Священномученик николай порецкий, священник

Священномученик Николай Порецкий, протоиерей | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Июль 26th 2012 —

Память 14/27 июля
Священномученик Николай (Порецкий) родился в 1865 году в селе Поречье Тверской губернии в семье псаломщика.

Детей в семье было пятеро: три брата и две сестры. Все три брата стали впоследствии священниками.

Николай Порецкий закончил Духовную Семинарию и женился на Любови Дмитриевне Зверевой – дочери священника храма Влахернской иконы Божией Матери в селе Кузьминки.

Обратите внимание

Село располагалось в красивейшей местности близ Москвы и принадлежало князю Голицыну. Став священником, отец Николай принял приход, где до него служил его тесть, протоиерей Дмитрий Зверев.

Отца Николая Порецкого уважали и любили все – от простого крестьянина до владельца имения князя Голицына. Господь дал ему истинный дар священнослужителя мудрого, доброго, а если нужно строгого.

Одновременно со служением в церкви, отец Николай был инспектором школ и ездил туда с проверками. Его ждали с волнением и трепетом, он был строг, но всегда справедлив.

Отец Николай был награжден митрой, двумя церковными орденами и тремя медалями.

В 1910 году скончалась матушка Любовь Дмитриевна, и отец Николай остался вдовцом с пятью детьми, до этого похоронив еще троих, умерших в младенческом возрасте. В это время он нашел в себе силы закончить книгу «Село Влахернское, имение князя Голицына», которая вышла в свет в 1913 году. Книга впоследствии стала настольной книгой для краеведов.

В том же году был торжественно отпразднован 25-летний юбилей служения отца Николая в храме. Вслед за этими событиями отца Николая постиг тягчайший удар: трагически погиб его старший сын Николай. Услышав это страшное известие в церкви, отец Николай, потеряв сознание, упал и ударился головой о мраморный пол, что не прошло бесследно и потом тяжело отразилось на его здоровье.

Начавшиеся после революции гонения на Церковь и священнослужителей коснулись всей семьи священника. В 1922 году отца Николая вместе с детьми выселили из дома причта, через год скоропостижно умерла средняя дочь отца Николая Валентина.

Через неделю после ее похорон скоропостижно скончался зять – муж старшей дочери Марии. И отец Николай остался жить с младшей дочерью Еленой. Младший сын священника Дмитрий стал военным и жил отдельно, от него потребовали публично отказаться от отца – «попа-лишенца».

Дмитрий был вынужден пойти на такой шаг и больше с отцом никогда не виделся. Отец Николай очень это переживал и тосковал о сыне.

Важно

В 1928 году постановлением Моссовета церковь, где служил отец Николай, была закрыта, а 64-летний священник арестован и приговорен к пяти годам высылки в Северный край, на лесоповал.

В городе Шенкурске, где проходила ссылка священномученика, старого и немощного отца Николая вскоре освободили от работ на лесоповале ввиду невозможности использовать его на тяжелых работах.

Тогда его приютили две ссыльные монахини, сестры Таисия и Рафаила Пышкины.

Отец Николай был лишен права переписки, так что его родным писала одна из сестер. Боясь преследований по отношению к своему ребенку, дочь отца Николая Мария после ареста отца переехала туда, где никто не знал, что ее отец – репрессированный священник.

Она отправляла отцу скромные посылки на имя приютивших его монахинь. Не отвернулся от отца и младший сын Дмитрий, который в свое время перед лицом советской власти от него отказался, он тайно отправлял отцу посильную помощь.

В 1933 году отец Николай скончался в городе Шенкурске и был похоронен ухаживавшими за ним монахинями.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Источник: http://alchevskpravoslavniy.ru/zhitie-svyatyx/svyashhennomuchenik-nikolaj-poreckij-protoierej.html

Русская линия / Библиотека периодической печати: Священномученик Николай Порецкий

Священноисповедник Николай родился 8 марта 1865 года в селе Поречье Троицко-Невской волости Калязинского уезда Тверской губернии в семье псаломщика Андрея Павловича Порецкого. В 1879 году он окончил Кашинское духовное училище, в 1885‑м — Вифанскую духовную семинарию. 6 февраля 1886 года Николай был назначен псаломщиком в Параскевинскую церковь в Охотном ряду в Москве.

В 1888 году он женился на выпускнице московского епархи­ального Филаретовского училища Любови, дочери священника Димитрия Максимовича Зверева, служившего в храме Влахернской иконы Божией Матери в селе Кузьминки Московского уезда (ныне в черте Москвы), и 24 июня 1888 года был рукоположен во священника к этому хра­му, на место тестя.

С 1894 по 1896 год отец Николай был наблюда­телем церковно-приходских школ. В 1897 году он был избран постоянным членом Московского уездного отделения Совета Кирилло-Мефодиевского братства, с 1902 по 1909 год был заведу­ющим Николо-Перервинской школой и с 1903 по 1915 год — наблюдателем церковно-приходских школ и школ грамоты.

Совет

В 1906 году отец Николай был избран товарищем председателя Московского уездного отделения Совета Кирилло-Мефодиевского братства, в 1908 году на епархиальном съезде благочинных он был избран членом правления Перервинского духовного учили­ща, в 1913 году уездный съезд духовенства избрал его членом Мо­сковского училищного совета и депутатом в Московское уездное земское собрание.

В том же году он прослушал миссионерские курсы в Москве, организованные протоиереем Иоанном Восторговым. С 1914 года отец Николай состоял членом Московской уездной комиссии Комитета великой княгини Елизаветы Фёдо­ровны по оказанию помощи семьям лиц, призванных на службу во время войны. В 1915—1916 годах он вел религиозные беседы и исполнял требы для пяти рот запасного полка.

За свою деятель­ность по реставрации храма, просветительскую, педагогическую и в особенности пастырскую он был неоднократно награждаем.

В 1900 году ему прихожанами в соответствии с благословением епархиального начальства был подарен золотой наперсный крест с украшениями, в 1908 году он был награждён наперсным крестом Святейшим Синодом; в 1916 году отец Николай был возведён в сан прото­иерея и в том же году за свою активную деятельность на церковно-школьном поприще снова был награждён наперсным крестом, а через некоторое время — митрой.

Влахернский храм, в котором служил священник, располагался в красивейшей местности вблизи Москвы в имении князей Голицы­ных. Его прихожанами кроме семьи князя были крестьяне посёл­ка Кузьминки и деревни Выхино.

В 1913 году протоиерей Николай выпустил книгу «Село Влахернское, имение князя С.М.

Голицына», написанную им на основе архивных разысканий и снабжённую множеством фотографий, позволивших впоследствии, несмотря на то, что храм был разрушен безбожниками почти до основания, восстановить его в 1990‑х годах в прежнем виде.

В семье священника родилось восемь детей, но трое из них умерли в раннем детстве. В 1910 году скончалась его супруга, в 1914 году трагически погиб (был сбит поездом) старший сын Ни­колай, на которого отец возлагал большие надежды как на свою опору в будущем.

Услышав известие о смерти сына, отец Ни­колай потерял сознание и, упав, ударился головой о каменный пол. С этого времени он стал часто болеть и у него стали слу­чаться припадки эпилепсии.

В 1923 году скоропостижно сконча­лась средняя дочь священника, Валентина, и в том же году умер горячо любимый им зять. Младший сын отца Николая стал профессиональным военным и жил отдельно.

Его начальство, узнав, что он сын священника, потребовало от него отказаться от отца, пообещав скорое продвижение по службе; он согласился и уже более никогда не встречался с отцом. Известие об отречении от него сына явилось для священника ещё одним тяжким ударом.

Обратите внимание

Ещё в 1923 году власти имели намерение закрыть храм, но отец Николай обратился к прихожанам с просьбой ходатайство­вать, чтобы храм не закрывали.

Были собраны подписи в под­держку храма, под прошением подписались многие сотрудники находившегося рядом с храмом государственного института.

В 1926 году власти снова поставили вопрос о закрытии храма, но и тогда храм удалось отстоять благодаря энергичным действиям священника и прихожан.

Источник: https://rusk.ru/st.php?idar=81261

27 июля Украинская Православная Церковь отмечает день памяти священномученика Николая Порецкого

Известно, что период с 1917 по 1939 годы был самым трудным для Церкви. Гонения, репрессии и расстрелы стали в это время, как бы это страшно не звучало, делом обычным. Сегодня многие говорят о том, что большевики только вначале физически истребляли духовенство, зато потом, в 30-х они, дескать, покаялись и свою точку зрения изменили.

Однако, такое мнение противоречит историческим фактам. Именно поэтому, среди многих святых, прославленных Церковью в нынешний день, мы выбрали память мученика, который был убит как раз в 30-х.

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай (По­рец­кий) ро­дил­ся в селе Поречье, недалеко от Твери, в большой семье церковнослужителя в 1865 го­ду. Его отец, Андрей Павлович, служил псаломщиком и имел пятерых детей — три сына и две дочери. Интересно, что все сыновья Андрей Порецкого впоследствии стали священниками.

Николай закончил духовное училище, Вифанскую Духовную Семинарию и в возрасте 21 года стал, как и его отец, псаломщиком в храме святой Параскевы, что в Москве на Охотном ряду. Через два года он женился на дочери священника Дмитрия Зверева и после кончины последнего, по существующей традиции, сам стал священником в том селе, где служил его покойный тесть.

Община храма Влахернской иконы Богородицы в селе Кузьминки неподалеку от Москвы, очень радушно приняла нового батюшку. Тем более, что он был, несмотря на свой достаточно юный возраст, мудрым, добрым и в то же время строгим. Наверное поэтому именно его  назначили инспектировать все школы уезда.

Труды отца Николая не остались незамеченными церковным начальством и он был награжден митрой (специальный священнический головной убор) и церковными орденами и медалями. Надо сказать, что митрой и сейчас священники награждаются довольно нечасто, а тогда, до революции, это вообще была большая редкость.

В 1910 го­ду умерла жена отца Николая и он остался сам, с пятью детьми. А через три года его опять постигло большое несчастье — трагически погиб его старший сын (его сбил поезд). Услышав эту страшную новость, батюшка потерял сознание и упав, ударился головой о мраморный пол, что впоследствии серьезно отразилось на его здоровье.

Важно

Гонения на Церковь, которые начались сразу после октябрьских событий 1917 года не минули и семью заслуженного священника. Так, в 1922 году отца Николая вместе с детьми выгнали из их дома. Из-за лишений, голода и холода, которые переживала семья Порецких, через год умерла дочь отца Николая Валентина, а практически сразу после ее похорон еще и муж старшей дочери Марии.

Но и это еще не все. В 1923 году младший сын протоиерея Николая, который был военным, по требованию властей, отрекся от своего отца, который после этого остался жить с дочерью Еленой.

Власти неоднократно пытались закрыть Влахернский храм, однако отец Николай долгое время сопротивлялся этому. Например, в 1923 году он собрал подписи проив закрытия храма с сотрудников института, который находлися рядом. Также и в 1926 году благодаря его активным действиям и уговорам храм удалось отстоять. Однако, несмотря на это, в 1928 году его все-таки закрыли.

На следующий год 64-лехтнего священника арестовали и отправили в Бутырскую тюрьму. Его обвинил в том, что он «систематически выступает с антисоветской агитацией как в проповедях, так и в частных беседах, использует религиозные предрассудки масс для возбуждения недовольства против советской власти, призывая верующих „оградить церковь от врагов“».

Дочь отца Николая написала прошение в ГПУ, в котором просила отпустить ее отца ввиду его крайнего нездоровья. В ответ на ее письмо власти приказали провести экспертизу, которая постановила что Николай Порецкий совершенно здоров, хотя и имеет, с точки зрения врачей, навязчивые состояния, заключающиеся в любви к людям и ощущении радости и благодати, которую ему даровал Господь.

В итоге, его приговорили к пяти годам высылки на лесоповал в Северный край. По прибытии в Шенкурск, немощный и больной отец Николай, ввиду невозможности использовать его на тяжелой работе, был освобожден от своих обязанностей. Это означало, что власти обрекли его на голодную смерть, ведь если человек не работал, то и паек он не получал.

Но, Господь не оставил своего верного служителя — отца Николая при­юти­ли две ссыль­ные мо­на­хи­ни, сест­ры Та­и­сия и Ра­фа­и­ла Пыш­ки­ны. Интересно, что несмотря на то, что батюшка был лишен права переписки, связь с ним поддерживала как его дочь Мария, так и его отрекшийся сын Дмитрий — они отправляли ему скромные посылки на имя приютивших монахинь.

В мае 1933 го­ду сестра Таисия была опять арестована и отправлена в ссылку, а через два месяца, 27 июля того же года, от болезней и голода умер и отец Ни­ко­лай.

Читайте также:  Священномученик ипполит римский

Источник: https://glavnovosti.com/22877-2/

Чувашская Митрополия и Чебоксарская епархия

Священномученик Николай (Троицкий)

Священномученик Николайродился в 1895 году в селе Выползово Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне Порецкого района Чувашии) в семье диакона Димитрия Троицкого.

Окончив Симбирскую Духовную Семинарию в 1918 году по первому разряду, Николай некоторое время служил учителем сельской школы. В 1920 году был рукоположен во священника к селу Сабаево (ныне Мордовия). За безупречное служение Господу был награжден в 1920 набедренником, в 1922 году за усердную пастырскую деятельность — скуфьей, в 1924 – камилавкой, в 1928 – наперсным крестом.

Служа в селе Сабаево в январе 1929 года священник был осужден по статье 61 за неуплату налогов и некоторое время отбывал срок наказания. После освобождения — с 1930 года отец Николай перешел служить в село Семеновское Порецкого района Чувашской АССР, а в 1933 в село Малое Чурашево Ядринского района.

Совет

В 1935 году отец Николай был возведен в протоиерея. Тогда же власти хотели привлечь его к общественным работам, на что священник писал заявление в сельсовет.

«Прошу разъяснить в силе или изменено распоряжение ВЦИК № 247 (от 1930 года) – что отправка служителей культа на лесозаготовки, дорожное строительство или иные общественные работы не допускается.

В прошлом году на основании данной справки председателем сельсовета я был освобожден».

По просьбе церковного совета был отменен наложенный ранее запрет на колокольный звон. Часто отец Николай просил разрешение у сельсовета на хождение по селу со святой водой в праздник Крещения и в другие праздники.

29 ноября 1937 года протоиерей Николай Троицкий был подвергнут обыску и аресту. Содержась в тюрьме города Ядрин ЧАССР допрошен 30 ноября, 13 декабря 1937 года и 14 января 1938 года. На всех допросах обвиняемый священник виновным себя не признал.

На допросе, состоявшемся 13 декабря следователь спрашивал:

— Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении по статье 58-10 части 1 Уголовного Кодекса РСФСР в том, что вы имея недовольство существующим строем среди населения ведете контрреволюционную агитацию?

— В предъявленном мне обвинении по статье 58 пункта 10 части 1 виновным себя не признаю и поясняю, что я среди населения никогда и ни с кем контрреволюционной агитации не вел.

— Следствием достаточно установлено, что вы среди населения ведете контрреволюционную агитацию против соввласти, поэтому следствие требует от вас чистосердечного признания.

— Повторяю, что я среди населения никогда со дня революции против соввласти агитацию не вел, это показываю чистосердечно. Это если следствием установлено свидетельскими показаниями, то прошу произвести очные ставки.

На другом допросе, произведенном 14 января следователь спрашивал:

— Следствию известно, что вы находясь на свободе имели тесную связь с попом из села Нижние Мочары Даниловым Ефимом Даниловичем и с последним вели совместную борьбу с соввластью. Следствие по этому вопросу требует от вас правдивого показания.

— Попа Данилова Ефима Даниловича я, конечно, знаю, он сам Данилов происходит из села Нижние Мочары до самого закрытия Никольской церкви в Красночетайском районе он служил священником этой церкви, с 1935 года, то есть с момента закрытия этой церкви Данилов проживает в Нижних Мочарах не имея никакой определенной занятости.

Я не скрываю, что Данилов, после закрытия Никольской церкви изредка посещал Мало- Чурашевскую церковь, где я сам служил. Как и все верующие, Данилов приходил, молился и уходил, я с ним даже ни в какие разговоры не вступал.

Имеющиеся Ваше сведение о том, что я с Даниловым имею связь контрреволюционных целях я не подтверждаю, я с Даниловым никакой связи не имею.

Были найдены лжесвидетели из числа колхозников соседней деревни. Один из них показывал:

Вопрос следователя: не ведет ли Троицкий среди населения контрреволюционную агитацию против проводимых мероприятий?

— Поп Троицкий среди населения в особенности среди единоличников ведет агитацию против колхозного строительства , каковая очень влияет на колхозников.

Осенью сего года, месяц и число не помню, поп Троицкий был у нас в деревне, с которым я встретился на улице и задал ему вопрос: «Где и у кого он был?» на это он мне ничего не сказал, потом я задал другой вопрос, как он проживает и посещают ли его церковь верующие и есть ли доходы, на это он иронически мне ответил: «Да, немного посещают, доходы конечно небольшие, но все же можно жить, в большинстве посещают только единоличники, а колхозников мало, их видимо не пускают правления колхозов, если бы не колхоз, то бы все посещали, но придет время, все равно все пойдут за нами, так как без религии трудно будет населению жить, ибо она создана веками и святая церковь должна существовать».

Обратите внимание

12 и 13 января состоялись очные ставки с двумя лжесвидетелями, на которых отец Николай на заданный следователем вопрос подтверждает ли обвиняемый показания свидетелей отвечал:

— Нет, не подтверждаю, и считаю показания ложными, я никогда среди населения агитацию не вел. Повторяю, что такого случая с моей стороны никогда не было. Я такие слова никогда и ни перед кем не говорил. Это чистая ложь со стороны свидетелей.

18 января следствие было окончено и 1 февраля было предъявлено обвинительное заключение.

13 февраля исполняющий обязанности заместителя прокурора по Спецделам ЧАССР ознакомившись с делом нашел, «что дело расследовано с достаточной полнотой, преступление доказано и квалифицировано правильно, обвинительное заключение составлено в соответствии с обстоятельством дела и все процессуальные требования соблюдены и потому постановил обвинительное заключение утвердить и дело направить в Спецколлегию Верховного Суда ЧАССР для судебного рассмотрения».

Только 5 мая 1938 года состоялось закрытое судебное заседание Спецколлегии Верховного Суда Чувашской АССР в городе Ядрин, но за отсутствием свидетелей было отложено.

6 мая судебное заседание было продолжено, которое вынесло приговор подсудимому Троицкому по статье 58 пункта 10 части 1 — 10 лет лишения свободы.

Поданную кассационную жалобу о пересмотре приговора Спецколлегия Верховного Суда РСФСР оставила без удовлетворения.

Протоиерей Николай был направлен этапом в Алатырскую исправительно-трудовую колонию, в которой в те годы находилось более 4 тысяч заключенных.

Хотя колония не входила в систему ГУЛАГа, но в ней, как и в лагерях заключенные умирали от постоянного недоедания и болезней, поскольку не было лекарств. Среди них много священников и православных верующих.

Важно

Верующие заключенные причащались Святыми Дарами, которые присылались в посылках или привозились близкими, исповедывались, молились.

Пробыв почти 3 года в Алатырской колонии, в марте 1941 года отец Николай был этапирован по наряду ГУЛАГа в Байкало-Амурский лагерь.

Отбывая срок наказания в Свободненском отделении БАМЛага протоиерей Николай скончался 10 марта 1945 года и был погребен в безвестной могиле.

Примерно в 1947-48 годах из лагеря вернулась женщина, которая рассказала о последних днях отца Николая Троицкого. В лагере они встретились и узнали, что оба из Чувашии.

Тогда договорились, кто первей освободится навестит родных другого. Отца Николая уже освободили, но он сильно заболел горлом, так что не смог выйти из лагеря и, поболев неделю умер.

«Вы не переживайте — добавила женщина — похоронила его, как положено в гробу – по-христиански».

Так Господь не отнял от возлюбленного Своего мученического венца.

Источник: http://www.cheb-eparhia.ru/newmartyrs.aspx?id=17

Священномученик Николай Дворицкий, иерей — Новгородская епархия. Русская Православная Церковь Московского Патриархата

ПодробностиПросмотров: 1094

Священномученик Николай Дворицкий, иерей († 1937)

Дни памяти:

Ближайшее воскресенье 25 янв./7 февр. (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

6/19 нояб. – День мученической кончины

3-я неделя по Пятидесятнице (переходящая) – Собор Псковских святых

Николай Васильевич Дворицкий родился 7 мая 1878 г. в дер. Погост Дегжо Дедовичского уезда Псковской губернии в семье священника Василия Петровича Дворицкого.

Совет

Обучался Николай Дворицкий в Псковской духовной семинарии, но в 1898 году на пятом курсе по прошению был уволен из числа учащихся и посвящен в сан диакона к Михайловской церкви села Дно Порховского уезда.

Посвящение в священный сан в 20-летнем возрасте по тем временам случай был довольно редкий, что свидетельствует об особых душевных качествах ставленника.

Приход села Дно, куда был назначен Николай Дворицкий, был многочисленным и весьма оживленным. Православных прихожан при Михайловской церкви в те времена насчитывалось около 2,5 тыс. человек.

Соседство железной дороги в жизнь Дновского прихода привносило как свои достоинства, так и недостатки.

Местные жители ездили на заработки в крупные города и привозили с собою дух неверия и откровенного материализма, а также и дурные привычки, отнюдь не свойственные простому деревенскому люду.

Причт Михайловского храма состоял из священника, штатного диакона и псаломщика. Николай служил диаконом с отцом Александром Белявским, а затем, когда по преклонным летам отец Александр ушел на покой, с его восприемником, священником отцом Александром Архангельским.

В Дновском приходе имелось 3 школы: церковноприходская и 2 земских, а также церковноприходское попечительство. По представлению инспектора народных училищ Порховского уезда в 1905 году отец Николай был утвержден законоучителем 1-го Дновского земского училища. Он преподавал юношеству Закон Божий.

Спустя 3 года за усердное и ревностное преподавание ему была объявлена архипастырская признательность с выдачей свидетельства о сем 2 июня 1908 года.

В июле 1909 г. архиепископ Арсений (Стадницкий), совершая объезд вверенной ему в управление Псковской епархии, посетил приход села Дно. Именно тогда и состоялось более близкое знакомство, связавшее на многие годы двух служителей Церкви — выдающегося церковного иерарха владыку Арсения, будущего кандидата на Патриарший престол, и отца Николая, будущего священномученика. 

Обратите внимание

25 августа 1911 года Николай Дворицкий покинул Михайловский храм и ставший ему родным Дновский приход. Ему предстояло новое поприще, которое всякий носитель диаконского сана счел бы для себя за честь.

Владыка Арсений (Стадницкий), получив назначение на Новгородскую кафедру, перевел его в свою новую епархию.

Отец Николай был назначен на испытательный срок протодиаконом в главный собор одной из древнейших в России епархий — знаменитую Святую Софию.

Владыка Арсений был большой знаток, любитель и благоговейный совершитель церковных богослужений. Строгий в первую очередь к себе, владыка был особенно требователен к дьяконскому чину и певчим.

Необходимо было приложить немало усилий, способностей, желания, чтобы угодить владыке Арсению, который стремился к тому, чтобы возглавляющий богослужение архиерей, диакон и клир составляли бы триединую гармонию. Всего год потребовался отцу Николаю, чтобы из «исполняющего дело» быть утвержденным в должности протодиакона Софийского собора.

Резолюция была подписана владыкой Арсением 21 марта 1912 г. во внимание к его усердной службе. При этом отец протодиакон был награжден двойным орарем.

С переменой места служения отец Николай не был освобожден от преподавательской работы, и в 1915 году его утвердили законоучителем 2-го Дновского земского училища. Отцу Николаю приходилось в течение многих лет путешествовать в оба конца.

Семейство его оставалось в Дно, где у него и у супруги его Анастасии Тихоновны подрастало двое детей: дочь Евгения (1901 г.р.), гимназистка, музыкально одаренная девушка, большую часть своего времени проводившая за пианино, и сын Иоанн (1906 г.р.

), воспитанник Новгородского духовного училища.

Важно

В 1916 году отец Николай был награжден высокой церковной наградой — орденом Святой Анны III степени. К 300-летию царствования Дома Романовых, которое широко отмечалось во всех регионах Российской Империи, Николай Дворицкий был удостоен памятных креста и медали.

Читайте также:  Священномученик александр соколов, священник

В звании диакона отец Николай прослужил 13 лет. 15 октября 1918 года, в 33-летнем возрасте, в Великом Новгороде, в Софийском соборе он был рукоположен в сан священника и назначен настоятелем Казанской церкви п.

Лукомо Порховского уезда Псковской епархии (ныне Дновский район). В конце 20-х годов из с. Ясно в Лукомо переезжает с семьей и младший брат Николая — священник Вячеслав Дворицкий.

Братья были очень дружны между собой и, видимо, решили переживать лихолетье вместе.

С установлением советской власти в Российском государстве отец Николай Дворицкий пережил все этапы гонений на Церковь. Как «служитель религиозного культа», он был лишен гражданских прав. Кроме того, священника обложили индивидуальными налогами как кулака. Налоги были непомерно большие; в результате их неуплаты все имущество его семьи, движимое и недвижимое, было конфисковано.

Первый арест отца Николая произошел в 1930 году. В материалах следственного дела содержится обвинение его «в систематической антисоветской агитации, … проведении разлагающей деятельности по отношению к колхозному строительству, в призыве крестьян в момент Гражданской войны в 1918-1919 гг.

к борьбе с советской властью всеми способами». Также его обвиняли в том, что в конце 20-х годов, когда в стране проводились политические и хозяйственные кампании, он сорвал собрание крестьян и препятствовал хлебозаготовкам.

Приводимые в деле факты десятилетней давности свидетельствуют о том, что агентурная слежка велась за священником все эти годы.

Следствием отец Николай был отнесен к так называемым «тихоновцам». В сложный период церковного безвластия, обновленчества, расколов и нестроений отец Николай устоял на единственно правильном пути — на позиции патриаршей Церкви.

Органы НКВД квалифицировали «преступление» священника Николая Дворицкого как действия «врага народа» и приговорили его к 5-ти годам лишения свободы по стандартной для духовенства статье: 58 — 10 УК РСФСР. Отцу Вячеславу дали 3,5 года. Движимое и недвижимое имущество братьев было конфисковано.

Судимость отца Николая трагически отразилась на судьбах членов его семьи. Вся его семья: жена, сын, невестка и годовалая внучка — были высланы из пределов Псковского округа в Северный край как «социально опасная». Что с ней стало, доподлинно неизвестно, однако на вопрос о семейном положении в анкете следственного дела по второму аресту в 1937 году отец Николай показал: «Вдов. Одинок».

Совет

Через 3,5 года отец Вячеслав вернулся в Лукомо. Приход сохранился, и в храме служил архимандрит Мефодий (Минин) из разоренной Никандровой пустыни. По решению церковного начальства отец Вячеслав перебирается в д. Сырковичи (ныне Порховского района), а с 1935 года служит в д. Подоклинье в храме Богоявления Господня.

Отец Николай отбывал свой срок в концентрационном лагере. Вернувшись, он нашел себе пристанище неподалеку от Лукомо, в деревне Нинково, у тайной монахини Евдокии Карабановой, сестры священника Феодора Карабанова (в молодости келейник митрополита Кирилла (Смирнова).

Желание служить Святой Церкви понуждало отца Николая снова и снова предпринимать попытки найти место служения, но — безуспешно. Тогда отец Николай обратился с письмом к правящему архиерею Ленинградской епархии, к которой относился Псковский округ, с просьбой предоставить ему любое место служения.

Получить ответ и место служения отец Николай не успел. 21 октября 1937 года он был арестован как «участник контрреволюционной группы». Во время следствия был заключен в тюрьму города Старая Русса, тогда Ленинградской, ныне Новгородской области.

Поведение священника Николая Дворицкого на допросах явилось примером мужества. Его не сломили пытки, не устрашила смерть. Отец Николай перенес четыре допроса и три очных ставки.

На допросах применялись различные виды так называемого физического воздействия: «стойка», «конвейер». На одном из допросов, опасаясь подделки протокола, он добился того, что собственноручно вписывал свои ответы в протокол.

На следующем допросе ему был дан протокол с подложными сведениями. Прочитав его, священник категорически отказался поставить свою подпись под ним.

Виновным себя не признал.

1 ноября 1937 года дело священника Николая Дворицкого было закрыто. Особой Тройкой УНКВД Ленинградской области Николай Васильевич Дворицкий был обвинен в контрреволюционной агитации и антисоветской деятельности и приговорен к высшей мере наказания.

Обратите внимание

6/19 ноября, в день памяти преподобного Варлаама Хутынского, отец Николай был расстрелян в Ленинграде.

Реабилитирован 2 июня 1989 г.

Канонизация:

Священник Николай Дворицкий причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2003 года по представлению Псковской епархии.

Тропарь, глас 3:

Церкве Русския столпе непоколебимый, / благочестия правило, / жития евангельскаго образе, / священномучениче Николае, / Христа ради пострадавый даже до крове, / Егоже моли усердно, / яко Начальника и Совершителя спасения, / Русь Святую утвердити в Православии / до скончания века.

Кондак, глас 2:

Восхвалим, вернии, / изряднаго во священницех / и славнаго в мученицех Николае, / Православия поборника и благочестия ревнителя, / земли Русския красное прозябение, / иже страданием Небесе достиже / и тамо тепле молит Христа Бога / спастися душам нашим.

Источники:

•          Сщмч. Николай Дворицкий. Автор жития: игумен Дамаскин (Орловский). www.fond.ru, новомученики.рф

•          Святые новомученики псковские. Жития святых священномучеников Псковской епархии XX столетия. Псков. 2004

•          Володина Т. Н. Жернова истории (75 лет большому террору 1937 года) pskov-eparhia.ellink.ru

•          Дворецкий Николай Васильевич. Ленинградский мартиролог: 1937-1938, т. III

•          Дворецкий (Дворицкий) Николай Васильевич — Электронная база данных: Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века. Православный Свято-Тихоновский гуманитарный Университет. ПСТГУ pstbi.ccas.ru

Источник: http://vn-eparhia.ru/nebesnaya-slava-zemli-novgorodskoj/9133-svyashchennomuchenik-nikolaj-dvoritskij-ierej

Священномученик Николай

 Жить плохо, да ведь и умереть не находка.
 Соврешь — не помрешь, да вперед не поверят.
 В большой цене пойдет, коли в карты проиграть.
 Грозен враг за горами, а грозней за плечами.

По количеству захоронений уже прославленных Русской Православной Церковью святых (215 человек) Бутовский полигон сопоставим разве что с Киево-Печерской лаврой. Этот рассказ об одном из них — отце Николае Голышеве.

Жизнь до ареста

Священномученик Николай родился 3 мая 1882 года в селе Губино Бронницкого уезда Московской губернии в благочестивой семье крестьянина Власия Голышева. Кроме Николая, в семье было ещё девять детей, шестеро из которых умерли в раннем возрасте.

После земской школы будущий мученик устроился работать конторщиком на фабрике, а в 1914 году был принят помощником бухгалтера в городскую управу, где и проработал до революции. От природы Николай Власович был музыкально одарённым человеком. Сам выучился музыкальной грамоте, умел играть на скрипке и других музыкальных инструментах.

Был незаурядным певцом и пел в величественном белом соборе г. Егорьевска вместе с известным басом Дормидонтом Михайловым. 5 ноября 1917 года он женился на Александре Сергеевне Ермолаевой, происходившей из мещан. Невеста была из простого, но уважаемого рода. Один из благочестивых предков Александры являлся старостой самой древней церкви г.

Егорьевска — Георгиевского красного собора. В войну 1812 года он, опасаясь нападения бродивших в окрестностях городка французских мародёров, пытался спрятать чтимую икону святого великомученика Георгия Победоносца. Но ему во сне явился сам святой воин и успокоил, сказав, что в Егорьевск враги не придут. Так и вышло.

История эта получила широкую известность. Начиная с 1919 года, у Голышевых один за другим рождаются трое детей. Первая дочь, Татьяна, умерла в младенческом возрасте, но Вера и Сергей выжили, несмотря на лихолетье. В апреле 1920 года Николай Голышев был рукоположен в сан диакона к Успенскому собору города Егорьевска.

Этот скупой факт говорит как минимум о мужестве этого человека. В то время священнослужителя мог убить без суда и следствия любой комиссар, любой проходящий через город красный отряд. В 1929 году Голышев был рукоположен во священника и отправлен служить в Никольский храм села Николо-Крутины.

На погосте Крутины уже в середине ХVI века стояла деревянная церковь во имя святителя Николая. Каменный храм был построен в 1859 году. Здесь и прослужил отец Николай до ареста.

Был честным до конца

3 февраля 1931 года он был арестован и обвинён в том, что ведёт антисоветскую агитацию, организовал вокруг себя группу… В вину, в частности, ставилось то, что он «с 9 марта в течение недели ходил по приходу якобы с молебствием, в то время как по церковным правилам в это время никаких хождений с молебствиями не полагалось, результатом чего начался массовый отлив крестьян из колхозов, так в одной только деревне Холмы вышли 40 хозяйств». После ареста батюшку заключили в Бутырскую тюрьму. На вопросы следователя он ответил: «С политикой советской власти, являющейся безбожной, я расхожусь, но молюсь о том, чтобы Бог просветил её. По отношению к советской власти, которая поносит имя Божие, я являюсь её противником… В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю и показываю: никакой агитации против колхозного движения я не вёл, никаких провокационных слухов я не распространял. Виновным себя признаю в том, что в религиозном вопросе я являюсь противником советской власти. Ещё признаю себя виновным в том, что отказался подписать протокол описи имущества, а вместо подписи написал, что это есть гонение на меня как на священно-служителя». И здесь вновь мы видим, как проступает сквозь эти строки характер отца Николая. Он был поразительно честным человеком. Тот, кто имеет детей и над кем зависал топор, знает, сколько душевных сил требует такая честность. 25 февраля 1931 года тройка ОГПУ приговорила отца Николая Голышева к пяти годам заключения в концлагерь в Сибири. Здесь он сильно подорвал своё здоровье, а по отбытии срока вернулся домой и продолжил служить. По словам одной прихожанки, бывшей в своё время в достаточно близких отношениях с семьёй отца Николая, батюшка много и долго молился у себя дома, стоя на коленях, с воздетыми руками. «Псалтырь не выходила из его рук», — вспоминает одна родственница отца Николая. Батюшка очень любил церковную службу и порой даже в полном одиночестве совершал богослужения, за что нередко получал упрёки даже от своей матушки: «Зачем служить, если в храме никого нет?» — «Служить Богу — моя святая обязанность», — отвечал священник. На праздники и во время постов, когда много людей приходило в храм, чтобы исповедоваться и причаститься Святых Христовых Тайн, отец Николай подолгу исповедовал прихожан после вечернего богослужения, а затем все пришедшие из дальних деревень могли найти ночлег в церковной сторожке, где жил сам батюшка. «Всех матушка накормит и приютит», — вспоминает одна прихожанка. Ещё рассказывают, что отец Николай сам косил траву одиноким престарелым женщинам. «Бывало, дашь ему рубль, а он его незаметно под скатерку положит», — рассказывает одна из тех, кто ещё помнит батюшку. Эта нестяжательность отца Николая вызывала непонимание в семье: в те тяжёлые времена матушка была вынуждена закладывать свои вещи в торгсине. Но самое страшное было впереди. В конце 1930-х годов власти начали самое беспощадное гонение на Русскую Православную Церковь. В те годы Никольский храм села Николо-Крутины неоднократно подвергался разбойным нападениям безбожников. Отец Николай сам дежурил по ночам около храма и был свидетелем этих бесчинств. Он пытался привлечь к ответственности хулиганов, но безуспешно. Властям не нравились его попытки защитить храм. В ноябре-декабре 1937 года следователи Егорьевского отделения НКВД допросили четырёх лжесвидетелей, которые дали необходимые показания против священника Николая Голышева. Некий Воронов рассказал, что во время похорон его отца в марте 1937 года батюшка в проповеди сказал: «Ты, дедушка, отжил свой век, ты был не без греха, но ты веровал в Бога. Но не все такие, как ты, есть у тебя дети, которые другого духа, ну что же теперь делать, эти дети пошли не по твоим стопам». Сестра Воронова, которая была председателем церковного совета, показала: «Я знаю Голышева как человека контрреволюционно настроенного. Он под прикрытием религии ведёт борьбу с советской властью. В 1936 году после обедни в церкви Голышев произносил проповеди среди посетителей церкви, призывал граждан уважать религию, говоря: “Нам, православным, надо подражать святым и православной вере, надо также соблюдать посты, они установлены Богом”».

Читайте также:  Священство (рукоположение, хиротония)

Последнее письмо

Важно

В ночь под праздник Богоявления 19 января 1938 года батюшка был заключён в тюрьму города Егорьевска. 23 и 25 января был допрошен. — Органы следствия располагают данными, подтверждёнными показаниями свидетелей, о том, что вы систематически занимаетесь клеветой на советскую власть, почему вы это скрываете? — спросил сотрудник НКВД.

— Клеветой на советскую власть я никогда нигде не занимался, — ответил батюшка. — В октябре 1937 года при разговоре по вопросу обложения вас как служителя культа налогом вы делали клеветнические выпады в адрес советской власти, почему вы это скрываете? — Клеветнических выпадов по отношению к советской власти я не делал.

— Следствие располагает данными о том, что на церковные праздники в 1937 году в церкви селения Бережки вы неоднократно обращались за денежной помощью к верующим и делали вместе с этим клеветнические выпады по адресу советской власти.

— За денежной помощью к верующим на праздники в церкви я действительно обращался, но клеветнические выпады по адресу советской власти не делал… — Вы признаёте себя виновным в предъявленном вам обвинении? — Нет, не признаю. Через два дня после последнего допроса отец Николай смог передать своей семье записку.

Вот её текст: «Христос посреди нас! Здравствуйте, дорогая Шура и милые детки Верочка и Серёженька! Молю Бога о вашем благополучии. Я ожидаю этапа, до 4-го едва ли уцелею. На допросе был 3 раза: 23-го — один раз, и 25-го — 2 раза. Обвиняюсь по 58 ст.

, пункт 10 в том, что я в церкви просил у верующих помощи и клеветал на советскую власть; 2-е — говорил в церкви, чтобы не ходили в колхоз; 3-е — чтобы сплотились за храм и не шли бы за советскую власть. Все обвинения я отрицал, кроме одного — что просил помощи. Но беда вся в том, что мне не верят, а верят моим предателям, а их много, как говорит следователь.

Относительно пищи обо мне не заботьтесь, хлеба дают 600 г, обед из двух блюд и чай 3 раза, сахару — 2 пилённых куска, заключённые довольны. Бельё тоже дают. Смущают немного сапоги, и то, если разрешат иголки, и те зашью. Забота о вас. У вас нет ничего. Слава Богу, что Верочка получила пенсию. Деньги мне больше не присылайте, а берегите себя, у вас нужды больше.

А главное — будьте осторожны, потому что в тюрьме у нас сидят и женщины, и подростки, и старики. Храни вас Господь, мои дорогие, крепитесь и молитесь за меня, не поминайте меня лихом, потому что страдаем мы за мои грехи, а не за те обвинения, которые мне предъявляют. Простите меня Христа ради. Иметь при себе у нас ничего не разрешается, кроме питания и белья.

Деньги отбирают, но мы на них выписываем, что нам потребуется на питание. Я выписал 2 кило чёрного хлеба и 1 кило белого, которые у меня почти целы. Отца Андрея (вероятно, отца благочинного — авт.) видел на следствии. Глазами с ним поклонился, и больше ничего. Целую вас и молю Бога, чтобы Он сохранил вас. Не забывайте Бога, Божию Матерь и святителя Николая, под покровительство св. Николая я вас отдаю. До гроба любящий вас папочка».

* * *

2 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. 17 февраля 1938 года он был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребён в общей безвестной могиле.

Священник Максим Максимов



Выходит указ Петра I о престолонаследии, дающий монарху право самому избирать себе наследника.
Бригада по продаже ценностей за границу изымает из Оружейной палаты драгоценностей на сумму в 1 миллион 300 тысяч рублей, продано же за границу это будет за 680 тысяч рублей.
Весенняя распутица не позволяет садиться самолетам на поле, германские аэродромы выведены из строя, и комдив Александр Покрышкин сажает свой самолет на автостраду Бреслау-Берлин (шириной 9 м), выбрав момент, когда на ней почти нет машин. Вслед за ним садятся и остальные 120 самолетов его дивизии. Такая посадка совершается впервые в истории авиации.
В Дзержинском райсуде Ленинграда началось слушание дела по обвинению в злостном тунеядстве Иосифа Бродского, будущего лауреата Нобелевской премии по литературе.
Венецианов Алексей Гаврилович (1780-1847), российский художник. Лучший мастер сельского бытового жанра в русском изо-искусстве романтизма, педагог-реформатор.
Семен Константинович Тимошенко (1895-1970), советский военачальник, дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза, участник 1-й мировой войны, награжденный тремя Георгиевскими крестами.
Энцо Ансельмо Феррари, знаменитый автоконструктор.
Оскар Борисович Фельцман, советский российский композитор, народный артист России («Венок Дуная», «Фронтовики, наденьте ордена», «Баллада о красках», «Ландыши», «Черное море мое», «Мир дому твоему» и др.).

Источник: http://gorenka.org/index.php/iz-istorii-religii/14240-svyashchennomuchenik-nikolaj

Cвященномученик Николай Розов 1877-05.03.1938 — Православный журнал «Фома»

Отец Николай был человеком веселым и легким. В начале 1920-х годов он служил в храме в мордовском селе Коноклейки. Однажды отец Николай шел по селу вместе с сыном.

Стоящая на улице группа молодежи, увидев священника, стала весело и громко скандировать: «У попа-то рукава-то — ба-тюш-ки!» На что отец Николай ответил незамедлительно: «У ворот-то дураков-то — ма-туш-ки!» Услышав ответ священника, молодежь одобрительно загудела.

В те годы в глухих селах и деревнях еще сохранялось благочестие, служились молебны и устраивались крестные ходы в тех случаях, когда требовалась помощь Божия, — во время засухи, при падеже скота, когда выгоняли первый раз после зимы скот на пастбище. Атеизм, если и проявлялся среди простого народа, в основном молодежи, то был еще беззлобным.

* * *Священномученик Николай родился в 1877 году в селе Жданово Курмышского уезда Симбирской губернии в семье священника Василия Розова. Все три сына отца Василия стали священнослужителями, двое из них — диаконами: Константин Розов, известный патриарший архидиакон, и Михаил Розов, принявший сан в 1930-х годах и служивший в одном из храмов в городе Ораниенбауме.

Первоначальное образование Николай получил в Алатырском духовном училище. В 1898 году он окончил Симбирскую духовную семинарию и женился на дочери священника, выпускнице епархиального училища в Симбирске.

Совет

Впоследствии она стала ему верной помощницей, разделив с ним тяготы гонений и ссылок.

В 1898 году Николай был рукоположен во диакона ко храму в селе Анненково Симбирского уезда и назначен заведующим двумя церковноприходскими школами и преподавателем Закона Божия в земской школе. В 1900 году он был назначен миссионером 4-го округа Симбирского уезда.

В 1904 году диакон Николай был рукоположен во священника ко храму Рождества Христова в селе Барышская Слобода Алатырского уезда; здесь он был законоучителем и заведующим двумя церковноприходскими школами — в селах Барышская Слобода и Ольховка.

Братья Николай (слева) и Константин Розовы с матерью

В 1906 году отец Николай переехал в Санкт-Петербург и поступил в Духовную академию. Окончив академию в 1910 году со званием кандидата богословия, он стал преподавать Закон Божий в Еленинском институте.

Всю свою жизнь отец Николай был принципиальным противником пьянства, близким он говорил: это оттого, что он глубоко переживает пристрастие к вину отца и старшего брата. Ни дома, когда к священнику приходили гости, ни в гостях при отце Николае никогда за трапезой не подавали вина.

Живя в Санкт-Петербурге, он был деятельным участником Александро-Невского общества трезвости.

В 1908 году Общество выпустило направленную против пьянства брошюру, написанную отцом Николаем, в которой он, в частности, писал: «Кроме казенных винных лавок теперь в каждом селении торгует несколько частных шинков, и могучие волны водки прокатываются по обширной равнине России, нигде не встречая преград своему разрушительному действию. Катятся волны, захлестывают города, села и деревни; гибнет, захлебываясь в море водки, русский народ. Ужели мы будем еще и еще добровольно нести гнет этого злого гения нашей Родины? Ужели мы будем продолжать пить, похмеляться и безобразить, а в промежутках между похмельем и пьянством, когда тело устанет от обильных угощений на пьяном пиру горе-богатыря, мы будем спать тяжелым, кошмарным, пьяным сном?..»С 1925 по 1931 год отец Николай служил в небольшом деревянном храме в селе Купчино недалеко от Петрограда. В это время он был возведен в сан протоиерея. С 1932 года он стал служить в Никольском храме на Охтинском кладбище. В 1935 году протоиерей Николай был награжден митрой.

В 1935 году власти произвели многочисленные аресты среди духовенства города, был арестован и отец Николай Розов.

Обратите внимание

На допросах он не признал себя виновным, и следователь в обвинительном заключении написал: «Розов является исключительно антисоветским типом, открыто проявляет свое враждебное отношение к советской власти, группирует монашеский элемент и ведет антисоветскую агитацию.

На допросе же это отрицает, хотя и показывает, что за антисоветскую деятельность был выслан целый ряд его сослуживцев. Считает высылку своих сослуживцев незаслуженной и очень о них сожалеет».

28 марта 1935 года Особое Совещание при НКВД СССР постановило выслать отца Николая как социально опасный элемент на пять лет в Уфу вместе с женой.После его высылки настоятелем Николь­ского храма на Охтинском кладбище был назначен священник Феодор Боголюбов, он регулярно стал отделять часть церковных доходов высланным членам причта храма и их семьям. В Уфе отец Николай освоил ремесло переплетчика и переплетал в различных учреждениях архивные документы, а посылаемые ему из храма деньги отдавал детям.В связи с принятым в 1937 году советским правительством решением о массовых репрессиях, по всей стране были арестованы священники, находящиеся на свободе, в ссылках и в заключении. 9 декабря была выписана справка на арест протоиерея Николая; в ней говорилось, что будто бы он «проводит контрреволюционную фашистскую пропаганду. Распространяет провокационные слухи о войне и поражении Советского Союза. За активную контрреволюционную агитацию Розов подлежит аресту с содержанием под стражей на время следствия в уфимской тюрьме по первой категории». 12 декабря 1937 года священник был арестован и заключен в тюрьму.— Вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность. Признаете ли вы себя виновным в этом? — спросил его следователь.— Виновным себя не признаю, контрреволюционной деятельностью я не занимался, — ответил отец Николай.— Вы лжете, следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели контрреволюционную агитацию и распространяли провокационные слухи. Предлагаем вам давать откровенные показания о своей контрреволюционной деятельности.— После того как я был выслан из Ленинграда, я говорил: «Меня выслали без причины, не было никакого основания для того, чтобы выслать меня. Кроме того, еще и обманули, говоря, что в Уфе вы будете жить совершенно вольно, а здесь обязали явкой через каждые десять дней в НКВД». Высылку меня из Ленинграда я считал и считаю неправильной, и по этому вопросу я высказывал свое недовольство.— Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения распространяли провокационные слухи о том, что советская власть подвергает репрессиям совершенно невинных людей и делает из них врагов. Подтверждаете ли вы это?— Провокационных слухов среди населения я никогда не распространял.— Известно, что вы систематически вели среди населения контрреволюционную фашистскую агитацию и восхваляли Гитлера. Признаете ли вы себя виновным в этом?— Виновным себя не признаю, агитацию я не вел и Гитлера не восхвалял.— Следствию известно, что вы вели агитацию среди населения города Уфы за усиление сергиевского церковного течения как самого контрреволюционного течения. Признаете ли вы себя виновным в этом?— Агитацию за усиление сергиевского церковного течения среди населения не вел, но, возможно, иногда высказывался за усиление сергиевского течения, так как считал и считаю его самым правильным течением по сравнению с другими церковными течениями (автокефальным и обновленческим).

13 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Протоиерей Николай Розов был расстрелян 5 марта 1938 года и погребен в безвестной общей могиле.

(3 votes, average: 5,00

Источник: https://foma.ru/cvyashhennomuchenik-nikolay-rozov-1877-05-03-1938.html

Ссылка на основную публикацию