич так и не удалось использовать для строительства.

В войну на острове был организован пункт по приему и переработке рыбы. До 1971 года здесь жил штатный сторож районного управления культуры. Когда должность эту сократили, остров стал пристанищем местных рыбаков и охотников.

В настоящее время из монастырских построек на острове сохранилась лишь уникальная Успенская церковь-колокольня XVI века.

В 1991 году объект был включен в план реставрации. Финансирование осуществлялось в рамках российской программы «Наследие». Руководство производственными работами взял на себя вологжанин Александр Плигин, инженер по образованию.

Разрушенный монастырь начал возрождаться и восстанавливаться, во многом благодаря А.Н. Плигину, его семье и всем их добровольным помощникам. В 1994 году финансирование реставрационных работ прекратилось.

Рабочие уехали с острова, а Александр Плигин поселился на Спас-Каменном, чтобы сберечь хотя бы то, что было уже сделано.

С середины 1999 года областная администрация вновь включила Спасо-Каменный монастырь в план реставрации. На южной стороне острова возле Успенской церкви возвели часовню «об един день» и освятили во имя всех вологодских святых.

В июле 2000 года на остров прибыла экспедиция московских реставраторов во главе с С.С. Подъяпольским.

Они произвели натурные исследования и обмеры руин Преображенского храма, что стало первым шагом для составления проектно-сметной документации.

Важно

Зимой 2004 года Александр умер. Его супруга, Надежда Плигина, решила продолжить дело мужа. Она осталась на острове и возглавила некоммерческое партнерство «Спас-Камень», целью которого является сохранение и восстановление памятника.

Труд семейства Плигиных стал примером для многих энтузиастов, которых объединяет стремление сохранить Спас-Каменный. Активную помощь в реставрации оказывают жители села Устье.

Поддержку также оказывает и Фонд гражданских инициатив, благодаря которому на остров приезжают многие желающие внести лепту в строительство монастыря.

Читайте также:  Церковь вознесения господня в коломенском, россия, город москва, парк «коломенское»

В 2006 году в соответствии с федеральной программой «Культура России 2006-2011 годы» из федерального бюджета стали выделяться денежные средства на ремонтно-реставрационные работы по восстановлению комплекса под названием «Теплая трапезная церковь-колокольня во имя Успения Пресвятой Богородицы с братско-настоятельским корпусом». Реставрационные работы велись некоммерческим партнерством «Спас-камень».

К 2010 году, к 750-летнему  юбилею обители, восстановление колокольни было закончено. Во втором ярусе устроен небольшой храм во имя Успения Пресвятой Богородицы. Продолжается восстановление трапезной части комплекса. Восстановлена и  освящена трапезная церковь в честь Успения Божией Матери. Ведутся работы по воссозданию братского корпуса.

В 2006 году по благословению архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана на острове было учреждено Архиерейское подворье «Спасо-Каменный монастырь», а храмы переданы в пользование подворью. На острове ведутся богослужения, приезжают паломники. Постепенно возрождается духовная жизнь.

С использованием материалов статьи: Котин М. На необитаемом острове // Независимая газета. — 2002. — №3 (2557). — 16 января.

Источник: http://cultinfo.ru/historical-cultural-heritage/monastery/spaso-kameniy-monastery.php

Спасо-Каменный: в поисках спасительного узкого пути. Петр Давыдов / Православие.Ru

    

Спасо-Каменный монастырь в честь Преображения Господня – одна из самых малых действующих обителей в России – находится на крошечном острове в Кубенском озере (Вологодская область). Несмотря на размеры, значение монастыря, как духовное, так и культурное, для России огромно.

Большинство людей, приезжающих сюда, стремится попасть на остров вновь: кто – ради тишины и спокойствия внешнего и внутреннего, кто – ради того, чтобы почувствовать глубину веков, кто – ради серьезных размышлений, ради изменения к лучшему своего духовного состояния.

В любом случае равнодушным не остается никто. И этому неравнодушию игумен Дионисий (Воздвиженский), единственный пока насельник обители, очень радуется: хорошо, если человек переживает за свое духовное состояние.

Совет

Значит, есть возможность действительно исправиться – что отдельному человеку, что обществу в целом.

– Отец Дионисий, большинство обителей на Севере немноголюдны: иноков здесь мало. О чем это свидетельствует, по вашему мнению? Действительно ли становится меньше желающих принять монашество? Если это так, то чем, на ваш взгляд, это вызвано? Только ли относительным материальным благополучием в миру? Или же есть более существенные причины?

– Спасо-Каменный монастырь не то что немноголюдный или малолюдный – он вообще безлюдный. Из постоянных насельников здесь пока только я один. Летом приезжают паломники. Ситуация у нас особая: просто разруха. Братский корпус в развалинах, и негде братии пока жить. Поэтому на вторую часть вопроса нельзя ответить, исходя из обстоятельств нашей обители.

    

Если же говорить отвлеченно от местных реалий, то уменьшение числа желающих посвятить себя, свою жизнь монашеству действительно наблюдается, и тому есть причины. Без причин на свете ничего не бывает. В 1990-е годы, после очередной революции в нашей стране, с открытием многих монастырей в них начался большой приток насельников.

Люди истосковались по духовной жизни, проявились подспудные настроения и намерения, душевные устремления, так долго загоняемые вовнутрь, прорвалась жажда приобщения, так сказать, к родным истокам. Я бы сравнил ситуацию с тем, как происходит обращение к Богу у отдельно взятого человека.

Первый порыв наиболее сильный, всё идет с охоткой, трудности переживаются легко, какая-то неведомая энергия движет им. Это первичная Благодать. То, что дается авансом и проявляет вкус к духовному, дает подлинную радость и утешение. Но это только начало, после которого последует обязательно иной период: сложный, с преткновениями и падениями.

Такое обучительное оставление Благодатью Божией. И вот здесь не всем хватает терпения и усердия. А его непременно надо проявить, чтобы со временем обрести уже неотъемлемую Благодать Божию.   

    

Так вот, эта первая волна для наших монастырей прошла, теперь нужно доказать свою состоятельность, чтобы иссякнувший ручеек наполнился, пусть и не так стремительно, но верно. Это как бы со стороны самих монастырей. А что касается других объективных причин… Что сказать? Живем «хорошо», много всего в мире, трудно найти узкий путь.

То, что было для людей, вышедших из советской эпохи, глотком чистого воздуха, ярким новым явлением на общем сером фоне, теперь стало, наоборот, блеклым на фоне мирского разноцветья. Но это картина сгущенными красками. На самом деле контраст не так велик, как может показаться. Ведь и монастырей сейчас стало еще больше, чем 10–15 лет назад.

Где же им всем наполниться, народу-то у нас в стране не столь уж много?

А вообще мне кажется, что религиозный подъем и связанный с ним приток в монастыри ищущих пострига – из ряда вон выходящее явление. Поэтому сегодняшняя ситуация вполне естественна и закономерна.

Почему мало приходящих в монастырь? Ну, мало или много – это относительно. Наверно, их столько, сколько и должно быть. Господь сказал, что «не все вмещают сие, но кому дано». Просто такой период. В истории ведь тоже бывало по-разному.

Во времена великих учителей и иноческих наставников – Великих Антония, Пахомия, Макария – в древних обителях насельников были тысячи, как известно. Затем постепенный упадок.

Были и в нашей Русской Церкви периоды расцвета и угасания: одно дело – эпоха преподобного Сергия и его учеников, последователей, и другое дело – век XVIII или XX, к примеру.

Обратите внимание

Наше церковное возрождение сегодня по части монастырей – это такой духовный «ренессанс», явление масштабное, внешне прекрасное, но с повторением не всегда лучших форм прежней синодальной эпохи. Какие причины и препятствия к приходу в монастырь сейчас? Уже, наверное, сказал: монастырь – не для всех. Плюс множество соблазнов.

– Вопрос о соотношении «количество/качество». Звучит, может быть, грубо, но, тем не менее: каковы сегодня главные «качества» христиан – что монашествующих, что мирян?

– Знаете, был такой лозунг: «Лучше меньше, да лучше». Вот к монашеству он тоже подходит.

У святителя Николая (Велимировича) одна женщина спрашивала: вот, мол, мы с дочерью сидим и думаем, куда ей пойти – замуж или в монастырь? А святитель ответил в письме: раз вы выбираете, значит, надо избрать общий путь – путь семейной жизни. А на монашество можно решиться только когда внутри одна цель и нет раздвоений.

По причинам внешним вообще монашество избирать нельзя.

Только внутреннее призвание к такому образу жизни! Архиепископ Феофан (Быстров), человек святой жизни, инспектор и ректор Петербургской духовной академии в начале XX века, когда к нему обращались с вопросом о монашестве студенты и говорили, что хотят послужить Церкви, отвечал так: послужить Церкви можно и в миру, для этого совершенно не обязательно быть монахом. Опять же указывал на Божие призвание и расположение к уединенной молитвенной жизни. Это же совершенно очевидно! Об этом все опытные духовники говорят.

Так что сегодня христиане не лучше и не хуже прежних. Разве что физически слабее по причине комфорта и более рассеянны из-за изобилия информации, зачастую пустой и ненужной.

    

– Каковы главные трудности северных обителей сегодня – духовные и материальные?

– Мне думается, одна из главных трудностей – это внешнее служение. Дело в том, что с сегодняшними общежительными монахами произошла такая метаморфоза.

Благодаря нашим благочестивым предкам (Царство им Небесное и вечная память), создавшим чудные и великолепные монастыри, мы оказались в несопоставимых с нами по масштабу обителях. По крайней мере, в нашем краю эта проблема налицо.

Если раньше, в лучшие времена, монастыри внешне росли соответственно росту числа братии, то теперь враз мы получили грандиозные сооружения, во много раз превосходящие наши потребности. А восстанавливать надо, следить за их состоянием и поддерживать необходимо.

Здесь, пожалуй, без внешних пособий и помощи не обойтись. Но для духовного здоровья и исполнения своей миссии едва ли такие заботы нужны. Силы не безграничны, а они порой уходят в основном на восстановление, реставрацию и т.д.

Преподобный Исаак Сирин писал, что для преуспеяния в постижении словес Божиих надо пребывать в нищете. А пребывание в нищете позволяет углубляться в Божественное Писание. Преподобный Исаак Сирин, правда, был отшельником, поэтому его совет относится по большей части к личному имуществу монаха. К монастырю его не применишь.   

– Кстати, такой вопрос. Часто слышны горячие споры – они, впрочем, продолжаются с давних времен – о том, должна ли каждая обитель быть обязательно богатой, или ей просто необходимо быть нищей? Для чего нужны нищета и богатство вообще? Почему и Нил Сорский, и Иосиф Волоцкий, с именами которых и связывают эти споры, – оба святые, которых мы почитаем?

– Любые крайности вредны, как известно. Надо следовать путем средним. Хотя нужда помогает укрепляться духом. Во всяком случае, богатство не к лицу монастырям. Но внешнее благолепие, особенно известных, древних монастырей, памятников, является неизбежным.

Важно

Это наше национальное достояние. Но богатство обители ради богатства находится в противоречии с монашеским деланием. Еще святитель Игнатий (Брянчанинов) советовал по возможности избирать для жительства обитель, не прославленную в глазах мирян, дабы не заразится духом тщеславия.

А потом, Господь в Евангелии сказал юноше раздать имущество и следовать за Ним. А считавший, что исполнил все заповеди молодой человек, как оказалось и как говорится в толкованиях на это место, не исполнил главной – о любви к ближнему.

Если бы был истинно милосердным, то как мог остаться богатым?

По теме так называемого «спора» между нестяжателями и иосифлянами написано много исследований. Спора никакого вообще-то и не было: были (и, может быть, остаются) два разных взгляда на устроение монашеской жизни. Да, разные взгляды. Но разность мнений не исключает любви. И тот, и другой по-своему были правы.

Но, к сожалению, на нашей почве почему-то всегда наблюдается стремление противопоставлять, сохранять одно за счет другого.

Преподобный Нил придерживался принципа полного отрешения от мира, существования только за счет своих трудов, следовал скитскому образу жизни, которому он научился, когда жил в Палестине и на Святой Горе. Но этот образ жизни, особенно на Севере, был далеко не всем по силам.

Преподобный Иосиф смотрел на русское монашество более широко. Он предусматривал реалии жизни, когда монастыри были едва ли не единственными центрами просвещения и культуры.

То есть стоял за укрепление, материальную обеспеченность монастырей как возможность их широкого служения миру по духу христианской любви и милосердия. Точка зрения преподобного Иосифа в целом возобладала, хотя до времени известной секуляризации и упразднения многих малочисленных обителей таких пустынь, почти скитского типа, было немало, особенно в северных пределах Руси.

    

Сегодня мы живем в иных реалиях, чем преподобные Нил и Иосиф. Но уроки истории надо изучать – и не повторять ошибок. Непомерный рост благосостояния монастырей, превращение их в крупных землевладельцев, этаких феодалов, привели в конце концов к тому, что пострадали в печально известном 1764 году все монастыри – и большие, и маленькие.

    

– Верно ли, по вашему мнению, такое утверждение: задача обителей, открытых в последнее время, – это неспешная, но тщательная и кропотливая работа по воспитанию, становлению монашеской общины, желательно без направленности в сторону внешнего мира, а нуждами мирян пусть занимаются приходы и белое духовенство? В каких случаях ни монастырю, ни мирянину не повредит общение?

– В целом утверждение верное. Когда спрашивали, что нужно сделать, чтобы помочь возрождению монастырей, один мудрый человек ответил: оставить их в покое. Это касается, конечно, внутренней жизни.

Совет

Оставившие мир и пришедшие в монастырь люди, в большинстве своем серьезные христиане, принявшие ответственное решение, сами в своем братстве разберутся со своими проблемами, и это на самом деле большой целожизненный труд.

Как бы пафосно это ни звучало.

    

А общение между монахами и мирянами не повредит, если оно совершается в духе смирения и христианской любви. Традиционно это общение заключалось в духовном окормлении опытными иноками приходящих за советом и утешением в монастырь. Так должно быть и сейчас.

– Почему существует строгий совет: не «бегать за чудесами»? Чем он обусловлен, по вашему мнению?

– А бегать за чудесами никак и не нужно. Чудеса вокруг нас и в нас совершаются постоянно. Может, мы просто их не видим. Не чудо ли такое непостижимое творение, как человек и окружающий нас космос! А главное чудо – это когда грешный и немощный человек становится святым. Вот стремиться бы всегда видеть себя «ниже всякой твари» (по-русски – всего сотворенного) – правильное устремление.

Читайте также:  Церковь филиппа, митрополита московского, в мещанской слободе, россия, город москва

Фото Владимира Сутягина    

– Как относятся местные жители к возрожденной обители? Чувствуется ли помощь от святых, подвизавшихся здесь?

– Хорошо относятся большей частью. Не все, правда, хорошо понимают, что такое монастырь и как правильно надо себя вести, когда приехал «просто посмотреть». Здесь ведь летом на озере бывает много отдыхающих, подплывают и к монастырю в разных состояниях и в неподобающем виде. Но с каждым годом такое случается всё реже.

А о святых вопрос риторический. Разве могут они быть безразличны к своей обители, где они подвизались? Помощь от них, конечно же, есть: молитва ведь проникает сквозь века, связывая святых предков и несвятых потомков. Наше незавидное духовное состояние они видят и, как мы постоянно убеждаемся, молятся, ходатайствуют о нас перед Христом.

Фото Владимира Сутягина    

– Кстати, имена каких святых связаны с этой обителью?

– Из прославленных – святитель Дионисий Грек, преподобные Дионисий Глушицкий, Александр Куштский, Иоасаф Каменский, Кассиан Каменский, Евфимий Сянжемский, Василий Каменский, Пахомий Каменский, Адриан Монзенский… Есть, думаю, и неизвестные нам святые: подвижники всех времен отличаются скромностью.

    

Для желающих оказать посильную помощь обители публикуем ее реквизиты:

Православная религиозная организация Архиерейское подворье «Спасо-Каменный монастырь» Вологодской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) ИНН 3525179378 КПП 352501001 ОГРН 1073500000155

р/с 40703810312000001013

Отделение № 8638 «Сбербанка России», г. Вологда БИК 041909644

к/с 30101810900000000644

Источник: https://pravoslavie.ru/98839.html

СПАСО-КАМЕННЫЙ МОНАСТЫРЬ — Древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Спасо-Каменный монастырь. Фото Алексея Южакова

Спасо-Каменный мужской монастырь в честь Преображения Господня на Каменном острове в Кубенском озере Вологодской епархии

Единственным известным в настоящее время документом о возникновении обители является «Сказание о Спасо-Каменном монастыре», составленное Паисием Ярославовым в XV веке.

Оно повествует о том, как Белозерский князь Глеб Василькович шел на судах с Белого озера по реке Порозовице в озеро Кубенское. На Кубенском озере недалеко от места, называемого Карачевская пучина, его настигла сильная буря.

В минуты опасности князь дал обет построить церковь и монастырь на месте, где сможет обрести спасение. Судно прибило ветром к Каменному острову. Князь нашел на острове двадцать три инока, которые жили в землянках, а для молитвы собирались в часовню.

Произошло это в день празднования Преображения Господня, 6 августа 1260 года. Князь приказал построить деревянную церковь во имя Преображения Господня и кельи для монахов. Так был основан Спасо-Каменный Преображенский мужской монастырь.

Со времени основания монастырь существовал под покровительством белозерских князей. Из-за неоднократных пожаров, от которых пострадал монастырский архив, история обители недостаточно известна и состоит из сведений, большей частью отрывочных и неполных.

Время расцвета обители связано с именем игумена Дионисия Грека, который ввел в монастыре строгий устав Святой Горы Афонской, заложил традиции, сформировавшие авторитет и славу монастыря на несколько столетий.

В его настоятельство Спасо-Каменный монастырь стал духовной школой для многих подвижников, и выходцы из него – Дионисий Глушицкий, Александр Куштский, Пахомий Каменский, Евфимий Сянжемский — в свою очередь, основали новые обители на побережье Кубенского озера.

Обратите внимание

Около этого же времени подвизались в монастыре почивающие в нем угодники Божии Петр Каменский и Василий Каменский, Христа ради юродивый.

Во времена жестоких междоусобных войн в 1447 году великий князь Василий Тёмный, свергнутый с престола и ослеплённый князем Димитрием Шемякой, приезжал в Спасо-Каменную обитель на богомолье.

Игумен Евфимий благословил Василия Тёмного на продолжение борьбы за власть: «Иди, Государь, в желаемый путь твой на великое княжение, и Бог устроит твоё шествие».

Василий Темный сделал богатые земельные вклады в обитель, а его супруга великая княгиня Мария приписала к ней монастырь св. Николая Чудотворца на Святой Луке.

Пожар 1476 года. Возрождение обители

В сентябре 1476 года во время сильного шторма на острове случился пожар. Будучи деревянными, все монастырские строения сгорели. Много монахов погибло в водах озера, спасаясь в ладьях от огня.

Через несколько лет обитель вновь отстроилась. В 1481 году был возведен каменный Спасо-Преображенский собор. Для украшения собора белый камень привозили из Твери со Старицких карьеров. Кирпичи для сооружения храма изготовлялись вручную. Возводила собор артель ростовских зодчих.

В 1528 году великий князь Василий III Иванович вместе со своей супругой Еленой Глинской, совершая богомольное путешествие, посетил обитель на Каменном острове, где молился о чадородии. Великий князь пожаловал монахам Спасо-Каменного монастыря 60 рублей на сооружение теплого храма. Теплая церковь с трапезной во имя Успения Божией Матери была построена уже после смерти Василия III.

Князь Василий III использовал Спасо-Каменный монастырь как место ссылки опальных духовных особ. В начале XVI века сюда был заточен бывший Смоленский епископ Варсонофий (Ходыкин). Немного позднее в монастырь был сослан опальный московский митрополит Варлаам, скончавшийся в монастыре в 1533 году, его гробница не сохранилась.

Кроме церквей в монастыре было шесть небольших каменных зданий. Вдоль берега шло укрепительное сооружение — деревянный ряж с размещенными на нем кельями, предохранявший берега острова от разрушения льдами и весеннего половодья.

От расцвета к упадку: XVII — XVIII вв

Наивысший расцвет монастыря пришелся на вторую половину XVII века. В этот период на острове, кроме настоятеля, проживали 93 человека, из них 27 человек монашествующих, остальные – слуги и рабочие люди.

В вотчине монастыря было 7 сел, 4 сельца и 98 деревень с 819 душами крестьян мужского пола. В Вологде монастырю принадлежало 2 подворья, в Тотьме – 2 соляные варницы. Были у монастыря и различные торговые льготы.

По описи 1670 года, на острове располагались три каменных храма.

Внутренность Спасо-Преображенского собора отличалась особым великолепием и необыкновенным множеством икон (их в храме было около 150), которые имели золоченые серебряные оклады, некоторые были украшены драгоценными камнями и жемчугом. На колокольне было десять колоколов.

Важно

В ризнице хранились напрестольные Евангелия, украшенные бархатом и серебром, священнические облачения, вышитые жемчугом, в библиотеке хранилось 364 книги, из них шесть древних рукописных, на пергамене.

В результате секуляризационной реформы 1764 года Спасо-Каменная обитель была определена в третий, низший, класс монастырей.

Пожар и упразднение монастыря в 1774 году

В 1774 году сильный пожар уничтожил деревянный ряж вокруг острова вместе с кельями. Из каменных сооружений более всего пострадал Спасо-Преображенский собор и надвратная церковь Иоанна Предтечи. Удалось спасти лишь самые дорогие святыни: мощи преподобного Иоасафа Каменского, несколько образов, наиболее древние и ценные предметы богослужения, облачения, книги.

Спасо-Каменный монастырь упразднили, так как не нашлось нужных средств для возобновления после пожара. Оставшееся от пожара имущество передали на хранение в Спасо-Прилуцкий монастырь. Настоятеля с братией определили в Вологодский Свято-Духов монастырь, который с 1775 года указом Святейшего Синода был переименован в Спасо-Каменный.

Восстановление монастыря

Вид Спасо-Каменного монастыря с южной стороны. Литография 1886 года

17 июня 1870 года монастырь посетил великий князь Алексей Александрович, совершая путешествие по водной системе из Петербурга в Архангельск. Пробыв в монастыре около часа, князь пожаловал на благоустройство обители 100 рублей.

В 1876 году на острове с разрешения епархиального начальства была открыта первая в губернии спасательная станция Императорского Российского Общества спасения на водах.

На крыше братско-настоятельского корпуса был установлен маяк большой мощности (керосиновая лампа), свет которого был виден за 20 верст, а во время туманов и зимних метелей ориентиром для путешественников был звук специального колокола.

Четыре матроса-гребца под руководством атамана и немногочисленная братия днем и ночью, зимой и летом спешили на помощь терпящим бедствие людям, при этом каждый раз рискуя собственной жизнью. Руководил работой станции настоятель – архимандрит Павел. Он лично принимал участие в спасательных работах.

В 1892 году по ходатайству настоятеля монастыря и по прошению жителей окрестных сел и деревень было получено разрешение Синода перевезти мощи преподобного Иоасафа в обитель, а также вернуть прежнее имя — Спасо-Каменный монастырь.

Закрытие монастыря

25 июня 1925 года на острове работала комиссия по закрытию монастыря, состоявшая из двух представителей Губернского отдела народного образования и милиционера.

Для определения ценности предметов, передаваемых по описи музею, был приглашен заведующий художественным отделом музея Иван Васильевич Федышин. Старинных книг, икон, старинной серебряной богослужебной утвари, инвентарных книг уже не было.

Часть предметов, в том числе восемь пудов архивных документов были оставлены в монастыре под охраной сотрудников Губоно.

Совет

Настоятель иеромонах Анатолий (Петухов), пять монахов, три послушника составляли население обители. Послушников признали укрывающимися от военной службы, дело передали в милицию. Монахам временно разрешили остаться на острове.

Преображенский собор Спасо-Каменного монастыря, 1926 год

27 июня 1925 года начальник Вологодской уездной милиции составил рапорт о том, что Спасо-Каменный монастырь закрыт, жилые помещения и монастырский инвентарь переданы по описи в ведение Губернского отдела народного образования «для изоляции там трудновоспитуемых детей».

Через два месяца после открытия колонии, 2 сентября в монастыре возник пожар. Огонь уничтожил братско-настоятельский каменный корпус, в котором помещался детский дом и храмы. Оставшиеся без кровли древние здания постепенно превращались в руины. Остров стал пристанищем для рыбаков, охотников и туристов.

В конце 1930-х годов был взорван Спасо-Преображенский собор. Успенскую колокольню не тронули, ее использовали в качестве маяка.

С 1945 по 1960 год уцелевшие здания монастыря (гостиница, колокольня и погреба) использовались под нужды рыбзавода.

Около 1970-го года рыбаки, ночевавшие на острове, сожгли единственное жилое здание — монастырскую гостиницу. После пожара остров остался без охраны.

Здесь находили спасение попавшие в шторм путешественники и рыбаки. Останавливались туристы.

Со временем Спасо-Преображенский собор и трапезная превратились в руины, заросшие травой и кустарником, а обветшавшая колокольня была близка к обрушению.

При составлении Свода памятников культурного наследия в 1960-ом году колокольня и остатки древних зданий были приняты под государственную охрану с присвоение статуса памятника: Спасо-Каменный монастырь.

Начало возрождения

Успенская церковь-колокольня Спасо-Каменного монастыря, январь 2011

С 1983 года архитектор Асафов Александр Алексеевич (+ 1993) начал деятельность по воссозданию архитектурного ансамбля Спасо-Каменного монастыря. Благодаря его усилиям уникальный памятник отечественной культуры был включен в программу «Наследие». Асафов был главным архитектором проекта.

Летом 1991 года началось областное финансирование восстановительных работ. К 1994 году государственное финансирование прекратилось. К этому времени удалось частично отремонтировать гостиницу. Летом 1995 года перед алтарем Спасо-Преображенского собора поставили обетный крест.

В 1998 году на острове поставили часовню во имя всех Вологодских святых. В строительстве часовни принимали участие радиолюбители из разных городов России, вологодские реставраторы.

По древней русской традиции строили «об един день» — с рассветом начали, а к закату солнца закончили, устроили сруб, кровлю, водрузили на ней деревянный крест и освятили.

Таинство освящения совершил протоиерей из Вологды Василий Павлов.

Обратите внимание

В марте 2002 года Дирекцией по охране, реставрации и использованию памятников истории и культуры Вологодской области Успенская церковь Спасо-Каменного монастыря была передана в пользование некоммерческому партнерству «Спас-Камень» для осуществления ремонтно-реставрационных работ.

В 2006 году была осуществлена передача в безвозмездное пользование комплекса зданий Спасо-Каменного монастыря Вологодской епархии. В том же году на Каменном было учреждено архиерейское подворье «Спасо-Каменный монастырь».

В 2007 и 2008 году противоаварийные и ремонтно-реставрационные работы велись на средства федерального бюджета по программе реставрации памятников, находящихся в пользовании Русской Православной Церкви.

В 2009 году завершилось восстановление Успенской церкви-колокольни, 23 декабря в ней прошел первый молебен.

В 2010 году начато воссоздание трапезной палаты, примыкающей к колокольне.

17 августа 2010 года архиепископ Максимилиан (Лазаренко) совершил освящение восстановленной церкви Успения Божией Матери. С этого момента там регулярно стали проводиться богослужения. На острове продолжались работы по воссозданию трапезного корпуса, по благоустройству территории, по сохранению уникальной экосистемы острова.

6 октября 2017 года Священный Синод Русской Православной Церкви постановил вновь открыть Спасо-Каменный Преображенский мужской монастырь.

Святые

Настоятели

Архиерейское подворье

  • Дионисий (Воздвиженский) (2006 — ?)
  • Иоасаф (Вишняков)

Монастырь

  • Дионисий (Воздвиженский) (с 6 октября 2017 [1])

Использованные материалы

[1]  «Журнал № 96″, _Журналы заседания Священного Синода от 6 октября 2017 года», официальный сайт Русской Православной Церкви, 6 октября 2017, http://www.patriarchia.ru/db/text/5028352.html

Источник: https://drevo-info.ru/articles/25481.html

Ссылка на основную публикацию