Священномученик николай тохтуев, диакон

Священномученик Николай Тохтуев

17 Мая 2016 00:00 / Святой дня

17 мая — память священномученика Николая Тохтуева

Когда говорят «намоленный храм», обычно имеют в виду церковь, где на протяжении десятилетий или даже столетий не прерывались богослужения. Именно таким является Космо-Дамианский храм в микрорайоне Болшево подмосковного Королева.

Эта церковь пережила богоборческий погром 1929 года, но выстояла благодаря глубокой вере и подвижничеству своих прихожан.

Так, староста храма Лидия Евстафьева попала в кабинет самого Калинина и получила резолюцию «оставить болшевскую церковь в покое».

Обратите внимание

Прихожанам Космо-Дамианской церкви в Болшеве удалось отстоять свой храм. Начиная с 30-го года прошлого века его больше не закрывали, но сразу четверо священнослужителей этой церкви стали новомучениками. И сегодня они являются ее Небесными покровителями.

В числе тех, кто сподобился мученического венца, был протодиакон болшевского храма отец Николай Тохтуев.

Богоборцы пытались склонить отца Николая к предательству, сделать осведомителем, но, будучи отцом семерых детей, он отверг искушения и отказался от подписки, выбитой у него в Страстную Пятницу 40-го года.

Из ЖИТИЯ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА НИКОЛАЯ ТОХТУЕВА

«29 апреля 1940 года, в Светлый Понедельник, священномученик Николай написал заявление в Мытищинское отделение УНКВД: «Товарищ начальник, я отказываюсь от подписки, и давал ее лишь потому, чтобы мне была возможность встретить Пасху и проститься с семьей. По моим религиозным убеждениям и по сану не могу быть предателем даже злейшего моего врага»…»

Уже летом этого предвоенного года отец Николай был арестован по сфабрикованному обвинению. И спустя 3 года страданий, 17 мая 1943 года, сорокалетним скончался в трагически известном Печорлаге. Но Господь не оставил семью священномученика Николая, жизнь которой навсегда была связана с болшевским храмом, где глубоко почитают память этого святого.

Как подчеркнул в воскресной проповеди клирик Космо-Дамианского храма в Болшеве протоиерей Виктор Нестеров:

«Отец Николай ходил по этому полу, молился в этом храме, этот храм намолен его молитвами. Он, наверное, плакал в алтаре о том, как ему страшно было. Но Господь укрепил его и дал ему Свою благодать, а семье его тоже дал помощь в те смутные времена, и они все, мало того что получили образование, они были верующими людьми, это самое главное…»

Сегодня из семерых детей отца Николая осталась только его дочь Вера Николаевна Данилова. Глубоко верующий человек, она и сейчас поет на клиросе болшевского храма. В интервью телеканалу +Царьград+ Вера Николаевна рассказала:

«Папа пошел страдать и оставил нас на Господа. И Господь действительно нам помогал. И Матерь Божия Казанская, которая являлась маме с иконы, сказала, что Она ее не оставит. И все мы выросли, выучились, около нашего храма Космы и Дамиана.

Мама работала в войну истопником, очень было тяжело, помогал брат старший, которому было 12 лет, а потом она работала в просфорне. Мама всегда чувствовала духовную связь с папой, он ей помогал, и нам тоже всегда помогал и сейчас помогает…

«

И сегодня, когда в нашей жизни нет тех страшных испытаний, которые пережили наши старшие современники, нам стоит особенно благодарить таких людей, как священномученик Николай Тохтуев. Благодарить и возносить к ним свои молитвы, чтобы подобная трагедия не повторилась вновь.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/svjashhennomuchenik-nikolaj-tohtuev-2_9374

Священномученик Николай (Тохтуев)

?Даниил Кольцов (watanabe_cdg) wrote,
2018-05-18 15:35:00Даниил Кольцов
watanabe_cdg
2018-05-18 15:35:00
Протодиакон Николай Тохтуев. Кунгур, тюрьма ОГПУ. 1933 год

БЛАГОДАРНОСТЬ ГОНИТЕЛЯМ

Игумен Дамаскин (Орловский)

Журнал «Фома» | № 5 (85) май 2010

17 мая Русская Православная Церковь празднует память священномученика Николая (Тохтуева).

Священномученик Николай родился в 1903 году в селе Бым Осинского уезда Пермской губернии в благочестивой семье. Его отец, Василий Николаевич Тохтуев, был сыном и внуком уральских кузнецов, отличавшихся большим мастерством. Но где талант — там и страсть.

Видя это, Василий Николаевич с юности положил себе за правило никогда не прикасаться к спиртному и выдержал этот обет на протяжении своей долгой жизни. Он был человеком настолько серьезного религиозного настроя, что в тридцатилетнем возрасте крестьяне выбрали его волостным старшиной, а затем в течение многих лет избирали членом Осинской уездной управы.

Под его руководством были построены десятки новых школ, в том числе и школа в селе Бым.Мать священномученика, Мария Матвеевна, была дочерью священника. Никто ни разу не слышал от нее грубого слова или чтобы она говорила в повышенном раздраженном тоне. Она всегда была тиха, приветлива и со всеми ровна.

Важно

Целыми днями она трудилась, погруженная во множество повседневных забот, но трудилась с радостью, не зная усталости и не замечая трудностей, что было возможно только с непрестанной памятью о Боге.

Вечером она последняя укладывалась спать, потому что по дому нужно было довершить множество дел, а ночью, стоя перед иконами на коленях, долго молилась, чаще всего читая Псалтирь. Утром она вставала раньше всех, чтобы успеть растопить русскую печь и испечь хлеб.

Насколько разительно это отличается от того, что мы наблюдаем ныне в общественной или семейной жизни!..

В 1916 году Николай окончил двухклассное училище и на следующий год поступил в училище псаломщиков при Архиерейском доме в Перми, организованное епископом Андроником (Никольским), который в 1918 году принял мученическую кончину — был закопан в землю живым.

В 1919 году Николай окончил училище и был назначен псаломщиком в Свято-Троицкую церковь в селе Ашапа, а в 1922 году, когда ему исполнилось 19 лет, рукоположен во диакона — славить Господа посреди начавшейся против Церкви беспощадной войны, когда уже тысячи мужественных христианских борцов — архиереев, священников, диаконов и мирян — отдали свои жизни за веру. В 1925 году диакон Николай был возведен в сан протодиакона и награжден двойным орарем.

Протодиакон Николай Тохтуев В 1933 году он был арестован и помещен в кунгурскую тюрьму. Его посадили в рассчитанную на десять человек подвальную камеру, в которую поместили пятьдесят заключенных. Там стояла сырость, духота и табачный смрад, камера не проветривалась. Люди по очереди пробирались к отверстию волчка в двери в надежде вдохнуть хотя немного свежего воздуха, но напротив камеры находилась уборная, откуда тянуло зловонием. Некоторые умирали, не выдерживая таких условий. В этой камере отец Николай пробыл полгода. Укрепляемый Господом, он остался тверд в вере и, будучи вызван на допрос, заявил, что является убежденным верующим человеком, что он верит во второе пришествие Христа, в Страшный Суд и кончину мира. «Но сроков этой кончины мира я не предсказывал, — сказал он следователю. — Разного рода “священные письма” я не распространял… Разговоров о кончине мира я не имел… Существование советской власти несовместимо с религией и моими убеждениями, так как советская власть проповедует атеизм, безверие…» В том же году он был приговорен к трем годам ссылки на Урал. Впоследствии он служил в храмах Московской области, а с января 1938 года — в храме святых бессребреников Космы и Дамиана в поселке Болшево.В самый скорбный день Страстной седмицы — в Великую пятницу 1940 года протодиакон Николай был вызван в районное отделение НКВД в городе Мытищи. Пригрозив, что загонит его на восемь лет в лагерь, следователь предложил протодиакону дать подписку о сотрудничестве с органами НКВД для выявления так называемых антисоветски настроенных лиц. Протодиакон согласился, и следователь предложил ему снова явиться в НКВД на следующий день после Пасхи. Можно только представить себе, какова могла бы быть Пасха для отца Николая с уже подписанной им «квитанцией» на выдачу тридцати сребреников от гонителей Христовых после торжественного и радостного благовестия о Христовом воскресении…После Пасхи он собрал вещи, которые могли понадобиться ему в тюрьме, и написал заявление начальнику районного НКВД. «Товарищ начальник, — писал он, — я отказываюсь от своей подписки и давал ее лишь потому, чтобы мне была возможность встретить Пасху и проститься с семьей. По моим религиозным убеждениям и по сану я не могу быть предателем даже самого злейшего моего врага…» Начальник, прочитав заявление, предложил подумать и не отказываться и отпустил отца Николая домой. Но тот остался тверд в своем решении, приготовившись пострадать за Христа.
Протодиакон Николай Тохтуев с супругой Марией Евгеньевной и детьми.Благополучные времена всеобщего стремления к миру и безопасности всегда отличаются каким-то общим усыплением совести, когда вопросы нравственной чистоты, следование религиозным и нравственным идеалам отходят на второй план, а на первый выступает удовлетворение все усложняющихся и потому кажущихся уже новыми плотских потребностей, на самом же деле — все тех же старых страстей. Времена же гонений и грубого нажима на человека со стороны государства, наоборот, побуждают совесть человека внимательно относиться к разного рода соблазнам. И протодиакон Николай написал новое заявление властям с пространным объяснением своей позиции, которое можно назвать исповеданием веры:«Гражданин начальник! Разрешите мне объясниться с Вами письменно: я говорить много не умею по своей необразованности. Что вы от меня требуете, то я сделать не могу. Это мое последнее и окончательное решение. Большинство из нас идет на такое дело, чтобы спасти себя, а ближнего своего погубить, мне же такая жизнь не нужна. Я хочу быть чистым пред Богом и людьми, ибо когда совесть чиста, то человек бывает спокойный, а когда нечиста, то он не может нигде найти себе покоя, а совесть у каждого человека есть, только она грязными делами заглушается, а потому я не могу быть таким, каким Вы бы хотели…Вы мне обещаете восемь лет — за что же? За то, что я дал жизнь детям? Их у меня семь человек, и один другого меньше. Старший сын двенадцати лет перешел в 6-й класс, второй сын десяти лет перешел в 4-й класс, третий сын восьми лет перешел во 2-й класс, четвертый сын шести лет, пятый сын четырех лет, шестая дочь двух лет и седьмому только еще два месяца; жена больная, не может взять ребенка — так ей скорчил руки ревматизм и сердце болит. Советское государство приветствует и дает награду за многосемейность, а вы мне в награду восемь лет концлагеря пообещали — за что? Какой я преступник? Только одно преступление, что служу в церкви, но это законом пока не запрещено. Если я не могу быть агентом по своему убеждению, то это совершенно не доказывает, что я противник власти… Хотя я и семейный человек, но ради того, чтобы быть чистым пред Богом, я оставляю семью ради Него… Разве не трудно мне оставить… семью в восемь человек и ни одного трудоспособного? Но меня подкрепляет и ободряет дух мой Тот, ради Которого я пойду страдать, и я уверен в том, что Он меня до последнего моего вздоха не оставит, если я Ему буду верен, а отчет мы все должны дать, как жили мы на земле…Вот уже двадцать три года существует советская власть, и я ничем не проявлял себя враждебным по отношению к ней… и вся моя вина лишь в том, что, будучи убежденным христианином, я твердо держусь своих убеждений и не хочу входить в сделку со своей совестью… И вам не могу услужить, как вы хотите, и перед Богом кривить душой. Так я и хочу очиститься страданиями, которые будут от вас возложены на меня, и я их приму с любовью. Потому что я знаю, что заслужил их.Вы нас считаете врагами, потому что мы веруем в Бога, а мы считаем вас врагами за то, что вы не верите в Бога. Но если рассмотреть глубже и по-христиански, то вы нам не враги, а спасители наши — вы загоняете нас в Царство Небесное, а мы того понять не хотим, мы, как упорные быки, увильнуть хотим от страданий: ведь Бог же дал нам такую власть, чтобы она очищала нас, ведь мы, как говорится, заелись… Разве так Христос заповедовал нам жить? Да нет, и сто раз нет, и поэтому нужно стегать нас, и пуще стегать, чтобы мы опомнились. Если мы сами не можем… то Бог так устроил, что вы насильно нас тащите в Царство славы, и поэтому нужно вас только благодарить».5 июля 1940 года протодиакон Николай был арестован и заключен во внутреннюю тюрьму НКВД на Малой Лубянке в Москве. 2 сентября того же года особое совещание при НКВД СССР приговорило его к 8 годам заключения в концлагере. Протодиакон Николай скончался в заключении 17 мая 1943 года, за несколько дней до своего сорокалетия.

Читайте также:  Школа веры: шестая заповедь: «не убивай»

Полный текст жития священномученика Николая (Тохтуева) опубликован в книге «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май». Тверь, 2007.
Для желающих приобрести книги: тел.: 8 (916) 032-84-71 или e-mail: at249@mail.ru

Оригинальная публикация на сайте журнала «Фома»: https://foma.ru/blagodarnost-gonitelyam.html

Фотографии, помещенные в публикации, взята с сайта Регионального Общественного Фонда «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ».

Фотографии, икона и житие священномученика Николая (Тохтуева) на сайте Регионального Общественного Фонда «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ»

Источник: https://watanabe-cdg.livejournal.com/165247.html

Где и когда жил, чем прославился святой мученик-исповедник Николай Тохтуев?

Николай Васильевич Тохтуев родился 9 мая 1903 года.в заводе Бымовский осинского уезда Пермской губернии.семья была многодетная.род тохтуевых произошел от крещеных татар.

Отец Василий Николаевич Тохтуев,мать Мария Матвеевна Цветова.Была дочерью священника.была тихая и приветливая со всеми,глубоко верующая.она оказала большое влияние на воспитание сына.

В 18916 Николай Тохтуев окончил двухклассное училище в Быме ,а в 1917 поступил в училище псаломщиков при Архиерейском доме в Перми.

Вблизи завода Бым находился монастырь Белая Гора,куда они всей семьёй ходили по воскресеньям и в праздники.

Николай любил с детства церковные службы и стал петь петь в церковном хоре.

Совет

В 1919 он поступил в пермскую духовную семинарию и тогда же был назначен псаломщиком в Свято-Троицкую церковь с.Ашапа.но на втором курсе семинария была закрыта.

1922 был обвенчан с Марией Евгеньевной Зорихиной.А 14 мая этого же года был рукоположен в сан диакона к Свято-Троицкой церкви с Ашапа.

В 1923 году направлен был служить в Петропавловскую церковь с.Уинского,а 1924 переведен в Николаевскую церковь села Кыласове.о его голосе в то время пошла слава,что ни у одного диакона не было такого голоса из диаконов кунгура и перми.

в 1926 году 25 марта возведен в сан протодиакона.

и награжден двойным орарем.

Все двадцатые и и последующие годы сотрудники ОГПУ вели наблюдения за священнослужителями.одних арестовывали ,других склоняли к сотрудничеству.

Протодиакону Николаю тоже под угрозой ареста было предложено дать подписку о сотрудничестве с органами огпу в качестве секретного осведомителя и сообщать обо всём.подписку протодиакон дал но сотрудничать не стал.

Протодиакон Николай был арестован 19 января 1933 года в кунгурскую тюрьму.в камере рассчитанную на десять человек поместили пятьдесят.

в камере были ужасные условия стояла сырость,духота,табачный смрад,камера не проветривалась,и в ней нечем было дышать.тут же в камере находилась уборная от куда тянуло тяжелым зловонием.что бы хоть немного подышать воздухом люди пробирались к двери к отверстию волчка.некоторые умирали не выдерживая этих условий.

в этой камере отец Николай пробыл полгода.он остался тверд в вере и на допросе заявил, что является убежденным верующим человеком.

Обратите внимание

28 мая 1933 года особое совещание при коллегии ОГПУ приговорило протодиакона Николая к трем годам ссылки на Урал.находясь в тюрьме отец Николай заболевает тифом и после вынесения приговора был освобожден.

Он служит в храмах избегая арестов.В январе 1938 перешел служить в Храм святых бессребриников Космы и Дамиана в поселке Болшево. Отцу Николаю даже предлагали место в Большом театре но он остался служить в храме Божьем.

26 апреля 1940 года в Великую ПЯТНИЦУ страстной седмицы отец Николай был снова арестован.Следователь пригрозил арестом ,что загонит его в лагерь на восемь лет предложил сотрудничать с органами НКВД.выявляя всех антисоветских лиц.Отец Николай соглашается что бы потянуть время встретить Пасху и проститься с семьёй .

у него уже было написано заявление об отказе сотрудничества которое он вручил начальнику районного отделения НКВД.

в ночь с 5 на 6 июля 1940 года отец Николай был арестован и заключен во внутреннюю тюрьму на малой Лубянке.2 сентября того же года приговорен к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере.Протодиакон Николай скончался в заключении 17 мая 1943 года и был погребен в безвестной могиле.

6 октября 2005 года постановлением Священного Синода причислен к лику святых новомучеников Российских.

день памяти Священномученика Николая Тохтуева 17 мая.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2336343-gde-i-kogda-zhil-chem-proslavilsja-svjatoj-muchenik-ispovednik-nikolaj-tohtuev.html

Собор Болшевских новомучеников

Главная > Благочиние > Новомученики Ивантеевского благочиния > Собор Болшевских новомучеников

Отец Николай родился в 1865 году в селе Коломенское Нагатинской волости Московского уезда Московской губернии в семье священника Сергия Георгиевского. По окончании в 1886 году Московской духовной семинарии он был рукоположен во священника и служил в храмах Московской епархии. В церкви святых Космы и Дамиана с. Болшево отец Николай прослужил чуть более 40 лет.

Он много сделал для родного храма: благодаря его усилиям был не только сооружен придел в честь Казанской иконы Божией Матери, но и при его непосредственном участии на колокольне Космо-Дамианского храма был установлен большой колокол, могучий голос которого был слышен за десять верст вокруг.

Важно

Отец Николай долгое время, включая и время гонений от безбожных властей, был благочинным храмов Мытищинского района.

В конце августа 1929 г., после обедни, в церковь явились несколько человек, возглавляемых двумя местными печальной славы “общественными деятелями” – П. Дудко и И. Бардышевым. Они отобрали у священника отца Николая Георгиевского и старосты ключи и заперли церковь, объявив, что здание со всем имуществом конфискуется. Решили громить церковь вручную. Помогал отряд добровольцев.

Приходили как на работу, по-деловому, с инструментами. Первое, что привлекло их внимание, было паникадило – главная люстра храма, ажурное сооружение из металла и хрусталя, по виду воздушно-легкое, но в действительности массой в несколько пудов, подвешенное на толстой железной цепи под куполом.

Приставив лестницы, забрались наверх и перепилили цепь. Люстра рухнула на каменный пол и разбилась вдребезги. Затем принялись за иконостас, подрубили опоры и повалили его, превратив в груду обломков.

Под ними было погребено главное Распятие работы В.Д. Поленова. Взялись за колокола, их спускали по канату на землю, но самый большой колокол снять не могли – слишком тяжел и огромен, в окно колокольни не проходил.

Его решили разбить на месте.

Пришла зима, но церковь продолжали громить. Приходили все желающие и выискивали, что еще можно разбить или разломать. Разодраны были в клочья дорогие покрывала и облачения духовенства – ризы из золотой и серебряной парчи.

Дети на Первомайке играли золотыми кисточками, парчовыми лоскутами и обломками окладов икон. Надругательство над церковью приводило в ужас прихожан.

Разодрав на куски плащаницу, одну часть ее отнесли к дому крепко верующего старика и, открыв дверь, швырнули ее ему под ноги, сопровождая сей акт отвратительными ругательствами.

Может возникнуть вопрос: почему верующие не защитили свою церковь? Пришли бы десятка два–три мужиков и выбросили громил за ворота! Нет, силой тут действовать было нельзя, это прихожане точно знали.

Совет

В особенности боялись за своего священника, отца Николая, которого очень любили. Ему не миновать бы ареста, а может быть, и расстрела. Примеры уже были. Так что верующим оставалась лишь роль просителей.

Да и на эту роль не так уж много охотников находилось.

В те дни группу ходоков от болшевского прихода возглавила Лидия Мартыновна Евстафьева. Эта маленькая, тихая женщина (ей было лет 55) принялась энергично и безбоязненно выполнять поручения верующих. Без устали она обивала пороги разных ведомств, включая самые высокие.

Кто-то из деятелей культуры и искусства не побоялся присоединить свою просьбу, указав, что в болшевской церкви имеются работы знаменитого художника В.Д. Поленова.

Местные власти, даже получив из Москвы соответствующее предписание, оставляли его под сукном.

После повторных настойчивых просьб Москва поручила разобраться с делом болшевской церкви начальнику милиции Мытищинского района В.П. Якунину.

Была уже весна, апрель, начиналась Страстная неделя. К вечеру погромщики явились “на работу”. Искали, что еще осталось целым в церкви.

Обнаружили засыпанный осколками стекла, обломками металла и дерева большой деревянный крест. Перевернули его, а там – неповрежденное изображение Распятого Господа.

Распилили Распятие на куски и снесли вниз, в котельную, но поленились растапливать печь: “ладно, завтра сожжем”. Наутро В. Якунин отобрал у них ключи.

Обратите внимание

От И. Бардышева и П. Дудко потребовали возвратить все вынесенные из церкви предметы. Известно, что у них отобрали два дорогих креста на массивных цепочках и ключ. Что стало с другими драгоценными предметами – установить невозможно.

15 апреля 1930 г. храм вновь был открыт. Под руководством Г. Левицкого и И.

 Шуранова начали реставрацию. Казалось, должны были опуститься руки, но они решили сделать невозможное – восстановить церковь к Пасхе. И сделали! Все работали, не щадя себя, трое суток продолжалась работа, не прекращаясь ни днем, ни ночью.

Когда принесли из котельной куски поленовского Распятия, специалисты сказали, что его можно восстановить.

Церковь Космы и Дамиана осталась за верующими, а Бардышев, Дудко и иже с ними вели агитацию за исключение Якунина из партии. Ему пришлось пережить немало неприятных дней.

В то смутное время церковным старостой была Л.М. Евстафьева. Ей и в дальнейшем приходилось отбивать атаки на церковь.

В частности, защищаться от несуразного проекта, который предлагал местный Совет: устроить в одном из помещений церкви водокачку, а водонапорный бак водрузить на колокольню. Лидия Мартыновна отправилась к М.И.

 Калинину, и случилось маленькое чудо: без предварительной записи она прошла прямо в его кабинет. Он встретил ее приветливо и наложил на заявлении резолюцию – “Оставить болшевскую церковь Косьмы и Дамиана в покое”.

В отместку представители власти стали собирать сведения об отце Николае для его ареста. Во время праздника Пасхи в 1931 г.

Важно

отец Николай, поздравляя верующих, сказал, что, слава Богу, дождались; наверное, больше так не придется встречать, потому что коммунисты жмут.

Одна из дежурных свидетелей показала, что во время проповеди священник Георгиевский сказал, что «Иисус Христос крестился и всем нам это завещал, а сейчас люди это не стали признавать, не стали крестить людей».

Прихожане болшевской церкви все-таки не смогли уберечь своего батюшку от тюрьмы. Больного протоиерея Николая Георгиевского и сослужившего ему протодиакона Андрея Рубина арестовали одновременно 14 июля 1931 г. 26 июля отец Николай был допрошен. На все вопросы следователя категорично ответил: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю и показания давать отказываюсь».

Протоиерей Николай  Георгиевский скончался 10 сентября 1931 г. в пересыльной тюрьме в Алма-Ате. Протодиакон Андрей Рубин был также сослан в лагерь заключения, где впоследствии погиб.

Постановлением Священного Синода «О канонизации Новомучеников и Исповедников Российских ХХ века» Николай Сергеевич Георгиевский, протоиерей церкви святых безсребреников Космы и Дамиана в Болшево, причислен к лику Святых. Празднование священномученику пресвитеру Николаю Георгиевскому установлено в день его  кончины — 10 сентября и в день празднования Собора Новомучеников и Исповедников Российских

В 1922 г. в храм святых Космы и Дамиана был переведен священник Александр Русинов. В 1930 г. протоиерей Александр Русинов был арестован в первый раз. Его обвиняли в антисоветской агитации и укрытии церковных ценностей. Батюшку осудили и выслали на три года в исправительно-трудовой лагерь г. Котласа.

Какого исправления  желала новая власть от всех священнослужителей и православных христиан? – Отречения от Бога, отречения от Креста. Отец Александр не знал, как жить без Бога, не хотел без Него жить и не умел.

С 1932 по 1938 гг. в селе Болшево жили диакон Сергий Никольский вместе с матушкой Марией.

Диакон Сергий служил в храме святых безсребреников и чудотворцев Космы и Дамиана вместе с отцом Александром Русиновым. Они не только вместе служили, но и жили в одном доме – в церковной сторожке, делили ее на две семьи.

Оба подвергались арестам, оба пережили предупреждение от властей, оба вернулись по воле Божией в Космо-Дамианский храм, чтобы завершить свой жизненный путь достойно.

В праздник Крещения Господня 19 января 1938 г. отец Александр и диакон Сергий были арестованы во второй раз, чтобы уже никогда не вернуться на свободу. Их доставили в застенки ОГПУ, где  начались безконечные, изматывающие душу и тело допросы.

Свидетелями по делу отца Александра и диакона Сергия проходили Рыков и Тихонова. Священнослужителей обвиняли в контрреволюционной деятельности, антисоветской агитации и подрыве устоев новой власти. Признаний не только требовали, их выбивали, издевались. Все это осталось между строк протоколов.

Совет

31 января 1938 г. на Бутовском полигоне протоиерей Александр Владимирович Русинов и диакон Сергий Никольский были расстреляны. В тот же день вместе с ними погибли ещё 312 человек, 7 из которых – священнослужители, и захоронены в общей безвестной могиле.

18 декабря 1958 г.

диакон Сергий Никольский был реабилитирован Президиумом Московского областного суда.

Читайте также:  Святитель иннокентий московский

11 апреля 2006 г. постановлением Священного Синода протоиерей Александр Русинов причислен к лику святых Новомучеников Российских для общецерковного почитания. Память его празднуется 31 января.

В 1932 г. в Космо-Дамианском храме служил священномученик Павел Успенский (1888-1938). Последнее место служения – храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Рудня Куровского района (ныне Орехово-Зуевский район). Отец Павел был арестован 19 марта 1938 г. Михневским районным отделением НКВД и заключен в Каширскую тюрьму.

Расстрелян 4 июля 1938 г. на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

По определению Юбилейного Архиерейского Собора РПЦ 2000 г. священник Павел Успенский включен в Собор Новомучеников и Исповедников Российских ХХ века для общецерковного почитания в лике Святых. Память его празднуется 4 июля.

В январе 1938 г. в храм Космы и Дамиана в Болшево перешел служить протодиакон Николай Тохтуев. Служение в церкви начал в 1919 г. по окончании училища псаломщиков при Архиерейском доме в Перми. В 1922 г. был рукоположен во диакона в Свято-Троицкой церкви с. Ашапа Пермской губернии.

У диакона Николая  был красивый и мощный бас, какого не было ни у одного из диаконов Кунгура и Перми, и 26 января 1925 г. епископ Кунгурский Аркадий (Ершов) (священномученик – память празднуется 3 ноября) позвал его служить в Кунгурский Успенский кафедральный собор.

Владыка полюбил диакона Николая за его простоту, добродушие и нестяжательность. В 1925 г. отец Николай был награжден двойным орарем и возведен в сан протодиакона.

Все двадцатые и последующие годы сотрудники ОГПУ вели наблюдение за церковнослужителями. В 1932 г.

Обратите внимание

протодиакон Николай подвергся аресту, был приговорен к трем годам ссылки на Урал. Находясь в кунгурской тюрьме, он заболел тифом и после приговора был освобожден, чтобы следовать на место ссылки вольным порядком.

Выздоровев, протодиакон Николай по совету близких людей решил в ссылку не ехать и отправился в Москву, где впоследствии служил в разных храмах Московской области. Гонимый властями и ведомый Богом, в 1938 г. отец Николай Тохтуев начал свое короткое и последнее служение в храме святых мучеников Космы и Дамиана.

Поселившись в Болшево с семьей (у отца Николая было семь детей), стал брать уроки вокала у руководителя ансамбля песни и пляски А.В. Александрова. Его пригласили в ансамбль певцом, предлагали перейти в Большой театр, но протодиакон Николай остался служить в храме Божием.

В самый скорбный день Страстной седмицы — в Великую пятницу 1940 года протодиакон Николай был вызван в районное отделение НКВД в городе Мытищи.

Пригрозив, что загонит его на восемь лет в лагерь, следователь предложил протодиакону дать подписку о сотрудничестве с органами НКВД для выявления так называемых антисоветски настроенных лиц. Протодиакон согласился, и следователь предложил ему снова явиться в НКВД на следующий день после Пасхи.

Можно только представить себе, какова могла бы быть Пасха для отца Николая с уже подписанной им «квитанцией» на выдачу тридцати сребреников от гонителей Христовых после торжественного и радостного благовестия о Христовом Воскресении…После Пасхи он собрал вещи, которые могли понадобиться ему в тюрьме, и написал заявление начальнику районного НКВД.

«Товарищ начальник, — писал он, — я отказываюсь от своей подписки и давал ее лишь потому, чтобы мне была возможность встретить Пасху и проститься с семьей. По моим религиозным убеждениям и по сану я не могу быть предателем даже самого злейшего моего врага…» Начальник, прочитав заявление, предложил подумать и не отказываться и отпустил отца Николая домой. Но тот остался тверд в своем решении, приготовившись пострадать за Христа. В своем пространном заявлении отец Николай писал: «…Вы нас считаете врагами, потому что мы веруем в Бога, а мы считаем вас врагами за то, что вы не верите в Бога. Но если рассмотреть глубже и по-христиански, то вы нам не враги, а спасители наши, вы загоняете нас в Царство Небесное… ведь Бог же дал нам такую власть, чтобы она очищала нас… и поэтому нужно вас только благодарить».

4 июля 1940 г. была выписана справка на арест протодиакона Николая, по которой он обвинялся в том, что «являясь враждебно настроенным к существующему в СССР политическому строю, был тесно связан с отдельными участниками группы… существовавшей в Мытищинском районе…»

В ночь с 5 на 6 июля отец Николай был арестован и заключен во внутреннюю тюрьму НКВД на Лубянке. 2 сентября 1940 г.

Важно

  особое совещание при НКВД приговорило протодиакона Николая Тохтуева к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен в Севжелдорлаг в Коми.

Последнее письмо прислал родным из поселка Кожва в начале 1943 г. Скончался в заключении 17 мая 1943 г. и был погребен в безвестной могиле.

После ареста мужа матушка Мария Евгеньевна с детьми продолжала жить там же, в Болшеве, в деревянном церковном домике-сторожке, в 50-100 метрах от Космо-Дамианского храма и по дороге к храму Преображения Господня.

Мария Евгеньевна работала кочегаром в храме, пекла просфоры, выполняла различные поручения старосты, ездила по различным поручениям в Синод. В сторожке она располагала ночевать родственников тех, кого крестили, а в кухне устраивали спевки певчие.

Во время войны в одной из комнаток проживал один священник, служивший в Болшеве, отец Рафаил. Мальчики, сыновья протодиакона Николая, помогали в алтаре. Маленькую Веру брали петь в церковный хор.

Дети протодиакона Николая Тохтуева и Марии Евгеньевны выросли людьми верующими, церковными. Матушка Мария Евгеньевна умерла в июле 1996 г. К 1999 г. осталось в живых трое детей протодиакона отца Николая: Евгений, Авенир и Вера. Евгений Николаевич и Вера Николаевна живут недалеко от Болшево и являются постоянными прихожанами Косьмодамианского храма.

16 августа 1957 г. протодиакон Николай Тохтуев реабилитирован Московским областным судом. 6 октября 2005 года постановлением Священного Синода причислен к лику Святых Новомучеников Российских для общецерковного почитания.

В 2006 году в Свято-Тихоновском богословском университете написали икону Николая Тохтуева: на золотом фоне в полный рост стоит Святой, а позади него вдалеке видна болшевская церковь. Инициатором написания этого образа стал священник болшевского храма Георгий Рзянин.

Память священномученика и исповедника Николая Тохтуева празднуется 17 мая.

Источник: http://ivblagochinie.ru/blagochinie/novomucheniki-ivanteevskogo-blagochiniya/sobor-bolshevskih-novomuchenikov.html

4 (17) мая. Священномученик. Николай (Тохтуев) — PDF

1 4 (17) мая Священномученик Николай (Тохтуев) Священномученик Николай родился 9 мая 1903 года в заводе Бымовский Осинского уезда Пермской губернии * в крестьянской семье. Род Тохтуевых происходил от крещеных татар, которые поселились здесь в первой половине ХVIII века; это были потомственные кузнецы, отличавшиеся в своем деле большим мастерством.

Прадед Николая Тохтуева, Осип Антипович, мог исправить такую поломку, которую в то время никто из бымовских кузнецов исправить не мог. Но, как среди многих мастеровых, в их среде тогда был широко распространен грех винопития.

Погрешал этим и дед Николая, Николай Осипович; до пятидесяти лет это был прекрасный кузнец и добропорядочный человек, но, поработившись страсти, он подорвал свое здоровье и вскоре умер.

Совет

Видя с детства, к чему приводит человека грех пьянства, отец Николая, Василий Николаевич, дал Богу обет не пить ни капли ничего хмельного и выдержал его в течение всей своей долгой жизни. Первое представление о книжном учении Василий получил от местного псаломщика, обучившего его грамоте, затем окончил сельскую школу.

Огромное влияние на его воспитание оказала его мать, Мария Федоровна, женщина благочестивая, начитанная, воспитавшая Василия в строго религиозном духе и привившая ему любовь к чтению духовных книг.

Сельская молодежь любила тогда собираться на вечеринки, но Василий лишь изредка посещал их, предпочитая им беседы на духовные темы со своим благочестивым другом, Василием Коноплевым **. Василий Николаевич женился, когда ему исполнилось восемнадцать лет.

В тридцать пять лет он овдовел, оставшись с четырьмя детьми, и женился на дочери священника Матвея Цветова, Марии, которой было тогда тридцать лет. У Марии Матвеевны с Василием Николаевичем родилось шесть детей.

Василий Николаевич был трудолюбивым земледельцем и хорошим хозяином, на своем поле он добился значительных урожаев, позволивших ему поправить хозяйство и выстроить новый дом. В тридцать лет крестьяне избрали его волостным старшиной и затем выбирали на эту должность четыре раза в течение двенадцати лет.

На этом посту он стал известен как энергичный и справедливый человек, заботящийся о нравственном и материальном благосостоянии крестьянского общества. Узнав, что богатый мужик из соседнего села едва ли не до смерти бьет свою жену, он неожиданно застал его как раз в тот момент, когда тот собирался приступить к этому занятию; мужик пытался оправдаться, но Василий Николаевич спокойным тоном ему заявил, что если он хоть пальцем тронет свою жену впредь, то по приговору волостного правления ему будет устроена за избиение жены публичная порка. Стыд перед публичным позором отрезвил мужика, и он изменил свою жизнь. Впоследствии он вместе с женой пришел благодарить Василия * Ныне село Бым Кунгурского района Пермской области. ** Впоследствии настоятель Белогорского Свято-Николаевского монастыря архимандрит Варлаам, преподобномученик; память 12/25 августа.

2 Николаевича «за науку». Слава о необыкновенном волостном старшине быстро распространилась за пределы волости, и в 1906 году Василий Николаевич был избран в 1-ю Государственную Думу от Осинского уезда.

В Думе он не примыкал ни к каким партиям, присматриваясь и осмысливая происходящее, и, когда через три месяца Дума была распущена, он не присоединился к ее революционной части, а уехал домой.

Обратите внимание

Василий Николаевич Тохтуев с супругой Марией Матвеевной и детьми, (нижний ряд слева направо): Валентин, Николай, Глеб, Валентина, Пелагия; (верхний ряд): Аркадий, Анатолий, Александра, Таисия и Раиса После пребывания в Государственной Думе он стал известным человеком в уезде и был избран в члены Осинской уездной управы.

Ему было поручено ведать делами строительства народных школ, библиотек и больниц. Одиннадцать лет он подвизался на этом поприще: под его руководством были построены десятки новых школ, в том числе и большая деревянная школа в Бымовском заводе.

После Февральской революции в 1917 году в стране началась анархия, и многие распропагандированные большевиками солдаты стали собираться под лозунгами социалистических идей в разбойничьи шайки; одна из таких шаек организовалась в Быму. Василий Николаевич был заочно приговорен ею к расстрелу как контрреволюционер.

После всенощной под большой церковный праздник его ждали новоявленные революционеры у дома и у церковной ограды, чтобы арестовать и расстрелять, но Василий Николаевич вышел за ограду в другом месте, а затем несколько месяцев скрывался в лесу и дома в подвале в особо устроенном месте, о чем знали даже не все домашние.

Затем началась гражданская война, и в село пришли войска Колчака. При их отступлении, наслышанный о беспощадных большевистских расстрелах, Василий Николаевич вместе с сыном Николаем сделал попытку уйти с белыми в глубь Сибири. Отъехав от дома на сто пятьдесят верст и попав на большой Сибирский тракт, он увидел, что по нему движутся десятки тысяч людей, которые непременно должны вскоре, по его представлениям, столкнуться с

3 большими трудностями, потому что некому было организовать для них ни ночлега, ни мест для приготовления пищи. И Василий Николаевич вернулся с сыном домой. Несколько раз большевистские власти его арестовывали, но всякий раз ему удавалось доказать свою невиновность, и его отпускали. Огромное влияние на воспитание Николая оказала его мать, Мария Матвеевна.

Ее глубокая вера в Бога руководила всеми ее поступками. В глазах окружающих она была настоящей подвижницей. Ни разу никто не слышал от нее грубого или раздраженного слова или чтобы она говорила в повышенном тоне. Она была всегда тихая, приветливая и со всеми ровная, из детей никого не выделяла как любимчиков.

Она целыми днями трудилась, погруженная во множество повседневных забот, но трудилась с радостью, не зная усталости и не замечая трудностей, что было возможно только непрестанно памятуя о Боге.

Важно

Вечером она последняя укладывалась спать, потому что по дому нужно было довершить множество дел что-то сшить, перешить, починить одежду, а ночью, стоя перед иконами на коленях, долго молилась, чаще всего читая Псалтирь. Утром она вставала раньше всех, чтобы успеть растопить русскую печь и испечь хлеб.

Бымовский завод расположен в девяти километрах от Белогорского во имя святителя Николая мужского монастыря, бывшего одним из ярких духовных явлений того времени на Урале, когда верой, трудолюбием, нелицемерным устремлением ко спасению сотен людей, но главным образом чудесной силой Божией, в течение двух десятилетий были воздвигнуты великолепные храмы одного из лучших монастырей России. При своем основании монастырь не имел никаких материальных средств, кроме веры его наместника архимандрита Варлаама и собравшейся вокруг него братии. Основанный в 1897 году в пустынном лесном месте, он скоро стал центром духовного просвещения Урала. Сюда приезжали великие князья, дворяне, крестьяне и рабочие уральских заводов. Число насельников в течение короткого времени выросло до пятисот человек. На вершине горы, откуда открывается вид едва ли не на сто километров округи, был воздвигнут величественный Крестовоздвиженский собор. Дом Божий, претворенный в действительность рукой человеческой, тут соперничал с творением Божиим прекрасным миром, окружавшим монастырь. Здесь для паломника мир бесконечно великий становился родным и близким творение Божие, глубочайший смысл жертвы Христовой и ежедневно приносимая Бескровная Жертва. Одной из достопримечательностей Белогорского монастыря был хор, состоявший почти из ста человек, причем хор исполнял произведения только церковных композиторов, лишенные светских эффектов, и потому его пение создавало глубоко молитвенное настроение в душах молящихся, которых собиралось на праздники многие тысячи. После службы в большой монастырской трапезной паломников кормили, приглашая всех без различия к общему столу. Здесь соседствовали дворяне, крестьяне и нищая братия. Люди обеспеченные предпочитали простую монастырскую трапезу всем излишествам и изыскам своей. Она как будто и была тем благодатным хлебом насущным, только и насыщающим по-настоящему человека, о котором Господь научил учеников просить в молитве. Большой поклонник народного просвещения, архимандрит Варлаам, стремясь сделать доступным книжное знание для живущих вокруг обители крестьян, собрал в монастыре библиотеку из десятков тысяч томов. Белогорский монастырь оказал

Читайте также:  Чин утрени - схемы богослужений (чинопоследования)

4 огромное влияние на окрестное население благочестием и глубоким нравственным и религиозным настроем своих насельников, и до прихода советской власти население этих мест не знало ни воровства, ни иных преступлений. Близость к монастырю привлекала в Бымовский завод множество паломников, которые приходили помолиться в обитель каждый год на престольные праздники.

Мария Матвеевна с любовью принимала их у себя, и во время белогорских торжеств дом Тохтуевых наполнялся паломниками, что оказало большое влияние на детей, познакомив их уже в раннем возрасте с рассказами о святых подвижниках и святых местах из уст очевидцев. И в самом Быму жили люди глубокой веры: благодаря ей они преодолевали все беды и неурядицы.

Через три дома от Тохтуевых жила раба Божия Ольга Ивановна, она была женой кузнеца пьяницы и дебошира. Ольге Ивановне приходилось переносить много обид от своего мужа, который ее беспощадно бил и издевался над ней. Бывало так, что он намеренно приводил в дом любовницу и приказывал Ольге Ивановне ухаживать за ней и угощать. В ответ он никогда не слышал никаких возражений.

Она только, точно какая блаженная, скажет: «Слушаю, Яков Агафоныч. Сделаю, Яков Агафоныч». Ольга Ивановна была человеком глубокой веры и несомневающегося упования на Господа. Во всех трудных обстоятельствах, которых у нее было немало, она обращалась к Господу и Его святым. Однажды ее муж пришел домой ночью пьяным и уже на дворе разбушевался.

Ольга Ивановна, не зная, как справиться с буйством мужа, попросила святителя Николая: «Никола-угодник, что-то я себя сегодня плохо чувствую, больная вся. Отведи его руку». А муж в это время вошел в дом, снял тулуп и приготовился бить жену. Занес над ней кулаки и вдруг в окно постучали. Он бросился посмотреть нет никого.

Он снова стал приступать к жене с кулаками снова раздался стук в окно, но только уже сильнее. Он опять глянул в окно нет никого. От охватившего его страха он мгновенно протрезвел, велел жене подать ужин, а затем, не сказав ни слова, лег спать.

Совет

Благочестие родителей, близость подвижнического миссионерского монастыря и частое присутствие на монастырских службах оказали на Николая Тохтуева огромное влияние. В 1916 году он окончил двухклассное училище в Быму и на следующий год поступил в училище псаломщиков при Архиерейском доме в Перми.

По окончании в 1919 году училища, Николай был назначен псаломщиком в Свято- Троицкую церковь в селе Ашапа. 14 мая 1922 года он был рукоположен во диакона к этой церкви, в 1923 году направлен служить в Петропавловскую церковь села Уинского, в 1924 году переведен в Николаевскую церковь в селе Кыласово.

В это время у диакона Николая открылся красивый и мощный бас, какого не было ни у одного из диаконов Кунгура и Перми, и 26 января 1925 года епископ Кунгурский Аркадий (Ершов) * позвал его служить в градо-кунгурский Успенский кафедральный собор. Владыка полюбил диакона Николая за его простоту, добродушие и нестяжательность. В 1925 году в Неделю Православия диакон Николай был возведен в сан протодиакона и награжден двойным орарем. * Священномученик Аркадий (в миру Александр Павлович Ершов); память 21 октября/ 3 ноября.

5 Все двадцатые и последующие годы сотрудники ОГПУ вели наблюдение за священнослужителями: одних арестовывали, других склоняли к сотрудничеству, третьих принуждали к оставлению служения в храме.

Епископ Кунгурский Аркадий (Ершов) и протодиакон Николай Тохтуев Случайный свидетель, деревенский подросток, в мае 1931 года показал, что был в кунгурской церкви на праздник Успения Пресвятой Богородицы; после службы его позвал к себе на чай протодиакон Николай, который ему стал говорить, что советская власть задушила духовенство налогами.

Протодиакон Николай был вызван в ОГПУ, и ему под угрозой ареста было предложено дать подписку о сотрудничестве с органами ОГПУ в качестве секретного осведомителя и сообщать обо всем, что происходит среди церковно- и священнослужителей. Подписку протодиакон дал, но сотрудничать не стал.

В 1931 году Василия Николаевича лишили избирательных прав как бывшего члена Государственной Думы, и двое его сыновей, один из которых протодиакон Николай, как дети лишенца, были отправлены в тыловое ополчение, условия жизни в котором мало чем отличались от лагерных.

Большую часть времени тылополченцы выполняли тяжелую работу часто в трудновыносимых условиях рыли котлованы и возводили корпуса заводов. Протодиакон Николай был отправлен на работу в Екатеринбург. В декабре 1932 года сотрудник ОГПУ, «рассмотрев агентурную разработку труженики…

» 1 нашел, что некоторые священники и миряне, «будучи недовольны советской властью и ее мероприятиями на селе, ведут активную антисоветскую деятельность среди населения, предсказывая скорую гибель советской власти, кончину мира, пришествие Страшного Суда и распространяют разного рода святые письма. Особенно активную деятельность фигуранты разработки развернули за последнее время, поэтому… постановил он, фигурантов разработки труженики… оперативно изъять и привлечь к ответственности» 2.

Обратите внимание

6 Были произведены аресты, всего по делу было арестовано двадцать семь человек. Протодиакон Николай был арестован 19 января 1933 года и помещен в кунгурскую тюрьму. Его посадили в подвальную камеру, рассчитанную на десять человек, в которую поместили пятьдесят.

В камере стояли сырость, духота и табачный смрад, она не проветривалась, и в ней нечем было дышать. Люди по очереди пробирались к отверстию волчка в двери, чтобы хотя немного вдохнуть свежего воздуха, но напротив камеры находилась уборная, и оттуда тянуло тяжким зловонием. Некоторые умирали, не выдерживая этих условий.

В этой камере отец Николай пробыл полгода; укрепляемый Господом, он остался тверд в вере и, вызванный на допрос, заявил, что является убежденным верующим человеком, что он верит, что будет приход на землю антихриста, второе пришествие Христа, Страшный Суд и кончина мира.

«Но сроков этой кончины мира я не устанавливал и не предсказывал, сказал он следователю. Разного рода священные письма я не распространял… Разговоров о кончине мира я… не имел… Существование советской власти несовместимо с религией и моими убеждениями, так как советская власть проповедует атеизм, безверие…

» 3 31 января следователь снова допросил протодиакона, поинтересовавшись, давал ли тот подписку о сотрудничестве с ОГПУ.

«В 1931 году я давал органам ОГПУ подписку о сотрудничестве в качестве секретного агента по освещению контрреволюционной деятельности церковников и духовенства, но я не только не выполнял эту подписку, а сам вел антисоветскую деятельность. С советской властью я считаюсь и признаю ее постольку, поскольку это не вредит вере. От дальнейших показаний отказываюсь» 4, сказал протодиакон. Протодиакон Николай Тохтуев. Кунгур, тюрьма ОГПУ год

Источник: https://docplayer.ru/35278135-4-17-maya-svyashchennomuchenik-nikolay-tohtuev.html

Тохтуев Николай Васильевич

Родился в с. Быме Кунгурского уезда Пермской губернии в семье потомственных кузнецов. Род Тохтуевых происходит от крещёных татар, которые трудились на бымских заводах со времени их основания в первой половине XVIII в.

Отец, Василий Николаевич Тохтуев, пользовался большим уважением односельчан. Пять раз его выбирали волостным старшиной, а в 1906 г. он был избран в 1–ю Государственную Думу.

После её роспуска Василий Тохтуев вернулся в родные места. Здесь общественная деятельность его была продолжена: в Осинском уезде он в течение 11 лет ведал делами строительства народных школ, библиотек и больниц. Василий Николаевич Тохтуев дружил с будущим основателем Белогорского монастыря Василием (Коноплёвым) — впоследствии архимандритом Варлаамом.

Мать, Мария Матвеевна (Цветова), была дочерью священника. Тихая и приветливая со всеми, глубоко верующая, она оказала большое влияние на воспитание своего сына Николая.

Образование

В 1916 г. Николай Тохтуев окончил двухклассное училище в Быме; в 1917 г. поступил в училище псаломщиков при Архиерейском доме в Перми.

Существует предположение, что примерно между 1916 и 1917 гг. он был послушником в Белогорском монастыре.

В 1919 г. он продолжил образование в Пермской духовной семинарии, и в том же году был назначен псаломщиком в Свято-Троицкую церковь с. Ашапа. Когда Николай Тохтуев учился на втором курсе, семинарию закрыли.

Служба в церкви

14 мая 1922 г. состоялось рукоположение Николая Тохтуева во диакона. Этот год стал для него также годом его женитьбы. Он был обвенчан с Марией Евгеньевной (Зорихиной).

В 1923 г. Николая Тохтуева направили служить в Петропавловскую церковь с. Уинского; в 1924 г. — перевели в Николаевскую церковь в с. Кыласове. В это время по всей округе пошла слава о мощном красивом голосе о. Николая. Говорили, что такого баса не было ни у одного из диаконов Кунгура и Перми.

И 26 января 1925 г. епископ Кунгурский и Пермский Аркадий (Ершов) призвал Николая Тохтуева на службу в Успенский кафедральный собор г. Кунгура. 25 марта 1926 г. о. Николая возвели в сан протодиакона.

Угроза ареста

В один из дней 1931 г. Николая Тохтуева вдруг вызвали в ОГПУ, ознакомили с показаниями против него, а затем предложили стать осведомителем. В противном случае пригрозили арестом.

Подписку протодиакон дал, и его отпустили. Однако никаких донесений в ОГПУ от него так и не поступило.

Очевидно, он не избежал бы ответственности за уклонение от такого «сотрудничества», но здесь помогло другое несчастье.

Василия Николаевича, отца Николая Тохтуева, в 1931 г. лишили избирательных прав как бывшего члена Государственной Думы, и двоих его сыновей отправили в тыловое ополчение. Протодиакона Николая послали в г. Екатеринбург (в то время — Свердловск), где в 1931–1932 гг. он с товарищами по несчастью в каторжных условиях работал на стройках.

Однако арест Николая Тохтуева был, по-видимому, только отложен, но неизбежен.

В декабре 1932 г. ОГПУ заводит дело по факту «активной антисоветской деятельности», которая заключается якобы в том, что некоторые священнослужители и миряне предсказывают «скорую гибель советской власти, кончину мира, пришествие Страшного Суда», а также распространяют «святые письма».

Первый арест

В январе 1933 г. производятся аресты, и в числе 27 человек, заключённых под стражу, оказывается и протодиакон Николай. Его содержат в кунгурском арестном доме.

В камеру, рассчитанную на 10 человек, фактически поместили 50. Находясь в таких тяжелейших условиях, Николай Тохтуев, тем не менее, не ослабевал духом и твёрдо отвечал следователям на допросах, что он является убежденным верующим человеком и верит, что будет приход на землю антихриста, второе пришествие Христа, Страшный Суд и кончина мира.

Он говорит: «Но сроков этой кончины мира я не устанавливал и не предсказывал. Разного рода «священные письма» я не распространял… Разговоров о кончине мира я… не имел…

Важно

Существование советской власти несовместимо с религией и моими убеждениями, так как советская власть проповедует атеизм, безверие.

Несовместимы с моими убеждениями как служителя культа и проводимые советской властью мероприятия».

На вопрос следователя о том, давал ли протодиакон подписку о сотрудничестве, о.

 Николай Тохтуев отвечает так: «В 1931 году я давал органам ОГПУ подписку о сотрудничестве в качестве секретного агента по освещению контрреволюционной деятельности церковников и духовенства, но я не только не выполнял эту подписку, а сам вёл антисоветскую деятельность. С советской властью я считаюсь и признаю её постольку, поскольку это не вредит вере. От дальнейших показаний отказываюсь».

Через полгода, 28 мая 1933 г., особое совещание при Коллегии ОГПУ обвинило Николая Тохтуева в «участии в церковно-монархической контрреволюционной организации» и приговорило к трём годам «вольной высылки» на Урал. Однако в кунгурском арестном доме протодиакон заболел тифом, и исполнение приговора было отложено. О нём как будто забыли.

В ноябре 1933 г. вместо того, чтобы ехать в ссылку, Николай Тохтуев с женой и четырьмя детьми уезжает в Москву.

В конце 1933 г. он оказывается в Калужской области и служит в храме пос. Угода диаконом.

В 1935 г. Николай Тохтуев переехал в Наро-Фоминск. Здесь, в Наро-Фоминском благочинии, он служит сначала в одном, затем в другом храме, но в январе 1938 г. получает сообщение от верных людей о скором аресте. Второпях его семья и он сам уезжают, не захватив почти никаких вещей.

Болшево

Церковь Косьмы и Дамиана в пос. Болшеве (ныне в черте г. Королёва) стала последним местом служения протодиакона Николая Тохтуева. Его назначили сюда штатным диаконом 18 января 1938 г.

Слава о красивом голосе священника распространилась и здесь: послушать его приходили даже те, кто был далёк от православной веры.

Известно, что в этот период жизни Николай Тохтуев брал уроки пения у руководителя ансамбля песни и пляски А.В. Александрова. Протодиакону предлагали стать певцом в этом ансамбле, звали даже в Большой театр, но священник совершенствовал свои вокальные данные исключительно для того, чтобы служить литургию.

Источник: http://www.geoKorolev.ru/biography/biography_person_tohtuev.html

Ссылка на основную публикацию