Священномученик александр соколов, священник

Священномученик Александр (Соколов)

Память священномученика Александра (Соколова) совершается в Православной Церкви два раза в году: 11 февраля и 29 августа по новому стилю.Святой Александр был родом из священнической семьи: его отец служил в конце девятнадцатого-начале двадцатого века в поселке Озерово, расположенном в Тихвинском уезде Новгородской губернии.

В 1915 году Александр Соколов был в числе выпускников Новгородской Духовной семинарии, избрав путь служения Матери-Церкви. Первый год после окончания учебы будущий мученик исполнял послушание псаломщика в церкви, находящейся в селе Ершово Череповецкого уезда Новгородской губернии.

Затем Александр был рукоположен в диаконский чин и направлен в село Мороцкое, но через год оказался на своей малой родине в качестве священника. Однако, через несколько лет благочестивого священника перевели для окормления паствы и служения в тот храм, где он исполнял обязанность псаломщика.

Обратите внимание

Как только во главе России стала партия большевиков, для Русской Православной Церкви, ее служителей и верных чад пришли тяжелые времена: непосильные приходские налоги, явные и скрытые гонения, изъятие церковной собственности, разрушение храмов и осквернение святынь во многих сердцах пытались изгладить память о Боге.

Чтобы выжить со своей семьей, в которой к 1924 году уже было трое деток, священник Александр был вынужден сменить место своего служения на приход в Тверской епархии (Краснохолмский и Молоковский районы).Отец Александр был ревностным служителем Церкви, чувствуя свой долг и призвание в духовной заботе о вверенных ему прихожанах.

В то время представители учреждений власти не разрешали совершать молитвенные последования вне храма. Но, святой Александр не боялся угроз и прещений, продолжал навещать каждый год свою паству и совершать молебны у них в домах.

У отца Александра и его прихожан получалось платить власти требуемые налоги и содержать здание храма в хорошем состоянии, своевременно проводя необходимые ремонтные работы. Видя горячую любовь и заботу своего пастыря, прихожане отвечали священнику взаимными чувствами.

В 1935 году были проведены очередные ремонтные работы в храме села Поречье, где служил отец Александр: храм был покрашен в белый цвет. После выполнения покраски у прихожан осталась лишняя краска, которую они по неосторожности продали местной школе. Узнав об этом, представители власти обвинили батюшку в спекуляции и отправили в исправително-трудовые лагеря на пятилетний срок.

Со священником взяли под стражу старосту церкви. Но в этот раз областной суд, узнав все подробности дела, оправдал «провинившихся» и отпустил их на свободу.В конце июля 1937 года, как и предчувствовал отец Александр при виде общих тенденций поведения советской власти, его арестовали. Батюшку посадили в Краснохолмскую тюрьму.

На допросе, следователь поинтересовался у священнослужителя родом его занятий в дореволюционный период и после него. Священник Александр говорил, что в первый период он все свое время и силы посвящал служению пастве, а во второй перид – вынужден был стать собственником небольшого имения, иначе его семье грозила голодная смерть.

У батюшки была пара коров, лошадь, маленький дом, хозяйственные постройки и небольшой земельный участок. Советская власть все это ликвидировала под предлогом того, что священник не сдал нужное количество урожая, которое было специально увеличено до непосильных размеров. Председатель совета выписал для представителей НКВД специальную справку, в которой говорилось о необходимости ареста отца Александра за то, что он «привлекал на свою сторону отсталое население». Вторым обвинением было недовольство тем, что он совершал погребения умерших, о чем не было регистрации в загсе.29 августа 1937 года священномученик Александр был расстрелян, а в этом же месяце 2000 года он был причислен к лику святых.

Тропарь, глас 4:

Важно

Днесь радостно ликует Церковь Русская,/ прославляющи новомученики и исповедники своя:/ святители и иереи,/ царственныя страстотерпцы,/ благоверныя князи и княгини,/ преподобныя мужи и жены/ и вся православныя христианы,/ во дни гонения безбожнаго/ жизнь свою за веру во Христа положившия/ и кровьми истину соблюдшия./ Тех предстательством, долготерпеливе Господи,/ страну нашу в Православии сохрани// до скончания века.

Кондак, глас 3:

Днесь новомученицы Российстии/ в ризах белых предстоят Агнцу Божию/ и со Ангелы песнь победную воспевают Богу:/ благословение, и слава, и премудрость,/ и хвала, и честь,/ и сила, и крепость/ нашему Богу// во веки веков. Аминь.

Величание:

Величаем вас,/ святии новомученицы и исповедницы Российстии,/ и чтим честная страдания ваша,/ яже за Христа/ претерпели есте.

Молитва:

О, святии новомученицы и исповедницы Российстии: святителие и пастырие Церкве Христовы, царственнии страстотерпцы, благовернии князие и княгини, доблии воини, монаси и мирстии, благочестивии мужие и жены, во всяцем возрасте и сословии за Христа пострадавшии, верность Ему даже до смерти свидетельствовавшии и венец жизни от Него приявшии!Вы во дни гонения лютаго, землю нашу от безбожных постигшаго, на судищах, в заточениих и пропастех земных, в горьких работах и всяких скорбных обстояниих образ терпения и непостыднаго упования мужественне явили есте. Ныне же, в раи сладости наслаждающеся, пред Престолом Божиим во славе предстоите и присно хвалу и ходатайство со Ангелы и всеми святыми Триединому Богу возносите.

Сего ради мы, недостойнии, молим вас, святии сродницы наши: не забудите земнаго отечества вашего, грехом каинова братоубийства, поруганием святынь, безбожием и нашими беззаконии отягченнаго. Умолите Господа Сил, да утвердит Церковь Свою непоколебиму в мире сем многомятежнем и лукавом; да возродит в земли нашей дух братолюбия и мира; да паки будем мы царское священие, род Божий, избранный и святый, присно с вами славящий Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Источник: http://xn--90agckdaxqir9f.xn--p1ai/svyatye/820-svyashchennomuchenik-aleksandr-sokolov

29 августа. Священномученик Александр Соколов

Церковный календарь. 29 августа 2015 года

Свои именины в этот день совершают христиане, нареченные в честь святых: Александра, Стефана, Анны, Иакова.

Мир и благословение Божие да пребывает с вами, дорогие именинники. Радости вам и мира о Духе Святом.

Сегодня Святая Церковь совершает память новомученика, священномученика иерея Александра Соколова.

Родился святой в 1893 году в селе Озерово Тихвинского уезда Новгородской губернии в семье священника Николая Соколова. В 1915 году он окончил Новгородскую Духовную семинарию и поступил псаломщиком в храм села Ершова Череповецкого уезда Новгородской губернии.

В 1916 году он был рукоположен в сан диакона ко храму села Мороцкого, а через год — в сан священника ко храму села Озерова, где прошло его детство, где он воспринял первые навыки церковной жизни и благочестия. В 1924 году о.

Александр был переведен в храм села Ершова, где когда-то служил псаломщиком.

Сразу же по установлении советской власти начались гонения на Русскую Православную Церковь. Одна из форм, в которую выливались гонения, выражалась в требовании уплаты непомерных налогов и штрафов, которые в случае с о.

Александром были настолько значительны, что, не имея средств заплатить их, священник вынужден был в 1924 году переехать с женой Елизаветой Александровной и тремя маленькими детьми в другое место, в Тверскую область, где он сначала служил в храмах Красно-Холмского района, а затем в селе Поречье Молоковского района.

Отец Александр все силы и время отдавал своей пастве. Местные власти запрещали служить молебны на полях и в домах прихожан, однако он, как это было принято до революции, регулярно обходил все деревни прихода.

Совет

Видя его ревностное служение, паства ответно любила его. Несмотря на гонения и разрушение храмов, на то, что власти постоянно обирали приход и священника, церковь в селе Поречье ремонтировалась всякий раз, когда в том бывала нужда.

Но всякий раз власти незамедлительно преследовали за это и священника, и прихожан.

В 1935 году прихожане покрасили и побелили храм, а оставшуюся от ремонта краску продали школе. Сразу после этого священник и староста были арестованы; священник был обвинен в спекуляции и приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей.

В те годы иногда еще было возможно, если священник не был обвинен в политическом преступлении, доказать свою невиновность. Областной суд, куда дело попало из районного суда, полностью оправдал священника, и о. Александр был освобожден.

В то время, когда все, что имело какое-либо отношение к Церкви, безжалостно разрушалось, прихожане о. Александра выстроили вокруг часовни новую кирпичную ограду.

В конце апреля 1937 года председатель сельсовета вызвал в контору о. Александра и потребовал, чтобы он уплатил подоходный налог вперед за следующий квартал, а также аренду за землю, на которой стояли храм и церковные постройки.

— Не тратьте зря свои силы, — ответил о. Александр, — платить я не буду, так как не подошел срок платежей.

И сказав это, священник сразу же ушел из сельсовета, не желая поддерживать пустой и небезопасный разговор.

Летом 1937 года сотрудники НКВД были оповещены о грядущих арестах всего духовенства и стали собирать о них данные. Чаще всего вызывались люди, готовые говорить и подтверждать что угодно. Один из таких рассказал сотруднику НКВД об о.

Обратите внимание

Александре, будто тот сомневался в подлинности показаний подсудимых на открытых судебных процессах, где обвиняемые чересчур охотно и гладко очерняли себя и других, а также, что священник, отметив, что в районных магазинах не было хлеба, предположил, что хлеба нет потому, что местные власти дали завышенные цифры об урожайности, а центральные власти, взяв в соответствии со своими нуждами хлеб, постановили, что оставленного (в соответствии с цифрами) будет достаточно, и отказали району в снабжении мукой и зерном.

Обвинить священника было не в чем, и осведомитель решил привести некий анекдот, будто бы рассказанный священником: «Из одной захолустной карельской местности крестьяне направили своего односельчанина к председателю ВЦИК товарищу Калинину узнать, почему сейчас берут во всем ускоренные темпы.

В то время, когда этот мужичок пришел во ВЦИК со своим недоуменным вопросом, Калинин был сильно занят, он подвел мужика к одному окну и, указав на проходящий по улице трамвай, сказал: “Видел, а через пять лет их будут сотни!” Затем подвел мужика к другому окну, где был виден проходивший автомобиль, и сказал: “Видишь, а через пять лет их будут тысячи!” Мужик уехал в деревню, и когда его стали спрашивать о результатах поездки, то он применил точно такой же способ объяснения. Сначала посмотрел в окно, где увидел, что по улице несут покойника, и сказал: “Видите, а через пять лет их будут нести сотни!”  Затем, подойдя ко второму окну, увидел, идет нищий, и так же, обращаясь к присутствующим, сказал: “Видите, а через пять лет их будут тысячи!”».

Читайте также:  Школа веры: четвертая заповедь: «помни день субботний»

Наступил июль 1937 года. Прошел Петровский пост, праздник апостолов Петра и Павла, память явления иконы Пресвятой Богородицы в Казани, когда стали доходить сведения об арестах священнослужителей.

Отцу Александру становилось ясно, что его арестуют, после чего храм подвергнется кощунственному разграблению. И он сложил запасной евхаристический набор в камилавку и спрятал на чердаке храма.

Туда же положил напрестольный крест, дарохранительницу и лжицу.

27 июля 1937 года сотрудники НКВД арестовали священника и заключили в Краснохолмскую тюрьму. Допросили через три дня. Следователь спросил, чем занимался священник до и после революции. Отец Александр ответил, что до революции он занимался исключительно пастырской деятельностью, а после революции пришлось обзавестись небольшим хозяйством.

Времена настали голодные, и подсобное хозяйство стало подспорьем, тем более что на руках была семья, два сына и дочь, все родились после революции, дочь в 1924 году. Хозяйство было небольшое: дом, амбар, сарай, гумно, баня, одна лошадь, две коровы, пять десятин земли.

В 1929 году священнику было дано непосильное задание на сдачу сельскохозяйственных продуктов, и за невыполнение его хозяйство было описано и реквизировано.

Сельсовет по обыкновению выдал НКВД справку, где было сказано о необходимости ареста священника, так как он «привлекал на свою сторону отсталое население» и без регистрации в загсе отпевал покойников. «Считаем его социально опасным человеком для местного населения, который заслуживает высылки из местных пределов»,— писал председатель сельсовета.

10 августа следователь вновь допросил священника.

— Когда и какие взгляды вы высказывали в связи с процессом над троцкистами во главе с Пятаковым?

— Я этим процессом интересовался и о нем читал, — ответил священник.

— Из прочитанного у меня складывалось какое-то неверие в его действительность, меня удивляло то обстоятельство, что все подсудимые как-то даже хвастали своими контрреволюционными действиями, и все это я считал неестественным… Данными взглядами, насколько мне помнится, я ни с кем не делился, за исключением, возможно, своей семьи.

Допрос был окончен. 25 августа Тройка НКВД приговорила о. Александра к расстрелу. Священник Александр Соколов был расстрелян 29 августа 1937 года.

Каждое воскресенье в храме читается евангельский отрывок, которым христиане должны «питаться» всю последующую неделю. В Великий пост например, неделя так и называется: «Неделя о мытаре и фарисее», «Неделя о блудном сыне», «Неделя о расслабленном».

Сейчас мы живем в неделю о юноше, который вопросил Христа о спасении.

Важно

Удивительная история и весьма поучительная, потому что, услышав ее, ученики изумились и сказали: «Господи, кто же может спастись?» Важный вопрос, который должен беспокоить каждого человека: как спастись, что такое спасение?

К сожалению, за свою практику общения с людьми видел, что очень мало людей всерьез интересуется этим вопросом. Приходят в храм и спрашивают что угодно: что делать, чтобы сын не пил, чтобы на работе наладилось, чтобы соседи не мучили, что делать с мужем или женой? Что делать? А вот что делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Как спросил этот юноша: «Что мне делать?» Удивительный юноша.

А что происходит в сознании у современных юношей и девушек, да и не только современных, а вообще во все века? О чем думает человек в двадцать лет? О том, чтобы взять от жизни всё, жить комфортно, благополучно, счастливо, в любви и всевозможных развлечениях, а так, чтобы задуматься о том, что делать, чтобы жизнь вечную наследовать – это крайне редкое явление.

Господь отвечает юноше: «Соблюди заповеди: не убей, не укради, не лжесвидетельствуй, чти отца и мать». Многие люди наивно думают об этих заповедях, что живут по ним. Приходит человек и говорит, что вроде и грехов никаких не делал, и по заповедям Божиим живет.

– А какие заповеди Божии? Назови мне первую?

– Ну, «не убей, не укради…»

«Не прелюбодействуй» – пропускают. Так ведь «не убей» – номер шесть, а «не укради» – номер восемь, тему про блуд люди как-то выпускают, потому что очень неприятно так себя обличать. Называть заповедь, которую не соблюдаешь, – это же суд себе, приговор.

– А первая-то заповедь какая?

И тут ступор. Немая сцена. Пауза.

А первая заповедь – «Аз господь Бог твой, да не будет тебе иных богов, кроме Меня». Именно первые четыре заповеди говорят об отношениях человека с Богом, но они как-то остаются без внимания, в небрежении, потому что об отношениях с людьми человек еще как-то понимает, и то выборочно.

Например, заповедь «не убий» нарушается сплошь и рядом, и мужчинами, и женщинами в убийстве собственных детей. Причем мужчины виноваты не меньше, а может быть даже и больше, потому что при их малодушном согласии, попустительстве, а иногда и оплате этой процедуры убивается человек.

Когда мужчина приходит на исповедь, очень важно исследовать, а сколько детей погибло при его молчаливом согласии.

Потому что если этот грех не будет исповедан и уврачеван покаянным трудом, епитимией, душа не успокоится, она не сможет принять благодать Божию, эта рана все время будет кровоточить, мешать духовной жизни.

Совет

Юноша говорит, что все эти заповеди сохранил от юности своей. В другом месте сказано, что Господь возлюбил Его, потому что это был действительно прекрасный человек.

Для спасения достаточно исполнить заповеди Божии, но юноша идет дальше: «Что еще я не сделал?» И Господь показывает ему путь к совершенству, путь для избранных, для немногих: «Если хочешь быть совершенным, иди и продай имение, раздай нищим, возьми крест и следуй за Мной». Это путь для очень малого числа людей, иноческий путь, путь самоотвержения.

И юноша опечалился и ушел, и никто даже имени его не знает, потому что не последовал за Христом. Петр, Филипп, Варфоломей оставили всё и последовали, и из века в век до скончания мира звучат их имена: Павел, Андрей, Фома… А юношу никто не помнит, кроме вот этого эпизода.

Будем внимательно и вдумчиво изучать Священное Писание, будем честно стараться исполнять заповеди Божии, а для тех, кто хочет быть совершенным, путь указан: отвергни себя, продай имение, раздай нищим, возьми крест и следуй за Христом через Голгофу к Воскресению.

Помогай нам всем Господь!

Священник: Евгений Попиченко

Расшифровка: Елена Кузоро

Источник: http://tv-soyuz.ru/peredachi/29-avgusta-svyaschennomuchenik-aleksandr-sokolov

Церковное событие

Священномученик Александр Соколов, пресвитер

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр ро­дил­ся в 1893 го­ду в се­ле Озе­ро­во Тих­вин­ско­го уез­да Нов­го­род­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Со­ко­ло­ва. В 1915 го­ду он окон­чил Нов­го­род­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и по­сту­пил пса­лом­щи­ком в храм се­ла Ер­шо­ва Че­ре­по­вец­ко­го уез­да Нов­го­род­ской гу­бер­нии.

В 1916 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на ко хра­му се­ла Мо­роц­ко­го, а через год — в сан свя­щен­ни­ка ко хра­му се­ла Озе­ро­ва, где про­шло его дет­ство, где он вос­при­нял пер­вые на­вы­ки цер­ков­ной жиз­ни и бла­го­че­стия. В 1924 го­ду о. Алек­сандр был пе­ре­ве­ден в храм се­ла Ер­шо­ва, где ко­гда-то слу­жил пса­лом­щи­ком.

Сра­зу же по уста­нов­ле­нии со­вет­ской вла­сти на­ча­лись го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Од­на из форм, в ко­то­рую вы­ли­ва­лись го­не­ния, вы­ра­жа­лась в тре­бо­ва­нии упла­ты непо­мер­ных на­ло­гов и штра­фов, ко­то­рые в слу­чае с о.

Алек­сан­дром бы­ли на­столь­ко зна­чи­тель­ны, что, не имея средств за­пла­тить их, свя­щен­ник вы­нуж­ден был в 1924 го­ду пе­ре­ехать с же­ной Ели­за­ве­той Алек­сан­дров­ной и тре­мя ма­лень­ки­ми детьми в дру­гое ме­сто, в Твер­скую об­ласть, где он сна­ча­ла слу­жил в хра­мах Крас­но-Холмско­го рай­о­на, а за­тем в се­ле По­ре­чье Мо­ло­ков­ско­го рай­о­на.

Отец Алек­сандр все си­лы и вре­мя от­да­вал сво­ей пастве. Мест­ные вла­сти за­пре­ща­ли слу­жить мо­леб­ны на по­лях и в до­мах при­хо­жан, од­на­ко он, как это бы­ло при­ня­то до ре­во­лю­ции, ре­гу­ляр­но об­хо­дил все де­рев­ни при­хо­да. Ви­дя его рев­ност­ное слу­же­ние, паства от­вет­но лю­би­ла его.

Несмот­ря на го­не­ния и раз­ру­ше­ние хра­мов, на то, что вла­сти по­сто­ян­но оби­ра­ли при­ход и свя­щен­ни­ка, цер­ковь в се­ле По­ре­чье ре­мон­ти­ро­ва­лась вся­кий раз, ко­гда в том бы­ва­ла нуж­да. Но вся­кий раз вла­сти неза­мед­ли­тель­но пре­сле­до­ва­ли за это и свя­щен­ни­ка, и при­хо­жан.

В 1935 го­ду при­хо­жане по­кра­си­ли и по­бе­ли­ли храм, а остав­шу­ю­ся от ре­мон­та крас­ку про­да­ли шко­ле. Сра­зу по­сле это­го свя­щен­ник и ста­ро­ста бы­ли аре­сто­ва­ны; свя­щен­ник был об­ви­нен в спе­ку­ля­ции и при­го­во­рен к пя­ти го­дам ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вых ла­ге­рей.

Обратите внимание

В те го­ды ино­гда еще бы­ло воз­мож­но, ес­ли свя­щен­ник не был об­ви­нен в по­ли­ти­че­ском пре­ступ­ле­нии, до­ка­зать свою неви­нов­ность. Об­ласт­ной суд, ку­да де­ло по­па­ло из рай­он­но­го су­да, пол­но­стью оправ­дал свя­щен­ни­ка, и о. Алек­сандр был осво­бож­дён.

В то вре­мя, ко­гда все, что име­ло ка­кое-ли­бо от­но­ше­ние к Церк­ви, без­жа­лост­но раз­ру­ша­лось, при­хо­жане о. Алек­сандра вы­стро­и­ли во­круг ча­сов­ни но­вую кир­пич­ную огра­ду.В кон­це ап­ре­ля 1937 го­да пред­се­да­тель сель­со­ве­та вы­звал в кон­то­ру о.

Алек­сандра и по­тре­бо­вал, чтобы он упла­тил по­до­ход­ный на­лог впе­ред за сле­ду­ю­щий квар­тал, а так­же арен­ду за зем­лю, на ко­то­рой сто­я­ли храм и цер­ков­ные по­строй­ки.— Не трать­те зря свои си­лы, — от­ве­тил о. Алек­сандр, — пла­тить я не бу­ду, так как не по­до­шел срок пла­те­жей.

И ска­зав это, свя­щен­ник сра­зу же из сель­со­ве­та ушел, не же­лая под­дер­жи­вать пу­стой и небез­опас­ный раз­го­вор.Ле­том 1937 го­да со­труд­ни­ки НКВД бы­ли опо­ве­ще­ны о гря­ду­щих аре­стах все­го ду­хо­вен­ства и ста­ли со­би­рать о них дан­ные. Ча­ще все­го вы­зы­ва­лись лю­ди, го­то­вые го­во­рить и под­твер­ждать что угод­но. Один из та­ких рас­ска­зал со­труд­ни­ку НКВД об о.

Алек­сан­дре, буд­то тот со­мне­вал­ся в под­лин­но­сти по­ка­за­ний под­су­ди­мых на от­кры­тых су­деб­ных про­цес­сах, где об­ви­ня­е­мые че­рес­чур охот­но и глад­ко очер­ня­ли се­бя и дру­гих, а так­же, что свя­щен­ник, от­ме­тив, что в рай­он­ных ма­га­зи­нах не бы­ло хле­ба, пред­по­ло­жил, что хле­ба нет по­то­му, что мест­ные вла­сти да­ли за­вы­шен­ные циф­ры об уро­жай­но­сти, а цен­траль­ные вла­сти, взяв в со­от­вет­ствии со сво­и­ми нуж­да­ми хлеб, по­ста­но­ви­ли, что остав­лен­но­го (в со­от­вет­ствии с циф­ра­ми) бу­дет до­ста­точ­но, и от­ка­за­ли рай­о­ну в снаб­же­нии му­кой и зер­ном.Об­ви­нить свя­щен­ни­ка бы­ло не в чем, и осве­до­ми­тель ре­шил при­ве­сти некий анек­дот, буд­то бы рас­ска­зан­ный свя­щен­ни­ком: «Из од­ной за­хо­луст­ной ка­рель­ской мест­но­сти кре­стьяне на­пра­ви­ли сво­е­го од­но­сель­ча­ни­на к пред­се­да­те­лю ВЦИК то­ва­ри­щу Ка­ли­ни­ну узнать, по­че­му сей­час бе­рут во всем уско­рен­ные тем­пы. В то вре­мя, ко­гда этот му­жи­чок при­шел во ВЦИК со сво­им недо­умен­ным во­про­сом, Ка­ли­нин был силь­но за­нят, он под­вел му­жи­ка к од­но­му ок­ну и, ука­зав на про­хо­дя­щий по ули­це трам­вай, ска­зал: «Ви­дел, а через пять лет их бу­дут сот­ни!» За­тем под­вел му­жи­ка к дру­го­му ок­ну, где был ви­ден про­хо­див­ший ав­то­мо­биль, и ска­зал: «Ви­дишь, а через пять лет их бу­дут ты­ся­чи!» Му­жик уехал в де­рев­ню, и ко­гда его ста­ли спра­ши­вать о ре­зуль­та­тах по­езд­ки, то он при­ме­нил точ­но та­кой же спо­соб объ­яс­не­ния. Сна­ча­ла по­смот­рел в ок­но, где уви­дел, что по ули­це несут по­кой­ни­ка, и ска­зал: «Ви­ди­те, а через пять лет их бу­дут нести сот­ни!» За­тем, по­дой­дя ко вто­ро­му ок­ну, уви­дел — идет ни­щий, и так же, об­ра­ща­ясь к при­сут­ству­ю­щим, ска­зал: „Ви­ди­те, а через пять лет их бу­дут ты­ся­чи!“».На­сту­пил июль 1937 го­да. Про­шел Пет­ров­ский пост, празд­ник апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, па­мять яв­ле­ния ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Ка­за­ни, ко­гда ста­ли до­хо­дить све­де­ния об аре­стах свя­щен­но­слу­жи­те­лей. От­цу Алек­сан­дру ста­но­ви­лось яс­но, что его аре­сту­ют, по­сле че­го храм под­верг­нет­ся ко­щун­ствен­но­му раз­граб­ле­нию. И он сло­жил за­пас­ной ев­ха­ри­сти­че­ский на­бор в ка­ми­лав­ку и спря­тал на чер­да­ке хра­ма. Ту­да же по­ло­жил на­пре­столь­ный крест, да­ро­хра­ни­тель­ни­цу и лжи­цу.27 июля 1937 го­да со­труд­ни­ки НКВД аре­сто­ва­ли свя­щен­ни­ка и за­клю­чи­ли в Крас­но­холм­скую тюрь­му. До­про­си­ли через три дня. Сле­до­ва­тель спро­сил, чем за­ни­мал­ся свя­щен­ник до и по­сле ре­во­лю­ции. Отец Алек­сандр от­ве­тил, что до ре­во­лю­ции он за­ни­мал­ся ис­клю­чи­тель­но пас­тыр­ской де­я­тель­но­стью, а по­сле ре­во­лю­ции при­шлось об­за­ве­стись неболь­шим хо­зяй­ством. Вре­ме­на на­ста­ли го­лод­ные, и под­соб­ное хо­зяй­ство ста­ло под­спо­рьем, тем бо­лее что на ру­ках бы­ла се­мья, два сы­на и дочь, все ро­ди­лись по­сле ре­во­лю­ции, дочь в 1924 го­ду. Хо­зяй­ство бы­ло неболь­шое: дом, ам­бар, са­рай, гум­но, ба­ня, од­на ло­шадь, две ко­ро­вы, пять де­ся­тин зем­ли. В 1929 го­ду свя­щен­ни­ку бы­ло да­но непо­силь­ное за­да­ние на сда­чу сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов, и за невы­пол­не­ние его хо­зяй­ство бы­ло опи­са­но и рек­ви­зи­ро­ва­но.Сель­со­вет по обык­но­ве­нию вы­дал НКВД справ­ку, где бы­ло ска­за­но о необ­хо­ди­мо­сти аре­ста свя­щен­ни­ка, так как он «при­вле­кал на свою сто­ро­ну от­ста­лое на­се­ле­ние» и без ре­ги­стра­ции в загсе от­пе­вал по­кой­ни­ков. «Счи­та­ем его со­ци­аль­но опас­ным че­ло­ве­ком для мест­но­го на­се­ле­ния, ко­то­рый за­слу­жи­ва­ет вы­сыл­ки из мест­ных пре­де­лов»,— пи­сал пред­се­да­тель сель­со­ве­та.10 ав­гу­ста сле­до­ва­тель вновь до­про­сил свя­щен­ни­ка.— Ко­гда и ка­кие взгля­ды вы вы­ска­зы­ва­ли в свя­зи с про­цес­сом над троц­ки­ста­ми во гла­ве с Пя­та­ко­вым?— Я этим про­цес­сом ин­те­ре­со­вал­ся и о нем чи­тал, — от­ве­тил свя­щен­ник. — Из про­чи­тан­но­го у ме­ня скла­ды­ва­лось ка­кое-то неве­рие в его дей­стви­тель­ность, ме­ня удив­ля­ло то об­сто­я­тель­ство, что все под­су­ди­мые как-то да­же хва­ста­ли сво­и­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ны­ми дей­стви­я­ми, и все это я счи­тал неесте­ствен­ным… Дан­ны­ми взгля­да­ми, на­сколь­ко мне пом­нит­ся, я ни с кем не де­лил­ся, за ис­клю­че­ни­ем, воз­мож­но, сво­ей се­мьи.— Ко­гда и ка­кие взгля­ды вы вы­ска­зы­ва­ли в свя­зи с за­труд­не­ни­я­ми с хле­бом?— Со­здав­ши­е­ся за­труд­не­ния в на­шем рай­оне с хле­бом, так как мне хле­ба в ко­опе­ра­ции не от­пус­ка­ли, я лич­но рас­це­ни­вал как на­ли­чие вре­ди­тель­ства у со­вет­ской вла­сти и со­зда­ва­ние это­го умыш­лен­но ру­ко­во­ди­те­ля­ми. С дру­гой сто­ро­ны, у ме­ня скла­ды­ва­лось мне­ние, что кре­стьяне пло­хо от­но­сят­ся к об­ра­бот­ке зем­ли, а по­это­му и со­зда­лись за­труд­не­ния. Сво­и­ми взгля­да­ми я ни с кем не де­лил­ся.— Рас­ска­жи­те, ко­гда и ко­му вы рас­ска­зы­ва­ли, как кре­стья­нин по­се­тил пред­се­да­те­ля ВЦИК то­ва­ри­ща Ка­ли­ни­на, и в чем за­клю­чал­ся их раз­го­вор о тем­пах.— Го­ду в 1935-м, а мо­жет быть, в 1934-м, точ­но я не пом­ню, я шел по се­лу По­ре­чье и встре­тив­ший­ся мне око­ло ка­зен­ки вы­пив­ший муж­чи­на стал рас­ска­зы­вать что-то о тем­пах, но я его слу­шать не стал и ушел, я лич­но о раз­го­во­рах то­ва­ри­ща Ка­ли­ни­на с кре­стья­ни­ном ни­ко­му ни­че­го не рас­ска­зы­вал.— В чем за­клю­ча­лась ва­ша ини­ци­а­ти­ва в по­строй­ке огра­ды во­круг ча­сов­ни в де­ревне Сте­пань­ко­во?— В де­ревне Сте­пань­ко­во я бы­вал очень ча­сто, по­то­му что в дан­ной де­ревне про­жи­ва­ет цер­ков­ная ста­ро­ста, к ко­то­рой мне по цер­ков­ным на­доб­но­стям при­хо­ди­лось ча­сто хо­дить, но ини­ци­а­ти­вы в по­строй­ке огра­ды у ча­сов­ни я не про­яв­лял, по чьей ини­ци­а­ти­ве со­сто­я­лась по­строй­ка огра­ды, мне неиз­вест­но.На этом до­прос был окон­чен. 25 ав­гу­ста Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла о. Алек­сандра к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Алек­сандр Со­ко­лов был рас­стре­лян 29 ав­гу­ста 1937 го­да.

При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Читайте также:  Священномученик константин лебедев, священник

Игу­мен Да­мас­кин. «Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия». Тверь, Из­да­тель­ство «Бу­лат», т.1 1992, т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

До­пол­не­ние

Два­дцать лет спу­стя су­пру­га о. Алек­сандра, Ели­за­ве­та, на­пи­са­ла про­ше­ние со­вет­ским вла­стям: «Мой муж Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич Со­ко­лов был аре­сто­ван НКВД. При­чи­на аре­ста мне бы­ла со­вер­шен­но не яс­на. В по­сле­ду­ю­щее вре­мя мне со­об­щи­ли, что Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич Со­ко­лов осуж­ден на де­сять лет с изо­ля­ци­ей.

Важно

Его жизнь мне, как жене, бы­ла из­вест­на. Он не со­вер­шил ни­ка­ких по­ли­ти­че­ских пре­ступ­ле­ний пе­ред го­су­дар­ством, но об­жа­ло­вать при­го­вор не бы­ло воз­мож­но­сти, так как об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние мне бы­ло со­вер­шен­но неиз­вест­но. В на­сто­я­щее вре­мя про­шло уже по­чти два­дцать лет, но от него нет ни­ка­ких све­де­ний.

Де­тей он вос­пи­тал в люб­ви и пре­дан­но­сти Ро­дине. Один сын по­гиб на фрон­те Оте­че­ствен­ной вой­ны, а вто­рой был три ра­за ра­нен и те­перь ин­ва­лид. Про­шу Вас ам­ни­сти­ро­вать это де­ло, ес­ли он, Со­ко­лов, жив. Ес­ли же он уже не жив, то то­же про­шу со­об­щить об этом» (Ар­хив УФСБ РФ по Твер­ской обл. Арх. № 9509-С. Л. 21-22).

То­гда же бы­ло про­ве­де­но рас­сле­до­ва­ние на пред­мет ре­а­би­ли­та­ции рас­стре­лян­но­го свя­щен­ни­ка. Вы­зва­ли ста­ро­сту хра­ма, в ко­то­ром ко­гда-то слу­жил о. Алек­сандр, Ели­за­ве­ту Фе­до­ров­ну Ши­то­ву.– Что вы мо­же­те ска­зать о по­ли­ти­че­ских на­стро­е­ни­ях Со­ко­ло­ва? – спро­сил сле­до­ва­тель.

– Со­ко­ло­ва я во всех от­но­ше­ни­ях зна­ла как очень хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка. Он очень ду­шев­но от­но­сил­ся ко всем лю­дям, каж­до­му хо­тел в чем-ли­бо по­мочь. С точ­ки зре­ния по­ли­ти­че­ских на­стро­е­ний… я…

ни­ко­гда от него не слы­ша­ла ка­ких-ли­бо вы­ска­зы­ва­ний, на­прав­лен­ных про­тив со­вет­ско­го строя (Ар­хив УФСБ РФ по Твер­ской обл. Арх. № 9509-С. Л. 23).

В том же 1957 го­ду свя­щен­ник был ре­а­би­ли­ти­ро­ван.

Ис­точ­ник: www.fond.ru

материал взят с сайта Азбука веры

Сщмч. Александра пресвитера, прмц. Анны и мч. Иакова (1937): Преподобномученица Анна (Ежова), монахиня: Мученик Иаков Гортинский

Источник: http://hram-novokurkino.ru/site/event/1425

Священномученик Николай (Соколов)

Протоиерей Николай Александрович Соколов родился 20 марта 1877 года в селе Андреевском Рузского уезда Московской губернии в семье пономаря.

Его отец Александр Ефимович Соколов был определен к церкви святого мученика Андрея Стратилата 19 декабря 1867 года, на место своего отца Ефима Сергеевича, бывшего пономаря Андреевского храма, и до конца своих дней ревностно исполнял свои пономарские обязанности. Сын Николай был первенцем в большой и дружной семье Александра Ефимовича и его супруги Натальи Васильевны.

В 1892 году Николай Соколов поступил в Московскую Духовную Семинарию. По окончании семинарского курса в 1898 году с аттестацией первого разряда он был определен на должность учителя церковноприходской школы села Крымского Верейского уезда.

В это же время Николай Александрович женится на Екатерине Ивановне Митропольской, дочери священника Преображенской церкви села Крымского Иоанна Николаевича Митропольского. Митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским) Николай Соколов был произведен на священническое место в село Крымское, 2 сентября 1899 г.

викарием Московской епархии епископом Дмитровским Нестором (Метаниевым) он был рукоположен во священника к Преображенскому храму в селе Крымское.

Совет

С пастырскими обязанностями отец Николай совмещал просветительскую деятельность. С 1899 года он состоял законоучителем и заведующим в Крымской церковноприходской школе, а также преподавал Закон Божий в земской школе села Крымского.

С 1902 года по 1909 год отец Николай законоучительствовал в Якшинской земской школе, а с сентября 1909 года преподавал Закон Божий в земской школе села Наро-Осаново. В 1909 году он был назначен членом Рузского отделения Епархиального училищного совета и проходил это послушание до 1915 года.

С 1909 года он состоял членом благочиннического совета третьего округа Рузского уезда. В 1911 году отец Николай был избран членом правления Звенигородского духовного училища.

За усердные труды на ниве народного образования он был многократно отмечен церковными наградами. Так, в 1904 году он был награжден набедренником за усердное преподавание Закона Божия в церковноприходской школе села Крымского.

В донесении благочинного церквей третьего округа Рузского уезда, настоятеля Покровской церкви села Алексина протоиерея Михаила Васильевского от 25 августа 1908 года о награждении священника Николая Соколова он характеризуется как хороший проповедник, ревностный к исполнению своих обязанностей пастырь и усердный законоучитель.

В 1909 году за пастырские труды и труды на ниве просвещения народа светом Христовой истины в земских и церковноприходских школах Рузского уезда отец Николай был награжден фиолетовой бархатной скуфьей. В 1915 году его труды были вновь отмечены наградой.

За пастырскую деятельность и преподавание Закона Божия в школах отец Николай был награжден камилавкой. В 1924 г. он был возведен в сан протоиерея, а в 1931 г. награжден митрой. В 1930-х гг. он был благочинным церквей Верейского и Можайского районов.

 У отца Николая Соколова?и его супруги Екатерины Ивановны было семеро детей: первенец Сергей, Николай, Мария, Александр, дочь Анна и сыновья Михаил и Иван.

Обратите внимание

При Преображенском храме проживала вдова бывшего настоятеля храма протоиерея Иоанна Николаевича Митропольского, мать Екатерины Ивановны – Мария Александровна Митропольская со своими детьми Александром, Николаем, Анной и Сергеем.

Читайте также:  Школа веры: небесные силы

Вот что пишет об этой семье в своих воспоминаниях племянник протоиерея Николая Соколова Юлий Юльевич Каммерер: «Отец Николай до революции и после нее, вплоть до зловещего 1937 года был священником в селе Крымском Верейского уезда Московской области.

В меру высокий, ширококостный, крепкий, с бородой и, как положено священнику, с длинными волосами. Спокойный, выдержанный, с доброй улыбкой на загорелом лице, он олицетворял и по внешности и по внутреннему содержанию сельского интеллигента того, дореволюционного времени.

В нем удачно сочетались крестьянская основательность с высокой культурой. Отец Николай, как положено, справлял церковные службы (в этом ему помогал отец, наш дедушка Александр Ефимович Соколов), но не церковь кормила многочисленную семью.

Он обрабатывал десять десятин церковной земли, имел крепкое крестьянское хозяйство: хороший просторный дом… лошадь, одну или две коровы, овец, свиней, гусей, кур, словом, весь набор деревенской живности. Хозяйство велось силами всей трудолюбивой семьи.

Сам дядя Коля хорошо знал и любил землю, умел на ней работать. Верной спутницей и главной опорой в жизни была попадья – Екатерина Ивановна, очень деятельная и энергичная женщина, разделявшая с ним все заботы о семье и хозяйстве.

Про Екатерину Ивановну никак не скажешь: попадья – величавая, раздобревшая белоручка; напротив, она, невысокая, подвижная, скорее худенькая, пятерых детей* не только родила, но и вырастила, подняла.

Пятеро детей, большое крестьянское хозяйство, а летом еще она принимала дачников (приезжали работники Госзнака), за ними ухаживала, отдельно готовила (остальным такой стол был недоступен). И все на ней одной, трудилась, как каторжная, непостижимо, как со всем управлялась и когда только спала.

Важно

Никаких капризов, недовольства: все прекрасно понимали, что каждый должен был делать в меру своих сил, а часто и сверх меры, иметь свои обязанности, и все пятеро, от старшего Коли до младшего Ванюшки, честно и безропотно несли свою трудную ношу.

Уважительное отношение к труду они всосали с молоком матери; к работе, к трудностям они привыкли с детства, и все пятеро выросли честными, трудолюбивами людьми.

Лето 1924 года я с братом Виктором и с бабушкой прожили в селе Крымском: надо было переждать, пока решиться наш квартирный вопрос.

Сразу же включились в новую для нас трудовую обстановку. На первых порах было трудно: мы росли барчуками, но быстро освоились и ни в чем не отставали от своих двоюродных братьев и сестер. С тех пор помню: на крестец, в который укладывались для просушки снопы сжатой ржи, нужно положить двадцать один сноп. Научился молотить в два и четыре снопа.

Я, тогда мальчишка четырнадцати лет, таскал на себе мешки с зерном – вот только забыл, сколько в них считалось веса: то ли четыре пуда, то ли пять. И ничего – только закалялся и становился сильнее. Все тогда были молодые и беззаботные, трудности начались позднее. Так прошла большая часть лета.

В августе квартирный вопрос разрешился, и мы переехали к дяде Саше в совхоз “Свет”. *Автор воспоминаний ошибается: у отца Николая и его матушки было семеро детей. В Крымском дела шли все хуже и хуже… В 1930 г. хозяйство священника было обложено большим сельскохозяйственным налогом, который уплатить отец Николай не смог. Лошадь и три коровы пришлось продать. В том же году его раскулачили, продав колхозу еще одну лошадь, две коровы и 20 пчелиных ульев. В 1931 г. отца Николая арестовали и, продержав под следствием месяц, отпустили.

В разгар гонений на Русскую Православную Церковь 11 октября 1937 г. протоиерей Николай был арестован и заключен сначала в тюрьму в Можайске, а затем в Таганскую тюрьму в Москве.

Первый допрос состоялся 13 октября. Следователь, расспросив отца Николая, с кем он поддерживает знакомства, стал обвинять его в контрреволюционной деятельности:

— Следствие располагает материалами, что вы являетесь членом контрреволюционной группы, состоящей из священников Верейского района Пушкинского, Прендковича, Юркова, Семенчука и других. Требуем дать правильные показания по существу?

— Хотя встречи у меня с этими священниками были, но членом контрреволюционной группы я не состоял и не знаю о существовании таковой.

— Следствие располагает материалами, что вы при встречах со священниками Пушкинским, Прендковичем, Юрковым, Семенчуком и другими вели контрреволюционные разговоры. Подтверждаете ли вы это?

— В своих беседах никаких контрреволюционных разговоров мы не вели. Наш разговор был официального порядка по вопросам чисто церковного характера.

— Вы говорите неверно. Следствием установлено, что вы в мае этого года вели разговор, что репрессии к духовенству несомненно ведутся из-за того, что перепись населения выявила нежелательные для власти явления, большой процент верующих, — вот поэтому в газетах подняли шум, что попы встрепенулись, а безбожники и комсомол спят и не ведут борьбы с религией…

— Этого я не помню, чтобы с моей стороны были сделаны такие разъяснения и не могу допустить мысли о том, чтобы я это мог сказать, так как сведений о результатах переписи по религиозному вопросу я не имею…

Были случаи, когда я делился впечатлениями по вопросам раскрытия шпионских и вредительских групп, о чем сообщалось в газетах, но чтобы предавать им значение такое, как это поставлено в вопросе, категорически отрицаю…

Совет

На допросе, состоявшемся 16 октября, следователь пытался обвинить священника в том, что он проводит в местном совхозе «Дубки» антисоветскую деятельность. Но и это обвинение священник категорически отверг.

28 октября 1937 г. тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу.

Протоиерей Николай Соколов был расстрелян 31 октября 1937 г. на полигоне Бутово под Москвой и погребен в общей безвестной могиле.

В 1940 г. супруга священника, ничего не знавшая о судьбе отца Николая, обратилась в органы НКВД с прошением пересмотреть дело.

Помощник прокурора по спецделам, пересмотрев материалы следственного дела, составил заключение, в котором говорится: «…решение тройки…

вынесено в соответствии с материалом в деле, мера наказания соответствует содеянному, поэтому жалобу оставить без удовлетворения».

Память священномученика Николая совершается в день его мученической кончины 18 (31) октября и в день Собора новомучеников и исповедников Российских 25 января (7 февраля) или в ближайший воскресный день после 25 января.

Источники, использованные при составлении жития:Архив Московской Патриархии. Послужной список.ГАРФ. Ф. 10035, д. У-20599.ЦИАМ. Ф. 203, оп. 763, д. 67.ЦИАМ. Ф. 592, oп. 1, д. 1214, л. 33 об. — 34.ЦИАМ. Ф. 592, oп. 1, д. 1217, л. 79 об. — 80.ЦИАМ. Ф. 1371, oп. 1, д. 1, л. 53-60.

ЦИАМ. Ф. 1371, oп. 1, д. 47, л. 87-96.

Источник: http://novoivhram.ru/novomucheniki/item/54-svyashchennomuchenik-nikolaj-sokolov

Священномученик Петр (Соколов) – Клин православный

Священномученик Петр родился 15 января 1873 года в селе Мотома Череповецкого уезда Новгородской губернии в семье священника Василия Соколова. Первоначальное образование Петр получил в родном селе в школе, подведомственной Министерству просвещения, а затем, по окончании Белозерского Духовного училища, поступил в Новгородскую Духовную семинарию и окончил ее в 1892 году.

В том же году Петр Васильевич был определен псаломщиком в собор при военной крепости в городе Двинске, в 1895 году он был переведен в Москву в одну из церквей при воинской части, в 1896-ом – рукоположен во диакона ко храму святителя Николая в Старом Ваганькове при Румянцевском музее.

Духовенство этого храма окормляло военнослужащих артиллерийского ведомства Московского военного округа, в это время настоятелем храма был священник Леонид Чичагов, впоследствии митрополит Серафим, закончивший жизнь мученически. В 1902 году диакон Петр был перемещен к церкви при 1-й Гренадерской артиллерийской бригаде на Ходынском поле.

Обратите внимание

В 1908 году он был рукоположен во священника и служил в храме при Сергиево-Елизаветинском трудовом училище увечных воинов города Москвы.

В 1919 году в связи с закрытием всех дореволюционных училищных храмов отец Петр был назначен в Константино-Еленинский храм в селе Майданово Клинского уезда Московской губернии, в 1930 году – переведен в Скорбященскую церковь в Клину. В 1921 году отец Петр был возведен в сан протоиерея, в 1930 году награжден митрой. В 1925 году протоиерей Петр был назначен благочинным Клинского района, а в 1936 году и Солнечногорского.

В Скорбященской церкви отец Петр прослужил до ареста в 1938 году. В конце января был допрошен дежурный свидетель, а в самый день ареста священника, 2 февраля, житель соседнего дома, который подписал показания, составленные следователем. Протоиерей Петр был допрошен на следующий день после ареста.

– Кого вы знаете из служителей религиозного культа в Клинском районе и с кем персонально поддерживаете связь и в чем она выражается?

– Я знаю всех по своему служебному положению и связь имею со всеми также по долгу служебного положения, других личных связей я не имею.

– Вам предъявляется обвинение, что вы высказываете антисоветские суждения и недовольство политикой партии и советской власти. Подтверждаете вы это?

– Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю, никаких антисоветских суждений и недовольства против политики партии и советской власти я не высказывал.

В тот же день следствие было закончено. 11 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Петра к расстрелу. Протоиерей Петр Соколов был расстрелян 17 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

ИСТОЧНИКИ: ГАРФ. Ф. 10035, д. 19864. АМП. Послужной список.

Жития новомучеников и исповедников российских XX века Московской епархии. Дополнительный том II. Тверь: “Булат”, 2005, с. 56-58.

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт “КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ”.
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Источник: http://www.pravklin.ru/index/0-31

Ссылка на основную публикацию