Школа веры: догматы, каноны, богословские мнения

Школа веры: Догматы, каноны, богословские мнения — Рублев. Ищите и обрящете

Неотъемлемой частью Священного Предания Православной церкви является православное богословие. В его основе лежат догматы Церкви — открытые самим Богом, вечные и главные истины православной веры. Согласие с догматами обязательно для всех христиан. Основные догматы содержатся в Символе веры.

В православной Церкви приняты следующие догматы:
1. Догмат о Пресвятой Троице: Бог един по природе, но троичен в Лицах — Отец, Сын и Святой Дух.
2. Догмат о грехопадении: все люди наследуют от прародителей, Адама и Евы, первородный грех, повредивший их природу, так что они стали смертны и склонны ко греху.

Ни один человек не может спастись иначе чем Божией благодатью.
3. Догмат об Искуплении человечества от греха: первородный грех был искуплен воплощением Бога-Сына и Его смертью на Кресте; с тех пор всякий христианин может спастись, а до этого все люди, даже праведники, попадали в ад.
4.

Обратите внимание

Догмат о Воплощении Господа нашего Иисуса Христа: Бог-Сын, Второе Лицо Троицы, воплотился в Иудее, от Девы Марии.
5. Догмат о Воскресении Господа нашего Иисуса Христа: Христос был распят и воскрес на третий день, после чего 40 дней был вместе с учениками.
6.

Догмат о Вознесении Господа нашего Иисуса Христа: через 40 дней после Своего Воскресения Христос вознесся на Небеса к Отцу.
7. Догмат о Втором Пришествии Спасителя и Страшном суде: в конце времен Христос вернется на землю и будет судить людей по их делам.
8.

Догмат о единой (одной), святой, соборной Церкви: она была основана Самим Господом Иисусом Христом, и со времен апостолов в ней действует благодать, наследуются дары Святого Духа и сохраняется истинное Христово учение.
9.

Догмат о всеобщем воскресении людей и будущей жизни: после Второго пришествия Христа все люди воскреснут для жизни на обновленной Земле.
10. Догмат о двух природах Господа Иисуса Христа: Христос является одновременно Богом и Человеком, эти две природы сочетаются в нем нераздельно и неслитно, не смешиваясь друг с другом.
11.

Догмат о двух волях и действиях в Господе Иисусе Христе: Иисус Христос был одновременно Богом и человеком и имел две воли — Божественную и человеческую.
12. Догмат об иконопочитании, говорящий о необходимости почитать иконы: «честь, воздаваемая образу, переходит к первообразному (то есть Богу. — Ред.

), и поклоняющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней».
13. Догмат о божественной энергии (благодати): от Бога исходит благодать — Божественная энергия, которая не есть ни существо Бога, ни нечто сотворенное Им. Благодаря ей человек может обожиться — то есть стать причастным Божественной благодати, хотя и не существу Бога (или, как говорят, стать Богом по благодати).

Догматы формулировались Церковью по вдохновению Святого Духа на соборах. Происходило это после того, как в Церкви возникало какое-либо лжеучение. Тогда по вдохновению свыше участники церковного собора создавали чеканную формулировку, в точности отражавшую православное учение по этому вопросу.

Что не является догматом

К догматам не относятся нравственные правила, обрядовые предписания и нормы церковного права (каноны). Однако догматы, каноны, нормы христианской нравственности и обряд неразрывно связаны друг с другом и образуют единое целое — церковное Предание.

Например, догмат об иконопочитании говорит о том, что почитание икон богоугодно и душеполезно. В Церкви также существует иконографический канон — набор предписаний о том, как правильно изображать тех или иных святых, — и правила о том, как нужно воздавать честь иконам в храме и дома: кадить, совершать поклоны, прикладываться (целовать).

Богословские мнения

Важно

В Церкви имеют хождение также богословские положения, не относящиеся к числу догматов. Они делятся по авторитетности на три категории.

Наименее авторитетны частные мнения богословов, не причисленных ко святым. Они имеют силу простого предположения или результата логических выводов.

Более авторитетны теологумены — мнения Святых Отцов: великих святых и богословов древности, которые почитаются не только за богословие, но и за святость жизни.

Мнения Святых Отцов могут противоречить друг другу. Даже святые могли грешить, ошибаться или неверно понимать какие-либо вещи. Ошибка святого, если она серьезна, может быть опровергнута собором.

Но часто разнообразие мнений Святых Отцов свидетельствует о христианской свободе: по словам апостола Павла, «надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1-е послание к коринфянам, глава 11, стих 19).

Например, одни Святые Отцы учили о том, что Рай, в котором обитали Адам и Ева, был садом с настоящими деревьями и плодами, а другие писали, что Рай необходимо понимать только в духовном смысле — как состояние праведной души, пребывающей с Богом, и что совершенные люди не нуждались ни в какой пище, даже в райских плодах.

Наиболее авторитетны суждения (хотя и они не имеют силы догмата), высказываемые одновременно многими Святыми Отцами. Они называются «согласие Отцов» и не оспариваются богословами.

Источник: http://rublev.com/o-verouchenii/dogmaty-kanony-bogoslovskie-mneniia

Догматы Православной веры — выражение Божественных истин

Отче! Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина.
(Ин. 17,17)

Происхождение догматов

В апостольские времена словом «догмат» обозначалось вообще все христианское учение — догматическое и нравственное, но с развитием богословской мысли этот термин стал пониматься более конкретно.

В IV веке святитель Кирилл Иерусалимский пишет «Катехизические поучения», где раскрывает истины Символа веры, а также учение о главных церковных таинствах. В это же время святитель Григорий Нисский создает «Большое огласительное слово» – важный опыт системного догматического изложения.

В V веке блаженный Феодорит Кирский пишет «Сокращение (сокращенное изложение) Божественных догматов».

Совет

На Западе, приблизительно тогда же, блаженный Августин составляет «Руководство для Лаврентия», напоминающее катехизис.

Но, несомненно, лучшим произведением I тысячелетия, где глубоко и точно раскрыто христианское вероучение, заслуженно считается трактат преподобного Иоанна Дамаскина «Источник знания», и конкретно, третья часть этой книги – «Точное изложение православной веры».

С IV века восточные отцы Церкви стали именовать «догматами» не все содержащиеся в Откровении истины, а лишь относящиеся к области веры. Так, святитель Григорий Нисский разделяет содержание собственного учения на «нравственную часть и на точные догматы».

Греческое слово «догма» с ударением на первом слоге, женского рода вошло в русский язык и в просторечии имеет отрицательный оттенок чего-то застывшего и безжизненного (так же как и слово «догматический»).

Слово «догмат» мужского рода с ударением на втором слоге восходит к славянским богослужебным текстам:

Догмат — слово греческое; оно означает непреложную истину, принимаемую на веру и общеобязательную для христиан (от греч. dogma – «закон», «правило», «постановление»).

С течением времени в догматических системах Востока и Запада этим словом стали обозначать, как правило, только те вероучительные истины, которые обсуждались на Вселенских Соборах и получили соборные определения или формулировки.

Догматы — это решения Вселенских Соборов по различным вопросам веры. Догматы, по большей части, называются определениями, потому что они проводят границу между истиной и заблуждением, между болезнью и здравием. Они являются достоянием всей Церкви как выработанные ее соборным разумом.

Догматические определения выражают откровенную истину, определяют жизнь Церкви. Следовательно, с одной стороны, они являются выражением Откровения, а с другой — служат целительным средством, ведущим человека к общению с Богом, к цели нашего существования.

Догматы — богооткровенные истины, содержащие учение о Боге и Его Домостроительстве, которые Церковь определяет и исповедует, как неизменные и непререкаемые положения православной веры. Характерными чертами догматов являются их вероучительность, богооткровенность, церковность и общеобязательность.

Опыт Церкви

Опыт Церкви шире и полнее догматических определений. Догматизировано только самое необходимое и существенно важное для спасения. Остается еще немало таинственного и нераскрытого в Священном Писании.

Это обуславливает существование богословских мнений. Мы их встречаем в творениях отцов Церкви и в богословских сочинениях.

Богословское мнение должно заключать в себе истину, как минимум, непротиворечащую Откровению.

Обратите внимание

Богословское мнение не является общецерковным учением, подобно догмату, но является личным суждением того или иного богослова.

Христианство не ограничивается нравственным учением. Евангелие не является одним из сборников моралистических предписаний.

Мораль, даже самая высокая, сама по себе не дает сил для исполнения ее требований.

Лишь при содействии благодати Христовой человек может стать поистине нравственным человеком, который творит добро «чисто» «…Без Меня не можете делать ничего», — говорит Спаситель (Ин. 15, 5).

Догматические определения Православной Церкви приняты на Семи Вселенских соборах, отражены в Никео-Константинопольском Символе веры и обладают непреложным авторитетом.

Под догматами ныне понимаются вероучительные истины, которые обсуждались и утверждались на Вселенских Соборах.

Догматические соборные определения Православия обозначаются греческим словом «орос» (oros). В буквальном смысле оно означает «предел», «границу».

Используя догматы, Церковь определяет человеческий ум в истинном Богопознании и ограничивает его от возможных ошибок.

Наличие строгого и отчетливого вероисповедного сознания — характерная черта и преимущество Православия. Эта особенность церковного учения восходит уже ко временам апостольской проповеди. Именно апостолам принадлежит первое употребление слова «догмат» в значении вероучительного определения.

«Проходя же по городам, они передавали верным соблюдать определения (греч. — ta dogmata), постановленные апостолами и пресвитерами в Иерусалиме»,- свидетельствует св. Евангелист Лука (Деян. 16:4). У апостола Павла в посланиях к Колоссянам (Кол. 2:14) и Ефесянам (Еф.

2:15) слово «догмат» употребляется в значении христианского учения во всей полноте.

Принятие догматов не означает введения новых истин. Догматы всегда раскрывают изначальное, единое и целостное учение Церкви применительно к новым вопросам и обстоятельствам.

Православные догматы

По словам св. Максима Исповедника Божественные догматы Православия могут быть сведены к двум основным. «Предел Православия есть чисто ведать два догмата веры, – Троицу и Двоицу»,- указывает св. Григорий Синаит.

Почитание неслиянной и нераздельной Пресвятой Троицы, единого Бога в трех Лицах, в Котором Ум – Отец, Слово – Сын, Дух Святой – Дух, как в целом учат святые Отцы, есть якорь христианского упования.

Почитание Троицы необходимо связывается с почитанием Двоицы, то есть исповеданием Сына Божия Иисуса Христа в едином Лице, двух естествах и волях, божественной и человеческой, неслиянно и нераздельно соединенных.

Важно

Так как предметом догматики являются вечные догматические истины Святого Откровения, свидетельствующего о Боге в Самом Себе и о Боге в Его отношении к миру и человеку, то она соответственно делится на две части, каждая из которых имеет свои подразделы.

Первая часть рассматривает Бога в Самом Себе, вторая — в Его отношении к миру и человеку. Согласно этому, в первую часть входят догматы о бытии Бога, о качестве и степени богопознания, о Божием существе и Его свойствах, о единстве Божия существа и о Святой Троице.

Вторую часть составляют догматы о Боге как Творце мира, о Боге как Промыслителе, о Боге как Спасителе, о Боге как Освятителе и о Боге как Судии.

Основные догматы православия следующие:

  • Догмат о Пресвятой Троице
  • Догмат о грехопадении
  • Догмат об Искуплении человечества от греха
  • Догмат о Воплощении Господа нашего Иисуса Христа
  • Догмат о Воскресении Господа нашего Иисуса Христа
  • Догмат о Вознесении Господа нашего Иисуса Христа
  • Догмат о Втором Пришествии Спасителя и Страшном суде
  • Догмат о единстве, соборности Церкви и преемственности в ней учения и священства
  • Догмат о всеобщем воскресении людей и будущей жизни
  • Догмат о двух естествах Господа Иисуса Христа. Принят на IV Вселенском Соборе в — Халкидоне
  • Догмат о двух волях и действиях в Господе Иисусе Христе. Принят на VI Вселенском Соборе в Константинополе
  • Догмат об иконопочитании. Принят на VII Вселенском Соборе в Никее
Читайте также:  Священномученик вениамин петроградский

Отношение человеческого разума к догматам как вечным Христовым истинам определено отношением Самого Господа Иисуса к человеческому разуму в его греховной cущности.

Исходя из опыта Церкви, святоотеческого учения можно говорить, что догматы, лежащие в основании христианской нравственности, представляют единственно верный критерий оценки поступков и поведения разумной и свободной личности

Чего вообще требует от каждого человека Господь Иисус Христос как условия следования за Ним?

Только одного: отвержения себя и взятия своего креста. «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24; ср.: Мк. 8, 34; Лк. 14, 26–27; Ин. 12, 24–26).

Отвергнуться себя- значит отказаться от своей греховной личности, от своего «я». Человек достигает этого, если личным подвигом веры во Христа распинает в себе и вокруг себя грех и всё греховное; если умирает для греха и смерти, дабы ожить для безгрешного и бессмертного Господа нашего Иисуса Христа (см.: Кол. 3, 3–8; Рим. 6, 6. 10–13; Гал. 2, 19; 6, 14).
Библиография

  • Беседа со свящ. Вадимом Леоновым «Значение догматов веры не уменьшается из века в век»Православие.Ru
  • Догматы православного богословия Альманах Восток Выпуск: N 10(22), октябрь 2004г
  • http://www.soborpokrova.ru/books/index.shtml
  • Догматика Православной Церкви http://trsobor.ru/listok.php?id=339
  • Православие.ru
  • Руководство к изучению христианского, православно-догматического богословия С.-Петербург, 1997
  • Служба трем святителям: Минея праздничная. М., 1970, с. 295-296
  • Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. М., 1992
  • Свящ. Александр Шаргунов. Догмат в христианской жизни. Троице-Сергиева Лавра. г. Загорск. 1981–1982

Александр А. Соколовский

Источник: http://www.blagobor.by/article/vera/dogma

Богословское мнение

[теологумен], частное мнение по догматическому вопросу, существующее наряду с догматами и вероучительными истинами, обладающими авторитетом догматов.

Возможность высказывать Б. м. проистекает из того, что догмат всегда шире любой догматической формулировки. И даже в тех случаях, когда Церковь составляет словесное выражение догматической истины, полностью быть описанной она никогда не может.

В словесной формуле раскрываются лишь те существенные стороны догмата, отклонение от к-рых ведет к отпадению от благодатного единства с Церковью. При этом не затрагиваются частные случаи и детали. Об этой принципиальной несводимости догматической истины лишь к той словесной форме, в к-рой она высказана, говорил уже Ориген в III в.

, различая свидетельства Писания и Предания и тайное учение, оставленное апостолами, чтобы «могли иметь упражнение и показать таким образом плоды своего ума наиболее ревностные и любящие мудрость из числа преемников (апостолов.- К. П.)» (Orig. De princip. I Praef. (3)). Об этом же в XIX в. пишет митр.

Макарий (Булгаков): «…как нет догматов, которые были бы совершенно нераскрыты в Церкви (о каждом непременно существует в ней какое-либо ясное учение), так точно нет догматов, раскрытых до малейших подробностей: о каждом (даже о догмате Св.

Совет

Троицы) всегда можно предложить такие вопросы, на которые ответа не найдем в положительном учении Церкви, и надобно будет ограничиваться только частными мнениями, своими ли или древних знаменитых пастырей Церкви» (Православно-догматическое богословие. 1849. Т. 1. С. 23-24). Следов., принципиальная невозможность исчерпать все содержание догматической истины в словесной формуле предполагает возможность появления Б. м.

Этот процесс происходит в Церкви постоянно. В истории есть множество примеров, когда христ.

авторы, богословы, а иногда даже Соборы и Поместные Церкви, побуждаемые еретиками и заблуждающимися или стремящиеся разрешить вопросы, на к-рые нет исчерпывающего и всестороннего ответа в учении Церкви, предлагают формулировки, суждения, системы, раскрывающие и поясняющие те или иные вероучительные истины.

Отличие Б. м. от догмата заключается в том, что «догмат имеет универсальный или всеобщий характер, ставящий его выше преходящих условий места, времени, народности, индивидуальности и проч. Он есть то, что признается всеми (т. е. Вселенской Церковью), а Б. м.

, отличающееся частичностью и неполнотою истины, узнается именно из отсутствия этого тождества или согласия сознания, оно есть то, что не признается всеми (т. е. Вселенской Церковью) и в отношении к чему существуют даже взаимно исключающие друг друга противоречия и разногласия.

Мнения богословские по существу своему суть частные мнения, а догматы — мнения всей Церкви» (Светлов П., прот. Опыт апологетического изложения православно-христианского вероучения. К., 1910. Т. 1. С. 322).

Можно говорить о «безусловной истинности догмата и условной истинности и значении богословского мнения» (Там же. С. 321).

Примером Б. м. является, в частности, вопрос о времени творения ангелов (до творения материального мира, в первый день творения (Быт 1. 1) или позже) или о составе человеческой природы (дихотомия или трихотомия). К Б. м.

относится то или иное понимание образа Божия в человеке (по этому вопросу см.: Малков П. Ю. Под Главою — Христом. М., 2000. С.115-138).

Обратите внимание

Имеются различные воззрения на представления о телесности ангелов и души человека, а также о понимании рая и ада (как некоего места или особого состояния души). Есть целый ряд и иных Б. м.

Однако и в тех вопросах, относительно к-рых Церковь не посчитала необходимым дать словесную формулировку, богослову вовсе не предоставляется полная, ничем не ограниченная свобода измышления. По выражению свт.

Григория Богослова, «любомудрствуй о мире и о мирах, о веществе, о душе, о разумных — добрых и злых природах, о воскресении, суде, мздовоздаянии, Христовых страданиях. Касательно этого и успеть в своих исканиях не бесполезно, и не получить успеха не опасно» (Greg.

Nazianz. Or. 27. 10); в греч. оригинале в конце этого выражения стоит καὶ τὸ διαμαρτάνειν ἀκίνδυνον — «ошибиться неопасно».

Святитель говорит так, имея в виду, конечно, не вопрос о действительности Воскресения и Страшного Суда, а размышления об образе воскресения и конечного Суда, т. е. вопросы второстепенные с сотериологической т. зр.

Пределами, за к-рые Б. м. выходить не может, является Свящ. Предание. Согласие с ним есть критерий истинности того или иного Б. м. «В свете Полноты познаём мы «отчасти» (ср.: 1 Кор 13. 12.- К. П.

), и всегда исходя из Полноты Церковь произносит свое суждение о том, принадлежит ли ее Преданию частичное знание, выраженное в том или ином учении» (Лосский В. Н. Предание и предания // Богословие и Боговидение. М.

, 2000. С. 536).

Можно говорить о нек-рой иерархии Б. м. в зависимости от того, насколько они удовлетворяют этим 2 названным критериям. Если Б. м. разделяется мн.

признанными Церковью святыми,- в таком случае говорят о «consensus patrum», или взаимном согласии отцов по тому или иному вопросу («Ибо этот отец не противоборствует соотцам, так как все они соделались причастными одного Святого Духа» (Ioan. Damasc. De imag. 2. 18). С истиной, принимаемой consensus patrum, безусловно, необходимо считаться каждому члену Церкви.

Важно

Часто (однако не всегда) такие истины фактически обладают авторитетом догматов, и по отношению к ним не принято говорить о Б. м. (примером такого мнения, принимаемого consensus patrum, является учение о Приснодевстве Богородицы). Собственно о Б. м.

речь идет тогда, когда оно высказывается немногими или даже отдельными авторами и при этом не выходит за границы Свящ. Предания. К таким, напр., относятся мнение об одномоментном творении всего Богом (Clem. Alex. Strom. VI; Aug. De Gen. 4. 33), о том, что ангелы не бессмертны по природе (Ioan. Damasc. De fide orth. II 3).

В догматической науке в свое время наблюдалось стремление четко терминологически закрепить различение частного Б. м. и мнения, разделяемого всеми отцами. Попытка ввести в систему догмат — Б. м. промежуточное понятие теологумена, была предпринята в правосл. богословии В. В. Болотовым (см. Болотов В. В. К вопросу о Filioque. СПб., 1914. С. 30).

Для него термин «теологумен» практически тождествен мнению, принимаемому consensus patrum, и следов., отличен от частного богословского мнения (Там же. С. 31). В последующих трудах Болотов к этому вопросу не возвращался. Но благодаря его авторитету предложенный им термин получил признание в богословской науке. Уже последующие поколения правосл.

исследователей пытались по-своему его осмыслить. Так, напр., если сам Болотов определял учение о Filioque как Б. м. лишь части Церкви, то уже прот. Н. Малиновский называет это учение Зап. Церкви теологуменом. В наст. время часто встречаются высказывания, полностью отождествляющие термин теологумен с понятием частное Б. м. (см., напр.: Троицкий С. В.

Христианская философия брака. Клин, 2001. С. 49).

В случае если частное Б. м. в той или иной форме отвергается церковным авторитетом, то оно является ложным. Однако пока отсутствует соборное определение по к.-л. Б. м., Церковь может терпеть различное к нему отношение. В истории есть случаи, когда то или иное частное Б. м., когда-то воспринимавшееся как допустимое, впосл. было признано ошибочным.

Так было с нек-рыми субординационалистскими тенденциями христологии сщмч. Иустина Философа или хилиастскими воззрениями, к-рые разделялись в т. ч. и рядом св. отцов II-III вв. Подобное изменение отношения может выражаться и в соборном осуждении. Примером служит ряд осужденных Вселенским V Собором положений учения Оригена.

Однако такое явление не может быть расценено как эволюция догматического учения. Церковь всегда безошибочно опознает и оценивает истину и ложь. Отношение же к самому заблуждению, не меняясь в принципе, может ужесточиться в новых обстоятельствах церковной жизни. Если же после того, как Церковь признала то или иное частное Б. м.

Совет

ложным, оно все же продолжает кем-то высказываться и защищаться, вызывая соблазн у верующих, то Церковь может признать его еретическим и предать анафеме,- так произошло с учением Варлаама Калабрийского о тварном характере Божественных энергий. После длительных дискуссий по этому поводу на К-польских Соборах 1341, 1347, 1351, 1352 и 1368 гг.

осуждение ложного учения о тварности Божественных энергий вошло в состав cинодика, провозглашаемого в Неделю Православия.

Источник: http://www.pravenc.ru/text/149581.html

Догматическое богословие…Ч.2

II. ПОНЯТИЕ О ДОГМАТАХ

1. Значение термина

nbsp; Слово «догмат» происходит от греческого глагола δοκείν — думать, полагать, верить (прошедшая форма — δεδογμη — этого глагола означает: решено, положено, определено). Догматами древние греки называли философские положения, принимаемые последователями какой-либо школы как аксиомы. Ими именовали уже устоявшиеся, бесспорные истины.

В трудах Платона («Государство») «догматами» называются правила и нормы, относящиеся к понятиям справедливого и прекрасного. Цицерон именует «догматами» бесспорные философские положения. У Сенеки «догматы» — основы нравственного закона.

В греческом тексте Евангелия от Луки (2, 1), «догматом» названо повеление кесаря Августа сделать всенародную перепись.

Апостол Павел употребляет слово «догмат» применительно к закону Божиему (Кол. 2, 14; Еф. 2, 15).

В Деяниях святых Апостолов сказано, что Апостолы Павел и Тимофей «передавали верным соблюдать определения (по греч. — τα δογματα, т. е. «догматы»), постановленные Апостолами и пресвитерами в Иерусалиме» (Деян. 16, 4).

«Догматами» названы постановления Апостольского Собора 50 года.

С IV века восточные отцы Церкви (например, святой Кирилл Иерусалимский, святой Григорий Нисский, святой Иоанн Златоуст, Блаженный Феодорит и др.) стали именовать «догматами» не все содержащиеся в Откровении истины, а лишь относящиеся к области веры.

Читайте также:  Чинопоследование венчания. служба

Григорий Нисский разделяет содержание собственного учения на «нравственную часть и на точные догматы» .

В догматических системах Востока и Запада этим словом стали обозначать, как правило, только те вероучительные истины, которые обсуждались на Вселенских Соборах и получили соборные определения или формулировки.

Обратите внимание

nbsp Догматы mdash; богооткровенные истины, содержащие учение о Боге и Его Домостроительстве, которые Церковь определяет и исповедует, как неизменные и непререкаемые положения православной веры. Характерными чертами догматов являются их вероучительность, богооткровенность, церковность и общеобязательность.

2. Свойства догматов

1. «Сей есть Сын Мой Возлюбленный» (Мф. 17, 5) — истина догматического характера

«Его слушайте» — заповедь (Мф. 17, 5).

2. «Господь Бог наш есть Господь единый» (Мк. 12, 29 — догмат;

«возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим…» (Мк. 12, 30 — заповедь.

-Богооткровенность.

Богооткровенность характеризует догматы как истины, открытые Самим Богом.

Вселенская Церковь на своих Соборах придает христианским истинам веры догматический авторитет и значение.

На Вселенских Соборах Церковь формулирует догматы, т. е. придает им определенную словесную форму, облекая мысль Откровения в точные выражения, не допускающие ложных перетолкований.

Догматические определения являются не столько положительным раскрытием учения о Боге, сколько указанием границ, за которыми находится область заблуждений и ереси. В своей глубине каждый догмат остается непостижимой тайной.

«Православные догматы,  не суть путы для мысли, не кандалы… но разве лишь предохранительные определения, которыми Церковь хочет поставить разум человеческий в надлежащую перспективу, в которой для него открывалась бы возможность беспрепятственного и безостановочного движения вперед, с исключением опасностей уклонения в сторону, на пути обманчивые» (проф. А. И. Введенский).

-Общеобязательность.

Нравственные истины, литургические, канонические обычаи и правила имеют для себя точку опоры в догматическом учении.

Непререкаемость вероучительных истин обусловлена их богооткровенностью.

Перед вступлением в церковную общину крещаемый должен во всеуслышание прочесть Символ веры,

Если любой грех mdash; следствие слабости воли, то ересь mdash; «упорство воли»[i].

Шестой Вселенский Собор: «Аще кто не содержит и не приемлет догматов благочестия и не тако мыслит и проповедует, но покушается идти противу оных, тот да будет анафема по определению, прежде составленному святыми и блаженными отцами».

3. Богословское мнение

Богословское мнение должно заключать в себе истину, как минимум, непротиворечащую Откровению.

Богословское мнение не является общецерковным учением, подобно догмату, но является личным суждением того или иного богослова. К разряду богословских мнений можно отнести, например, высказывания о двух- или трехсоставности человеческой природы; о том, как следует понимать бесплотность Ангелов и человеческих душ; об образе происхождения душ.

Богослову предоставлена известная свобода: «философствуй мне о мире или о мирах… о Воскресении, Суде, воздаянии, страданиях Христовых, ибо в таких предметах и достигать цели не бесполезно, и ошибаться безопасно»[ii].

Критерием истинности того или иного мнения является его согласие со Священным Преданием.

Критерием допустимости mdash; не противоречие с ним.

Следует отличать от богословских мнений и такие богооткровенные истины, которые хотя и не догматизированы, но органично входят в Священное Предание Церкви и по своему значению не ниже догматов. Например, истины о сотворении Богом мира из «ничего» и о бессмертии человеческой души…

Важно

В сочинениях некоторых отцов Церкви встречаются ошибочные богословские мнения, которые они, однако, никогда не отстаивали как непогрешимые.

«Не думайте, чтобы люди, хотя и святые, могли совершенно постигнуть все глубины Божии, ибо Апостол говорит: «…Отчасти знаем и отчасти пророчествуем» (1 Кор. 13, 9). Святые, получив утверждение свыше, изложили новое (свое) учение, но вместе с тем сохранили и то, что приняли от прежних учителей своих, т. е.

учение неправое… Они (святые) не помолились Богу, чтобы Он открыл им относительно первых их учителей: Духом ли Святым внушено было то, что им преподавали, но, почитая их премудрыми и разумными, не исследовали их слов; и, таким образом, мнения учителей их перемешались с их собственным учением…» ( Варсонофий Великий) .

4. Догматы и нравственность

Догматика указывает также цель и путь духовной жизни, направляет эту жизнь в определенном русле.

Изменение человеком своей догматической позиции обуславливает соответствующее изменение всего строя его духовной жизни.

Гносеомахи mdash; секта, отвергавшая необходимость для христиан всякого познания. Они считали, что не следует изучать Писание, т. е. Бог не требует от христианина ничего другого, кроме добрых дел[iii].

Адогматисты отвергали догматы веры или во имя нравственности (Кант, 1724-1804), или же во имя религиозного чувства и настроения (Шлейермахер, 1768-1834).

Нравственность человека тесно связана с его догматическим сознанием.

Порочность нравственной жизни ведет к омрачению и искажению догматического умозрения.

«Сущность религии состоит из следующих двух вещей: из точного познания догматов благочестия и из добрых дел; догматы без добрых дел неприятны Богу, не приемлет Он и дел, если они основаны не на догмах благочестия» Кирилл Иерусалимский).

«Догмат важнее и выше, чем заповедь» (Григорий Нисский).

Догматы являются основанием морали.

Само возникновение религиозного чувства возможно только при определенном представлении о Боге;

III. ПОЛНОТА НОВОЗАВЕТНОГО ОТКРОВЕНИЯ И РАЗВИТИЕ ДОГМАТИЧЕСКОЙ НАУКИ

Бог открывается, являет Себя человеку, становится возможным богопознание.

Не все было сразу открыто. Апостол Павел пишет: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне» (Евр. 1, 1-2). В Ветхом Завете Бог постепенно открывал через пророков план спасения человечества и истинное ведение о Себе.

Он открывал истину не прямо, а во многих образах, приспосабливаясь к способности восприятия людей.

«Домостроитель нашего спасения вводит нас, подобно глазу человека, выросшего во тьме, в великий свет истины после постепенного к нему приучения, потому что щадит нашу немощь… Приучая (нас) сперва видеть тени предметов и в воде смотреть на солнце, чтобы, приступив вдруг к зрению чистого света, мы не омрачились. На этом-то основании и придуман Закон, являющийся тенью будущих благ (Евр. 10, 1), и предображения у пророков — эти гадания истины, для обучения очей сердечных, чтобы удобным для нас сделался переход от них к мудрости в тайне сокровенной» (Василий Великий)

Христос раз и навсегда открыл верующим все необходимое для их спасения. Он возвестил Апостолам все, что слышал от Отца (Ин. 15, 15).

Теория догматического развития (появилась в сер. XIX века).

Ее автор — кардинал Ньюман.

еизменность и полноту Божественного Откровения, пребывающего в Церкви, признают не только православные, но и римо-католики и большая часть протестантов.

Совет

Однако, согласно мнению большинства западных богословов, многое из этой полноты остается Церкви неизвестным или, по крайней мере, неясно осознается ею до тех пор, пока развитие догматического учения не рассеет неясности предшествовавшего церковного сознания.

С помощью данной теории легко оправдать догматические нововведения Рима, чуждые древней Вселенской Церкви, каковы, например, догматы о filioque (об исхождении Святого Духа и от Сына), о чистилище, о непорочном зачатии Божией

nbsp Если согласиться с западным пониманием догматического развития, то следует признать, что апостольская община знала о Боге меньше последующих христиан.

Заслуга богословской мысли в том, что она способна сформулировать то, что раньше постигалось в Откровении, но не имело совершенно точного словесного выражения.

nbsp; Развитие догматической науки святой Викентий Лиринский сравнивает с развитием человеческого организма: «Религия — дело души, пусть уподобляется в этом отношении телу, — говорит он.

 — С приращением лет тела раскрывают и развивают члены свои, однако остаются теми же, чем были.

Цветущая пора детства, зрелый возраст и старческий между собой весьма различны, однако стариками делаются те же самые, которые были прежде детьми, так что хотя рост и наружность одного и того же человека изменяются, тем не менее, природа его остается одна и та же.

Такому закону преуспеяния должно следовать и догматическое учение христианской религии. Пусть оно с годами укрепляется, со временем расширяется, с веком возвышается, но остается нерушимым и неповрежденным, целым и совершенным, без всякой утраты в своем содержании, без всякого изменения своих определений»

Конспект по: Догматическое богословие арихимандрит Алипий (Кастальский-Бороздин); архимандрит Исайя Белов.   

[i] Св. Игнатий (Брянчанинов). Отечник. СПб., 1870. С. 55.

[ii] Св. Григорий Богослов. Цит. по: архиеп. Василий. Символические тексты в Православной Церкви // БТ. М. 1968. Сб. 4. С. 35.

[iii] См.: Св. Иоанн Дамаскин. О ересях // Творения. СПб., 1913. Т. 1. С. 147.

Источник: https://martinianos.livejournal.com/55319.html

Зачем изучать богословие? Представители духовных школ – об истинной вере, которую нужно постигать

Насколько важно изучать догматы веры  или можно отказаться от догм и верить «свободно», «сердцем»?

20-21 октября в Киеве прошла Международная научно-практическая конференция «Киевская духовная академия в мировой семье богословских учебных заведений», приуроченная 400-летнему юбилею Киевских духовных школ.

У приглашенных на конференцию гостей мы спросили, необходимо ли богословие современному обществу и не является ли оно ненужным средневековым пережитком.

А также выяснили, что сегодня объединяет всех православных христиан.

Митрополит Антоний (Паканич), ректор КДАиС

– Владыко, как Киевские духовные школы повлияли на развитие Православия как в Украине, так и в целом в мире?

– В этом году мы празднуем 400-летие Киевских духовных школ. Самобытная образовательная традиция, начало которой было положено в Киеве четыре столетия назад, действительно, оказала решающее влияние на развитие Православной Церкви как в Украине, так и за ее пределами, а также на становление отечественной науки и культуры.

23 декабря 2014 года Священный Синод Украинской Православной Церкви, отдавая должное тому значению, которое сыграли в истории нашей Церкви Киевские духовные школы, принял решение о праздновании их 400-летнего юбилея на общецерковном уровне. Нынешняя Международная научно-практическая конференция является одним из юбилейных мероприятий.

– Какие перспективы развития богословия?

– Сегодня это главный вопрос не только для Киевской академии. Как-раз в рамках наших конференций мы и стараемся поднимать вопросы, которые актуальны не только для студентов, но и для  современного человека в целом.

Киевские духовные школы прошли долгий исторический путь. За это время неоднократно менялось название школ, их статус, внутреннее устройство, учебные программы. Тем не менее в Киеве всегда стремились сохранить единство образовательной традиции, восходящей к началу XVII в. Без традиций, без прошлого – нет будущего, нет развития.

Протоиерей Сергий Ющик, проректор КДАиС

– Насколько важно для государства церковное образование? И понимает ли государство эту важность?

– В Украине мы различаем украиноязычную и русскоязычную территории. На каждой есть духовное образование, церковное и богословское.

Среди англоговорящих, к примеру, очень редко используется такое понятие, как вид «едюкейшн» (образования). Поэтому вопрос в том, важным ли является богословское образование.

Образованный интеллигентный европеец для всего цивилизованного мира – это человек, знающий основы богословских истин.

Читайте также:  ​при нарушении сна у младенцев

В ХХ веке была нарушена так называемая историческая справедливость, когда богословскую науку изъяли из содружества образований и образовательной сферы. Сегодня благодаря международному сотрудничеству мы постоянно доказываем, что историческая справедливость должна восторжествовать: богословское образование следует вернуть в область образования.

Обратите внимание

И приятно, что новый Закон Украины «О высшем образовании», в принципе, это позволяет. Остаются только технические моменты, определенные внутренние вопросы, которые нам следует решить.

Украина на данный момент идет в правильном направлении в отношении образования, а мы со своей стороны стараемся как можно выше поднять уровень богословского образования, чтобы не вернуться в образовательную сферу на правах бедного родственника, а на тех правах и с тем уровнем, с какими были выброшены.

– Можно ли считать, что наблюдается признание православного церковного образования?

– То, что у нас такое количество гостей, обозначает одно: в Киевской духовной академии надлежащий уровень образования. И еще важный момент – в настоящее время все православные богословские заведения идут в ногу с новейшими тенденциями образования.

Образование не может быть замкнутым, оно способно развиваться качественно и количественно только будучи открытым.

Соответственно, если мы имеем возможность раскрываться, это свидетельствует о том, что мы можем представлять конкурентно способную структуру и расти в качественном отношении.

Беседуя с приехавшими к нам ректорами и деканами институций и академий, мы пришли к мысли, что знаем друг друга многие годы. Мы всегда встречались в Западной Европе на совместных симпозиумах.

Но зачастую это были симпозиумы экуменические, то есть их организаторами выступали экуменические фонды.

Большое количество учебных заведений на православной богословской территории говорит о том, что не только в Украине, но и в общеевропейском пространстве православное богословское образование имеет свое лицо. Это не просто составляющая каких-либо международных теологических собраний.

– Насколько важно подписание документов о сотрудничестве?

– Это своеобразное юридическое оформление нашего давнего содружества. Киевская духовная академия приближается к завершающему этапу реформирования трехступенчатого образования, и если бакалаврат может быть самодостаточным в пределах одной церкви и государства, магистратура уже обязана выходить на высший уровень.

Докторская школа, или, как мы называли по-старому, аспирантура и адъюнктура, вообще немыслима без международного сотрудничества. Соответственно, эти договора являются основой качественного формирования докторской школы в Киевской духовной академии. Это в первую очередь.

Важно

И, конечно, для наших партнеров сотрудничество с нами также очень интересно потому, что у нас уже есть предметный договор об обмене студентами на несколько месяцев.

Соответственно, этим договором предусматривается, что фонд Эразмус, согласно грантовой поддержке, полностью оплачивает приезд греческих преподавателей к нам на лекции. То есть это не только обмен студентами, но и преподавателями. 

Отец Неманя Джуреинович, митрополия Добробоснийская, Сараево, секретарь митрополита Добробоснийского Николая, Босния и Герцеговина

– Отче, скажите, насколько важно для любого государства богословское образование?

– Для государства богословское образование важно, как и мирское. Не бывает сильного государства без сильного духовенства. Если мы хотим, чтобы духовенство и государство работали вместе, чтобы были плоды от этого сотрудничества, нужно, чтобы на высшем уровне было и светское образование, и богословское.

– Насколько мы знаем, Вы имеете отношение и к киевской Академии.

– Да, я учился в Киевской духовной академии с 2005 по 2009 год.

– И вот вы приехали к нам, в Киев, на 400-летие вместе с делегатами из других стран. Означает ли это признание высокого уровня Киевской духовной школы и единой канонической Церкви на территории Украины?

– Конечно. Это показывает высокий уровень образования в КДА. Сам факт, что она существует уже 400 лет, говорит об успехах Академии. Бывали трудные времена и времена славы, но, на мой взгляд, трудные времена проходят. И будет успех.

Что касается единой канонической Церкви, то Церкви в Украине нужно преодолеть раскол: чтобы не было двух и более Православных Церквей, чтобы все влились в одну Церковь. Если мы на каждой Литургии причащаемся одного Тела и Крови Господа Иисуса Христа, но каждый проповедует по-своему, то это все впустую, если не понимаем друг друга.

Протопресвитер Георгий Звиададзе, Грузинская Православная Церковь, ректор Тбилисской духовной академии, доктор богословия и филологии

– Как Вы считаете, какой вклад КДА и Киевские духовные школы внесли в развитие Православия в целом, в мире?

– Важнейший фактор, свидетельствующий о работе духовного учебного заведения, – научные труды. Большое значение имеют и его воспитанники.

Среди учеников КДА архиепископы, епископы, а также много духовных лиц, которые сыграли огромную роль в развитии Православия во всем мире. Ознакомившись с научными трудами КДА, даже поверхностно, можно заметить их глубинное содержание.

У нас есть возможность периодически просматривать труды КДА, и создается впечатление, что в КДА высокий научный уровень и духовный. 400 лет – это большой период, и у Академии большая история.

Академическое обучение всегда подразумевает единство веры и знания, и все это на лицо в КДА.

Успех академии непосредственно зависит от состояния Православия в стране, от его укрепления, развития. В первую очередь истинно православные христиане должны обращать внимание на то, какими будут выпускники КДА, потому что они должны стать предводителями народа в будущем и хранителями спасительной истины.

Мы выражаем глубокое уважение КДА и подписали меморандум о сотрудничестве. Надеемся, что в будущем оно окажет положительное влияние на наши академии. Это, конечно, научно-богословские взаимоотношения и обмен студентами, педагогами и профессорами.

В своем выступлении я уже отметил, что КДА делает огромный вклад в развитие и укрепление Православия в стране и в будущем она достигнет еще больших успехов.

– Большое количество иностранных гостей из поместных Церквей говорит о том, что в мире признана единая каноническая Украинская Православная Церковь.

– Во всем мире однозначный подход к тому, что это истинная каноническая Церковь. У Церкви свои святые законы, и их игнорирование абсолютно неприемлемо для нас. Несмотря на то что Церковь существует в Константинополе, Антиохии, России, Александрии, Иерусалиме, – это всё единая Церковь.

Существенным для единой Церкви является соблюдение общих канонов. Во всемирном Православии вообще не стоит вопрос, чтобы кто-то вносил подозрения по поводу каноничности Церкви. У Церкви есть особые процедуры, основанные на православных канонах, как можно получить автономию или автокефалию.

Кто игнорирует их, тот уже, естественно, не находится в лоне Церкви.

– Расскажите, пожалуйста, о духовном образовании в Грузии.

– Церковное образование в Грузии имеет давнюю традицию. Первые богословские школы существовали при монастырях. В XII веке эпохальным явлением было основание Элладской духовной академии. Эта школа известна в Православии во всем мире.

Совет

Тогда же был основан и Гелатский монастырь, и академия при нем – одна из величайших богословских и научных школ. Известна также и Икалтская академия.

Огромное значение имела деятельность грузин в Антиохии на Черной горе и в Иерусалимском Крестовом монастыре, который принадлежал грузинам.

Ни один источник богословской мысли не имел такого огромного значения, как Иверский монастырь на Афоне, где подвизались величайшие отцы Грузинской Церкви. Очень важную роль сыграли грузины, которые устремились на гору Синай и в монастырь Святой Екатерины. Судя по переводной литературе (с греческого на грузинский), это была масштабная работа в монастырях.

Что касается сегодняшнего дня, с Католикосом II, Патриархом всея Грузии, связано возрождение духовности в Грузии. Трудами Патриарха была основана в 1988 году высшая богословская духовная школа – Тбилисская духовная академия. На церемонии открытия Академии он произнес такие слова: «Мы не должны отрываться от наших корней».

Тбилисская духовная академия должна стать преемницей Элладской духовной академии. Патриарх Грузии дал такую установку: спасительная вера и спасительные знания должны быть всецело представлены Тбилисской духовной академией. На сегодняшний день у нас трехступенчатое образование, диссертационный совет – благодаря Каталикосу.

Выпускники докторантуры уже имеют возможность защищать диссертации у себя на родине на грузинском языке. У нас также открыта и Гелатская академия наук. Конституционное соглашение между государством и Грузинской Православной Церковью подписали Каталикос-Патриарх всея Грузии и бывший президент Эдуард Шеварнадзе. У нас много семинарий, церковных школ.

Я с полной уверенностью могу сказать, что церковное образование в Грузии находится на пути возрождения.

Отец Порфирий Джоржди (Георги), профессор и декан факультета богословия в университете Баламана в Ливане, декан факультета богословия в Дамаске

– Каково Ваше мнение о важности таких встреч, конференций, важности развития богословских наук во всём мире? И какое, на ваш взгляд, у них будущее?

– Мы подчиняемся Антиохийскому Патриарху, который отвечает за всю восточную часть Среднего Востока.

Прежде всего я хочу отметить, что встречи, подобные этой, юбилей Киевской академии, очень важны для того, чтобы собираться вместе, планировать вместе, думать вместе, вместе искать методы преподавания богословия, формы исследований, развивать сотрудничество.

Сосуществование различных взглядов и традиций обучения в одной академии обогащает опыт каждого, кто участвует в таких мероприятиях. Что же касается богословия как международного института, международные встречи важны для нас, потому что дают основу для планирования нашей работы. Много чего мы должны вместе изучить и исследовать.

Между нашими Церквами есть исторические связи, которые следует рассмотреть, в нашей общей истории много уроков, их нужно извлечь.

Обратите внимание

Нам также нужно поделиться опытом в пастырском служении, в практическом богословии и в том, как каждая поместная Церковь справляется со своими личными делами и проблемами: как работать с людьми, развивать миссионерсство, проводить катехизацию Церкви и социальное служение Церкви.

Ведь выпускники наших университетов и академий – это будущие пастыри и предстоятели Церкви. Академии и университеты, обеспечивающие богословское образование, должны взаимодействовать друг с другом. Нам нужно утверждаться в поиске ответов на современные этические и социальные вызовы нашей Церкви. На любые биоэтические и социально-этические вызовы в мире нужен один объединенный голос Православной Церкви.

– Что нас сегодня всех объединяет?

– Опыт боли и страданий в историческом развитии. Все Православные Церкви страдали в прошлом десятилетии и столетии. Я приехал со среднего Востока, и, конечно же, Вам известно, какова политическая и мировая ситуация.

Мне не надо говорить вам о Западной Европе, России, Греции – это все наши православные страны, которые страдали. Поэтому я верю, что опыт страдания за нашу веру глубоко очистит наш опыт надежды.

И именно эта надежда предоставит нашим Церквам возможность пережить настоящее воскрешение и настоящее возрождение жизни Церкви. С уверенностью могу сказать, что нас, православных людей, объединяет именно опыт воскрешения Церкви – воскрешение нашей надежды и наше воскрешение.

Мы, православные, должны передать миру этот опыт воскрешения. Это всех нас объединяет, и это наш резон, наша цель. Христос воскрес, и мы призваны взойти с ним!

Источник: https://pravlife.org/ru/content/zachem-izuchat-bogoslovie-predstaviteli-duhovnyh-shkol-ob-istinnoy-vere-kotoruyu-nuzhno

Ссылка на основную публикацию