Преподобноисповедник рафаил оптинский (шейченко)

Ольга Рожнёва. Памяти преп. Рафаила (Шейченко) / Православие.Ru

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)Девятнадцатого июня мы чтим память преподобноисповедника Рафаила (Шейченко) (1891-1957), удивительного подвижника, исполнившего в полной мере заповедь Христову «любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас (Лк. 6:27, 28)».

Отец Рафаил (в миру Родион) родился в Курской губернии в обычной крестьянской семье. Отец работал сапожником, занимался переплётным делом. Родион окончил церковноприходскую школу, учился в земском училище, работал, как и отец, сапожником. Будучи призванным в армию в 1913 году, окончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу.

Все эти профессии очень пригодились ему в дальнейшей жизни.

Ещё в ранней юности побывал Родион в Оптиной Пустыни паломником и трудником.

Оптина произвела такое сильное впечатление на душу юноши, что память о ней он хранил и в армии, и на фронтах Первой мировой войны.

Позднее он напишет о себе так: «От дней детства, под кровом родителя своего, я всей пылкостью чистой юной души любил и жаждал святого иноческого жития. Оно было мечтой детства и усладой юности».

Военные годы только укрепили веру и желание служить Господу. Вернувшись с фронта, молодой унтер-офицер попрощался с домашними и отправился в Оптину. Был принят в число братии и нёс клиросное послушание и послушание ветеринарного фельдшера.

Обратите внимание

Советская власть преобразовала монастырь в племенное хозяйство, но братия могла ещё трудиться и молиться в родной обители. В 1923 году окончательно закрыли монастырь, и монахи со слезами покидали родную Оптину, селились в Козельске на частных квартирах. Послушник Родион вспомнил ремесло сапожника и стал зарабатывать им на жизнь.

Молодой человек вступает на путь исповедника, приняв в 1928 году, в страшное для верующих время, монашеский постриг. В этом же году отец Рафаил был рукоположен в иеродиакона.

Власти старались всячески притеснять монахов – «чуждый элемент», и зимой 1930 года отец Рафаил был принудительно мобилизован на лесозаготовки. Летом того же года ОГПУ обвинило группу оптинских монахов (и отца Рафаила) в антисоветской агитации и подстрекательстве крестьян к восстанию во время беспорядков, случившихся в Козельске на Духов день.

Отца Рафаила приговорили к десяти годам лагерей. Четыре года он провел в исправительно-трудовом лагере на Урале, затем был лагерь в Московской области.

Здесь преподобноисповедник работал ветеринарным фельдшером при животноводческой ферме совхоза и жил в одном из пустых загонов для свиней.

Питался тем, что давалось свиньям; и это ещё была милость Божия, так как другие заключенные не имели и такого дополнения к своему скудному рациону.

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)    

Находясь в лагере, отец Рафаил не скрывал своей веры. Во время свидания ему передали Евангелие, молитвослов, икону, а поскольку жил он отдельно, то мог беспрепятственно молиться, приглашая иногда к себе некоторых из заключенных собратий.

Оперуполномоченные НКВД, в конце концов, решили, что оптинский монах ведёт слишком активную религиозную жизнь. До окончания срока оставалось четыре года, но этот срок продлили и, по решению суда, отправили молитвенника в отдалённые северные лагеря: сначала в Мурманск, а затем в Усольлаг в Соликамске Пермской области.

Из заключения отец Рафаил освободился только в 1943 году. Сначала в Козельске жить не разрешили и вернуться туда, ближе к милой Оптиной, удалось только в 1944 году.

Важно

В этом же году он был рукоположен и назначен, согласно просьбе двадцатки, настоятелем Благовещенской церкви. С этого времени началась многотрудная пастырская деятельность иеромонаха Рафаила.

Храм Благовещения был сильно поврежден, а колокольня снесена до основания. Отец Рафаил стал служить в наскоро отремонтированном приделе, тратя много сил на восстановление храма. Поскольку строительную технику было тогда достать невозможно, то строили вручную. К 1949 году храм почти восстановили и поставили иконостас.

Отец Рафаил был человеком великой любви и жалости к людям. Приехав в Козельск, он стал заботиться о состарившихся и немощных сестрах Шамординского монастыря, многие из которых тоже вернулись из ссылок. Душа его вмещала всех, кто нуждался в помощи, люди шли к нему, как к родному отцу, и всех он согревал своей любовью.

Много было и не монашествующих, но просто исстрадавшихся от многообразных трудностей, и для каждого в его душе находилось тепло. Верующие стали обращаться к отцу Рафаилу как к духовнику, со многими у него завязались близкие духовные отношения, которые нашли своё отражение в письмах.

Власти установили тщательную слежку за ревностным пастырем, его стали часто вызывать в местное отделение МГБ. Сделали своё чёрное дело и доносы завистников и недоброжелателей.

Было составлено обвинительное заключение. Отца Рафаила обвинили в антисоветской агитации, в том, что он «среди отсталых верующих и монашеского элемента пользуется большим авторитетом». Осенью 1949 года Особое Совещание приговорило его к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере Вятлаг.

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)Почти все близкие к отцу Рафаилу прихожане были убеждены, что в его страданиях повинны ставший после его ареста настоятелем отец Сергий (Шумилин) и бывшая староста храма Наталья.

Сам же отец Рафаил просил благословить их и молиться за них, а никак не ругать, умолял своих духовных чад «простить Наташу» (которая прислала ему покаянное письмо о своём грехе доносительства).

Он писал духовным дочерям: «Детка Тоня! А за то, что ты носишь в сердце своём змею неприязненного чувства к отцу Сергию, и даже как ты пишешь: “Не простила и, наверное, никогда не прощу!” – за это не похвалю. Это чувство не христианское и гибельное для души».

«…И мы с тобою грешные, нуждаясь в прощении грехов, молимся: “Отче наш, иже еси на небесех… и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим”. Вот видишь, чтобы получить от Господа прощение, впредь надо самому простить.

Итак, дорогое дитя мое, прошу и за меня, и за себя – не сердись ни на кого, а тем более, на отца Сергия, как не сержусь ни на кого я и всем простил в самый час скорби моей ещё одиннадцатого июля, и сейчас, как и до самой смерти, буду о них молиться не яко за врагов и обидчиков своих, а яко о благодетелях спасения моего, – да помилует и спасёт их Господь. Поступи и ты так же, и воцарится в душе твоей мир и покой, а в этом всё счастье человеческое на земле.

…А то, что совершилось со мною, то это все не по хотению человеков, а по воле Божией – ко спасению моему, и этой воле Божией я покорен на все виды страданий и смерти, где и какова она ни будь. Со словом на устах и в сердце, с каким умер в изгнании святитель Иоанн Златоуст: “Слава Богу за все!”»

«Чадо! Прошу не огорчайся и не сетуй на Наташу, как не огорчаюсь ни на кого я. Кто весть пути и судьбы Господни? Разве Сыну Божию подал чашу Каиафа или Пилат, или Иуда, предавый его? Нет, Отец Небесный. Мой долг не судить, а простить всех, всех и за всё…

Совет

Простить врагу – святое дело, Но кто в беде помог врагу, Вот про того сказать я смело,

Как про подвижника могу!

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Отцу Сергию скажи: “Если судит Господь живу мне быти и возвратиться, то одной милости буду просить у всего народа – быти ми сторожем святого храма Божия и дома Матери Божией – и только”…»

Отец Рафаил без ропота нёс крест исповедника, молился за всех духовных чад, и даже за гонителей.

О пребывании в лагере старец писал своему духовному чаду так: «…Мы здесь 40-60 человек, как в улье пчелы, добавь к сему игры, ругань, споры, зависть, озлобленность и многое другое – до потери человечности.

Поверь, что жизнь в лесу, в пещере была бы для меня – отблеск Рая на земле. Но надо терпеть, смиряться и паче благодарить Господа, спасающа мя грешнаго…»

О терпении в скорбях своих старец писал:

«… Неужели аз, безумный, окаянный, ничтожнейший прах, дерзну просить от Господа к себе большего внимания, чем заслуживал того вселенский вития, украшение Церкви Христовой, её слава – святой Иоанн Златоустый, окончивший дни свои в изгнании? Да не будет!

Но своё пребывание под спудом, свое уничижение и скорби не променяю ни на какие суетные радости, а свою умиленную, покаянную и радостную слезу – ни на какие чины, славу и сокровища мира сего. Но пою, славлю и благодарю за всё Бога моего, взывая купно со святым мучеником Евстратием: телесныя бо страдания, Спасе, суть веселие рабам Твоим! Грешный Рафаил».

Все хлопоты верующих об освобождении своего пастыря были безрезультатны. Центральная Комиссия по пересмотру дел оставила приговор в силе, так как, несмотря на репрессии, отец Рафаил не отказался от своих убеждений и в случае досрочного освобождения намеревался продолжить активную церковную деятельность.

Он был освобождён только в 1955 году, после того, как началось массовое освобождение из лагерей по неправосудным приговорам. Выйдя из заключения, начал служить в восстановленном им Благовещенском храме, где настоятельствовал отец Сергий. Отец Рафаил смиренно стал вторым священником в своём же храме.

Старцу было уже за шестьдесят, он был болен и слаб, но пережитые скорби приблизили его ко Господу, научили глубокому состраданию к людям. Он любил и почитал нищих, завещал это и своим духовным детям. Каждое воскресенье приглашал нищих к себе на чай.

Обратите внимание

Однажды он велел привести и напоить некую нищую чаем в день её Ангела. Нищая была слепой и не могла даже дойти самостоятельно, тем причиняя дополнительные хлопоты другим. Тогда одна из духовных дочерей отца Рафаила с упреком сказала: «Да ну, батюшка, очень уж это нужный товар!» На что он ответил: «Это самый нужный товар!»

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)Отец Рафаил старался как можно чаще служить, никому не отказывал в исполнении треб, хотя порой это было для него физически крайне утомительно, особенно, когда приходилось в дни ненастья ходить на кладбище и служить по заказу родственников почивших панихиды. Он безотказно принимал страждущих, духовно изголодавшихся людей, которые стали съезжаться к нему со всех концов страны.

Весна 1957 года выдалась холодная и затяжная. Хотя отец Рафаил чувствовал себя физически нездоровым, он нудил себя часто служить и принимал всех приходящих. Троицкую родительскую субботу он дотемна провёл на кладбище, люди просили его отслужить ещё и ещё одну панихиду, всем хотелось, чтобы именно этот смиренный исповедник помолился за их почивших сродников. А он, привыкший к самоограничению, к крайнему самоотречению, никому не отказывал.

И никто не заметил вовремя, что всеми любимый батюшка давно превысил меру сил человеческих и тяжело заболел. Вечером, когда отец Рафаил вернулся домой, стало ясно, что он болен воспалением лёгких.

Духовные чада хотели позвать к больному старцу врача, просили на это благословения у настоятеля отца Сергия, но тот тянул и откладывал столько, что всякая врачебная помощь стала уже запоздалой. 19 июня 1957 года старец скончался.

Оказавшись слишком внезапной, его кончина потрясла людей. Когда отца Рафаила хоронили, то гроб с его телом почти в течение целого дня двигался от дома до кладбища, столько людей хотело проститься со старцем.

Отец Рафаил был погребен на старом кладбище в Козельске. В 2005 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия его мощи перенесли на братское кладбище Оптиной пустыни, а в 2007 году – в Преображенский храм Оптиной.

Имя преподобноисповедника включено в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Отче Рафаиле, моли Бога о нас, грешных!

Источник: https://pravoslavie.ru/71576.html

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко) – Православный журнал “Фома”

Памяти преподобноисповедника Рафаила (Шейченко)

19 июня Русская Православная Церковь празднует память преподобноисповедника Рафаила (Шейченко).

Господь нелицеприятен и принимает, и возвышает, и просвещает из любого народа всякого угодного Ему, богатого и бедного, высокоименитого и неименитого, обремененного образованием и просвещенного благочестием, преображает и возвышает душу настолько, что она становится вновь ясным образом и подобием Божиим, своей нетленной красотой пленяя обращающегося к подвижнику в послушание Христу. Таким подвижником и был преподобноисповедник Рафаил. Сын малороссийского крестьянина, переплетчика и сапожных дел мастера Ивана Шейченко, в крещении нареченный Родионом, он родился в 1891 году в Курской губернии. Окончив земское училище, он сначала, как и отец, работал сапожником, а затем в 1913 году был призван в армию и окончил здесь военно-ветеринарную фельдшерскую школу. В 1918 году он поступил послушником в Оптину пустынь, где и начал проходить школу обучения и внутреннего возрастания в непобедимого воина Христова, чей неповреждаемый щит — смирение, чье оружие — слово Божие. «Ранним майским утром, в расцвете “своей весны” подошел я к святым воротам Оптиной пустыни», — писал он из ада заключения в начале пятидесятых годов, уже вкусивши горечь страданий и предательств, испив чашу послушания Христу в исповедническом подвиге, неся крест свой и в пору благодатной весны пастырского служения, и через зной терпения во узах оскорблений и поношений от врагов Христовых. Все эти переживания, обновляя и утишая душу, радостно и молодо воскресали в воспоминаниях об Оптиной — трудноописуемом на земном человеческом языке луге духовном, где так недавно еще расцветали райские цветы чистых во Христе добродетелей.  «Над святыми воротами во весь рост человека возвышался Ангел: в одной руке он держал большой святой крест как символ страдания, а в другой — венец как символ награды и славы…

Слова святого Евангелия, как некий Божественный свет, озарили мой разум и, как острие меча, уязвили истиной слов Богочеловека мое сердце: Аще кто хощет по Мне идти да отвержется себя и возьмет крест свой, и по Мне грядет (Мф 16:24), Аз есмь путь, истина и жизнь (Ин 14:6)

Важно

Путь на небо всякому последователю Христа, а наипаче иноку, предлежит только через Голгофу, с крестом в руках, с крестом на плечах. Сим путем восшел в горняя и Он — Сын Божий, сияние славы Отчей, на Кресте Своими страданиями и смертью совершил искупление рода человеческого и Своим живоносным Воскресением совоскресил его, даровав ему новую жизнь и спасение.

Читайте также:  Икона божией матери «успение» псково-печерская, россия, псковская область, успенский пещерный храм псково-печерского монастыря

Других путей туда, на небо, нет, все другие пути ведут в другие, страшные, адовы места… Без креста — нет венца!» В 1923 году Оптина пустынь была безбожной властью закрыта; духовная жизнь ее насельников продолжала идти своим чередом, но уже вне стен обители.

В 1928 году послушник Родион был пострижен в монашество с именем Рафаил и в том же году рукоположен во иеродиакона, а через два года восшел на новую ступень — исповедничество. В 1930 году тройка ОГПУ приговорила его к 10 годам заключения. Находясь в лагере, отец Рафаил не скрывал своей веры, ему во время свидания передали Евангелие, молитвослов, икону.

Из заключения он переписывался со многими, давая духовные наставления, и сотрудники НКВД, сочтя, что оптинский монах ведет слишком активную религиозную жизнь, в 1936 году вновь арестовали его, приговорив к 6 годам заключения. В 1943 году иеродиакон Рафаил был освобожден и в 1944 году рукоположен во иеромонаха и назначен настоятелем Благовещенской церкви в городе Козельске.

Храм Благовещения был сильно поврежден, и отец Рафаил, восстанавливая его, стал служить в наскоро отремонтированном приделе. Пастырь добрый, он помогал многим нуждающимся. В Козельск из ссылок и лагерей возвращались шамординские монахини; претерпев узы, многие из них были немощны, и отец Рафаил старался их жизнь обустроить.

Дверь его кельи была открыта для всех, для каждого находилось утешительное слово, а в случае необходимости и материальная помощь. В 1948 году МГБ и Генпрокуратура приняли директиву об аресте возвратившихся из заключения священнослужителей, если те продолжали вести активную церковную деятельность.

Враги и предатели церковные оговорили отца Рафаила, и в 1949 году он был арестован и приговорен к 10 годам заключения.

Священника обвинили в том, что он говорил проповеди об иконе Божией Матери «Троеручица», о преподобном Иоанне Дамаскине, о вселенских святителях и учителях Василии Великом, Иоанне Златоусте и Григории Богослове, о мученицах Вере, Надежде, Любови и их матери Софии и сравнивал время, когда жили эти святые, со временем настоящим, сравнивал образованность Вселенских церковных учителей с образованностью современного человека, а также верность Христу мучениц — с его малодушием. Все знали, кто явился причиной его ареста, многие тяжело переживали это предательство и часто жаловались ему на предателей в письмах. На что отец Рафаил отвечал: «Сын Божий, искупивый нас, грешных, на Кресте Голгофском Своими страданиями, в Своей предсмертной молитве взывает ко Отцу Своему за распинателей Своих: “Отче, прости им — не ведают, что творят!” Более того, Он учит: “Любите враги ваши, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас. Да будете сынове Отца вашего Небесного… ибо Он благ и к неблагодарным и злым”. И мы с тобою, грешные, нуждаясь в прощении грехов, молимся: Отче наш, Иже еси на небесех… и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим. Вот видишь, чтобы получить от Господа прощение, впредь надо самому простить. Итак, дорогое дитя мое, прошу и за меня, и за себя — не сердись ни на кого… как не сержусь ни на кого я и всем простил в самый час скорби моей… и сейчас, как и до самой смерти, буду о них молиться не яко за врагов и обидчиков своих, а яко о благодетелях спасения моего, — да помилует и спасет их Господь. Поступи и ты так же, и воцарится в душе твоей мир и покой, а в этом все счастье человеческое на земле… А то, что совершилось со мною, то это все не по хотению человеков, а по воле Божией — ко спасению моему, и этой воле Божией я покорен на все виды страданий и смерти, где и какова она ни будь, со словом на устах и в сердце, с каким умер в изгнании святитель Иоанн Златоуст: “Слава Богу за все!”…» После смерти в марте 1953 года гонителя христиан тирана Сталина верующие направили властям ходатайство об освобождении отца Рафаила. Однако все хлопоты их остались бесплодными. Он был освобожден только в 1955 году, после того как началось массовое освобождение из лагерей по неправосудным приговорам. В том же году он был назначен вторым священником в Благовещенскую церковь в Козельске. Перенесенные им в лагере страдания еще больше приблизили его ко Господу, сделав его сосудом Духа Святого, так что главное, что чувствовал человек, сколько-нибудь способный к восприятию духовного, когда соприкасался с ним, — это великая христианская любовь подвижника ко всем, незаметная для внешних в своем христианском смирении, но проникающая и исцеляющая страждущую душу всякого стремящегося ко спасению. Иеромонах Рафаил скончался 19 июня 1957 года. Оказавшись слишком внезапной, кончина старца потрясла тогда многих. Когда отца Рафаила хоронили, то гроб с его телом почти в течение целого дня несли от дома до кладбища — столько людей хотело проститься со старцем, для многих из них он был благотворителем, помощником и молитвенником, тихим, смиренным и нежным, как мать, заступником пред Богом и в то же время порывистым, категоричным и строгим в вопросах, принципиальных в религиозном и нравственном отношении, великий своим исповедническим подвигом и верностью Матери Церкви и ее главе Христу.

Иеромонах Рафаил был погребен на старом кладбище в Козельске. Но подвиг исповедника и пастыря не укрылся от Церкви, и его имя было включено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. 22 июня 2005 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия II были обретены мощи преподобноисповедника Рафаила, которые ныне находятся в Преображенском храме Оптиной пустыни.

Цитата

“Скорбями и болезнями, как бы устами святых пророк, Господь нам говорит-напоминает: опомнись, человек! — не засмотрись, не увлекайся, как малое дитя игрушками, — скоро гибнущими прелестями мира сего. Ты на земле путник мгновенный, жизнь твоя — краткий сон.

Совет

Там, за порогом твоей могилы, ждет тебя вечность. Ты — венец творения на земле. Ты — отблеск Божества, душа твоя бессмертна — вечна, как вечен ее Творец. Живи разумно, человечно. Постарайся приготовить себе место там… достойное твоего звания. Твое назначение — Небо, Рай.

Твое сообщество там — Ангелы и все святые!!!”

Из письма преподобноисповедника Рафаила, присланного из заключения духовной дочери

Полный текст жития преподобноисповедника Рафаила (Шейченко) опубликован в книге «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь». Тверь, 2008.

Желающие приобрести книги могут позвонить по телефону: 8 (916) 032-84-71 или обратиться по e-mail: at249@mail.ru

Источник: https://foma.ru/prepodobnoispovednik-rafail-shejchenko.html

Преподобноисповедника Рафаила Оптинского (Шейченко), иеромонаха

19 июня Православная Церковь отмечает день памяти отца Рафаила Оптинского, который прославился на весь мир своими подвигами в сфере религии и духовного обогащения христиан. Чтобы ознакомиться с деятельностью Рафаила, стоит немного углубиться в жизнь преподобного, которая была неразрывно связана с Господом Богом.

Родился Родион в семье благочестивых купцов, которые занимались рыбной промышленностью. Через некоторое время родители заметили в нём тягу к религии, а потому всячески помогали ему следовать зову сердца. Он прислуживал на многочисленных службах, ежедневно читал молитвы и изучал Святое Евангелие.

Когда Родиону исполнилось восемнадцать лет, он принял решение постричься в монахи, взяв имя Рафаил. Прослужив несколько лет в мужском монастыре близ Казани, мужчина пришел в Оптину Пустынь, которая в 1917 году переживала не самые лучшие времена, так как была на грани ликвидации местными властями.

Там он нашел своего духовного наставника Нектария, который в детстве носил имя Тихон. Прослужив при храме до 1923 года, Рафаила возвели в сан иеродьякона. А в следующем году, 15 июля 1924 года, святыню всё-таки закрыли. Тогда же власти начали преследовать всех священнослужителей, считая их врагами народа.

В это время священнослужитель поехал в Котлас, где его нашли и определили в лагерь общего режима. Там он занимался сельскохозяйственными работами, но не прекращал тайно молиться Господу. Однажды его камеру обыскали, и нашли около десятка богослужебных книг и личный дневник, где святой записывал все свои религиозные деяние.

За это его приговорили к пятнадцати годам лишения свободы, но уже в лагере строгого режима на Соловках.

Выйдя на свободу, он поехал в город Козельск, где настоятелем местной церкви был его старый приятель. Он же назначил Рафаила помощником при святыне. Мужчина помогал, как в далеком детстве, помогал проводить богослужения и готовить пищу, так как не был некоторое время способен на более существенные деяния.

Дело в том, что после лагеря его тело было очень истощено и слабо, потому мужчине требовалось хотя бы пару месяцев на реабилитацию. Когда Рафаил окреп и позабыл о своих болезнях, то начал помогать реставрировать храм после тотальной разрухи.

Обратите внимание

В конце 1949 года святыня была изменена до неузнаваемости: церковь полностью перекрасили, внутрь завезли большое количество икон и образов, а на внешнем фасаде изображался бронзовый Знаменный Крест. Трудолюбие было не основным достоинством преподобного Рафаила.

Множество прихожан еженедельно посещали стены церкви лишь для того, чтобы послушать его проповеди, насыщенные интересными историческими моментами религиозного мира. Его слова всегда были милостивы к тем людям, которые искренне каялись и просили прощения у Господа Бога. Он умел различать неподдельную честность, а потому благословлял лишь тех, кого считал чистым и добрым.

После смерти друга детства, Рафаил был назначен настоятелем храма. При нём заметно выросла популярность святыни, которая завоевывалась лишь благочестивыми поступками святого и его собратьев. Спустя пять лет снова начались гонения за христианами, потому мужчину опять арестовали. Вернувшись из лагеря, Рафаил поселился в небольшом доме близ Оптиной Пустыни, где и дожил свои последние годы.

Весной 1957 года преподобный тяжело заболел, но не переставал принимать христиан, для которых читал молитвословия и проводил божественные литургии. В Троицкую субботу, после вечерней службы, святой Рафаил слег с повышенной температурой и преставился Господу – впоследствии установилось, что у него был инсульт, вызванный воспалением легких.

Источник: https://www.moleben-online.ru/novosti/727-prepodobnoispovednika-rafaila-optinskogo-shejchenko-ieromonakha

Святой Рафаил (Шейченко) о том, кто в жизни «самый нужный товар» | Милосердие.ru

1949 год, калужская тюрьма. Третий арест отца Рафаила. Изображение с сайта optina.ru

Родион (так звали отца Рафаила до принятия монашества (1891-1957) родился в семье сапожника под Курском. От отца Родион научился ремеслу. Во время службы в армии закончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу, получив еще одно ремесло и унтер-офицерское звание. А после революции, побывав дома, попрощался с родными и отправиться в Оптину пустынь. До войны Родион уже много раз там бывал.

Стоя перед воротами монастыря, Родион вдруг заколебался. Вспомнил заплаканную мать, девушку, в которую был влюблен. Прав ли он, что хочет оставить все это? Может, надо жениться, жить своим домом, растить детей? А монастырь – это забвение всего личного, крест на нем. Хватит ли сил на монашество?

Тут Родион понял, что хватит рассуждать, надо помолиться. Ответ пришел сразу же: в своем сердце Родион услышал, что без Креста нет венца. Путь на небо лежит через голгофу, с крестом в руках, с крестом на плечах…

После такого ответа все сомнения ушли. 26 августа 1918 года Родион стал послушником Оптиной пустыни, нес послушания ветеринарного фельдшера, пел в хоре.

В скором времени советская власть преобразовала обитель в «племенное хозяйство». Первое время насельники монастыря жили в монастыре, совершали богослужения. Через пять лет монахов разогнали, и послушник Родион вместе с другими монахами стал жить на частной квартире в Козельске, а на жизнь зарабатывал  сапожным делом.

В загоне для свиней

Житие оптинского старца Льва с дарственной надписью послушника Родиона Шейченко. 1925 год. Изображение с сайта optina.ru

Родион принял монашество в 1928 году с именем Рафаил в честь Архистратига Божия Рафаила, который считается целителем разных недугов. В 1930 году его приговорили к десяти годам лагерей (за «религиозную агитацию и призыв крестьян к восстанию»). Отправили в Вишерский исправительно-трудовой лагерь на Урале.

Через 4 года о. Рафаила перевели в Дмитров под Москвой. Он работал ветеринарным фельдшером при животноводческой ферме, которая занималась свиноводством. Жить фельдшеру-монаху предложили на рабочем месте – в свободном загоне. Поскольку заключенных почти не кормили, отцу Рафаилу корм свиней помог выжить в голодное время.

«За Тебя»

В Вишерском лагере о. Рафаил сидел вместе с Татьяной  Гримблит, арестованной за помощь священнослужителям. Татьяна писала стихи, одно из них стало любимым у о. Рафаила, совсем незамысловатое:

«…Мне не радость сулит эта жизнь на земле –

Я решил ведь идти за Тобою,

И в награду за то, что служил я Тебе,

Мир покроет меня клеветою.

Но во имя Твое все готов я терпеть –

Хоть сплошное ненастье найду.

За Тебя, мой Господь, я готов умереть,

За Тебя на страданье пойду.

Мир не понял меня и над скорбью святой,

Что в своей затаил я груди,

Посмеется шутя и, смеясь над Тобой,

Приготовит мне крест впереди.

Но готов я служить всей душою Тебе, –

Пусть враги мне друзья все мои;

Утиши мою скорбь, мир усталой душе

Ниспошли в наши тяжкие дни.

Я отраду нашел у креста Твоего,

Я уж в мире от мира ушел,

Мой душевный покой, все отдал за него,

Но зато ведь Тебя я нашел.

Читайте также:  Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь, россия, город москва

Не слезами, а кровью все раны Твои,

Мой Спаситель, готов я омыть:

Я молю, пусть настанут же дни,

Чтоб и жизнь за Тебя положить».

В 1936 году у отца Рафаила в бараке был обыск и эти стихи нашли. Стихи были представлены как доказательства вины против государства, и монах отправился на шесть лет в Усольлаг на Кольском полуострове.

«Не засмотрись, человек!»

Архидиакон Рафаил (Шейченко). Изображение с сайта optina.ru

После освобождения о. Рафаил вернулся в Козельск. В 53 года архидиакона Рафаила рукоположили во священника и назначили настоятелем Благовещенской церкви Козельска. Оптина и Шамордино были в запустении, но возвращались после лагерей монахи, и нуждались в помощи. Рафаил очень помогал шамординским монахиням.

«Родная моя Татиана Федоровна, мир Вам и спасение от Господа!? – из письма о. Рафаила духовной дочери.

«Милая дочка Валя! Мира, здоровья и спасения отечески желаю тебе! Тебе, наверное, небезызвестно, что я после Пасхи два месяца был болен смертельно, после святого соборования я стал поправляться.

Скорбями и болезнями укрепляется вера, сознание своего ничтожества, бессилия, и кратковременного пребывания на земле. Господь нам говорит – напоминает: опомнись человек! – не засмотрись, не увлекайся, как малое дитя игрушками. Ты венец творения на земле. Ты отблеск Божества.

Важно

Живи разумно, человечно. Твое назначение Небо – Рай. Твое сообщество там – ангелы и все святые!

Рад, что обещаешь выполнить мои советы – они искренни, как отца любимому дитяти. Будешь меньше волноваться на мелочах. Окрепнет твоя нервная система и организм. И в семье будет мир и отрада…»

«Без этой скорби жизнь моя была бы не полна»

Дом, в котором жил иеромонах Рафаил (Шейченко). Козельск. Изображение с сайта optina.ru

В 1948 году в Благовещенский храм, где служил отец Рафаил, был направлен для служения о. Сергий, агент МГБ (Министерства государственной безопасности). Чтобы наладить свои отношения с прихожанами и войти в доверие, он старался быть ласковым, приветливым. Многие месяцы отец Сергий докладывал в МГБ о жизни отца Рафаила.

Отца Рафаила вызвали к уполномоченному Совета по делам религии, а потом арестовали и дали еще 10 лет в Вятлаге.

Перед отправлением в заключение батюшка писал своим духовным чадам:

«Слава Богу за все! Дорогие, родные мои! Братски сердечно приветствую вас и всех прочих ближних и дальних, ненавидящих и обидящих мя. Прощаю чад перед Господом в сердце моем. Укрепляем благодатию, сравнительно здравствую…

Грешный Рафаил. Без этой скорби жизнь моя была бы не полна».

«За змею неприязненного чувства – не похвалю»

Иеромонах Рафаил у Благовещенского храма г. Козельска. 1940-е годы. Изображение с сайта optina.ru

Многие прихожане стали осуждать отца Сергия и бывшую старосту (ее отец Сергий уволил сразу после ареста отца Рафаила) за то, что они предали отца Рафаила. Сам иеромонах просил не искать виновных в своем заключении, а, если такие люди и были, то их нужно простить, благословить и молиться за них. В своих письмах он учил прощению:

«Детка Тоня! А за то, что ты носишь в сердце своем – змею неприязненного чувства к отцу Сергию и даже как ты пишешь: «не простила и, наверное, никогда не прощу!» За это не похвалю. Это чувство гибельное для души.

…И мы с тобою грешные, нуждаясь в прощении грехов, – молимся – Отче наш, иже еси на небесех… и остави нам долги наши, «якоже и мы» – оставляем должникам нашим. Вот видишь, чтобы получить от Господа прощение, впредь надо самому простить.

Итак, дорогое дитя мое, прошу и за меня, и за себя – не сердись ни на кого, а тем более, на отца Сергия, как не сержусь ни на кого я и всем простил в самый час скорби моей еще 11 июля, и сейчас, как и до самой смерти, буду о них молиться не яко за врагов и обидчиков своих, а яко о благодетелях спасения моего, – да помилует и спасет их Господь.

Поступи и ты так же, и воцарится в душе твоей мир и покой, а в этом все счастье человеческое на земле. … А то, что совершилось со мною, то это все не по хотению человеков, а по воле Божией – ко спасению моему, и этой воле Божией я покорен на все виды страданий и смерти, где и какова она ни будь….»

«Чадо! Прошу не огорчайся и не сетуй на Наташу, как не огорчаюсь ни на кого я. Кто весть пути и судьбы Господни.

Мой долг не судить, а простить всех, всех и за всё. А паче всего, искренне молиться за враги. И больше.

Простить врагу – святое дело,

Но кто в беде помог врагу,

Вот про того сказать я смело,

Как про подвижника могу!..»

Отец Рафаил просил передать отцу Сергию, что, если он вернется из лагеря, то будет просить только одного – быть сторожем храма.

Староста Наталья раскаялась

Иеромонах Рафаил (Шейченко). Изображение с сайта optina.ru

Бывшая староста храма Наталья написала отцу Рафаилу покаянное письмо, в котором просила прощение за свое предательство. Батюшка ей писал:

«Мир и спасение от Господа – скорбящей душе твоей, чадо мое Наталия!..

И ты прекрасно знаешь, что в своих корыстных целях, с тонким подходом отец Сергий все наматывал себе на ус. Но Бог с ним и со всеми! Я усматриваю в этом только волю Божию и Его святой Промысл, ведущий меня сим путем Голгофским не с митрой на главе и златым крестом на груди, а с тернием на главе, с крестом на плечах…»

Страшен только грех

Благовещенский храм г. Козельска. Изображение с сайта optina.ru

Условия заключения о. Рафаила были тяжелыми. Приходилось терпеть голод, унижения, клевету, но о. Рафаил боялся не  ухудшения своего положения, а только греха:

«Мир душе твоей и здравие телу отечески желаю, родная Любовь! Вчера, в воскресенье вечером… получил неожиданную посылочку, все в целости. Глубоко тронут твоей заботой и несказанно сердечно благодарен. Это от твоей бедности воистину драгоценная лепта вдовицы. Бог да примет ее, якоже ону, и да воздаст тебе сторицею.

Но впредь прошу – не лишай себя последних крох ради моей худости. Мне не горестно (но сладко, а паче спасительно) претерпеть все – клевету, глад, изгнание, страшен только грех, а пред ним и самая смерть чепуха… Обо мне, родная, прошу тебя и всех прочих не скорбеть, но паче молиться; без сего моя жизнь была бы не полна. Это последний аккорд хвалы моей Богу. А Ему слава за все – за все!»

«Возлюби страдания, слышишь!»

Иеромонах Рафаил (Шейченко). Изображение с сайта optina.ru

10 ноября 1951 года отец Рафаил писал духовной дочери: «В ночь под 10 нового стиля во сне сладко-пресладко воспевал: «Величай, величай, душе моя, Честнейшую и Славнейшую горних воинств Деву Пречистую Богородицу!» И слышу глас некоего духовного мужа: «Аще хощеши спастися – возлюби страдания!»

Чадо Любовь, слышишь! Не только терпи, но возлюби страдания».

После смерти Сталина верующие обращались в Верховный совет с просьбой об освобождении отца Рафаила. Особым образом о нем ходатайствовала бывшая староста Наталья: «Прошу Верховный Совет ответить на заявление православных верующих города Козельска Калужской области… Просим вашего ходатайства освободить нашего священника Шейченко Родиона Ивановича по старости, ему шестьдесят три года, инвалид.

Со стороны облуполномоченного… нанесена на него ложь и клевета, я подтверждаю своей подписью, а если потребуется, я все могу объяснить».

Однако просьбы прихожан были проигнорированы.

Самый нужный товар

Отца Рафаила освободили только в 1955 году. Он вернулся в Козельск и был назначен на прежнее место служения вторым священником, а настоятельствовать продолжал отец Сергий, тот самый.

Перенесенные страдания научили батюшку еще больше сопереживать людям. С большой любовью он относился к нищим и своих духовных чад об этом просил.

По воскресным дням батюшка устраивал чаепития для нищих. Был случай, когда он пригласил к себе одну слепую нищую в день ее Ангела, чтобы ее угостить, напоить чаем. Одна из духовных дочерей отца Рафаила упрекнула священника: «Да ну, батюшка, тоже еще, нужный товар!» Старец ей ответил: «Это самый нужный товар!»

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/svyatoj-rafail-shejchenko-o-tom-kto-v-zhizni-samyj-nuzhnyj-tovar/

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко). Православный календарь на 19 июня

19 июня (6 июня по «старому стилю» — церковному юлианскому календарю). Вторник 4-й седмицы по Пятидесятнице (четвертой недели после великого двунадесятого праздника Святой Троицы, иначе именующегося Пятидесятницей).

 Петров пост. Сегодня на трапезе благословляется пища с растительным маслом. В Русской Церкви совершается память девяти святых разных стран и эпох и празднование в честь одной святыни – Пименовской иконы Божией Матери.

Далее коротко расскажем о них.

***

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко). Наследник последних старцев дореволюционной Оптиной пустыни, будущий отец Рафаил (Шейченко) молодым солдатом, вернувшимся с фронта Первой Мировой, пришел в эту легендарную обитель, где вскоре принял монашеский постриг.

В 1930 году в Козельске, у стен уже закрытой Оптиной пустыни произошли крестьянские волнения. Вскоре по этому делу были арестованы несколько бывших насельников монастыря. В том числе и молодой архидиакон Рафаил. Его обвинили и в организации беспорядков, и в контрреволюционной агитации, и даже в великорусском шовинизме.

Несмотря на то, что сам он был коренным малороссом.

Оптинский наследник: жизнь и служение отца Рафаила (Шейченко)

Отца Рафаила освободили только в 1943 году. Вскоре он был рукоположен в священнический сан и назначен настоятелем Благовещенской церкви города Козельска.

Но его страдания не закончились: в 1949-м он был вновь арестован. По доносу. Уже в лагере отец Рафаил получил покаянное письмо от его автора. На которое ответил самыми теплыми словами, сказав, что давно простил доносчика.

Освобожден был батюшка в 1955 году. И хотя сил на священническое служение у него почти не оставалось, он еще два года ревностно продолжал совершать богослужения, вплоть до своей кончины.

Совет

Несмотря на начинавшиеся хрущевские гонения на Церковь, сотни людей пришли проводить любимого батюшку.

И сегодня, когда его мощи обретены и пребывают в Преображенском храме Оптиной пустыни, к ним прибегают с молитвами и просьбами многие паломники.

***

Преподобный Виссарион, чудотворец Египетский. Несложно догадаться, что этот святой прославился своими монашескими подвигами в Египте. Действительно, преподобный Виссарион был родом из этих южных мест христианской ойкумены.

В юности он посетил Иерусалим и Иорданскую пустыню, где принял решение избрать иноческое служение. Монашеский постриг будущий старец принял уже в родных краях, став учеником и духовным чадом другого великого египетского святого – преподобного Исидора Пелусиота.

Святой Виссарион прожил долгую жизнь, прославившись глубочайшим смирением, строгим постом, безмолвием. Был случай, когда старец без еды и сна 40 дней и ночей простоял в глубокой молитве.

Преподобный отошел ко Господу во второй половине V века от Рождества Христова.

Источник: http://rusdozor.ru/2018/06/19/prepodobnoispovednik-rafail-shejchenko-pravoslavnyj-kalendar-na-19-iyunya/

Новомученики и исповедники Вятской земли – Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко), иеромонах

Память 6/ 19 июня

Иеромонах Рафаил (Родион Иванович Шейченко) происходил родом с Украины и по специальности был ветеринарным фельдшером. В Оптину пустынь он поступил послушником 25 августа 1917 года.

Родион Иванович пришел в Оптину уже зрелым человеком, хотя, как он писал своей духовной дочери: “От дней детства, под кровом родителя своего, я всей пылкостью чистой юной души любил и жаждал святого иноческого жития. Оно было мечтой детства и усладой юности. И вот я стал у преддверия желаний моих….

” Окончательное решение принять монашество пришло после трагического случая в его семье. На его глазах убили кого-то из его близких, и он сам на салазках привез тело убитого домой. Видимо это послужило последним толчком к тому, чтобы порвать с миром. В 1923 году Оптину закрыли, а монахов выселили. С великой скорбью покидали иноки обитель.

Большинство, в том числе и отец Рафаил (он стал иеродиаконом еще до закрытия монастыря), поселились в городе Козельске и старались служить, где было только возможно. Это продолжалось до 1928 года. Братии делалось все меньше, одни уезжали, других арестовывали, а в 1928 году были арестованы все оставшиеся монахи Оптиной, среди них был и отец Рафаил.

Обратите внимание

В ссылках отец Рафаил провел 21 год: первое время он отбывал срок под Москвой, в Дмитровском районе (Дмитлаг), затем 10 лет был на тяжелых работах на Баренцевом море, а потом трудился ветеринаром. Последний свой срок отец Рафаил отбывал на Соловках.

Сразу после ареста отец Рафаил попал в лагерь общего режима и стал работать в нем по своей старой специальности ветеринаром, при лагере было подсобное хозяйство (свиноводство). Поэтому он жил не в общем бараке, а в “отдельной комнатке” — стойле свинарника. Собрав богослужебные книги, он ежедневно совершал службы в “своей комнатке”.

Когда в 1931 году туда же был прислан отец Борис Холчев, отец Рафаил выхлопотал разрешение поселить батюшку вместе с ним в свином стойле; вместе они встретили Пасху 1931 года. Когда открылось, что отец Рафаил тайно совершает службы, он получил дополнительный срок — 15 лет лагерей строгого режима, который отбывал на Соловках.

Из лагеря отец Рафаил вышел в середине 1940-х годов инвалидом. Он поселился недалеко от Оптиной пустыни (освобожденный заключенный должен был назвать точное место, куда он поедет, и отец Рафаил назвал город Козельск). Приехав в Козельск, он нашел там полную разруху. Действующего храма в городе не было.

Физически отец Рафаил был очень слаб, но душа его горела любовью к Богу. Он поехал в Москву к митрополиту Крутицкому и Коломенскому Николаю (Ярушевичу), который посвятил его в иеромонахи (это произошло в день празднования иконы “Утоли моя печали” в московском храме Успения в Гончарах, что на Таганке) и благословил хлопотать об открытии храма.

Служение отец Рафаил проходил в городе Сухиничи, затем в Георгиевском храме города Козельска. Восстановив козельский Благовещенский храм, он был назначен его настоятелем. Отец Рафаил был человеком великой любви и жалости к людям. Приехав в Козельск, он стал заботиться о состарившихся и немощных сестрах Шамординского монастыря, многие из них тоже вернулись из ссылок. Душа его вмещала всех, кто нуждался в помощи. Все шли к нему, как к родному отцу, и всех он согревал своей любовью. Много было и не монашествующих, но просто исстрадавшихся от многообразных трудностей, и для каждого в его душе находилось тепло.

Читайте также:  Небесные силы архангел иеремиил

В конце 1940-х годов в Козельске рукоположили в священники бывшего учителя, отца Сергия, который стал служить с отцом Рафаилом. Всеобщая любовь, которой пользовался отец Рафаил, видимо, возбудила в сердце отца Сергия зависть, и он уговорил одну из прихожанок написать ложный донос на отца Рафаила в МГБ.

Она написала, что отец Рафаил был связан с немцами, и его снова арестовали и отправили в лагерь (1949–1955) под город Киров, где батюшка отсидел 5 лет и 8 месяцев. Отец Рафаил, слабый и совершенно больной (ему уже было за 60 лет), сидел с уголовниками.

Без него в Козельске был освящен Благовещенский храм, и отец Сергий стал там настоятелем.

В письмах из лагеря отец Рафаил умолял своих духовных чад “простить Наташу” (которая прислала ему покаянное письмо о своем грехе доносительства), и говорил о том, что без воли Божией “ни влас с головы не пропадет”, что “нужно смиряться перед волей Божией, в какой бы тяжелой форме она ни выражалась”.

Важно

Выйдя из заключения, отец Рафаил стал служить в восстановленном им храме, в котором настоятельствовал отец Сергий, и поэтому отец Рафаил смиренно стал вторым священником в своем же храме.

Несмотря на слабость здоровья, дверь отца Рафаила, как и до ссылки, никогда не закрывалась, и он принимал всех нуждающихся. Иеромонах Рафаил был духовным сыном преподобного Нектария, также был близок с архимандритом Борисом (Холчевым) и епископом Стефаном (Никитиным).

В 1957 году к отцу Рафаилу приезжал Иван Митрофанович Беляев (бывший послушник Оптинского скита, родной брат преподобного Никона), который на старости лет вновь обрел веру.

После беседы с отцом Рафаилом Иван Митрофанович даже хотел остаться у него в Козельске, но отец Рафаил благословил его вернуться в Москву и нести свой семейный крест до конца.

На Троицкую родительскую субботу 1957 года, вернувшись с кладбища после многочисленных панихид, отец Рафаил заболел воспалением легких, после чего и скончался через 10 дней. Похоронен он был на городском кладбище города Козельска; на могиле его не было надписи, потому что в ней похоронили еще двух священников.

Летом 2005 года останки иеромонаха Рафаила были перенесены в Оптину пустынь и захоронены на братском кладбище монастыря.

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/noauthor/optpaterik/75.html

Дополнение

Полное житие на сайте Оптиной   Пустыни http://www.optina.ru/confessors/lives/rafail/

Назад к списку

Источник: http://martirologvyatka.ortox.ru/sobor_vjatskikh_novomuchenikov_i_ispovednikov/view/id/1106998

Рафаил (Шейченко), преподобноисповедник,- (1891 – 1957)

Преподобноисповедник Рафаил родился в 1891 году в слободе Велико-Михайловской Нижеоскольского уезда Курской губернии в семье малороссийского крестьянина Ивана Шейченко и в крещении был наречен Родионом.

Отец Родиона занимался сапожным ремеслом и переплетным делом. В 1906 году Родион окончил церковноприходскую школу и поступил в земское училище, в котором проучился три года, а затем работал сапожником.

В 1913 году он был призван в армию и во время службы окончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу, ему было присвоено звание унтер-офицера, и он был отправлен в 6-й Уланский Волынский полк, где прослужил до демобилизации в 1918 году.

Совет

Вернувшись с фронта на родину, Родион попрощался со своими домашними и отправился в Оптину пустынь, где уже не один раз бывал в качестве паломника и трудника.

26 августа 1918 года, в день празднования памяти святителя Тихона, епископа Воронежского, Задонского чудотворца, Родион был принят в число послушников Оптиной пустыни. В монастыре он нес послушание ветеринарного фельдшера и пел на клиросе.

Пришел отец Рафаил в Оптину Пустынь за несколько лет до ее закрытия и разорения – в 1917 году. По воспоминаниям духовных чад батюшки, на его глазах убили кого-то из его близких, и он сам привез тело убитого домой. Это и было как бы последним толчком к решению окончательно порвать с миром.

В 1928 году иеромонах Оптиной пустыни Макарий (Чиликин) по благословению епископа Малоярославецкого, викария Калужской епархии Стефана (Виноградова) постриг послушника Родиона в монашество и нарек ему имя Рафаил, в честь архистратига Божия Рафаила, целителя человеческих недугов.

В том же году епископ Масальский, викарий Калужской епархии Герман (Вейнберг) рукоположил его в иеродиакона, возвел в сан архидиакон, и десять месяцев архидиакон Рафаил пробыл при епископе в качестве келейника и иеродиакона на архиерейских службах На закате своей жизни, в годы последнего лагерного заключения старец будет вспоминать: «Много, почти сорок лет тому назад, ранним майским утром, в расцвете “своей весны” – подошел я к святым воротам Оптиной Пустыни… Я шел в эту славную Оптину Пустынь, в колыбель духовного окормления богомудрых старцев и духоносных отцов не только помолиться, но “поселиться”…» 

В Оптиной он стал духовным сыном старца Нектария (Тихонова). Ко времени фактического закрытия обители в 1923 году (одна из последних всенощных в Оптиной Пустыни была 15 июня 1924 года.) о. Рафаил уже был в сане иеродиакона.

Тогда же, в 1923 году, начались и первые аресты оптинских насельников, правда, некоторых довольно быстро освобождали. Новая волна арестов в конце 1920-х годов захватила и о. Рафаила (Шейченко). Отец Рафаил оказался в районе Котласа, в лагере общего режима. При лагере было подсобное хозяйство – занимались свиноводством. Вот туда и попал о.

Рафаил «на послушание», так как до монастыря, в миру, он был ветеринарным фельдшером. Жил он, к счастью, не в общем бараке, а в одном из… пустых свиных стойл, радуясь и этой «отдельной келье».  Когда случайно открылось, что в «келье» о. Рафаила хранятся богослужебные книги и совершаются службы, он был приговорен в 15-летнему заключению в лагере строгого режима.

К сожалению, об этом периоде его жизни известно только одно, что он отбывал срок на Соловках.  На свободу он вышел «сактивированным инвалидом» – это было в первой половине 40-х годов. Освобождающийся заключенный должен был назвать точное место, куда он едет (для справки), – и о. Рафаил назвал Козельск.

Обратите внимание

В Москве, в храме Успения в Гончарах (на Таганке) митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) посвятил иеродиакона Рафаила (Шейченко) в священнический сан – он стал иеромонахом.  В 1944 году епископ Калужский Василий назначил настоятелем козельской Благовещенской церкви иеромонаха (впоследствии игумена) Никона (Воробьева).

Вторым служащим священником этого храма стал о. Рафаил.  Отец Рафаил после лагерей физически был очень слаб, но душа его горела желанием трудиться на ниве Господней. Вместе с о. Никоном (Воробьевым) поднимали храм из разрухи, постепенно собирали рассеявшуюся в годы немецкой оккупации паству. К концу 1949 года храм внешне уже был готов и крест водружен.

Работы внутри храма также продвигались к завершению. Нашелся специалист – иконостасный мастер, который изготовил не только иконостас (украшающий храм и поныне), но и паникадила (их тогда достать было невозможно): он изящно вырезал их из фанеры и покрыл бронзой, лишь позднее появились здесь металлические.  Особенно привлекали верующих глубоко духовные проповеди настоятеля – о.

Никона и исповеди у начинающего духовника – о. Рафаила, наставническое слово которого всегда было растворено милостью к кающимся и состраданием к заблудшим душам. Традиция оптинского старчества не прервалась – она была поддержана и укреплена в духовнической практике батюшки Рафаила.  Дом в Козельске, где жил о.Рафаил (ул.Красноармейская, 34)Из воспоминаний Е.А.

Булгаковой, духовной дочери архим. Бориса (Холчева): «Отец Рафаил был человек великой любви и жалости к людям. Приехав, он стал заботиться о состарившихся и немощных сестрах Шамординской обители – многие из них тоже вернулись в Козельск из ссылок безпомощные, бездомные. Душа его вмещала всех, кто нуждался в помощи.

Все шли к нему, как к родному отцу, и всех он согревал своей любовью. Дверь его дома для всех была открыта. Много было и не монашествующих, но просто исстрадавшихся от многообразных трудностей, и для каждого находилось тепло в его душе».  «Душа его вмещала всех…» – это всегда было характерно для истинных духоносных старцев.  Всеобщая любовь к о.

Рафаилу возбуждала в одном из служащих с ним священников все большую зависть. (К тому времени о. Рафаил был уже настоятелем храма). В своих воспоминаниях Е. А. Булгакова свидетельствует о ложном доносе, что «о. С. сумел уговорить одну прихожанку, … чтобы она подала донос на о. Рафаила, что он якобы имеет [имел? – ред.] связь с немцами».

Факт доноса действительно имел место (о чем упоминается и в письмах о. Рафаила), но прямую причастность благовещенского священника к этому некоторые козельские старожилы опровергают, хотя в лагерных письмах батюшки имя о. С. не раз всплывает в связи с этим арестом.  О.

Важно

Рафаил вновь был арестован и получил еще пять лет лагерей (в общей сложности батюшка провел в лагерях 21 год). Был он под Кировом: ему было уже за 60 лет, и был он больной и слабый… Отец С. встал на его место (т.е. стал настоятелем храма).  О великодушии и смирении невинно пострадавшего старца свидетельствуют его письма из последнего лагерного заключения.

Он просит своих духовных чад простить ту прихожанку: она прислала ему покаянное письмо, и батюшка ответил ей прощением.  Судя по письмам, о. Рафаил провел в последнем лагере 5 лет и 8 месяцев. Прожил же батюшка на воле, вернувшись, менее двух лет (вернулся очень слабым). Поселился он близ храма, наверху двухэтажного дома, внизу жила шамординская монахиня.

Дом этот особенно привлек его тем, что стоял на пригорке, и из него хорошо была видна вся Оптина.  В храме по-прежнему первенствовал о. С. – он не уступил о. Рафаилу настоятельство и тот стал вторым священником. Несмотря на слабость, о. Рафаил принимал всех – как и прежде, дверь его дома не закрывалась.

Старые монахи и монахини, благочестивые паломники, приезжавшие в те годы поклониться «Оптине», непременно посещали и о. Рафаила, почитая его за старца.  В этом доме (где-то через год после возвращения батюшки из последнего заключения) и произойдет встреча Елизаветы Булгаковой с о. Рафаилом.

Из ее воспоминаний видно, какую негасимую любовь питал он к ее духовному отцу архимандриту Борису (Холчеву), с которым свел Господь когда-то в северном лагере.  О.Рафил и старец Никон (Беляев)В этом же радушном козельском доме произойдет еще одна немаловажная встреча двух бывших оптинцев: о.

Рафаила, несогбенно пронесшего крест монаха-исповедника по всей своей многоскорбной жизни, и Ивана Митрофановича Беляева, родного брата о. Никона (Беляева), оптинского духовника, упокоившегося в изгнании, в дальней пинежской ссылке. Сострадательная душа о.

Рафаила через все годы лагерной жизни пронесла жалость и молитву за «Иванушку», ушедшего из Оптиной уже будучи рясофорным послушником. Правда, о. Рафаил, поступивший в Оптину в 1917 году, не застал там Ивана Беляева (он ушел из монастыря в 1914-м), но знал о его судьбе по рассказам о. Никона, делившегося своей скорбью о брате.

Ведь тот, женившись, даже отошел на какое-то время от веры, – казалось, свет Оптиной никогда уже не прольется в его душу. Но и в этом случае любовь и милостивое попечение отца Рафаила вновь затеплили угасшую лампаду.

Совет

  После возвращения из лагеря в 1950-х годах, узнав адрес Ивана Митрофановича, он со всей простотой, со всем теплом своего любвеобильного сердца стал звать Беляева к себе в Козельск. И он приехал – но совсем уже незадолго до смерти о. Рафаила (был потом и на его похоронах). Они сидели за домом на скамейке – перед глазами, в отдаленной дымке, в довольно ясных очертаниях, восставала родная порушенная Оптина. Иван Митрофанович рассказал старцу о той внутренней борьбе, которая терзала его всю жизнь, принес глубокое, сердечное покаяние (было ему тогда около 70 лет) (К тому времени в душе И. М. Беляева уже многое изменилось: отец Михаил (Ежов) помог ему вернуть веру в Бога – тот самый священник, который запечатлен (юный тогда послушник) на фотографии 1913 года стоящим у гроба Оптинского старца Варсонофия (Плиханкова), преподобного аввы обоих братьев Беляевых). Но когда обратился к о. Рафаилу за благословением оставить «мирской ярем» и дожить свой век вблизи Оптиной Пустыни, – получил вполне обоснованный отказ: велено было семейный крест донести до конца. 

* * *

…Весна 1957 года была холодная, затяжная. Батюшка чувствовал себя слабо, но все время служил и принимал всех приходящих.

Троицкую родительскую субботу весь день дотемна он провел на кладбище, потому что каждый просил его послужить на могилке. Придя домой, о.

Рафаил слег с высокой температурой – воспалением легких, и вслед за этим – инсульт, от которого он и скончался: тихо и мирно, 6 / 19 июня, в 4 часа утра. Двенадцать ударов церковного колокола оповестили всех о его кончине.

Иеромонах Рафаил был погребен на старом кладбище в городе Козельске.

Но подвиг исповедника и пастыря не укрылся от Церкви; 22 июня 2005 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия мощи преподобноисповедника Рафаила были перенесены на братское кладбище Оптиной пустыни, 30 декабря 2007 года их перенесли в Преображенский храм, а его имя включено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Источник: http://www.rus-kirche-baden.de/index.php/2011-10-28-20-33-39/36-allgemein/2011-11-01-22-58-46/170-1891-1957

Ссылка на основную публикацию