Преподобный зиновий (мажуга), митрополит

Старец и Митрополит. О жизни святителя Зиновия (Мажуги), в схиме Серафима: жизнеописание Чесноков Зиновий 978-5-87389-058-3

Книга содержит жизнеописание недавно прославленного преподобного Зиновия (Мажуги; 1896–1985), в схиме Серафима, митрополита Тетрицкаройского. Пройдя через все лишения и испытания страшных десятилетий, он сумел сохранить дух истинного подвижничества, старчества и любви к людям.

Трудно даже сосчитать число тех, кто благодаря его отеческому попечению нашел верный путь к жизни с Богом и спасению души. В книге приведены пастырские наставления святителя-старца, собраны воспоминания о нём церковных иерархов, священнослужителей, духовных чад и близко знавших его людей.

Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви. Издание 2-е, дополненное.

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление

Житие святителя Зиновия, Митрополита Тетрицкаройского (в схиме Серафима)

Глава I. Детство и воспитание Глава II. Глинская пустынь. На послушании у старцев

Путь в Глинскую Духовник. Послушания и испытания Постриг

Закрытие и разорение Глинской пустыни

Глава III. Первый период жизни на Кавказе (Абхазия): Драндский Успенский монастырь. Принятие священного сана Глава IV. Исповеднический подвиг

Арест Пастырское служение в заключении

Освобождение

Глава V. Пустынножитель Кавказских гор Глава VI. Служение в Грузии

Архимандритство и настоятельство Архиерейская хиротония Посещение возрождённой Глинской пустыни.

Старцы Андроник и Серафим Бурдино Владыку забрали… Смерть грешников люта «Глинская пустынь» в Тбилиси Болезнь не к смерти, но к жизни Предсказание смерти митрополита Никодима (Ротова) Пюхтицкий монастырь Встреча с митрополитом Алексием (Ридигером)

Последние годы жизни

Пастырское служение святителя Зиновия

Глава I. Старчество. Старец-митрополит Глава II. Простота и человечность

Глава III. Благословение Святорусско-Иверской женской обители во имя Боголюбско-Взыскание погибших Матери Божией

Глава IV. Духовные дары. Чудотворение и прозорливость Глава V. Пастырские качества

Глава VI. Пастырь-душепопечитель

Глава VII. Пастырские наставления

Об Иисусовой молитве О нестяжании. Помощь нуждающимся О послушании О душеполезном чтении О молитве О монашестве О важности благословения перед всяким делом О внешних подвигах

О пище и посте

Глава VIII. Отношение к молитве и богослужению Глава IX. «Митрополичьи покои»

Глава X. Духовные чада

Эпилог

Приложение

Обратите внимание

Воспоминания о владыке Зиновии Об авторе Документы Основные события жизни преподобного Зиновия

Список источников и литературы

Источник: https://zyorna.ru/catalog/item/starec-i-mitropolit-o-zhizni-svyatitelya-zinoviya-mazhugi-v-shime-serafima-zhizneopisanie-1779

Cхимитр. Серафим (митр. Зиновий Мажуга): Отношение к молитве, богослужению,храму.)

Из книги “Старец и митрополит: О жизни святителя Зиновия (Мажуга), в схиме Серафима: жизнеописание”. Автор – чтец Зиновий Чесноков / М.: Новоспасский монастырь, 2011. – 216 с.: [40] с. ил. (*)

“Избранный от чрева матери быть сосудом Божией благодати, отец Зиновий не мыслил свою жизнь без Церкви. Он был аскетом в миру. Молитвенное правило владыка большей частью совершал ночью, а день его с утра до вечера принадлежал храму и людям.

Келейник владыки вспоминает: «Владыка всегда молился ночью. Встанет часа в два-три и молится до утра. Бывало, проснешься, скажешь: “Владыка, пожалейте себя, ложитесь”. А он ответит: “Иди спи, у меня своё дело”.

Ежедневно он присутствовал на всех службах, а на Литургии вынимал множество частиц за живых и усопших, за тех, кого он знал и о ком просили помолиться.

Если в своей личной жизни владыка отличался простотой и невзыскательностью, то церковные службы он проводил с особым торжеством и благолепием. Редко можно встретить человека, жизнь которого была бы так неразрывно связана с храмом, как жизнь митрополита Зиновия.

Храм – дом Божий, в нём всё Божие, всё святое, всё имеет глубокий духовный смысл. Владыка Зиновий с ревностной ненасытностью жил и дышал постоянной атмосферой церковных песнопений, молитвенных воззваний, сделавшихся стихией его души. Он очень заботился о храме, постоянно поддерживал его в чистоте и порядке.

В церковной ограде насадил много деревьев.

Вокруг церкви он собрал монашествующих, которые исполняли клиросное и другие послушания. Многие глинские монахи после вторичного закрытия пустыни нашли себе приют у владыки Зиновия. “Он как бы заменил собой игумена для глинской братии.

Важно

Одни держались около владыки в Тбилиси при Александро-Невской церкви, другие ушли в горные скиты, третьи подвизались на приходах, и всем он помогал духовно и материально, заботился о них, как отец о детях” (архимандрит Рафаил (Карелин)).

Где бы ни находились глинские монахи, они всегда знали, что у владыки Зиновия они найдут помощь и поддержку. Некоторые из них остались в Грузии на всю жизнь.

Подвиг непрестанного внимания к себе и смирение много способствовали старцу в приобретении умной молитвы и созерцании Бога. Главным молитвенным деланием владыки была внутренняя Иисусова молитва, в которой он достиг совершенства. Она не прерывалась у него даже во время бесед.

Опытный делатель молитвы, владыка Зиновий, давал подробные указания как проходить этот подвиг людям самых различных положений и в разных обстоятельствах. Старец учил, что стяжание истинной молитвы в своём сердце требует от христианина большого труда и настойчивости.

Он не должен ждать расположения к молитве, но всегда понуждать себя к ней. Перед тем как приступить к молитвенному правилу, христианину нужно подготовить себя к нему: удалить все посторонние мысли, успокоить чувства и вспомнить о Том, к Кому он обращается с молитвой.

Сама духовная сущность молитвы – возношение ума и сердца человека к Богу – представляет возможность для постоянного упражнения в ней, так как молиться можно всегда и везде: в пути, в часы работы и отдыха, во время бесед и принятия пищи, в уединении и при многолюдстве, стоя, сидя, лежа.

Чтобы приобрести постоянную молитвенную настроенность, владыка Зиновий советовал как можно чаще повторять в уме краткие молитвы “Господи, помилуй”, “Господи, помоги”, “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного”.

Но при этом не надеяться на свои усилия, а у Господа просить ниспослать дар молитвы.

Всему этому его учил духовник-старец монах Герасим, который и сам просил Господа о правильном молитвенном устроении своих духовных чад, одним из которых и являлся будущий святитель.

Совет

Владыка Зиновий совершал богослужения с таким благоговением, что схиархимандрит Андроник говорил: “Сколько мне радости, что Господь сподобил меня молиться в церкви со Святителем нашим”.

Неразрывно духовно связанный с братией Глинской пустыни, владыка Зиновий писал, что “всегда молится и призывает благословение на всех Глинских”, и сам просил их молитв…


__________________________________________

* В 2010 году в лике местночтимых святых были прославлены известные старцы – подвижники благочестия, подвизавшиеся в Рождества Пресвятой Богородицы Глинской пустыни: схимитрополит Серафим (митрополит Зиновий Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), и схиархимандрит Андроник (Лукаш)

Источник: https://elitsy.ru/profile/34566/194776/

Митрополит Зиновий

Просмотров: 2379     Комментариев: 0

Еще в 20-е годы, после первого разгрома Глинской пустыни, по Промыслу Божию, в Грузию приехал один из глинских монахов — Зиновий (Мажуга).

Он получил рукоположение в иеромонахи в Драндском монастыре, который тогда не был закрыт, затем жил в пустыне за Сухуми, около греческого села Георгиевка, и стяжал большую любовь и уважение местных жителей.

Я несколько отступлю в сторону, чтобы рассказать об одном эпизоде.

В 70-х годах этот глинский монах, в то время уже митрополит, Зиновий приехал из Тбилиси на несколько дней в Сухуми. О его приезде стало известно жителям Георгиевки. Некоторые из стариков знали его лично, а другие слышали о нем по рассказам. Они пришли к владыке Зиновию и просили его посетить Георгиевку. Владыка Зиновий согласился. По случаю его приезда в селе устроили праздник.

На улицу вынесли столы и скамьи для трапезы. Греки приводили к нему своих детей, чтобы он благословлял их. Владыка Зиновий побывал на том месте, где раньше была его пустынька. Он вспоминал, что некоторое время жил в лесу в шалаше, а один раз ему даже пришлось ночевать в дупле огромного дерева. Был такой случай.

Однажды председатель сельсовета Георгиевки вызвал монаха Зиновия и сказал: «На мое имя из центра поступило распоряжение арестовать тебя». Тот ответил: «Я не прописан в селе, поэтому вы не отвечаете за мое местонахождение». Председатель сказал: «Я знаю об этом. И вызвал тебя, чтобы предупредить. Наверно, за тобой придут сегодня ночью. А теперь поступай как знаешь.

Но помни, что я тебе ничего не говорил». Надо было скрываться. Зиновий рассказал, что его ищут, одной греческой семье, особенно близкой к нему. Отец этого семейства решился проводить его в уединенное место в глухом лесу, где он должен будет скрываться несколько недель, до тех пор пока не минует опасность.

Обычно аресты производились кампаниями: набирали по плану определенное число людей, а затем наступала пауза до следующей кампании, вернее, охоты за людьми, как за зверями. Монах Зиновий быстро собрался. Этот человек помог ему нести несколько верст теплую одежду, войлок и другие нужные вещи. Он оставил Зиновия одного и вернулся в деревню, пообещав навестить его на следующий день.

Обратите внимание

Ночевать в лесу в горах даже в летнее время холодно. Зиновий долго искал место, где можно было бы устроить ночлег. Наступали сумерки: он утомился, сел у большого дуба и решил отдохнуть, но от пережитого волнения и тягот долгого пути погрузился в глубокий сон, похожий на беспамятство. Вдруг он слышит, что его окликают по имени.

Просыпается и видит: уже день, около него стоит сын грека, проводившего его в лес, бледный от страха. «Тебя Бог спас,— сказал юноша,— ты заснул около берлоги медведя, посмотри, вот свежие следы. Зверь несколько раз обошел дерево, у которого ты спал; как он не набросился на тебя, что его испугало — не знаю. Должно быть, святой Георгий помог тебе».

(В этом селе был храм святого Георгия, и само село называлось Георгиевкой в честь святого великомученика.) «Через несколько часов,— рассказывал владыка Зиновий,— пришел мой хозяин-грек со своими родственниками. Они сделали мне шалаш из веток и нескольких досок, где я мог спать и прятаться от непогоды. Тайком, по очереди они приносили мне пищу.

У меня не было ничего, кроме четок, и я целый день ходил по лесу и читал Иисусову молитву. Наконец мне сказали, что я могу вернуться. Эти люди рисковали не только своим положением, но и жизнью: им грозили тюрьма и ссылка, если бы власти узнали, что они прячут монаха, скрывающегося от ареста».

Вообще, владыка Зиновий был человек во всех отношениях замечательный. Семнадцатилетним юношей он поступил в Глинскую пустынь, где исполнял различные послушания, в том числе — в портняжной мастерской. Это ремесло ему впоследствии пригодилось.

Он даром шил одежду для бедных жителей Георгиевки, и они запомнили это. У одного грека хранился плащ, который сшил для его отца монах Зиновий. Но люди любили его прежде всего за безукоризненную монашескую жизнь.

Он был делателем непрестанной Иисусовой молитвы, и какой-то особенный внутренний свет озарял его лицо.

Читайте также:  Преподобный ефрем сирин

Владыка неоднократно подвергался арестам и ссылкам, но даже там, как бы в преддверии ада, он своим смирением и терпением завоевывал уважение как у преступников, так и у надзирателей тюрем, следователей и судей, которые большей частью были в то время попросту садистами, наслаждавшимися болью своих жертв и своей звериной властью. Владыка Зиновий говорил, что в ссылке получил разрешение уединяться в лес для молитвы, что было неслыханным доверием к заключенному, поскольку уход в лес считался бегством и человека, который решился бы на такое самовольно, охрана могла убить на месте. В воскресные и праздничные дни он пользовался этим разрешением: уходил на берег небольшого пустынного озера и молился. Владыка говорил, что однажды в праздник Божией Матери получил там некое знамение о своем освобождении, но не рассказывал, что это было за знамение.

Владыка имел особенное молитвенное усердие к Божией Матери.

На вопрос одного иеромонаха о том, что надо делать, чтобы остаться верным Христу и перенести все испытания, если вновь начнутся кровавые гонения на Церковь, митрополит ответил: «Молись Божией Матери и как можно чаще читай “Богородице Дево, радуйся”.

Кто читает эту молитву, того хранит Пресвятая Богородица. Я был в ссылке с одним епископом. От него требовали, чтобы он подписал бумагу о том, что он участвовал в заговоре против властей; там было указано еще несколько лиц.

Важно

Его пытали во время допросов, но он выдержал пытки и не предал своих собратьев. Этот епископ рассказывал мне, что он непрестанно читал молитву “Богородице Дево, радуйся”, а по ночам — канон Одигитрии, который знал наизусть. Он говорил, что чувствовал боль, но как бы приглушенно, а затем терял сознание. Наконец, не добившись ничего, его оставили в покое».

В 1950 году Патриарх Калистрат назначил отца Зиновия настоятелем Александро-Невской церкви в Тбилиси и возвел его в сан архимандрита. Тогда для жилья ему было отведено помещение около храма, состоявшее из двух маленьких комнаток. Впоследствии, когда он стал епископом, эти две комнатки так и остались его архиерейскими апартаментами.

Владыка Зиновий был аскетом в миру. Молитвенное правило он большей частью совершал ночью, а день его с утра до вечера принадлежал храму и людям. Главным молитвенным деланием владыки была, как уже говорилось выше, внутренняя Иисусова молитва, не прерывавшаяся у него даже во время бесед.

Редко можно встретить человека, жизнь которого была бы так неразрывно связана с храмом, как жизнь митрополита Зиновия. Он собрал вокруг церкви монашествующих, которые исполняли различные должности, в основном клиросное послушание.

После вторичного закрытия Глинской пустыни многие ее монахи нашли себе приют у владыки Зиновия. Он как бы заменил собой игумена для глинской братии.

Одни держались около владыки в Тбилиси, при Александро-Невской церкви, другие ушли в горные скиты, третьи подвизались на приходах,— и всем он помогал духовно и материально, заботился о них, как отец о детях.

Где бы ни находились монахи Глинского монастыря, они знали, что у епископа Зиновия всегда найдут помощь и поддержку. Некоторые из них так и остались в Грузии на всю жизнь. Свой домик владыка предоставил схиархимандриту Андронику (Лукашу)9, а сам жил в двух уже упоминавшихся маленьких комнатках около храма, похожих на монашескую келию.

Нередко владыка оказывал людям милость тайно, о чем узнавали уже потом и случайно. Некоторые монахи рассказывали мне, что когда они стояли в храме, то владыка Зиновий, проходя мимо них и благословляя, незаметно давал им деньги.

Совет

Он ежедневно присутствовал на всех службах, совершавшихся в храме, и на Литургии вынимал множество частиц за живых и усопших, за тех, кого он знал и о ком его просили молиться. В алтаре вместо епископского кресла у него стояла стасидия (специальное деревянное седалище для монахов, которое ставилось у стены).

В своей личной жизни владыка отличался простотой и невзыскательностью, но церковные службы проводил с особым торжеством и благолепием.

Многие опытные священники и духовники специально приезжали в Тбилиси, чтобы увидеться с митрополитом Зиновием. Несколько раз посещал владыку и отец Савва, когда ездил в Сигнахи к мощам святой Нины и к другим святыням.

Он указывал на него как на пример архиерея-аскета, который, пребывая с утра до вечера в храме и с людьми, среди многочисленных обязанностей, не оставляет Иисусовой молитвы. Он говорил, что митрополит Зиновий — пример того, что можно в миру хранить Иисусову молитву, что оправдания тому, кто не занимается Иисусовой молитвой, ссылаясь на занятость,— нет.

Однажды я задал ему казуальный вопрос: «А если владыка Зиновий скажет о чем-либо иначе, чем Вы, что мне делать?». Тот быстро ответил: «Послушай владыку Зиновия».

После кончины митрополита Зиновия Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II (Шиолашвили) благословил похоронить его в храме. «Хорошо, что владыка не только духом, но и телом будет пребывать с нами»,— сказал при этом Патриарх.

На гробнице владыки Зиновия всегда лежат цветы как знак благодарной памяти паствы о своем наставнике и отце.

Из святых покойный митрополит особенно любил святителя Николая и советовал во всех скорбях и нуждах обращаться к нему, а если есть возможность, то как можно чаще читать акафист этому великому чудотворцу.

Также любил он молиться мученику Иоанну Воину и преподобному Серафиму Саровскому. В последние годы своей жизни он принял тайный схимнический постриг с именем Серафим.

Обратите внимание

О нем, как и о преподобном Серафиме, можно сказать словами тропаря: «От юности Христа возлюбил еси».

После смерти митрополита Зиновия я дважды видел его во сне. Первый сон. После погребения он лежит во гробе, как живой. Ночь. Храм закрыт. Кто-то стучится со стороны двора в двери храма и просит у митрополита благословить его.

Тот встает, протягивает руку для благословения, и вдруг рука его удлиняется и достигает двери храма; он благословляет и снова ложится в гроб.

Я думаю, смысл сна был таков: владыка быстро откликается на молитвы людей; даже те, кто по своим грехам находится за дверями храма (как в древности — несущие епитимью), не лишаются его помощи и благословения, и о них возносится к Престолу Божию его молитва.

Второй сон. Также ночь. Храм освещен, и владыка ходит по храму, внимательно осматривая каждый уголок. Значит, он не ушел от нас, он здесь, он как живой с нами, он незримо посещает храм, в котором был настоятелем тридцать пять лет. 

Когда еще при жизни владыки Зиновия я спрашивал его об Иисусовой молитве, то он говорил, что не следует стремиться к каким-либо высоким степеням и к особой концентрации мысли, а нужно в простоте сердца говорить молитву живому Богу, Который близок нам, как наша душа.

Он советовал пользоваться минутами одиночества и отгонять помыслы Иисусовой молитвой. Такое делание владыка считал выше чтения книг. Он повторял, что Иисусова молитва прививается к смиренному сердцу.

Своим близким владыка Зиновий рассказывал, что Иисусову молитву он приобрел в молодости, когда жил в пустыни, а в миру старается сохранить ее. До архиерейской хиротонии владыка иногда вспоминал свои монашеские послушания: то сошьет рясу, то сделает из камней четки.

Важно

По молитвам Божией Матери перед ним не раз открывались ворота тюрем и лагерей, из которых обычно выносили трупы. А теперь мы верим, что также по молитвам Божией Матери и преподобного Серафима он получит на Небесах истинную свободу и вечную радость.

По книге: На пути из времени в вечность

Источник: https://eparhia-saratov.ru/Articles/mitropolit-zinovijj

Зиновий (в схиме – Серафим) Глинский (Мажуга), схимитрополит, преподобный | СВЯТО-ИОАННО-ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ СОБОР

В миру Мажуга Захар Якимович (Захарий Иоакимович), родился 14 сентября 1896 года в городе Глухов Черниговской губернии, в рабочей семье Иоакима и Феодосии Мажуга. В 3 года лишился отца, в 11 – матери, рос в семье дяди. Был отдан в Дом трудолюбия при Глинской пустыни, где окончил церковноприходскую школу и овладел портновским ремеслом.

В 1912 году поступил послушником в Глинскую пустынь. Его духовным отцом стал отец Герасим.

Во время Первой мировой войны в 1916 году был призван на военную службу, попал на один из наиболее тяжелых участков фронта, в Пинские болота в Белоруссии; по болезни переведен в конвойную роту.

После демобилизации возвратился в пустынь, где принял монашеский постриг с именем в честь священномученикаЗиновия, еп. Эгейского [1]. Его духовниками были глинские старцы иеросхим. Николай (Хондарёв) и настоятель обители архим. Нектарий (Нуждин).

Важно

Смирению Зиновий прилежал с юных лет. В начале своего иноческого пути он всячески понуждал себя к исполнению этой добродетели. Когда он был новоначальным послушником, ему не давалось никакое послушание: отовсюду его гнали, постоянно укоряли, жаловались на него настоятелю – он все терпел.

Наконец, его определили ухаживать за лошадьми, которых он с детства панически боялся. Преодолев страх, он полностью предал себя воле Божией и вскоре не только начал справляться с порученным ему делом, но даже и полюбил свое послушание.

В то время один юродивый глинский монах предрек монастырскому конюху, что тот станет великим человеком.

Совет

В 1922 году, после закрытия Глинской пустыни, переехал на Кавказ, где в 1924 году был рукоположен воиеродиакона и поступил в Драндский Успенский монастырь Сухумской епархии.

В 1926 году был рукоположен во иеромонаха епископом Никоном [2] и служил в Сухумском Никольском храме до 1930 года. После закрытия храма перебрался в горы Абхазии, где вместе с другими монахами основал небольшую монашескую общину.

Она просуществовала недолго, была обнаружена большевиками и распущена. Отец Зиновий жил в окрестных деревнях и зарабатывал шитьем.

В 1930 году переехал в Ростов-на-Дону где служил в Софийском храме.

В 1936 году был арестован и приговорен к ссылке в Среднюю Азию. В течение 7 месяцев находился в следственном изоляторе. Осужден, и до 1942 года отбывал заключение на строительстве Беломорско-Балтийского канала и на Урале.

Читайте также:  Преподобный александр пересвет

В изоляторе и лагерях встречался с глинскими старцами схиархимандритами Андроником (Лукашом) и Серафимом (Романцовым). Крестил, исповедовал, отпевал; епитрахилью служило полотенце с начертанными углем по углам крестами.

Заболел малярией.

Когда он впоследствии вспоминал о скорбных обстоятельствах своей жизни, лицо его всегда просветлялось, старец говорил близким ему людям, что никогда не скорбел, но радовался испытаниям, принимая их, как от руки Божией.

После освобождения возвратился в Сухуми, но не смог оформить прописку и уехал в Тбилиси, где познакомился с патриархом Грузии Каллистратом и по его благословению с 1942 года служил в Тбилисском Сионском Успенском соборе. Затем, вплоть до 1945 года, окормлял Мцхетский Ольгинский монастырь.

В 1945 году в составе грузинской делегации присутствовал на интронизации патриарха Московского и всея Руси Алексия I и там же был возведен в санигумена.

С 1945 года – настоятель Никольского храма села Кирово в Армении.

В 1947 году был переведен настоятелем в Батумский Духосошественский храм.

В 1950 году был возведен в достоинство архимандрита и назначен настоятелем Тбилисского Александро-Невского храма – служение, которое он сохранял за собой вплоть до кончины.

11 июня 1952 назначен членом Священного Синода Грузинской Православной Церкви. 30 ноября 1955 года назначен благочинным находившихся в юрисдикции ГПЦ русских приходов в Картли, Кахети и Армении.

Обратите внимание

29 декабря 1956 года был наречен, а 30 декабря – хиротонисан во епископа католикосом-патриархом Мелхиседеком III. Это был единственный случай посвящения негрузина во архиерея Грузинской Православной Церкви за период XX – нач. XXI вв.

С 6 марта 1957 года – второй хорепископ католикоса-патриарха Мелхиседека III с титулом епископ Степанованский, викарий патриарха всея Грузии.

16 апреля в церкви св. блгв. Александра Невского в Тбилиси епископ Зиновий постриг в монахи студента 2-го курса МДА Ираклия (впоследствии католикос-патриарх Грузии Илия II (Гудушаури-Шиолашвили)) и предсказал ему дальнейшее патриаршее служение.

С 1960 года – епископ Тетрицкаройской.

В 1972 году был возведён в сан митрополита.

На протяжении многих десятилетий владыка Зиновий являлся живым связующим звеном между Русской и Грузинской Церквами. Он был очень сердечным, радушным и скромным.

Жил при Александро-Невском храме, в маленьком домике, в котором было всего две небольших комнатки – одна служила ему кельей, а другая – приемной.

Католикос-патриарх всея Грузии Давид V, очень почитавший владыку, не раз предлагал ему сменить свою убогую келейку при храме на подобающую его сану резиденцию, но тот всегда отказывался.

Владыка каждого, кто к нему приходил, ласково принимал, непременно выслушивал, утешал, наставлял, молился за него и никого не отпускал, не угостив хотя бы чашкой чая. Окружающих его людей называл своей семьей и никогда не садился за стол один.

Обращавшимся к нему за духовной поддержкой он давал не просто совет, а открывал им волю Божию, будучи наделён даром прозрения и духовного утешения. Сохранилось много свидетельств прозорливости святителя, по молитвам митрополита Зиновия многие получали избавление от болезней и утешение в жизненных скорбях.

Важно

С теми же, кто не слушал слов старца, своевольничал, бывало, случались неприятности.

Владыка ежедневно служил литургию и лично вынимал частицы за всех кого знал и о ком его просили молиться. Имел дар непрестанной молитвы.

О своей кончине митрополит Зиновий накануне сообщил близким ему людям. Сказал, что скоро отправится к отцу Андронику, наказывал приходить к нему на могилку, обращаться со всеми своими скорбями, как к живому.

Скончался 8 марта 1985 года и был погребён в Тбилиси, около Александро-Невского храма. После его кончины у него под кроватью нашли чемодан, в котором было полное схимническое облачение и записка: «Имя мое Серафим». О тайной схиме владыки не знали даже ближайшие его помощники.

25 марта 2009 года Священный Синод Украинской Православной Церкви принял решение о внесении схимитрополита Серафима в святцы Украинской Православной Церкви в составе Собора преподобных отцев Глинских. Торжественное прославление его в лике святых 21 августа 2010 года было совершено вГлинской пустыни во время литургии Митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром.

Источники:

http://drevo-info.ru/articles/13292.html

http://drevo-info.ru/articles/13671802.html

Источник: https://stjohndc.org/ru/list-of-relics/zinoviy-v-shime-serafim-glinskiy-mazhuga-shimitropolit-prepodobnyy

«МЫ ПОСТОЯННО НУЖДАЛИСЬ В ЕГО МОЛИТВАХ» Памяти митрополита Тетрицкаройского Зиновия (Мажуги) – 29 Марта 2016 – Храм Св. Троицы в Серебряниках

25 марта 2009 года на заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви было принято решение о прославлении митрополита Тетрицкаройского Зиновия (Мажуги), в схиме Серафима, в лике святых в составе Собора преподобных отцев Глинских (память 9/22 сентября). Владыка Серафим – один из духоносных старцев XX века. Публикуем отрывки из книги Зиновия Чеснокова «Старец и митрополит. О жизни преподобного Зиновия (Мажуги), в схиме Серафима».

Преподобный Серафим (Мажуга), схимитрополит Тетрицкаройский

Гонения начала XX века по своей чудовищности и силе сопоставимы, наверное, только с гонениями на христиан в первые века.

Подобно многим мученикам за веру, преподобный Зиновий был без вины арестован и почти пять лет находился в заключении, в лагерях, где перенес многие притеснения и издевательства.

Своим смирением и терпением он завоевывал уважение как у заключенных, так и у надзирателей тюрем, следователей и судей. Он не закрепил своего мученичества кровью, но претерпел достаточно скорбей и страданий.

Отец Георгий Пильгуев пишет, что никогда не видел владыку Зиновия, отца Андроника или отца Серафима раздраженными, недовольными. Всегда у них находилось теплое слово для верующих, «в радости – радоваться вместе, в скорбях – понимать свои скорби, но не падать духом. Они все тяжести житейские перенесли достойно и достойно отошли в жизнь вечную»[1].

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) говорил: «“Владыка Зиновий научил меня катиться круглым камушком ко всем людям”, – и проявлял великую любовь и терпение, чтобы привлечь человека к Богу, пробудить в нем желание спастись в вечной жизни»[2].

«Митрополит Зиновий был человеком высокой культуры. Он много читал, особенно любил книги, посвященные церковной истории, архитектуре и иконописи»[3].

Владыка был кротким и смиренным. Примером своей жизни он учил других тому, как надо жить, как надо любить Бога. Люди, видя его простоту и смирение, стремились к этим добродетелям. Пастыри Церкви Христовой учились его духовности, старались достичь ее и в своей деятельности.

Совет

Протоиерей Михаил Диденко пишет: «Его простота, кротость и смирение стали и у меня нормой поведения. Та духовность, которую я почувствовал за первой его Литургией, во время моего знакомства, стала вырабатываться и в моем сознании, во всей моей пастырской деятельности.

В нем чувствовалось воспитание того монастыря, в котором он прошел все послушания до принятия священного сана, и это послушание проходит красной нитью во всей его жизни до конца дней»[4].

На нем поистине исполнились слова Христа Спасителя: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5: 5).

Отец Александр Чесноков вспоминает: «Он никогда ни на что не роптал. Рассказывал в основном с радостью даже о самых трудных годах своей жизни, никогда никого не обвинял и не ругал, и было видно, что он давно все принимает как от руки Божией. Он общался с Богом через молитву.

Владыка Зиновий так возлюбил Бога, что ему уже было “легко”, он был ко всему готов. Он полностью исполнил заповедь Иисуса Христа: “Люби ближнего твоего, как самого себя” (Мф. 19: 19)»[5]. Преподобный Зиновий любил Бога и каждого человека.

Каждый, даже просто переговоривший с ним, уходил от него духовно удовлетворенным и чувствовал, какая благодать исходит от старца.

Отец Александр рассказывает также, что «беседы владыки Зиновия, преисполненные истинного смирения и в то же время пронизанные твердой уверенностью, согревали сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и духовному возрождению»[6]. К нему в полной мере можно отнести слова Христа Спасителя: «Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5: 19).

Вспоминая встречу с владыкой Зиновием, архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов) пишет, что, будучи еще архимандритом, он впервые увидел «сердцем необыкновенного архиерея – тогда архиепископа русской общины в Грузии. Беседа длилась не более получаса. Но через нее владыка перелил со своей души живую веру на меня»[7].

Обратите внимание

Кетеван Захаровна Нуцубидзе рассказывает: «Наш дорогой владыка Зиновий после Святейшего Каллистрата, Патриарха всея Грузии, был единственным в духовном мире упованием, надеждой и облегчением в трудные дни для всего нашего семейства и особенно для моего супруга – академика Шалвы Исааковича Нуцубидзе.

К владыке особенно бережно относились все Патриархи от Святейшего Каллистрата до Святейшего Илии II. Они чтили его как святого и считались с ним.

Шалва Исаакович ценил владыку за то, что он столь заботливое попечение оказывал молодым людям, которые всегда во множестве окружали его, направляя их, в первую очередь, на учебу в высшие учебные заведения… Добрейший из добрых, владыка Зиновий всегда был рад помочь человеку, при этом часто опережал просьбу, делая это как бы от себя»[8].

Вокруг владыки царила атмосфера духовной любви и благодати, и она благотворно действовала на физическое самочувствие людей и исцеляла их телесные немощи. «Нас особо привлекала его глубокая духовность, скромность и всеобъемлющая человечность, простота и ясность в суждении, – говорит Кетеван Захаровна.

– Первое, с чем владыка обратился к Шалве Исааковичу, была просьба помочь его молодым воспитанникам получить высшее образование. Эта помощь продолжалась до конца жизни владыки… Мы постоянно нуждались в молитвах владыки Зиновия, так как всегда чувствовали живую мощь его духовности.

Он был для нас истинным святым, на духовную помощь всегда можно было рассчитывать, надеяться как на посредника со Всевышним»[9].

«Душа священника, – по слову святого Иоанна Златоуста, – должна со всех сторон блистать красотой, дабы она могла и радовать, и просвещать души взирающих на него»[10]. Скорби, испытания и болезни владыка Зиновий всегда принимал как от руки Божией. Словом и своим примером он и других учил во всем видеть всеблагой Промысл Божий.

«Вспоминая о горестных обстоятельствах своей жизни, он с озаренным лицом говорил, что никогда не скорбел, но радовался испытаниям, непрестанно молился, благодарил свою Небесную Покровительницу за все Ее милости, особенно за то, что Матерь Божия сподобила его проходить церковное служение в Иверии – земном Ее жребии»[11].

Люди, видя то, как старец все свое упование возлагал на Промысл Божий и никогда не роптал, старались жить по его примеру.

Кетеван Захаровна также пишет: «С первой встречи навсегда запомнилось, что владыка жил не для себя, а для другого человека, судьба которого его всегда волновала. И с полной отдачей как духовно, так и материально облегчал он существование его окружающих»[12].

Читайте также:  Храм сошествия святого духа (саратов), россия, город саратов

Владыка Зиновий был благородным человеком. Г.А. Гзиришвили вспоминает: «Его лицо, голос, каждый поступок был пронизан благородством. Таким он останется в нашей памяти и будет жить в наших сердцах всегда».

Преподобне отче Зиновие, моли Бога о нас!

[2] О жизни схиархимандрита Виталия: Воспоминания духовных чад, письма, поучения. М., 2008. С. 138.

[4] Диденко Михаил, протоиерей. [Воспоминания]. Машинопись. Архив Зиновия Чеснокова.

[6] Там же. С. 83.

[8] Чесноков Александр. Старец-святитель Зиновий. С. 83–84.

[10] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 1. Кн. 2. СПб., 1895. С. 416.

[12] Нуцубидзе К.З. Воспоминание о владыке Зиновии. С. 127–128.

Источник: http://zvon80.ucoz.ru/news/my_postojanno_nuzhdalis_v_ego_molitvakh_pamjati_mitropolita_tetrickarojskogo_zinovija_mazhugi/2016-03-29-1833

Зиновий (мажуга)

Открытая православная энциклопедия “ДРЕВО”.

Зиновий , в схиме Серафим (Мажуга) ( 1896 – 1985 ), схимитрополит Тетрицкаройский , Глинский, преподобный .

Память 9 сентября (Укр.)

В миру Мажуга Захар Якимович (Захарий Иоакимович), родился 14 сентября 1896 года в городе Глухов Черниговской губернии, в семье рабочего. В 3 года лишился отца, в 11 – матери. Сиротой окончил церковно-приходское училище.

Поступил в Глинскую пустынь в 1912 году. Будучи послушником был призван на военную службу в 1916 году и вернулся в обитель лишь в 1921 году [1] . В том же году он был пострижен в монашество с именем Зиновий в честь священномученика Зиновия, епископа Егейского .

Важно

Смирению Зиновий прилежал с юных лет. В начале своего иноческого пути он всячески понуждал себя к исполнению этой добродетели. Когда он был новоначальным послушником, ему не давалось никакое послушание: отовсюду его гнали, постоянно укоряли, жаловались на него настоятелю – он все терпел.

Наконец, его определили ухаживать за лошадьми, которых он с детства панически боялся. Преодолев страх, он полностью предал себя воле Божией и вскоре не только начал справляться с порученным ему делом, но даже и полюбил свое послушание.

В то время один юродивый глинский монах предрек монастырскому конюху, что тот станет великим человеком.

В 1922 году, после закрытия Глинской пустыни , переехал на Кавказ, где был рукоположен во иеродиакона и поступил в Драндский Успенский монастырь Сухумской епархии . 18 января 1925 года епископом Сухумским Никоном был рукоположен во иеромонаха и служил в Сухумском Никольском храме до 1930 года.

В 1930 году переехал в Ростов-на-Дону где служил в Софийском храме .

В 1936 году был арестован, осужден, и отбывал заключение на Урале до 1942 года. Тяжкие испытания не ожесточили души подвижника: напротив, когда он впоследствии вспоминал о скорбных обстоятельствах своей жизни, лицо его всегда просветлялось, старец говорил близким ему людям, что никогда не скорбел, но радовался испытаниям, принимая их, как от руки Божией.

С 1942 год служил в Тбилисском Сионском Успенском соборе , возможно уже в сане игумена . Затем, вплоть до 1945 года, окормлял Мцхетский Ольгинский монастырь . С 1945 года, игумен и настоятель Никольского храма села Кирово в Армении . В 1947 году был переведен настоятелем в Батумский Свято-Духовский храм .

В 1950 году был возведен в достоинство архимандрита и назначен настоятелем Тбилисского Александро-Невского храма – служение, которое он сохранял за собой вплоть до кончины.

11 июня 1952 назначен членом Священного Синода Грузинской Православной Церкви .

30 декабря 1956 года был рукоположен во епископа . С 6 марта 1957 года – епископ Степанованский , викарий патриарха всея Грузии

Совет

С 1960 года – епископ Тетрицкаройской . В 1972 году был возведён в сан митрополита .

На протяжении многих десятилетий владыка Зиновий являлся живым связующим звеном между Русской и Грузинской Церквами. Он был очень сердечным, радушным и скромным. Жил при Александро-Невском храме, в маленьком домике, в котором было всего две небольших комнатки – одна служила ему кельей, а другая – приемной.

Владыка был каждого, кто к нему приходил, ласково принимал, непременно выслушивал, утешал, наставлял, молился за него и никого не отпускал, не угостив хотя бы чашкой чая. Окружающих его людей называл своей семьей и никогда не садился за стол один.

Обращавшимся к нему за духовной поддержкой он давал не просто совет, а открывал им волю Божию, будучи наделён даром прозрения и духовного утешения. Сохранилось много свидетельств прозорливости святителя, по молитвам митрополита Зиновия многие получали избавление от болезней и утешение в жизненных скорбях.

Важно

С теми же, кто не слушал слов старца, своевольничал, бывало, случались неприятности.

Владыка ежедневно служил литургию и лично вынимал частицы за всех кого знал и о ком его просили молиться. Имел дар непрестанной молитвы.

Большинство верующих считали митрополита святым еще при жизни. Католикос-патриарх всея Грузии Давид V , очень почитавший Владыку, не раз предлагал ему сменить свою убогую келейку при храме на подобающую его сану резиденцию, но тот всегда отказывался.

О своей кончине митрополит Зиновий был извещен Свыше: накануне сообщил близким ему людям, что скоро отправится к отцу Андронику , наказывал приходить к нему на могилку, обращаться со всеми своими скорбями, как к живому.

Скончался 8 марта 1985 года и был погребён в Тбилиси , около Александро-Невского храма. После его кончины у него под кроватью нашли чемодан, в котором было полное схимническое облачение и записка: « Имя мое Серафим ». О тайной схиме Владыки не знали даже ближайшие его помощники.

Обратите внимание

25 марта 2009 года Священный Синод Украинской Православной Церкви внес имя схимитрополита Серафима в святцы Украинской Православной Церкви , причтя его к чину преподобных .

Награды

наперсный крест (от патриарха Сергия , 1943)

палица (1949)

ношение креста на клобуке (17 ноября 1958)

Литература

“Памяти митрополита Зиновия (Мажуга)”, ЖМП , 1996, № 9, 59-60.

Иоанн (Маслов), схиархим., Глинская пустынь , Москва, 1992, 157.

Использованные материалы

Софроний (Макрицкий), иеродиакон, Белгородский старец архимандрит Серафим (Тяпочкин) , изд. 6-е, М.: 2006, 117.

Страницы базы данных Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века :

http://kuz1.pstbi.ccas.ru/bin/db.exe/no_dbpath/ans/newmr/?HY…ceWd

http://kuz1.pstbi.ccas.ru/foto_1/oea-1.jpg

“Сестры посетили места подвигов глинских старцев”, сайт Екатеринбургского Ново-Тихвинского женского монастыря, 3 октября 2007:

http://www.sestry.ru/church/content/life/events/50/

[1] По некоторым данным был пострижен в рясофор уже в 1920 году. См. Софроний (Макрицкий), иеродиакон, Белгородский старец архимандрит Серафим (Тяпочкин) , изд. 6-е, М.: 2006, 117.

ДРЕВО – открытая православная энциклопедия: http://drevo.pravbeseda.ru

О проекте | Хронология | Календарь | Клиент

Источник: https://slovar.cc/rel/drevo/2300278.html

Русская линия / Библиотека периодической печати: Благодатность молитвы, которую несли Глинские старцы, передавалась окружающим

«Сколько ни пиши о старцах, сколько книг ни издавай, тайна останется тайной», — говорят опытные люди.

Правда, одному из авторов новинки книжной серии «Подвижники благочестия ХХ века» посчастливилось много лет провести в самой непосредственной близости к ныне прославленному старцу Глинской пустыни митрополиту Зиновию (Мажуге), в схиме Серафиму, — сначала в качестве иподиакона, а затем келейника.

О своем общении с будущим святым и о старцах вообще размышляет протоиерей Александр Чесноков, который в соавторстве с сыном Зиновием, названным в память прославленного митрополита, написал книгу «Подвиг святой жизни. Святые старцы Глинской пустыни. ХХ век».

— Отец Александр, вы лично были знакомы с тремя ныне прославленными Глинскими старцами: митрополитом Зиновием (Мажугой), в схиме Серафимом, схиархимандритом Андроником (Лукашем), схиархимандритом Серафимом (Романцовым). Какие у них были общие качества?

– Все молитвенники, делатели непрестанной Иисусовой молитвы. Беседуют с вами и перебирают четочки: умная молитва идет постоянно. До этого дойти надо! Не каждый доходит, чтобы одновременно беседовать и продолжать молитву в сердце через ум.

Что еще общего? Доброта. Всегда старались помочь сами, не дожидаясь просьб. Любвеобильные. И что замечалось: прошли большую, очень трудную жизнь, через ссылки, гонения, разного рода оскорбления. Но никогда об этом не говорили, только иногда рассказывали, больше для назидания, о случаях из жизни в ссылке. Всегда в проявлении любви, и больше рассказывали о хороших случаях.

Вот что интересно: пройдя ссылки, они сохранили любовь к Богу, любовь к ближнему. Никакой озлобленности, никакой жестокости. Старались вспоминать только хорошее и о жизни в заключении, и о повседневной жизни, то, как Господь их вел.

Еще честность. Честность к Богу, честность к службе — тоже характерная черта. Даже вдали от обители служили по монастырскому чину, что никого не тяготило, потому что благодатность молитвы, которую они несли, передавалась окружающим. Люди старались как можно больше бывать у старцев и на богослужении, и просто приходя к ним.

Получали дары, становились какими-то облагодатствованными, как говорил Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, постриженик митрополита Зиновия. Он вспоминал, что, даже коротко пообщавшись со старцами, люди уже получали благодатные дары, которые давали им силы на дальнейшую жизнь, на дальнейшее преодоление препятствий и надолго оставались в памяти.

Так происходило потому, что за того, с кем соприкасались, старцы потом и молились.

Митрополит Зиновий (Мажуга), в схиме Серафим

— Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II — постриженик митрополита Зиновия?

– При постриге будущего патриарха владыка Зиновий сказал в приветственном слове: «Я постриг будущего патриарха», — хотя Блаженнейший Илия был тогда еще семинаристом. Католикос-Патриарх сам вспоминал об этом в нашей беседе при встрече и говорил, что до сих пор ощущает небесную помощь владыки.

— Блаженнейший Илия также утверждал, что митрополит Зиновий устроил в Тбилиси «филиал» Глинской пустыни.

– В 1961 году Глинская пустынь была окончательно закрыта, и старцы объединились вокруг владыки Зиновия. Трое из них: сам митрополит Зиновий, в схиме Серафим, схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Романцов) — в будущем пошли к Богу общим прославлением и вместе были причислены к лику святых в 2009 году.

Владыка Зиновий многим помогал. Мог, выйдя в храме и увидев стоящего монаха, подойти к нему с благословением и тихонечко оставить деньги на дальнейшее проживание. И кругом знали, что он всех поддерживает.

Время было очень тяжелое, можно сказать — богоборческое, но у него каждый мог найти приют. И впоследствии, уже епископом, правящим архиереем, он много о чем мог попросить Грузинского патриарха: многих назначали на приходы, и они служили в Грузинской Церкви.

А там были послабления по сравнению с Русской Церковью, хотя тоже и уполномоченные и прочее.

— Вы ведь с детства знали владыку Зиновия?

– Мы приходили с мамой в храм, где служил митрополит Зиновий. Он всех замечал, всех одарял. У него в кармане всегда находилась или конфетка, или «рублик» — монетка в 50 копеек, которые он откладывал и потом раздавал (тогда эта денежка имела цену). Естественно, дети, когда его видели, бежали, чтобы получить подарок. Но не было никакой ревности, потому что он одарял всех одинаково.

Важно

На богослужении мы становились поближе во время чтения Евангелия, когда он снимал митру и давал кому-то из детей подержать. Вот тут среди нас даже немножко была борьба, потому что каждый этого хотел. Однако он сам указывал, кому держать.

Его келья находилась возле храма; на окошке сеточка, в ней прорезано небольшое отверстие, и всегда от владыки было утешение, подарочек: соседи ли подходили или детишки подбегали. Когда его не было дома — целовали даже створки оконца, получая такое благословение от самого старца. По его молитвам совершалось много чудесного.

Источник: https://rusk.ru/st.php?idar=61958

Ссылка на основную публикацию