Священноисповедник виктор (островидов), епископ

Священноисповедник Виктор (Островидов)

?Даниил Кольцов (watanabe_cdg) wrote,
2018-05-20 05:47:00Даниил Кольцов
watanabe_cdg
2018-05-20 05:47:00
Виктор, епископ Глазовский, викарий Вятской епархии

Священноисповедник Виктор (Островидов), епископ Глазовский

19 апреля / 2 мая

Почаще вспоминай о правде

Игумен Дамаскин (Орловский)В России в предреволюционное время очень мало уделялось внимания содержательной части христианского вероучения, спасению души человека; люди больше стали думать о том, как устроиться в жизни поудобнее и попрочнее, переставая брать в расчет, с кем они собираются жить в этой жизни — с Христом или без Него.

Этот процесс общего разложения был остановлен гонениями, во время которых из христианского учения снова надо было выбирать главное, возвращаться к пониманию, что любое внешнее действие, не связанное со спасением собственной души, может быть бесполезно и душевредно.

Епископ Виктор выбрал именно этот путь — путь спасения, прежде всего, своей души.

Епископ Виктор, в миру Константин Александрович Островидов, родился в 1875 году в семье псаломщика из Саратовской епархии. В 1903 году окончил Казанскую духовную академию.

После монашеского пострига и рукоположения в священный сан подвизался на миссионерском поприще в Саратовской епархии, а в 1905 году был направлен в Иерусалим старшим иеромонахом Иерусалимской миссии.

Обратите внимание

В 1910 году назначен настоятелем Зеленецкого Свято-Троицкого монастыря Санкт-Петербургской епархии и возведен в сан архимандрита, в 1918 году стал наместником Александро-Невской лавры в Петрограде, а через год — хиротонисан во епископа Уржумского, викария Вятской епархии, с которой впоследствии была связана вся его недолгая жизнь.

Он принял архипастырское служение, когда оно становилось подобным служению в первохристианское время — скудость и нищета, преследование властей, споры с братией и лжебратией, борьба с обновленцами…

За защиту паствы от губящих ее волков епископ Виктор был арестован и приговорен к трем годам ссылки, откуда писал своим духовным детям:«Я живу милостью Божией хорошо. Только все опасаюсь, как бы опять куда на „курорт“ не попасть. Враги Православной Церкви — обновленцы — ведь не дремлют, а, наверное, опять какие-либо козни против нас строят. Бог им судья.

Не ведят, что творят. Они ведь, пожалуй, думают, что, предавая нас на страдания, „служат Богу“ как об этом предсказывал Сам Господь во святом Евангелии…»В 1927 году в Церкви началась смута, спровоцированная подписанной митрополитом Сергием (Страгородским) по указанию властей «декларацией о лояльности».

За призыв к исповедничеству епископ Виктор был приговорен к трем годам заключения в Соловецкий концлагерь, причем власти и не скрывали, что вина епископа состоит именно в отстаивании церковной позиции.

Утешая и укрепляя оказавшегося на Соловках Олега Волкова, будущего писателя, епископ Виктор говорил ему: «Ты, сынок, вот тут с год потолкался, повидал все, в храме бок о бок с нами стоял. И должен все это сердцем запомнить. Понять, почему сюда власти попов да монахов согнали.

Отчего это мир на них ополчился? Да нелюба ему правда Господня стала, вот дело в чем! Светлый лик Христовой Церкви — помеха, с нею темные да злые дела неспособно делать. Вот ты, сынок, об этом свете, об этой правде, что затаптывают, почаще вспоминай, чтобы самому от нее не отстать.

Поглядывай в нашу сторону, в полунощный край небушка, не забывай, что тут хоть туго да жутко, а духу легко…»Из Соловецкого концлагеря епископ Виктор был отправлен в ссылку, в ссылке вновь арестован и приговорен к новой ссылке. На этот раз он был отправлен в небольшое село Нерица Усть-Цильмского района Коми области, где и скончался 2 мая 1934 года.1 июля 1997 года были обретены мощи епископа Виктора, которые находятся ныне в Преображенском женском монастыре города Вятки.В 2000 году Русская Православная Церковь прославила священноисповедника Виктора в лике святых, показывая тем самым, что для Церкви важна не та или иная церковно-политическая позиция, согласие или несогласие с позицией митрополита Сергия, а христианский подвиг и исповедничество.

Из книги Игумена Дамаскина (Орловского) «Избранные жития мучеников и исповеднков Церкви Русской».
Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь. 2015

Важно

Фотография, размещенная в публикации, взята с сайта Регионального Общественного Фонда «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ».

Фотографии, иконы и житие священноисповедника Виктора (Острвидова) на сайте Регионального Общественного Фонда «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ»

Источник: https://watanabe-cdg.livejournal.com/165426.html

Священноисповедник Виктор (Островидов), епископ Глазовский

Священноисповедник Виктор (Островидов), епископ Глазовский

Священномученик Виктор, епископ Глазовский и Воткинский (в миру Константин Александрович Островидов) родился 20 мая 1875 г. в семье псаломщика Троицкой церкви села Золотого Камышинского уезда Саратовской губернии. Закончил Камышинское духовное училище. Затем в 1899 г. — Саратовскую Духовную семинарию.

В том же году поступил в Казанскую Духовную академию. По окончании академии был удостоен степени кандидата богословия с правом преподавания в Духовной семинарии. В 1903 г.

 был пострижен в мантию с именем Виктор, рукоположен во иеромонаха и назначен в город Хвалынск настоятелем Свято-Троицкого общежительного подворья Саратовского Спасо-Преображенского монастыря. Чувашские селения были разбросаны по всей обширной Саратовской епархии.

Для успешной постановки миссионерского дела и наблюдения за деятельностью устроенных миссионерским обществом школ было признано необходимым учредить должность разъездного миссионера. Эта должность предназначалась для иеромонаха Виктора, который к этому времени уже фактически её исполнял.

В 1905 г. иеромонах Виктор был зачислен в состав Иерусалимской Духовной Миссии, где прослужил до 1908 г. 13 января 1909 г. он был назначен инспектором Архангельского духовного училища.

Не чувствуя призвания к духовно-учебной службе отец Виктор подал прошение об увольнении его от должности инспектора духовного училища для поступления в число братии Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, которое было удовлетворено 15 октября 1909 г.

22 ноября 1910 г. иеромонах Виктор был назначен настоятелем Зеленецкого Свято-Троицкого монастыря Санкт-Петербургской епархии с возведением в сан архимандрита. В сентябре 1918 г. архимандрит Виктор был назначен наместником Александро-Невской Лавры в Петрограде. Но прослужил здесь недолго.

Совет

Вновь установленные викариатства Русской Православной Церкви требовали поставления новых архиереев из числа образованных, ревностных и опытных пастырей, и через год, в декабре 1919 г. архимандрит Виктор был хиротонисан во епископа Уржумского, викария Вятской епархии. Прибыв в январе 1920 г.

 в Вятскую епархию, он со всем тщанием и ревностью приступил к исполнению своих архипастырских обязанностей. Безбожным властям не понравилось столь ревностное отношение к вере и Церкви и он был арестован и приговорён к лишению свободы до окончания войны с Польшей.

Власти продержали Владыку в заключении пять месяцев.

В 1921 г. владыка Виктор был назначен епископом Глазовским, викарием Вятской епархии, с местом жительства в Вятском Трифоновом монастыре на правах настоятеля. Весной 1922 г. было создано и поддержано советскими властями обновленческое движение, направленное на разрушение Церкви.

В мае 1922 г. во Владимире был арестован епископ Вятский Павел (Борисовский), и временно в права исполняющего обязанности управляющего Вятской епархией вступил Владыка Виктор. Это было время, когда обновленцы пытались захватить церковную власть в епархии или хотя бы добиться нейтрального отношения епархиальных архиереев к себе. 30 июня 1922 г.

 Центральный организационный комитет «Живой церкви» послал в Вятскую епархию телеграмму с требованием организовать местные группы «Живой церкви». Епископ Павел ознакомил с телеграммой преосвященного Виктора и благочинных.

После отказа принять живоцерковников (а владыка Виктор к тому же разослал воззвание против обновленцев) епископы Павел и Виктор и с ними несколько священников были арестованы. Вятское ГПУ сочло, что дело имеет важное значение, и, учитывая популярность епископа Виктора в Вятке, решило отправить обвиняемых в Москву в Бутырскую тюрьму. 23 февраля 1923 г.

 епископы Павел и Виктор были приговорены к трём годам ссылки. Местом ссылки для владыки Виктора стал Нарымский край Томской области. Срок ссылки закончился 23 февраля 1926 г., и ссыльным архиереям было разрешено вернуться в Вятскую епархию. За время их ссылки епархия пришла в плачевное состояние.

Прибывшие в епархию архиереи сразу же принялись за восстановление разрушенного епархиального управления, почти в каждой проповеди они разъясняли верующим о пагубности обновленческого раскола. Обеспокоенные обновленцы потребовали от архиереев прекратить свою деятельность против них.

Обратите внимание

Архиереи не уступили обновленческим угрозам и отказались вести с ними переговоры. Епископ Виктор был вновь арестован. Его обвинили в том, что он содействовал и помогал архиепископу Павлу в его мероприятиях и произносил проповеди, которые, по мнению властей, имели контрреволюционное содержание.

Особое Совещание при Коллегии ОГПУ от 20 августа 1926 г. постановило лишить их права проживания в Москве, Ленинграде и ряде других городов и соответствующих губерний с прикреплением к определённому месту жительства сроком на три года. Епископ Виктор выбрал для отбывания новой ссылки Глазов Ижевской губернии Вотской области.

Во время своего краткого пребывания в Москве после освобождения из тюрьмы Владыка встретился с заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским) и в соответствии со своим местом ссылки был назначен епископом Ижевским и Воткинским, временно управляющим Вятской епархией. В 1927 г.

 владыка Виктор отказался признавать Декларацию Заместителя Патриаршего местолюстителя митрополита Сергия, предусматривавшую далеко идущие уступки властям. Он обратился к митрополиту с просьбой пересмотреть свою позицию, но в ответ был перемещён на должность епископа Шадринского, викария Екатеринбургской епархии.

Нового назначения владыка Виктор не принялне принял.

В декабре 1927 г. он обратился с «Письмом к ближним», в котором называл Декларацию явной «изменой Истине» и предупредил паству, что если подписавшие воззвание не покаются, то «надо беречь себя от общения с ними».

В том же месяце Духовное управление Воткинской епископии приняло постановление о прекращении епархией молитвенно-канонического общения с митрополитом Сергием (Страгородским) и единомышленными ему епископами, как предавшими Церковь Божию на поругание, впредь до их раскаяния и отречения от Декларации. Это постановление было утверждено епископом Виктором. 23 декабря 1927 г.

 Владыка Виктор был запрещён в служении Синодом митрополита Сергия, но запрещения не признал. Сторонники митрополита Сергия называли движение, возглавлявшееся епископом Виктором, «викторианским расколом».

4 апреля 1928 г. исповедник был арестован в Глазове и приговорён к трём годам заключения. Перед отправкой в лагерь он передал свои приходы в управление епископу Гдовскому Димитрию (Любимову), одному из ближайших соратников митрополита Иосифа (Петровых).

Важно

С июля 1928 г. владыка Виктор находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения. Участвовал в тайных богослужениях вместе с другими «катакомбными» епископами и священниками, находившимися в заключении.

Среди них были епископы Нектарий (Трезвинский), Иларион (Бельский), Максим (Жижиленко). Весной 1930 г. епископа Виктора перевели на материк (командировка Май-Губа).

Информация о том, что, будучи на Соловках, он примирился с митрополитом Сергием, не подтверждается источниками.

10 апреля 1931 г. владыка был приговорён к ссылке в Северный край на три года. Жил в деревне Караванная вблизи райцентра Усть-Цильма Республики Коми. 13 декабря 1932 г. он был арестован в ссылке и 10 мая 1933 г. вновь приговорён к трём годам ссылки — в тот же Усть-Цилемский район, в отдалённое село Нерицу. Там тяжело заболел менингитом и 2 мая 1934 года скончался.

Прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Зарубежной Церкви в 1981 г.

1 июля 1997 г. святые мощи Владыки были обретены нетленными на кладбище села Нерица, несмотря на 63-летнее пребывание их в болотистой почве. C 2005 г. мощи находятся в Спасо-Преображенском женском монастыре г. Вятки.

Священномученик Виктор прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г.

Храм во имя мученика Виктора (Островидова) есть в селе Вотча Республики Коми.

На его первой кафедре в городе Уржуме Кировской области, по благословению митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа (Чепиля) устроена часовня, посвящённая священноисповеднику Виктору, первому епископу Уржумского. Часовня устроена в честь 90-летия пребывания святого на кафедре и начала его исповеднического подвига.

Священномучениче Викторе, моли Бога о нас!

http://martyr-spb.ru/martyr/1564

Источник: http://klikovo.ru/section/276/svyashtennoispovednik-viktor-ostrovidov-episkop-glazovskiy

2 мая. Священноисповедник Виктор (Островидов), епископ Глазовский

Христос Воскресе, дорогие братья и сестры!

Сегодня вторник, 2 мая по новому стилю, или 19 апреля по старому.

И сегодня Святая Церковь творит память:

мчч. начала IV века Феоны, Христофора, Антонина; сщмч. Пафнутия, епископа Иерусалимского; прп. Иоанна Ветхопещерника, иеромонаха 8-го века; свт. Георгия исп., епископа Антиохийского VIII–IX вв.; свт.

Трифона, патриарха Константинопольского IX–X вв; прп. Никифора Катавадского, игумена.  Свт. Виктора (Островидова), исп., епископа Глазовского почившего в 1934 году и блж.

Матроны Московской, преставившейся в 1952 году.

Именинников мы поздравляем с днем ангела!

Братья и сестры, сегодня мы попробуем затронуть хотя бы часть труднейшей жизненной истории святителя Виктора (Островидова), архиерея, оказавшегося в гуще ужасно сложных внутрицерковных проблем XX века.

Тогда еще Константин Островидов родился 20 мая 1875 года в семье псаломщика Троицкой церкви Александра и его супруги Анны в селе Золотое Золотовской волости Камышинского уезда Саратовской губернии.

Он окончил Камышинское духовное училище, затем Саратовскую духовную семинарию и в 1903 году Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

И уже 28 июня того же 1903 года был пострижен в монашество с именем Виктор, а через 2 дня рукоположен во иеромонаха и назначен настоятелем Свято-Троицкого общежительного подворья Саратовского Спасо-Преображенского монастыря в городе Хвалынске.

Отец Виктор вел активную миссионерскую деятельность среди чувашей. В последующие 15 лет его ждал ряд перемещений. Сперва в Русскую Духовную Миссию в Иерусалиме, затем в Александро-Невскую лавру.

Совет

В 1910 году отец Виктор становится настоятелем Зеленецкого Троицкого монастыря Петроградской епархии в сане архимандрита, а с 21 февраля 1918 года назначается наместником Александро-Невской лавры. Уже через два года, 8 января 1920 года отец Виктор хиротонисан во епископа Уржумского, викария Вятской епархии.

И в том же году приговорен Вятским губревтрибуналом к лишению свободы на пять месяцев. Владыка Виктор очень решительно выступил против обновленческого движения и 12 августа 1922 года был арестован и отправлен в тюрьму в Москву. Лишь 23 февраля 1923 года он был приговорен к трем годам ссылки, которую отбывал в маленькой деревне в Нарымском крае Томской губернии.

14 мая 1926 года после возвращения из ссылки святитель в очередной раз был арестован за организацию епархиальной канцелярии и 20 августа приговорен к высылке на три года в город Глазов Вотской Автономной Области, где ему пришлось жить в помещении под колокольней Никольского собора.

Во время своего краткого пребывания в Москве, после освобождения из тюрьмы, к тому времени уже архиепископ Виктор встретился с заместителем Местоблюстителя Патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским) и в соответствии со своим местом ссылки был назначен епископом новообразованной Ижевской и Воткинской епархии (в границах Вотской автономной области), временно управляющим Вятской епархией.

16 сентября 1926 года заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий издал указ о преобразовании Ижевского викариатства в самостоятельную епархию «главным образом в целях положить конец Ижевской церковной смуте», связанной с обновленчеством.

1 октября 1926 года освобожденный из Бутырской тюрьмы владыка прибывает в город Глазов. 29 июля 1927 года митрополит Сергий выпустил по требованию властей декларацию о «лояльности».

Читайте также:  ​при нарушении сна у младенцев

Власти, добиваясь от Церкви публичного заявления о лояльности, не столько желали ее лояльности, сколько имели цель публикацией определенного рода документов произвести смятение среди православных и поставить Русскую Православную Церковь под угрозу нового раскола. И этого им достичь удалось.

Владыка Виктор резко негативно отнесся к декларации заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского). Вскоре последовал указ заместителя Патриаршего Местоблюстителя и Синода о разделении Воткинской (Вотской) епархии между пятью соседними епархиями.

В октябре 1927 года епископ Виктор направил митрополиту Сергию письмо с критикой декларации и просьбой не закрывать Воткинскую кафедру.

В июле 1927 года он был перемещен митрополитом Сергием на должность епископа Шадринского, викария Екатеринбургской епархии с правом управления последней.

Обратите внимание

Однако нового назначения святитель не принял и 16 декабря 1927 года сообщил письмом митрополиту Сергию, что отказывается от назначения епископом Шадринским.

Письмо также содержало резкую критику декларации, которую он назвал «глумлением… над нашим исповедничеством за истину Божию» и «отречением от своего спасения».

Также он приложил составленное им тогда же «Письмо к ближним», в котором называл декларацию явной «изменой Истине» и предупредил паству, что если подписавшие воззвание не покаются, то «надо беречь себя от общения с ними».

В том же месяце Духовное управление Воткинской епископии приняло постановление о прекращении епархией молитвенно-канонического общения с митрополитом Сергием (Страгородским) и единомышленными ему епископами как предавшими Церковь Божию на поругание, впредь до их раскаяния и отречения от декларации.

В начале 1928 года владыка завязал переписку с ленинградскими иосифлянами и в марте составил резкое «Послание к пастырям», в котором критиковал митрополита Сергия за увольнение с кафедр арестованных и сосланных архиереев.

Но 4 апреля 1928 года владыка был арестован в Глазове, а 18 мая приговорен к трем годам лагерей.

Перед отправкой в лагерь он передал свои приходы в управление епископу Гдовскому Димитрию (Любимову), возглавлявшему на тот момент иосифлянское движение.

В Соловецком лагере особого назначения святитель Виктор работал бухгалтером канатной фабрики. Он участвовал в тайных богослужениях вместе с другими епископами и священниками, находившимися в заключении. О нем прекрасно отзывался его соузник в Соловках, будущий академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв.

Важно

По завершении лагерного срока, 10 апреля 1931 года владыка был приговорен к ссылке в Северный край на три года. 13 декабря 1932 года снова был арестован в ссылке, 10 мая 1933 года приговорен еще к трем годам ссылки  в тот же Усть-Цилемский район, в отдаленное село Нерицу. Там святитель исповедник тяжело заболел менингитом и 2 мая 1934 года скончался.

Владыка был похоронен на кладбище села Нерица Усть-Цилемского района Северного края.

1 июля 1997 года святые мощи владыки были обретены нетленными на кладбище села Нерица после 63-летнего пребывания их в болотистой почве и с 2005 года находятся в Вятском Спасо-Преображенском женском монастыре.

Святителю отче Викторе, моли Бога о нас!

Всего вам доброго, дорогие телезрители! Христос Воскресе!

Диакон Михаил Кудрявцев

Источник: http://tv-soyuz.ru/peredachi/tserkovnyy-kalendar-2-maya-2017g

Виктор Островидов

память 19 апреля / 2 мая

Тропарь св. Виктору Глазовскому

Любы долготерпит и не мыслит зла, всему веру емлет и вся терпит, обаче николиже отпадает и ведает вяще разума. Cего ради, святителю Викторе, исповедников первейший, прозрел еси зверя духовнаго и вся немощныя воздвигл еси во еже звати с веселием: людие Твои, Господи, молят Тя.

Тюремная фотография. 1933 год

Реакцией многих архиереев на действия Сергия было залечь на дно. Зачастую они, на всякий случай, брали у него официальное разрешение уйти на покой и устранялись от церковных дел. Тем самым они освобождали свою совесть от соучастия в грехах Сергия, но почему-то забывали о грехах перед паствой.

Ведь их рукополагали в архиереи не для того, чтобы они, столкнувшись с чем-либо недопустимым, оставляли паству и уходили в частную жизнь. … Но большинство архиереев отходили просто в тихую и спокойную частную жизнь, хотя и с келейным богослужением в кругу нескольких самых близких лиц. Такое поведение запрещается канонами и является греховным.

Все были уверены, а Сергий на это и рассчитывал, что никакой другой оппозиции не будет.

Были еще, конечно, некоторые горячие головы, даже из епископов, но немного. Например, епископ Глазовский, Ижевский и Вятский Виктор (Островидов).

Он обвинил Сергия в «измене истине» и отложился от него со своей епархией еще в декабре 1927, повлияв своим примером на одновременные события в Петрограде, где разворачивалась деятельность Михаила Новоселова. Епархия за ним последовала и сохранилась в «катакомбах» (т.е.

в тайных общинах, о которых, впрочем, все вокруг знали) до начала 1990-х, а отдельные общины и даже один катакомбный монастырь (где живет несколько старушек очень строгой подвижнической жизни) сохраняются до сих пор.

Совет

В советское время на территории его епархии особо поощрялись сергиане, но в их храмы ходили немногие, так как верующие обычно молились в тайных домашних церквах. Такая жизнестойкость наследия епископа Виктора стала следствием того, что он создал доброкачественную церковную структуру. Она продолжала работать и тогда, когда епископа давно уже не было в живых (умер в 1934).

Это, кстати, и ответ на вопрос, который скоро кем-то из читателей может быть задан: почему вообще такой сыр-бор вокруг церковных структур? Зачем нужны все эти тайные и явные церковные организации? А затем, чтобы попечение христиан друг о друге (а они всегда в нем нуждаются) работало бы не под настроение и волнами — неизбежно затухающими, а в режиме автоколебаний, стабильно и при постоянном подводе энергии в систему. Для этого и нужна система.

Епископ Виктор был исключением даже среди лучших архиереев как по своим пастырским способностям, так и по ясности понимания того, с чем Церковь столкнулась в лице сергианства. У Новоселова, да и почти ни у кого такой ясности не было.

Разумеется, до революции еп. Виктор «дорос» лишь до настоятеля монастыря, и епископство ему едва ли грозило. Был, однако, рукоположен в епископы в 1920-м. В 1928 году он присоединится к митрополиту Иосифу Петроградскому, за что вскоре окажется на Соловках. О его пребывании там вспоминал Д. С. Лихачев:

Этот добрый человек первым стал говорить о том, что сергиане утратили благодать таинств — мнение, которое около 1935 года станет среди антисергиан всеобщим, но для 1928 года, когда его выскажет епископ Виктор в своем окружном Послании, еще совершенно непривычное:

В 1997 году мощи епископа Виктора были обретены нетленными после 63 лет лежания в сырой почве. Во святых его прославили не только истинно-православные, но и те самые сергиане, чье богослужение он назвал «мерзостью в очах Божиих», то есть языческим культом (в Библии слово «мерзость» обычно означает идола).

Тюремная фотография. 1922 год

Епископ Виктор был учеником и, по всей видимости, духовным сыном светского человека, хотя и профессора Казанской духовной академии — ровесника Новоселова Виктора Ивановича Несмелова (1863–1937).

Того самого Несмелова, которого Новоселов хвалил в «Забытом пути опытного богопознания» еще в 1902 году, — первого выдающегося русского патролога (специалиста по учению отцов Церкви) и при этом по-настоящему православного богослова.

Будучи мирянином, и, притом, весьма пожилым, он занимается организацией Истинно-православной Церкви в Казани. За это подвергается аресту в 1931 году, но вскоре амнистируется (и через несколько лет умирает у себя дома от пневмонии) по совершенно экзотической причине — из-за сына.

Его сын Валентин после революции стал чекистом, из-за чего отец порвал с ним отношения. В июне 1918 года он принял участие в операции по изъятию церковных ценностей из Раифского монастыря под Казанью.

Обратите внимание

Но монастырь оказал успешное сопротивление, так как в нем скрывалось законспирированное белогвардейское подполье, которое ожидало и потом дождалось освобождения города белыми. Нападавшие понесли потери убитыми в количестве семи человек, и среди погибших был Валентин Несмелов. Посмертно его наградили званием героя, и из уважения к сыну отпустили отца. Бывало и так. Этого сына заменил Несмелову епископ Виктор.

Влияние идеологии епископа Виктора на деятельность Новоселова станет ощутимым во второй половине 1928 года. Тогда же церковная организация епископа Виктора объединится с новоселовской — то есть иосифлянской (по имени митрополита Иосифа Петроградского).

Фрагмент из книги епископа Григория (Лурье) «Жития радикальных святых», изд-во ЭКСМО, М., 2014

Источник: http://www.ostrova.org/saints/ostrovidov/

Священноисповедник Виктор (Островидов), епископ Глазовский

Послание Новосвященномученика Виктора (Островидова) о Декларации митрополита Сергия

В деле расточения Церкви вместе с предательством митр. Сергий произвел и тяжкую хулу на Духа Святого, которая по неложному слову Христа никогда не простится ему ни в сей, ни в будущей жизни.

«Кто не собирает со Мною, — говорит Господь, — тот расточает». «Или признайте дерево хорошим (Церковь) и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым» (Мф. 12, 33).

«Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам» (Мф. 12, 30-31). «Исполняя меру греха своего», митрополит Сергий совместно со своим Синодом, указом от 8 (21) октября 1927 г.

вводит и новую формулу поминовения.

Смесив в одно в великом святейшем Таинстве Евхаристии вопреки слову Божию «верных с неверными» (2 Кор.

6, 14-18), Святую Церковь и борющих на смерть врагов ея, митрополит этим своим богохульством нарушает молитвенный смысл великого Таинства и разрушает его благодатное значение для вечного спасения душ православно верующих.

Отсюда и богослужение становится не просто безблагодатным, по безблагодатности священнодействующего, но оно делается мерзостью в очах Божиих, а потому и совершающий и участвующий в нем подлежат сугубому осуждению.

Являясь во всей своей деятельности еретиком антицерковником, как превращающий Святую Православную Церковь из дома благодатного спасения верующих в безблагодатную плотскую организацию, лишенную духа жизни, митр. Сергий в то же время через свое сознательное отречение от истины и в своей безумной измене Христу является открытым отступником от Бога Истины.

И он без внешнего формального суда Церкви (которого невозможно над ним произвести) «есть самоосужден» (Тит. 3, 10-11); он перестал быть тем, чем он был — «служителем истины» по слову: «Да будет двор его пуст… и епископство его да приимет ин» (Деян. 1, 20).

Ряд увещаний архипастырей, богомудрых отцев и православных мужей Церкви в течение многих лет не принесли пользы, не привели митр. Сергия к сознанию содеянного им греха и не возбудили в его сердце раскаяния.

А потому мы по благодати, данной нам от Господа нашего Иисуса Христа, «силою Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5, 4) объявляем бывшего митрополита Сергия лишенным молитвенного общения с нами и всеми верными Христу и Его Святой Православной Церкви и предаем его Божиему суду: «Мне отмщение, Аз воздам, глаголет Господь» (Евр. 19, 30).

Настоящее деяние в дополнение к ранее сделанным нами в 1927-1928 гг.

заявлениям, мы совершаем в строгом сознании нашего архипастырского долга перед нашей паствой, всеми верными чадами Церкви Православной, стоя в послушании Церкви Христовой, в должном подчинении правилам Вселенских Соборов и Собора Российской Церкви 1917-1918 г., возглавляемой ныне Патриаршим Местоблюстителем Петром митрополитом Крутицким и его заместителем Серафимом, архиепископом Угличским.

«Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство! » (Лук. 12, 32).

Смиренный епископ Виктор.

1934 г.

Источник: http://vseeresi.ucoz.ru/board/citaty/svjashhennoispovednik_viktor_ostrovidov_episkop_glazovskij/1-1-0-82

Вятское Духовное училище: Священноисповедник Виктор (Островидов) и схиепископ Петр (Ладыгин). Параллельные страницы жизни

В современных публикациях по истории Русской Православной Церкви XX века существует ряд недоуменных вопросов, связанных с реакцией российского духовенства и православного народа на декларацию митрополита Сергия от 27 июля 1927 года об отношении Русской Православной Церкви к советской власти. Эта декларация нередко становилась разделяющей чертой между православными иерархами, многие из которых в наши дни Русской Православной Церковью (РПЦ) причислены к сонму святых новомучеников и исповедников Российских.

Одними из первых кто выступили против церковно – политического курса митрополита Сергия были епископ Виктор (Островидов) и схиепископ Пётр (Ладыгин). Два имени, упоминая которые, можно услышать далеко не однозначную оценку.

Ранее официальная позиция РПЦ сводилась к оправданию линии митрополита Сергия по отношению к советской власти и осуждению «расколов», вызванных непринятием Декларации 1927 года. Однако в настоящее время в церковной историографии произошли значительные изменения в оценке Декларации митрополита Сергия.

Важно

В первую очередь это связано с воссоединением Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом (РПЦЗ). Позиция Русской Церкви за рубежом всегда развивала тезис о правомерности позиции непринятия Декларации.

Именно поэтому в РПЦЗ не было проблем с канонизацией тех, исповедников веры, которые  выступали против Декларации митрополита Сергия. Среди таких борцов за «чистоту православия»  был святитель Виктор (Островидов). В 1981 году РПЦЗ он был прославлен в сонме Новомучеников и Исповедников Российских.

  Позиция же РПЦ в отношении к епископу Виктору на тот момент была резко отрицательной, о канонизации не могло быть и речи. Милостью Божией Русская Православная Церковь вновь воссоединилась.  Таким образом, многие противоречия были преодолены.

Читайте также:  Священномученик петр попов, священник

В настоящее время позиция и деятельность противников митрополита Сергия характеризуется  Церковью в качестве «правой» церковной оппозиции, а не церковного «раскола». Таким образом, «оппозиционеры» были в рамках РПЦ и выражали вполне «правомерный» альтернативный взгляд на церковно – государственные отношения.

Основанием для всех этих выводов является деятельность Синодальной комиссии по канонизации святых.

В 1995 году этой комиссией был выработан одобренный Священным Синодом документ «Историко – канонические критерии в вопросе о канонизации новомученников Русской Церкви в связи с Церковными разделениями XX века», который и лёг в основу деятельности комиссии[1].

В действиях «правых» оппозиционеров, часто называемых «непоминающими», нельзя обнаружить злонамеренных, исключительно личных мотивов. Действия их были обусловлены по – своему понимаемой заботой о благе Церкви.

 «Правыми» называют тех священнослужителей и мирян, которые не соглашаясь с церковно – политической линией назначенного митрополитом Петром Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия, прекращал возношение имени Заместителя за богослужением и таким образом порывал каноническое общение с ним. Но порвав с Заместителем Местоблюстителя, они, как и сам митрополит Сергий, главой признавали митрополита Петра (Крутицкого) – Местоблюстителя Патриаршего Престола. Поэтому к канонизации предлагаются и правые «оппозиционеры», такие, как епископ Виктор (Островидов). Исходя из этого епископ Виктор (Островидов) был причислен к лику святых вместе с сонмом Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания, в лике священноисповедника.

Хочется сразу отметить тот факт, что  канонизация святителя Виктора (Островидова) проходила очень сложно, потому как имелось множество не решённых вопросов.

Совет

Например, во время обсуждения вопроса в конце 1998 – начале 1999 годов о возможности канонизации епископа Виктора, вятская епархиальная комиссия по канонизации и архиепископ Вятский и Слободской Хрисанф взгляды и деятельность епископа Виктора оценивали отрицательно[2].

Сама же работа над вопросом по канонизации епископа Виктора была инициирована и велась Синодальной комиссией  по канонизации святых.  Очень интересным является также ситуация сложившаяся в связи с обретением  мощей святителя Виктора. Не иначе, как Промыслом Божиим можно считать тот факт, что могила епископа Виктора была найдена и мощи святителя оказались нетленными.

Однако не многие знают, с каким трудом тогда происходило обретение мощей святителя. Мощи святителя были обретены в 1997 году. А прославление произошло только в 2000 году. Само отношение к святителю Виктору, и даже к его нетленным благоухающим мощам было на тот момент, очень осторожным.

Из интервью игуменьи Софии, настоятельницы Спасо – Преображенского женского монастыря города Кирова, где находятся мощи святителя Виктора, мы можем узнать историю их обретения. Дело в том, что на  момент обретения мощей, святитель Виктор не был тогда официально прославлен Церковью. И даже после обретения его нетленных мощей, их далеко не сразу решились принять.

Но благодаря горячей вере и трудам  неравнодушных людей, которые искренне и горячо верили в святость епископа Виктора, мы сейчас имеем возможность прикоснуться к святыне. Мощи святителя Виктора были обретены игуменом  Дамаскиным (Орловским), членом Синодальной комиссии Московского Патриархата по канонизации святых, 1июля 1997 года.

 Это было подлинное чудо, потому как было известно, что ранее уже предпринимались попытки найти могилу епископа Виктора с целью завладения мощами, со стороны неких раскольнических организаций, именующих себя «катакомбной церковью». Однако Господь судил иначе и мощи святителя Виктора были обретены и прославлены Русской Православной Церковью.

Обретение произошло 1 июля, а в город Вятку они были перенесены в тайне, только лишь 1 декабря. Мощи великого святого земли Вятской бережно хранились в Москве на квартире отца Владимира Воробьева, ректора Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Отец Владимир был одним из тех немногих, кто тогда верил в возможную канонизацию епископа Виктора.

Шесть месяцев святые мощи находились в его кабинете, об этом тогда почти никто не знал, кроме некоторых православных людей, которые потихоньку приходили поклониться святителю.  Затем встал вопрос о необходимости перевезти мощи святителя в Вятку. Игумения София (Розанова), настоятельница Спасо – Преображенского женского монастыря города Кирова, с благословения митрополита Хрисанфа, приняла решение принять мощи святителя Виктора,  памятуя о том, что святитель Виктор очень любил Вятку. Отец Дамаскин и иеромонах Лазарь (ныне схиеромонах Селафиил, насельник Свято – Успенского Трифонова монастыря) перенесли их в храм Александра Невского в Свято – Троицкий женский монастырь. Все это было сделано тайно.

После митрополит Хрисанф написал письмо митрополиту Ювеналию патриаршему наместнику Московской епархии, постоянному члену Священного Синода РПЦ, в котором сообщил, что находится в замешательстве, так как половина духовенства Вятки не поддерживает  идею с канонизацией.

На что митрополит Ювеналий ответил: «Вы должны быть самыми счастливыми, что у вас есть такое благо». После этого дело с прославлением епископа Виктора пошло быстрее. А уже после признания в Москве, было прославление и в Вятке. Состоялось оно 22 октября 2000 года во время Трифоновских чтений[3].

Однако, несмотря на оправданное и осторожное отношение священноначалия, народное почитание святителя Виктора было всегда. В селе Нерице могилка владыки почиталась. Даже ребятишки, когда играли на сельском погосте, благоговейно относились к ней, предупреждая маленьких шалунов: «Не топчите, здесь святой дедушка лежит».

Обратите внимание

Да и  в Вятке простой народ всегда почитал память епископа Виктора. К глубокому сожалению с именем святителя Виктора связывают себя и пытаются его именем оправдать свои действия различного рода раскольнические организации.

 Священноисповедник Виктор (Островидов) – выдающийся архиерей Русской Православной Церкви ХХ столетия, один из ярчайших примеров истинного исповедничества, он всем сердцем радел о церковной свободе  и был защитником и ревнителем Православия.

Похожая ситуация, в данный момент сейчас складывается с именем схиепископа Петра (Ладыгина). Он также, как и епископ Виктор был сторонником правой оппозиции. На его имени сейчас также пытаются создать себе славу и оправдать свои действия те же раскольнические организации.

 Например, в  2008 году в Одессе прошел  «собор» такой организации именующей себя «Русская Истинно-Православная Церковь», на котором  был причислен к лику святых схиепископ Петр (Ладыгин). Складывается впечатление, что эти раскольнические общины действуют по одному сценарию.

 Много общего мы можем найти в жизни схиепископа Петра (Ладыгина) и  святителя Виктора (Островидова).

Одно из первых в чем их обвиняют, это их одинаковое  отрицательное отношение к Декларации митрополита Сергия.

Схиепископ Пётр, так же, как и святитель Виктор, не признавал возможность лояльного отношения к советской власти, он указывал что не может принять декларацию по каноническим основаниям[4].

 Схиепископ Петр (Ладыгин) выдающийся деятель в истории Русской Православной Церкви. Его имя неразрывно связано с историей Русской Православной Церкви в ХХ веке.

Важно

В капитальном труде митрополита Мануила (Лемешевского) о русских православных архиереях содержится такая характеристика схиепископа Петра: «Епископ Питирим, в схиме Петр, был творцом Иисусовой молитвы, имел дар слёз и прозорливости. Спал три часа в сутки, сидя в кресле, а ложился в постель только во время болезни. Живя в затворе, совершал полный афонский устав.

В его правило входило 1350 поклонов поясных и 135 земных. Был высокого роста, широкоплечий, несмотря на преклонный возраст, фигура была прямая. Волосы на голове и бороде были белые и длинные. После принятия схимы никогда не служил в полном архиерейском облачении, а только надевал малый омофор»[5].

Мы знаем о нём не много, но достаточно, чтобы понять, что этот человек, как и святитель Виктор,  всем сердцем радел о церковной свободе и был защитником и ревнителем Православия. Своими трудами схиепископ Пётр внёс большой вклад на благо Матери Церкви. Вот краткое его жизнеописание. Родился он в крестьянской семье Трофима и Феодоры Ладыгиных.

 В молодости, исполняя волю родителей женился, но Господь уготовал ему иной путь, жена его внезапно умерла при родах в 1888 году. В том же году скончалась и его дочь Евфимия. В 1888 был призван в армию, с 1889 служил в 129-м пехотном Бессарабском полку в Киеве, закончил службу в 1892 в чине старшего унтер-офицера.

В этот период был духовным чадом старца Ионы (в схиме Петра), который в свою очередь был духовным чадом и послушником преподобного Серафима Саровского. По его благословению после окончания военной службы отправился в паломничество в Иерусалим и на Афон. В 1893 году посетил Святую Землю, в январе 1894 года прибыл на Афон, где стал послушником в Андреевском скиту.

В 1896 году был пострижен в рясофор с именем Пигасий. В 1898 году пострижен в мантию с именем Питирим, с 1900 года — иеродиакон. В 1901—1902 годы служил на подворье в Петербурге, затем вернулся на Афон. В 1904 году возведён в сан иеромонаха. С 1911 года — настоятель подворья Андреевского скита в Одессе.

Резко негативно относился к деятельности сторонников «имяславия» во время конфликта среди афонских монахов. Во время Первой мировой войны открыл в Одессе лазарет для раненых. В 1916 года награждён орденами святой Анны 3-й и 2-й степеней. С декабря 1916 года управлял по поручению Святейшего Синода Киприанским Болгарским монастырём и Кондоровским  скитом в Бессарабии.

В 1918 году по поручению Патриарха Тихона отправился в Константинополь с тем, чтобы передать Константинопольскому Патриарху уведомление об избрании в России Патриарха. Выполнив поручение, посетил Афон и вернулся обратно с ответным посланием Константинопольского Патриарха. Продолжал служить в Одессе до 1923 года, когда был выслан из города.

Совет

Он был выслан в Уфимский край, где основал в лесу тайный скит. Затем выслан в Среднюю Азию.

Исполняя волю покойного патриарха Тихона 8 июня 1925 года тайно хиротонисан в городе Теджене владыками Андреем (Ухтомским) и Львом (Черепановым) во епископа Нижегородского и Уржумского, викария Уфимской епархии (титул Нижегородский был дан владыке Питириму по названию одного из районов Уфы). В 1926 года находился под следствием по делу уфимского духовенства.

21 апреля 1927 года епископ Питирим принял схиму с именем Петр. 9 декабря 1928 года был арестован по делу «филиала Истинно-православной церкви». Осужден к двум годам тюремного заключения и к пяти годам ссылки. Находился в заключении в Архангельске, в городе Аша Челябинской области, Екатеринбурге, Москве (в Бутырской тюрьме), в Ярославле.

В 1933 году освобождён, вновь жил в Глазове, затем в Уфе. В одном из писем так говорил об этом периоде своей жизни: «В 1924 г. осенью, я поехал на родину, заехал к Св. Патр. Тихону, он меня за св. послушание просил быть епископом Ерамска, но я был сильно слаб, и просил Святейшего побыть на родине и поправить здоровье, но там задержался, а Святейший в марте 1925 г.

отошел ко Господу. По просьбе народа, в 1925 г. восьмого июня меня поставили епископом в г. Уфу. Нижегородским еп. города Уфы, я был викарием до 1928 г., в г. Уфе, но в Российской Церкви пошли разные деления, то я ушел на покой, принял схиму с именем Петра, а в декабре 28 г. заболел неопределенной болезнью; болел до 1934 г., не думал быть живым, но Господь судил еще жить.

В январе 1934 г. я выздоровел и возвратился в Уфу; теперь живу на покое, при моей кафедре, в праздники служу раннюю. Здесь наши верующие, и правящий еп. Руфин, митр. Сергия не признают, у нас автокефалия, до собора мы признаем и подчиняемся м. Петру Крутицкому»[6]. В 1937—1940 годы жил на нелегальном положении в Калуге, в 1940—1945 года — в Белорецке (в Башкирии). В 1945 был арестован в Уфе и приговорён к пяти годам ссылки в Среднюю Азию. В 1949—1951 жил в Белоруссии и на Кубани. Последние годы жизни провёл под фактическим домашним арестом в Глазове, где и скончался в возрасте 90 лет. Владыка был  похоронен на старом городском кладбище города Глазова. В настоящее время могила его известна. Многие верующие приходят к нему на могилку, чтобы почтить память владыки. Говорят, что у места его погребения происходят чудеса и исцеления. На  могиле стоит простой металлический крест с  надписью: «Здесь покоится раб Божий Петр».

Вспоминая трудный путь по канонизации святителя Виктора, хочется вновь вспомнить слова митрополита Ювеналия, который рассеял все сомнения о нужности канонизация и обретения мощей святителя Виктора. Он ответил так: «Вы должны быть самыми счастливыми, что у вас есть такое благо».

Таким образом, считаю актуальным изучать и собирать все имеющиеся материалы о жизни схиепископа Петра (Ладыгина), в связи с имеющейся возможностью дальнейшей его каннонизации.

Обратите внимание

Город Глазов имеет у себя подлинное благо, великого молитвенника и заступника пред Богом, имеется возможность обретения его честных останков и возможности дальнейшего его прославления.

Было бы очень печальным потерять такое благо, ибо в последнее время очень активизировались псевдоправославные раскольнические группы, которые уже не однократно посещали и изучали могилу схиепископа Петра (Ладыгина). Время разбрасывать камни прошло, настало время их вновь собирать.

Читайте также:  Преподобный кукша одесский
[1] Канонизация святых в ХХ веке. М., 1999.

[2] Письмо и материалы архиепископа Хрисанфа с изложением мнения епархиального совета о возможности канонизации еп. Виктора, направленные председателю Синодальной комиссии по канонизации святых митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию. Ответ на письмо от 18. 12. 1998 г. за №1855. – Вятский епархиальный архив (ВЕА). – Материалы по вопросу о канонизации епископа Виктора (Островидова).

[3] Интервью игуменьи Софии (Розановой). Пресс-служба Вятской Епархии. [Электронный ресурс]. URL:

http://xn—-7sbbfrtj7bkdk8b3heh.xn--p1ai/news/eparchy/8486/ (дата обращения 22.06.2015).

[4] Схиепископ Петр (Ладыгин). Непоколебимый столп Церкви Катакомбной (1866 – 1957) /Сост. В.В. Шумило, С.В. Шумило. Глазов, 2013. С. 20-23.

[5] Мануил (Лемешевский), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 годы (включительно). Часть V. Куйбышев, 1966. Erlangen, 1987. С. 438-439.

[6] Схиепископ Петр (Ладыгин). Непоколебимый столп Церкви Катакомбной (1866 – 1957) /Сост. В.В. Шумило, С.В. Шумило. Глазов, 2013. С. 89.

Источник http://vdschool.ru/publikacii/article_post/svyashchennoispovednik-viktor-ostrovidov-i-skhiyepiskop-petr-ladygin-parallelnyye-stranitsy-zhizni

Источник: http://dsnmp.ru/svyashhennoispovednik-viktor-ostrovidov-i-shiepiskop-petr-ladyigin-parallelnyie-stranitsyi-zhizni/

Священномученик Виктор (Островидов), епископ Глазовский — МолитвослоВ

МолитвослоВ

Дни памяти:  Январь 29 (новомуч.),  Апрель 19,  Июнь 4 (Петерб.)

Виктор (Островидов), еп. Глазовский, исповедник

Священномученик Виктор, епископ Глазовский, викарий Вятской епархии (в миру Константин Александрович Островидов) родился 20 мая 1875 года в селе Золотое Камышинского уезда Саратовской губернии в семье псаломщика. После окончания Камышинского духовного училища, он закончил Саратовскую Духовную Семинарию.

Будучи студентом Казанской Духовной Академии, Константин принял монашество с именем Виктор. В 1903 году он окончил Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и был назначен на должность настоятеля Троицкого собора города Хвалынска.

С 1905 по 1908 годы отец Виктор состоял иеромонахом Иерусалимской Духовной Миссии, затем, с 1909 года являлся смотрителем Архангельского Духовного училища.

Вскоре отец Виктор переводится в столицу и состоит иеромонахом Александро-Невской Лавры, а затем с 1910 года назначается настоятелем Зеленецкого Свято-Троицкого монастыря Санкт-Петербургской епархии с возведением в сан архимандрита.

В сложное время гражданской войны с 21 февраля по декабрь 1919 года архимандрит Виктор является наместником Александро-Невской Лавры. До конца своей жизни он оставался учеником и почитателем престарелого профессора В.М. Несмелова, впоследствии руководителя Казанского филиала «Истинно-Православной Церкви».

В 1919 году отец Виктор был арестован в Петрограде, но вскоре освобождён.

Виктор (Островидов), еп. Глазовский, исповедник

В январе 1920 года состоялась его хиротония во епископа Уржумского, викария Вятской епархии (на территории Удмуртии). В том же году Вятский Губернский ревтрибунал приговорил Владыку к лишению свободы до окончания войны с Польшей, но через 5 месяцев он был освобождён. За активные выступления против обновленчества Владыку вновь арестовали 12 (25) августа 1922 года и по постановлению Г.П.У.

сослали на три года в Нарымский край, после освобождения в 1924 году его лишили права проживания в крупных городах. Святитель вернулся в Вятку, где имея большое влияние и авторитет у своей паствы, в том же году был назначен епископом Глазовским, а также временно управляющим Вятской и Омской епархиями.

Важно

Однако он вновь был арестован 14 мая 1926 года по обвинению в организации нелегальной епархиальной канцелярии и выслан на три года с лишением права проживания в центральных городах и Вятской губернии. Владыка поселился в городе Глазове.

С сентябре 1926 года ему было поручено также управлять соседней Воткинской и Ижевской епархией, но в периоды пребывания в синоде новоназначенного Вятского архиерея Павла (Борисовского), Владыка Виктор фактически управлял и Вятской епархией.

В конце августа — начале сентября 1927 года епископ Ижевский Виктор получил Декларацию 1927 года, предназначенную для оглашения её духовенству и верующим Воткинской епархии.

Известно, что Владыка ещё в 1911 году пророчески писал митрополиту Сергию (Страгородскому, тогда ещё архиепископу), что тот потрясёт Церковь своим заблуждением. Будучи глубоко возмущён содержанием Декларации и не желая оглашать её, епископ Виктор запечатал её в конверт и отправил обратно митрополиту Сергию.

Декларация была оглашена только в Вятской епархии, но её практически нигде не приняли, однако общения с правящим архиепископом Павлом не прервали.

Виктор (Островидов), еп. Глазовский, исповедник

Вскоре за этим последовал указ Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и Синода о разделении только что образованной Воткинской епархии на пять частей между соседними епархиями, и в октябре 1927 года епископ Виктор обратился к митрополиту Сергию с достаточно почтительным письмом, пытаясь его убедить изменить занятую им позицию соглашательства с богоборческой властью, требующей бесконечных компромиссов с совестью. Владыка предупреждал, что если митрополит Сергий не пересмотрит свою позицию, то «в Церкви произойдёт великий раскол»: «Дорогой Владыко. Ведь не так давно Вы были доблестным нашим кормчим… И вдруг — такая печальная для нас перемена… Владыко, пощадите Русскую Православную Церковь…». В ответ из Синода епископу Виктору сначала было сделано предупреждение о том, чтобы он, как викарий Вятской епархии, «знал своё место» и во всём подчинялся правящему архиерею, а затем последовал указ о назначении его епископом Шадринским с правом управления Екатеринбургской епархией. Поездка депутации к митрополиту Сергию с просьбой отменить указ Синода закончилась безрезультатно. Епископ Виктор отказался выполнить указ Синода и в Шадринск не поехал.

В ноябре Владыка предлагает архиепископу Павлу Вятскому принести покаяние и отказаться от «Декларации», «как от поругания Церкви Божией и как уклонения от истины спасения».

Совет

А в декабре он обращался с «Письмом к ближним», в котором называл Декларацию явной «изменой Истине» и предупредил паству, что если подписавшие воззвание не покаются, то «надо беречь себя от общения с ними».

В своём письме Владыка Виктор предлагал пастве не быть «ночными чтителями Истины», но «пред всеми исповедывать истинность Церкви» и путём страданий хранить души в благодати спасения.

Идею «законного существования Церкви» через образование Центрального Управления, признанного властями и обеспечивавшего якобы внешнее спокойствие церкви, Владыка отвергал, называя такое объединение с богоборцами «уничтожением Церкви Православной», превращающей Её «из дома благодатного спасения верных в безблагодатную плотскую организацию» «какового греха не могут оправдать никакие достижения земных благ для Церкви».

Вскоре состоялось совещание Духовного Управления Воткинской епископии, на котором было принято постановление о прекращении епархией молитвенно-канонического общения с митрополитом Сергием (Страгородским) и единомышленными ему епископами как предавшими Церковь Божию на поругание, впредь до их раскаяния и отречения от Декларации.

Постановление было утверждено епископом Виктором и 16 (29) декабря в третьем письме отправлено Заместителю Патриаршего Местоблюстителя. Когда известия о событиях в Воткинской епархии дошли до Вятки, часть местного духовенства, оставшаяся на стороне митрополита Сергия, прекратила поминать за богослужением епископа Виктора.

Однако большинство верующих города объединились вокруг пяти храмов, в том числе двух главных соборов, не принявших Декларации.

В результате, как кратковременный визит архиепископа Павла в Вятку, так и его архипастырское послание от 1 (14) декабря с разъяснением положительных результатов для Церкви, достигнутых митрополитом Сергием и его синодом после легализации, оказались безуспешными. Владыка Виктор понял из разговора, состоявшегося с архиепископом Павлом, что «действуют они без благословения митрополита Петра».

Вернувшись в Москву, архиепископ Павел обратился в Синод с жалобой на епископа Виктора и Синод ультимативно потребовал от епископа Виктора немедленного выезда в Екатеринбургскую епархию.

2 (15) декабря 1927 года епископом Воткинским назначен Онисим (Пыляев) с поручением ему временного управления Вятской епархией. Паства епископа Онисима не приняла. Назначение на место епископа Виктора нового архиерея лишь ускорило окончательное отделение.

Обратите внимание

8 (22) декабря Духовное Управление Глазовской епископии (Вятской епархии) постановило признать епископа Виктора своим духовным руководителем.

На протоколе епископ Виктор наложил резолюцию: «Радуюсь благодати Божией, просветившей сердца членов Духовного Управления в сем трудном и великом деле избрания пути истины. Да будет решение его благословенно от Господа…».

Владыка одним из первых среди епископата объявил об отделении и перешёл на самоуправление, возглавив оппозицию, названную его именем (викторианская) в Вятской и Вотской епархиях и объединив приходы в Вятке, Ижевске, Воткинске, в Глазовском, Слободском, Котельническом и Яранском уездах.

23 декабря 1927 года определением Временного Синода он был запрещён в священнослужении.

Однако Владыка не признал этого определения, говоря, «ведь и раньше нередко бывало… что отпадшие от истины составляли соборы, и Церковью Божией себя называли и, по-видимому заботясь о правилах, делали запрещения неподчинившимся их 6езумию».

Конечно, отделившихся архиереев сохраняла от обвинения в расколе их верность законному Главе Церкви митрополиту Петру (Полянскому, память 27 сентября), находящемуся в заключении. Уже в начале 1928 года Владыкой было налажено тесное общение с Петроградскими иосифлянами, и вскоре произошло практически полное с ними слияние.

В марте 1928 года Святитель пишет «Послание к пастырям», где снова повторяет свои мысли, выраженные в «Письме к ближним», предостерегая пастырей от принятия идеи насильственного соединения Церкви (путём превращения Её в политическую организацию) с организацией гражданской власти «на служение миру сему, во зле лежащему»: «Дело наше есть не отделение от Церкви, а защищение Истины», — так заканчивал своё послание Владыка. Позиция же митрополита Сергия, по мнению Владыки, исключала подвиг исповедничества, так как он «в силу нового своего отношения к гражданской власти вынужден забыть каноны Православной Церкви, и вопреки им он уволил всех епископов-исповедников с их кафедр, считая их государственными преступниками, а на их места он самовольно назначил не признанных и не признаваемых верным народом других епископов». Вскоре, 22 марта (4 апреля) 1928 года Владыка быль арестован в Глазове и приговорён к 3 годам лагерей. Перед отправкой в лагерь он передал свои приходы в управление священномученику епископу Гдовскому Димитрию (Любимову).

В заключении на Соловках (июнь 1928-1930 гг.

) Святитель работал бухгалтером на канатной фабрике, участвовал в тайных богослужениях — «рискуя быть запытанными и расстрелянными, Владыки Виктор (Островидов), Иларион (Бельский, память 18 августа), Нектарий (Трезвинский, память 26 августа) и Максим (Жижиленко, память 22 мая), не только часто сослужили в тайных катакомбных богослужениях в лесах острова, но совершили тайные хиротонии нескольких епископов. Совершалось это в строжайшей тайне даже от самых близких, чтобы в случай ареста и пыток они не могли выдать Г.П.У. воистину тайных епископов».

По воспоминаниям Д. Лихачёва, находившегося в лагере вместе с Владыкой: «Духовенство на Соловках делилось на «сергианское» и «иосифлянское»… . Иосифлян было громадное большинство. Вся верующая молодёжь была также с иосифлянами.

Важно

И здесь дело было не только в обычном радикализме молодёжи, но и в том, что во главе иосифлян на Соловках стоял удивительно привлекательный Виктор Вятский… Он был очень образован, имел печатные богословские труды. От него исходило какое-то сияние доброты и весёлости.

Всем стремился помочь и, главное, мог помочь, так как к нему все относились хорошо и его слову верили… Вышел приказ всех заключённых постричь и запретить ношение длинных одежд. Владыку Виктора, отказавшегося этот приказ выполнить, забрали в карцер, насильно обрили, сильно поранив лицо, и криво обрезали снизу одежду.

Думаю, что сопротивлялся наш Владыка без озлобления и страдание свое считал милостью ей…». Все свои посылки с материка Владыка раздавал заключённым.

Весной 1930 года Святителя переводят на материк (командировка Май-Губа). По постановлению Г.П.У. по пересмотру дела он был приговорён к ссылке на 3 года в Северный край и, после освобождения из лагеря летом 1931 года, сослан в село Усть-Цильму Северного края. Но через несколько месяцев в 1932 году его вновь арестовали, этапировали в г.

Сыктывкар и приговорили к 3 годам ссылки в Коми-Зырянскую А.О. Там он проживал в селе Нерица Усть-Цилемского района в доме председателя сельсовета, помогая его семье в простых хозяйственных работах. В то время в селе жили сосланные старообрядцы. Владыка помогал крестьянам колоть дрова, беседовал о вере.

Он часто удалялся в тайгу для глубокой молитвы.

Святитель скончался 19 апреля (2 мая н. ст.) 1934 года от воспаления лёгких. В районный центр его не смогли отправить из-за разлившейся реки.

18 июня (1 июля н. ст.) 1997 года святые мощи Владыки были обретены нетленными на местном кладбище с. Нерица, несмотря на 63-х летнее пребывание их в болотистой почве. В момент обретения мощей бесновавшийся хулитель Имени Божия превратился в кроткого и тихого человека. Кроме того, попросили Крещения люди, шестьдесят лет не знавшие Церкви и Её таинств.

Мощи Святителя были отправлены в Москву, а 2 декабря (н. ст.

) 1997 года состоялось перенесение мощей в храм святого Александра Невского Свято-Троицкого Макариевского женского монастыря города Вятки, где они пребывают и поныне, источая благоухание и даруя исцеления.

Приняв подвиг борьбы за истину, Святитель решительно и бесстрашно встал на путь мученичества за неё. Он шёл на страдания за Христа радостно, как древние мученики, сохраняя дивное спокойствие духа.

Совет

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Источник: http://www.molitvoslov.by/2015/svjashhennomuchenik-viktor-ostrovidov-episkop.html

Ссылка на основную публикацию