Священномученик макарий (гневушев), епископ

Священномученик Макарий (Гневушев) (1858–1918) | Обитель Петрова

Михаил Васильевич Гневушев в начале ХХ века был одним из самых известных педагогов в Киеве и стал инициатором создания «Киевского педагогического общества взаимной помощи», был наблюдателем церковных школ Киевской епархии. Будучи видным общественным деятелем, миссионером, в 1906 и 1907 гг.

он принял участие в работе 3-го и 4-го Всероссийских съездов Русских людей, проходивших в Киеве и Москве, как делегат от рабочей монархической организации – Киевского Союза русских рабочих.

В докладе в отделе Русского Собрания он отмечал: «…значительная часть учащейся молодежи стала в ряды “освободителей” и, выйдя из условий нормальной жизни, превратилась в послушное орудие революционных и анархистских партий.

Обратите внимание

Современное состояние высших и значительной части средних учебных заведений крайне безотрадно и ничего не обещает не только в ближнем, но и в более или менее отдаленном будущем».[1]

Монашеский постриг будущий владыка принял после смерти жены в 1908 году. Тогда же он был рукоположен во иеромонаха и вскоре и стал настоятелем Высоко-Петровской обители с возведением в сан архимандрита.

В Москве архимандрит Макарий стал активным участником монархического движения, ближайшим сподвижником председателя Русского Монархического Союза священномученика протоиерея Иоанна Восторгова.

В те годы он писал: «Революция ушла в подполье, но левые организации деятельно работают, подготовляя новую атаку. Все их заботы устремлены на то, чтобы по возможности развратить народ, глумясь над Церковью и ее обрядами, чтобы убить в народе религиозное чувство и уважение к святыне.

До тех пор, пока Церковь оказывает свое спасительное влияние на народ, революционеры беcсильны привлечь его на свою сторону, потому что Церковь поддерживает в нем любовь и преданность к Отечеству и престолу…»[2]

В то время в Высоко-Петровском монастыре активно помогали рабочим, устраивали для них обеды, показывали просветительские фильмы, здесь находился филиал Варнавинского общества трезвости.

Позже владыка Макарий вспоминал об этом периоде своего служения: «…всемерно работал, не страшась ни врагов, ни друзей, над освобождением, хотя и неполным, рабочего класса из цепких лап жестокого и чуждого русскому народу капитала.

Для этого устроены мною были артели [по производству солдатского белья и сапог]».[3]

Важно

Осенью 1909 г. он был назначен настоятелем Новоспасского монастыря. Здесь, по примеру Высоко-Петровского монастыря, им были учреждены Новоспасское Братство церковного пения и трезвости, которое к 1911 г.

стало самым многочисленным (более 300 человек) и благоустроенным в Москве.

Один из путей поднятия уровня религиозности в народе архимандрит Макарий видел в привлечении наибольшего числа прихожан к осознанному участию в церковном богослужении.

Вся деятельность архимандрита Макария в Москве проходила в обстановке ожесточенной травли со стороны «желтой» прессы и всех сил, которым была ненавистна сама идея укрепления Православия, подлинно религиозно-нравственной атмосферы в древнейших Московских обителях.

«За все эти христианские труды сектанты порешили во что бы то ни стало изгнать батюшку отца Макария из Москвы, и поэтому враги выдумывают на отца архимандрита всякие глупости, которые печатаются во всех жидовских газетах», – читаем мнение редакции на одной из работ о.

Макария.[4]

В 1914 г. отец Макарий был рукоположен во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии, а в январе 1917 г. стал епископом Орловским и Севским.

Однако вскоре Святейшему Синоду была направлена телеграмма от Орловско­го комитета общественной безопасности, опубликованная в местной газете. В этой телеграмме со­держалась просьба к духовной власти об удалении епископа Макария с занимаемой им кафедры.

Макарий назывался «известным ревнителем старого режима», «сподвижником темных деятелей», говорилось, что он «неуместен и даже опасен в качестве иерарха при новом порядке» жизни.[5] В мае 1917 г.

по требованию революционных элементов владыка был отправлен на покой как «несоответствующий духу времени». Около года владыка служил в Смоленском Спасо-Авраамьевом монастыре, а с 1918 года – в Спасо-Преображенской обители Вязьмы.

Владыка был известен как прекрасный проповедник, оратор и администратор.

Несмотря на большевистский террор, храм, в котором он служил, вновь стал наполняться молящимися, приходившими послушать святительские богодухновенные, насыщенные божественной мудростью проповеди, о которых слушатели и после потом говорили, что ничего подобного им никогда не приходилось слышать. Большевики подсылали к владыке убийц, но он чудесным образом был спасен – убийцы перессорились на паперти храма, и один из бандитов убил другого. Для ареста владыки в древний монастырь был послан целый отряд. Владыку остригли, одели в солдатскую одежду, избивали… На следующий день епископу Макарию позволили вызвать своего келейника для исповеди и причастия. Позже он свидетельствовал, что Преосвященный мужественно переносил все глумления и побои, следы которых были видны на его лице и теле.

Совет

22 августа / 4 сентября 1918 года владыка был расстрелян по обвинению в «организации белогвардейского заговора». Красноармеец, простой крестьянин, отбывавший службу в Смоленске и участвовавший в расстреле «врагов народа» через несколько лет вспоминал: «…Подъехал автомобиль и привез человек пятнадцать приговоренных.

Ничего особенного в них не было, только на одного я обратил внимание. Это был не то священник, не то монах, небольшого роста, седой, тщедушный. Как только я понял, что это духовное лицо, у меня сердце так и захолонуло. Страшно стало.

Когда заключенных повели к траншее, то этот старик, проходя мимо меня, остановился, благословил и сказал: “Сын мой, да не смущается сердце твое, – твори волю пославшего тебя”. У меня аж пот выступил, откуда ему было знать, мое смущение и колебания? Заключенных выстроили спиной к яме, и мы стали по очереди их расстреливать.

Это духовное лицо поставили в конце шеренги, он попросил, чтобы ему не завязывали глаза и расстреляли последним. Он глаз не сводил с расстреливаемых, усердно молился, мы все видели, как он сосредоточенно перебирал небольшие четки.

Разные люди попадались, кто-то очень боялся и пытался молить о пощаде, и тогда этот старик выходил из шеренги, подходил к упавшему духом и что-то шептал ему, затем благословлял. Мы этому не препятствовали, нам же спокойнее.

Наконец настала и его очередь. Я подошел к нему, а самому страшно. Он увидел мои колебания и громко, чтобы все слышали, говорит: “Отец мой! Прости им, не ведают, бо, что творят. Прими дух мой с миром”.

Раздался приказ стрелять, и трагедия окончилась…»[6]

Свидетельницей расстрела была дочь владыки, которая, скрываясь, смогла проследовать за осужденными. Ее описание казни практически не отличается от приведенного выше рассказа.[7]

Епископ Макарий был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ в августе 2000 года.

[1] Гневушев М. В. Доклад члена Совета Киевской Русской Монархической Партии М. В. Гневушева, читанный в Киевском отделе Русского Собрания 3 июля 1906. Киев, 1906.

[2] Жизнеописания настоятелей Московского Новоспасского мужского монастыря с 1906 по 1926 гг. М., 2002.

[3] Епископ Орловский и Севский Макарий (Гневушев). «Правда и беспристрастие – основа и источник истинной свободы». Открытое письмо. – Орловский вестник. Орёл, 1917. № 80. С. 3. // Цит. по: Российское духовенство и свержение монархии… C. 107

[4] Жизнеописания настоятелей Московского Новоспасского мужского монастыря…

[5] Орловский вестник. Орёл, 1917. № 78. С. 3 // Цит. по: Российское духовенство и свержение монархии… C. 108.

[6] М. Польский, протопресвитер. Новые мученики Российские. 1949. С. 73–76

[7] По материалам базы данных «Новомученики и исповедники российские» Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (далее – База данных ПСТГУ).

Е. Г. Балашова, специалист Синодального отдела религиозного образования и катехизации, член секретариата Международных Рождественских образовательных Чтений. 

Епископ Макарий, в миру Гневушев Михаил Васильевич, родился в 1858 году в селе Репьевка Симбирской губернии, Ардатовского уезда.

В 1882 году окончил Киевскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и преподавал в Киевско-Подольском Духовном училище.

Обратите внимание

В 1883 году переведен наставником в Острожскую учительскую семинарию. С 1885 года преподавал в Киевском женском училище.

В 1890 году переведен преподавать в Киевскую Духовную Семинарию. Был женатым священником и прославился яркими проповедями и миссионерской деятельностью.

В 1908 году, вскоре после смерти жены, принял монашество с именем Макарий. В этом же году был возведен в сан Архимандрита и назначен настоятелем в Москву в Высоко-Петровский монастырь.

В 1909 году переведен настоятелем в Новоспасский монастырь в Москве. 11 июля 1914 года в Нижнем Новгороде архимандрит Макарий был рукоположен во епископы и получил должность епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии.

В январе 1917 года епископ Макарий был переведен в Орловскую епархию на должность епископа Орловского и Севского. В мае того же года уволен на покой и поселился в Смоленской губернии: сначала в Спасо-Авраамиевом монастыре Смоленска, затем – в Вязьме в Спасо-Преображенском монастыре, где 22 августа 1918 года был арестован и препровожден в тюрьму Смоленска.

4 сентября 1918 года по обвинению в «организации белогвардейского восстания» епископ Макарий расстрелян чекистами в пригороде Смоленска.

20 августа 2000 года Архиерейским Собором епископ Орловский Макарий (Гневушев) был причислен к лику святых, как священномученик. Священномученик Макарий был известен всей России, как выдающийся проповедник и национальный деятель.

Еще будучи Архимандритом, он по праву считался одним из идеологов и руководителей черносотенного движения.

Источник: http://vpmon.ru/episkop-makarij-gnevushev/

Макарий, епископ Вяземский (Гневушев)

В начале 1918 г.

, в пору нескончаемых расстрелов большевистского террора, в Вязьму Смоленской губернии из Москвы прибыл епископ Макарий (Гневушев), в прошлом вдовый священник, с высшим богословским образованием, ставший известным выдающимся духовным и национальным деятелем в бытность Киевским епархиальным миссионером. Местом своего жительства владыка избрал древний и благоустроенный мужской Свято-Духовский монастырь, находящийся в самом городе.

Храм стал наполняться молящимися, приходившими послушать святительские богодохновенные, насыщенные Божественной мудростью проповеди, о которых слушатели и после потом говорили, что ничего подобного им никогда не приходилось слышать.

Местные большевики, конечно, не могли не обратить внимания на такого своего врага. Началась слежка, и покончить с ним пытались при помощи подосланных убийц.

Был случай, когда на паперти храма, в котором в это время владыка совершал богослужение, между подосланными, ожидавшими выхода епископа, чтобы напасть на него, произошла ссора и побоище, в результате чего один из бандитов тут же и был убит своим товарищем.

Важно

Владыка, осведомленный о происшедшем, тогда же, с паперти, произнес одну из своих самых сильных по глубине мысли и чувств проповедей, которая произвела на всех молящихся потрясающее и неизгладимое впечатление.

Большевики, убедившись в силе влияния епископа Макария на настроение верующих города и его окрестностей, решили действовать непосредственно и стремительно. Однажды вечером летом 1918 г. большевистский отряд явился в монастырь и чекисты произвели у епископа и монашествующих обыск, длившийся до поздней ночи.

Напрасно гудел набат всех 24 вяземских церквей: он не помешал чекистам сделать свое дело. Население было напугано террором. Владыка был арестован и под красногвардейским эскортом доставлен в местный революционный комитет, где подвергся издевательствам и побоям.

Официально владыка обвинялся в организации белогвардейского восстания.

Иеромонах Д., келейник владыки, на следующий день вызванный к епископу для исповеди и причастия, передавал, что преосвященный мужественно переносил глумления и побои, следы которых были на его лице и теле. При этом владыка был в солдатском одеянии, острижен и без бороды.

Однако в Вязьме большевики не решались произвести окончательную расправу с арестованным епископом, имя которого было слишком популярно и благоговейно чтилось населением. Уже позже, осенью этого же года, с соблюдением строжайшей тайны его перевезли в Смоленск, где он и был расстрелян.

Имеются сведения, что дочь владыки, переодевшись нищенкой, подвергаясь смертельной опасности, издали проследила весь крестный путь своего отца. Этот путь и последние минуты жизни владыки в то время представлялись в таком виде.

Обреченные, в числе 14 человек, среди которых находился и владыка, в котором было трудно теперь признать среброволосого, саваофоподобного епископа Макария, были доставлены в пустынное место за Смоленском.

Построили всех спиной к свежевырытой яме. Один из палачей, подходя к каждому обреченному, производил из револьвера выстрел в лоб, а не в затылок, как это было обычно принято, и жертва валилась на дно ямы.

Владыка, с четками в руках, находился в конце шеренги и горячо молился, не спуская взора с казнимых.

А когда замечал упадок духа и слышал стенания у того, к кому приближался палач, он, никем не останавливаемый, выходил из линии и приблизясь к несчастному, благословлял его, проникновенно произнося: «С миром отыди»..

. И так он один, властный и сильный духом среди всех немощных, поступал до последнего упавшего в яму убитого.

Совет

Теперь у края ямы стоял только один он, самый последний. В предутреннем рассвете гасли последние звезды. Владыка быстро перебирал четки. Взор его, полный веры, устремлен в небо, и вероятно радость и свет Царства Божия открывались духовным очам мученика. Уста его шептали последние молитвы.

К владыке, которого уже ничто земное не касается и не тревожит, медленным шагом подходит палач. Им на мгновение овладевает как бы нерешительность. Рука с револьвером была опущена вниз. Может быть в его темной душе еще совершалась какая-то внутренняя борьба. Но вот он рукой делает жест отрицания. Лицо его деревенеет, зубы сжимаются.

Рука его поднимается на линию цели. Раздался выстрел, и святитель Божий упал в свою могилу.

Человек, бывший в это время в Вязьме и давший описание этого события, имеет рекомендацию от своего духовного пастыря, как свидетель верный. Однако к этому мы добавляем рассказ женщины-врача о ее встрече с одним больным, участником убийства епископа Макария.

Пусть будет некоторое расхождение в этих рассказах, но могут быть потом дополнительные и неоспоримые данные, которые покажут нам, что именно в этих рассказах было неточного.

Во всяком случае мы и теперь можем предположить, что врач недостаточно точно вспоминает рассказ своего пациента.

Рассказ женщины-врача. Осенью 192… г. ко мне в амбулаторию явился крестьянин Смоленской губернии, уволенный с военной службы по причине активного туберкулезного процесса в одном легком. Он отбывал военную повинность при царе и в гражданскую войну был мобилизован из запаса.

Больному было 35 лет. Все время он жил в семье отца, имел двух детей. Семья, по его словам, была дружная и зажиточная. Заболел он недавно, и, принимая во внимание его возраст и хорошие условия для лечения, я надеялась, что он поправится. От наложения пневмоторакса он отказался.

Обратите внимание

По моему совету ему отведена была отдельная комната (пристройка новая, солнечная), и он поселился там вдвоем с женой. Питание предоставлено было ему прекрасное (имелся даже свой пчельник) и пищу давали по моему расписанию по часам. Температура его была 38° С.

Я его просила приехать через две недели.

Больной приехал в указанный срок, и, к моему удивлению, температура его повысилась. Я обратилась к жене его с вопросом: нет ли семейных трений? Ответ: никаких.

«Но затем, смущаясь, прибавляет: «Только вот сон ему все один снится, и тогда он просыпается в испарине и не может уже уснуть».

Попросила я больного рассказать этот сон. Узнала следующее.

За несколько месяцев до этого, отбывая службу в Смоленске, он получил приказ явиться в указанное место, куда-то за город, вместе с несколькими товарищами для расстрела преступника – врага народа. Конечно, приказ выполнили.

Вскоре привезли и «преступника»: из автомобиля вышел не то священник, не то монах, небольшого роста, седой, тщедушный. Когда больной увидел, что «преступник» духовное лицо, у него, по его словам, «захолонуло» сердце.

Преступник осенил себя крестным знамением и попросил не завязывать ему глаза, а только указать место, где ему следует стать. Ему указали. Он бодро направился туда и, проходя мимо красноармейцев, вдруг остановился около моего больного, благословил его и сказал: «Сын мой, да не смущается сердце твое – твори волю пославшего тебя».

Дойдя до указанного места, он остановился и громко сказал: «Отец мой! Прости им, не ведают бо, что творят. Прими дух мой с миром». Раздался приказ стрелять, и трагедия окончилась…

После больной узнал, что убили епископа Макария. Ночью больной увидел его во сне: епископ благословил его, но ничего не сказал. С тех пор больной нередко видит его во сне, и всегда епископ благословляет его, ничего не говоря.

Приведу слова больного: «Я так понимаю, что убили мы святого человека.

Иначе, как мог он узнать, что у меня захолонуло сердце, когда он проходил? А ведь он узнал и благословил из жалости, и теперь из жалости является ко мне, благословляет, как бы этим говоря, что не сердится.

Но я то знаю, что моему греху нет прощения, и Божий свет мне стал не мил. Я все исполнил, что вы приказали, но жить я не достоин и не хочу».

Важно

Я решила, что это душевная травма и надо применить психотерапию. Просила его приезжать ко мне на квартиру и несколько раз, насколько у меня хватило уменья, я старалась убедить его в необходимости жить. Иногда он соглашался с моими доводами, но чаще все перебивал словами: «Но как же жить, когда свет Божий не мил?»

Я понимала, что священник гораздо лучше меня поговорил бы с ним на эту тему, но кругом не было подходящего человека. Температура больного неуклонно повышалась, процесс расширялся и углублялся, и весной он умер. Я осталась в убеждении, что или у меня не хватило уменья для психотерапии, или же ему была нанесена не травма, а смертельная душевная рана.

Грустно становится, когда думаешь, что, вероятно, больной далеко не единственная жертва возмущенной совести, поруганной большевизмом.

Источник: http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie/Novomucheniki/makariy-episkop-vyazemskiy-gnevushev.html

Исполнилось 100 лет со дня гибели священномученика Макария (Гневушева), епископа Орловского

4 сентября исполнилось 100 лет со дня гибели священномученика Макария (Гневушева), служившего на Орловской кафедре в переломном для истории страны 1917 году.

В сентябре этого года также исполняется 160 лет со дня его рождения — священномученик Макарий (Гневушев), епископ Орловский и Севский, родился в сентябре 1858 года в селе Репьевка Ардатовского уезда Симбирской губернии.

В 1882 окончил Киевскую Духовную академию со степенью кандидата богословия (кандидатское сочинение «Александрийская Церковь») и был назначен преподавателем русского языка Киево-Подольского Духовного училища.

С 1883 — наставник Острожской учительской семинарии, с 1885 — преподаватель Киевского женского духовного училища, с 1890 — преподаватель Киевской Духовной семинарии, активный миссионер.

В 1902 был инициатором создания «Киевского педагогического общества взаимной помощи». Принимал деятельное участие в монархическом движении в Киеве, в 1906–08 был членом Совета Киевского отдела Русской Монархической Партии (РМП), членом Киевского отдела Русского Собрания (РС).

В 1908 принял постриг с именем Макарий, рукоположен во иеромонаха и назначен настоятелем Московского Высокопетровского монастыря с возведением в сан архимандрита. Сразу принял активное участие в монархическом движении в Москве.12 ноября 1909 избран кандидатом в члены Правления Собрания, а затем стал членом Правления.

С 1909 — настоятель Московского Новоспасского ставропигиального монастыря.

Священномученик Макарий и святой государь Николай II в Новоспасском монастыре, 1913 г.11 июля 1914 в Н. Новгороде хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии. Уже в архиерейском сане принял участие в Совещании Монархистов 21–23 ноября 1915 в Петрограде (Петроградское Совещание), на котором был избран в состав Совета Монархических Съездов.

Совет

28 января 1917 назначен на самостоятельную кафедру — епископом Орловским и Севским.

В указе Священного Синода от 1 февраля 1917 года сказано: «Государь Император в 28 день сего января, высочайше утвердить соизволил всеподданнейший доклад Св.

Синода об освобождении епископа Орловского Григория, в виду его болезни, от управления Орловскою епархиею и о бытии викарию Нижегородской епархии, епископу Балахнинскому Макарию епископом Орловским и Севским».

Как сообщают Орловские Епархиальные Ведомости: «В субботу 25 февраля, утром, с почтовым поездом из Москвы прибыл в Орел Преосвященнейший Макарий, Епископ Орловский и Севский. На вокзале Преосвященного встретили Начальник губернии граф П.В. Гендриков, вице-губернатор Н.К. Комаровский, городской голова И.А.

Гумбин, некоторые начальники военных и гражданских частей, ректор духовной семинарии, кафедральный протоиерей и ключарь собора, члены и секретарь консистории, благочинный градских церквей, наблюдатель церковно-приходских школ, председатель совета и инспектор классов Епархиального женского училища и др.».

Орел встретил Преосвященнейшего Макария «красным звоном» с колоколен всех церквей города. Однако уже меньше, чем через три месяца владыка будет оклеветан и отстранен от Орловской кафедры. Но в этот день его приветствовали словами благословения, как епископ Павел в своей приветственной речи:

«Преосвященнейший Владыко, Милостивейший наш Архипастырь и Отец! С торжеством и радостию встречает тебя Богом данная тебе Орловская паства. …Радует нас твой боголюбезный образ, уже довольно всюду знаемый и почитаемый многими и многими русскими людьми, образ верного стоятеля и борца за исконные начала святорусской жизни, мужественного и убежденного глашатая и признанного вождя той истинной общественности, того единения разумных сил страны, которые стремятся найти себе опору в коренных устоях бытия и жизни нашего Отечества, опору — в единой истиной вере, исповедуемой Православной Церковью. …Особенно в настоящее время нам дорого твое, Божиим изволением, пришествие к нам, когда мы со всей Россией переживаем такое грозное посещение гнева Господня — небывало страшную брань с внешним врагом, смятение умов, расстройство и тревогу внутри России, когда мы переживаем такие тяжкие испытания, а впереди нас ждут, быть может, испытания еще более тяжкие».

В своем слове «На стражу мира и любви» при вступлении на Орловскую кафедру, епископ Макарий приветствуя православный народ Орловской земли, обращается к нему словами Господа нашего Иисуса Христа: «Мир Вам». «Мир во всех областях вашей жизни.

Мир — во внешних взаимоотношениях. Мир — в душе. Мир — в совести. …Мир — первая и важнейшая ступень к любви».

Обратите внимание

Далее владыка сказал о том, что Господь призвал его на служение пастве Орловской в одно из самых тяжелых и опасных времен в исторической жизни русского народа.

«Разгорается противогосударственная деятельность тех слоев нашего народа, которая возымела губительное намерение — использовать страшный час народной и государственной жизни или для целей своих политических партий, или для удовлетворения низких страстей — своекорыстия и гордыни. …Но, дорогие чада Церкви Божией, как ни страшна, как ни опасна для политического существования нашего народа происходящая война, — мы должны помнить, что идет, как и раньше, еще более опасная, еще более страшная война. …Это — самая упорная, никогда не перестающая война всех тех сил мира сего против Христа, Его учения, Его Церкви, против спасения людей от временных и вечных мук». Обращаясь к своим современникам, священномученик Макарий обращается и к нам со словами очень актуальными и в наше время: «Война против спасительного учения Христова, никогда не перестающая, в известные времена жизни человечества особенно усиливается. …Весь христианский мир, увлеченный до самозабвения успехами наук, изобретениями и открытиями возгордившийся паче всякой меры — наполнился делами этой гордыни, увидел перед собою новых учителей, всемерно стремящихся отвратить взоры человечества от неба и приковать их исключительно к земле и ее благам. Грозная волна неверия, крайней нравственной распущенности все более и более вздымается в жизни людской, заливает и губит все большее и большее количество душ человеческих. …Особенно легко распространяется и воспринимается все языческое, все противохристианское путем укрепления и развития порочной жизни. …Нет ответственности нравственной, живи в свое удовольствие».

Заканчивая свое обращение к пастве Орловской епархии, епископ Макарий призвал всех стоять на страже мира и любви Христовой. Благословив после своей речи каждого из присутствующих, владыка отбыл с вокзала в архиерейский дом, где в Крестовой церкви был встречен братией и игуменией Введенского монастыря, матушкой Евгенией, которая поднесла ему икону Балыкинской Божией Матери.

Перевод преосвященного Макария на Орловскую кафедру совпал с очень трагическими событиями в судьбе России. Через пять дней — 2 (15) марта у России не стало Богоизбранной власти.

Можно только вообразить переживание русского православного человека по поводу этого исторического события, тем более человека образованного, всем сердцем любящего Отчизну, представляющего последствия этого трагического события. Тем не менее, владыка остается в строгом послушании Церкви.

На письме с Указом из Святейшего Правительствующего Синода от 9 (22) марта о прочтении в церквах епархии акта об отречении Николая II от престола, он пишет 12 марта резолюцию: «Акты об отречениях уже прочтены. При следующем служении прочесть прилагаемое при сем послание».

Деятельность владыки на пользу Церкви и государству не только не ослабла, но еще более усилилась. Он почти ежедневно возглавляет Богослужения в Орле и пригородах, его проповеди отличаются глубиной познания истории, любовью к слушающим. Преосвященный Макарий предупреждает:

«Помните, что наряду с разнообразными путями для обеспечения единения и свободы, главнейшим является тот, который лежит в основе церковной жизни: объединение всех паств и пасомых заключается, прежде всего, в единстве веры, святых таинств и священноначалия».

Он выступает против обновленческих течений в Церкви, встречается с учителями и учащимися духовных учебных учреждений Орла, организовывает чествование старейших приходских священнослужителей епархии, публикует, казалось бы, узкопрофессиональную статью «Пчеловодство и православное духовенство».

Однако прочитав эту работу, видишь, насколько она современна — как необходимо и в наше время и может быть более необходимо, чем сто лет назад, введение такого предмета в школы, в воскресные школы и духовные училища.

Много времени уделяет владыка организации духовной жизни в епархии: «Ввиду важности совершающихся событий, — прошу все духовенство приложить все усилия и средства к единению, как между собою, так и с прихожанами».

Важно

Владыка благословляет и просит проводить пастырские собрания с привлечением мирян, ведет подготовку для проведения епархиального съезда духовенства, заботится о подготовке к приемным экзаменам в Ливенское и Севское Духовные Училища, систематически через Орловские Епархиальные Ведомости обращается с архипастырскими посланиями к «Возлюбленным пастырям и православным чадам церкви и земли Орловския». Эти послания свидетельствуют о пророческом видении владыкой будущих судеб народа и страны.

Многократно будущий священномученик говорит о том, что гнев, зависть, распри, чувство мщения, тщеславия, приводили и приводят людей к взаимному раздражению, к взаимному угрызению и съеданию и, в конце концов, к самоистреблению. «Боже сохрани нас от этого великого горя! Боже! Сохрани Русь Святую от распрей, ссор, междоусобий!».

Сегодня мы видим, что молитвы священномученика не остались не услышанными Господом и сегодняшний день тому подтверждение.

Искренняя преданность православию, любовь к Отчизне и народу не могла остаться безнаказанной со стороны сил тьмы, поставивших своей задачей уничтожить Церковь Христову в России, а значит и Россию.

В апрельском номере газеты «Орловский вестник» печатается телеграмма на имя Святейшего Синода и Обер-прокурора об устранении епископа Макария с Орловской кафедры.

В своем ответе на эту статью, опубликованном в Орловских Епархиальных Ведомостях, озаглавленном «Правда и безпристрастие — основа и источник истиной свободы», владыка, анализируя появление этой телеграммы, подробно излагает истинные причины недовольства той части общества, которой безразличны судьбы России и ненавистна Церковь Христова.

Заканчивается обращение владыки словом «Пасха нетленная», которое невозможно читать и нашему современнику без душевного волнения: «Мы постоянно умираем для прошлого, отчасти для настоящего, чтобы воскреснуть и жить для будущего, чтобы шире и глубже воплотить в нашу жизнь дорогой для нас идеал».

Эти слова реализовались в земной и вечной жизни священномученика Макария.

14 апреля 1917 года Преосвященный Макарий отбыл из Орла в Петроград по вызову в Святейший Синод для доклада о положении в епархии. В мае епископ Макарий возвращается в Орел. В июньском номере Епархиальных Ведомостей опубликована последняя его статья: «К Православному духовенству Орловской епархии».

Эпиграфом к этой статье владыка взял слова апостола: «Блюдите, как опасно ходите… Ныне дни лукавы суть… Бдите и молитесь, да не внидите в напасть».

Совет

С горечью владыка констатирует: «Всматриваясь в явления текущей жизни, нельзя не заметить прежде всего, что приходские пастыри на мой призыв к объединению между собой и с мирянами почти совсем не откликнулись и потому, думается мне, остались совершенно беззащитными как против происков и зложелательств дурных в приходах и клире лиц, объединяющихся часто с социал-демократами, так и против льстецов и обманщиков, выбросивших над своими главами знамя свободы и объединения, а на деле сеявших и сеющих смуту и творящих же дело погибельное, что и известный Ленин со товарищи».

Вскоре против епископа Макария начались преследования за монархические взгляды и деятельность, и 26 мая 1917 владыка был уволен на покой с определением места проживания в Спасо-Авраамиевом монастыре в Смоленске, а с января 1918 он был переведен в Спасо-Преображенский монастырь г. Вязьмы.

22 авг. 1918 владыка был все-таки арестован по абсурдному обвинению в «организации белогвардейского восстания». После ареста мужественно переносил глумления и побои. 2 сент. его перевели в Смоленскую губернскую тюрьму, а 4 сентября он был осужден ЧК Западной области за «контрреволюционную деятельность» и приговорен к расстрелу.

Реабилитирован 14 апреля 1993 года Прокуратурой Смоленской области.

В 1981 году решением Архиерейского Собора Русской православной церкви заграницей канонизирован в лике священномученика со включением в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Прославлен в сонме Новомучеников и Исповедников Российских 20 августа 2000 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви.

Информационно-аналитический отдел Орловской митрополии

Источник: http://xn--e1agfdncgfekaw.xn--p1ai/2018/09/07/ispolnilos-100-let-so-dnya-gibeli-svyashhennomuchenika-makariya-gnevusheva-episkopa-orlovskogo/

Ссылка на основную публикацию