Священномученик петр голубев, священник

Русская линия / Библиотека периодической печати: Священномученик Пётр Голубев

Священномученик Пётр (Пётр Григорьевич Голубев) родился в 1880 году в селе Каледино Подольского района Московской области. Через два дня после рождения младенец был крещён. Отец его Григорий Петрович Голубев служил псаломщиком в Троицкой церкви в том же селе. Он умер, когда мальчику было три года.

После смерти отца до восьмилетнего возраста Пётр проживал в родном селе с матерью Пелагией Евграфовной. В августе 1888 года Пётр Голубев поступил в подготовительный класс Перервинского духовного училища, которое окончил в 1894 году.

По окончании полного курса учения Голубев причислен ко 2-му разряду училищных воспитанников и признан достойным перевода в 1-й класс Семинарии без сдачи приёмного испытания.

Обратите внимание

По окончании Духовной Семинарии в 1900 году будущий священномученик был определён на должность учителя в церковноприходскую школу в село Старое Коломенского уезда.

По вступлении в брак в 1904 году Пётр Голубев был рукоположен во диакона к Покровской церкви в селе Покровское на Городне и определён законоучителем церковно-приходской школы в этом селе, а также земской школы в деревне Чертаново.

В 1914 году диакон Петр был рукоположен во священника ко храму в селе Шебанцево Подольского уезда, а в 1925 году переведён в Успенскую церковь в село Петрово-Дальнее Красногорского района, на место своего брата Леонида, который зимой 1924 года расшибся во время гололеда и не мог служить.

Переехав в Петрово-Дальнее, располагавшееся на территории бывшей усадьбы Голицыных в живописном месте на берегу реки Москвы, отец Пётр сначала снимал квартиру, так как дома для священника в селе не было, а в 1931 году он по разрешению местных властей выстроил дом, который располагался недалеко от храма, с его северо-восточной стороны, у оврага. Доныне это место называют «попов овраг». Здесь до своего ареста в 1938 году он жил со своей семьёй — супругой Клавдией Константиновной Голубевой и дочерьми Серафимой и Марией. Старшая дочь 32-летняя Серафима на тот момент работала кассиром в автопарке, а младшая 30-летняя Мария — на фабрике «Большевик». Обе дочери проживали в деревне Давыдково Кунцевского района.

Отец Пётр служил все праздники и воскресные дни, часто служил молебны в домах прихожан и во время крестных ходов по селу. Прихожане любили священника за приветливость и доброту, которая сказывалась в том, что он помогал всем бедным, старикам, привечал детей, всегда одаривая их какими-нибудь подарками.

В 1935 году власти запретили священнику совершать крещение в храме, и отец Пётр стал крестить дома. Положение священника в селе стало особенно тревожным с того времени, когда его племянник поступил в сельсовет помощником председателя; он неоднократно, ходя по селу, говорил: «Я своего дядю уберу, надо мной насмешничают».

В конце тридцатых годов сотрудники НКВД предложили председателю местного сельсовета доносить на тех, кого они предполагали арестовать, и в частности — на священника. Председатель старался добросовестно исполнить данное ему поручение и пользуясь доверчивостью священника, провоцировал его в откровенных разговорах на антисоветские высказывания

Впрочем, и разговаривая с председателем, отец Пётр не сказал ничего такого, в чём его можно было бы обвинить. Тем не менее, председатель оговорил священника. Был найден и ещё один лжесвидетель.

Важно

22 марта 1938 года отец Пётр был арестован и помещён в камеру предварительного заключения при Красногорской милиции. На следующий день после ареста следователь допросил его.

— Признаете ли вы себя виновным в том, что систематически среди окружающего населения проводили контрреволюционную агитацию против советской власти, высказывали суждения о расстрелянных врагах народа?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, — ответил священник.

— Весной 1937 года вы говорили, что советская власть обобрала вас налогами, неужели так будет продолжаться, и сами себе ответили: нет, не может так продолжаться.

— Таких разговоров я никогда не вёл, так что виновным себя в этом не признаю.

— Летом 1937 года вы высказывали суждение о расстрелянных врагах народа. Заявили, что враги народа, такие как Тухачевский и другие, расстреляны как невинные и что руководители партии и правительства не поделили мягких кресел.

— Разговор о расстрелянных врагах народа и о Тухачевском был, но с кем и когда, не помню.

— Следствию известно, что вы систематически среди окружающего населения проводите контрреволюционную агитацию, высказываете сожаление о расстрелянных врагах народа.

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.

— Что вы ещё можете сказать по данному делу?

— На стороне врагов советской власти я никогда не был, политическими вопросами не занимаюсь, недовольств по отношению к советской власти не высказываю, — ответил священник.

На последнем допросе отец Пётр был спрошен о социальном происхождении и имущественном положении, на что кратко ответил, что происходит из семьи дьячка, имеет собственный дом и что до 1925 года имел корову. А на самый последний вопрос ответил: «Больше по данному делу показать ничего не имею».

5 апреля младший лейтенант милиции Пучков подал на подпись начальству «Обвинительное заключение по обвинению Голубева Петра Григорьевича по ст. 58, п. 10, ч.1 УК», на основании которого принято постановление о передаче дела на рассмотрение тройки УНКВД МО во внесудебном порядке.

16 июля 1938 года состоялось заседание «тройки», на котором было рассмотрено следственное дело Голубева П.Г. «Тройка» постановила: «Голубева Петра Григорьевича расстрелять. Лично принадлежащее имущество конфисковать».

3 августа 1938 года приговор был приведён в исполнение — отца Петра расстреляли на Бутовском полигоне под Москвой.

Место погребения неизвестно.

Священномученик Пётр прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г.

Собор Новомучеников Бутовских

+ + +

Прошло восемнадцать лет. Супруга отца Петра Клавдия Константиновна пережила Великую Отечественную войну и последующие тяжёлые годы, так и не зная правды о судьбе своего мужа.

Органы НКВД сообщили ей ложные сведения, из коих следовало, что Голубев П.Г. был осуждён на 10 лет и скончался в заключении в 1942 году.

Совет

В 1956 году 75-летняя вдова обратилась в прокуратуру РСФСР с прошением о пересмотре дела своего мужа, настаивая на его невиновности.

Летом 1957 года Прокуратура Московской области занялась пересмотром дела. И вот, спустя девятнадцать лет после описанных событий, были вызваны для повторных допросов двое оставшихся в живых из тех трёх свидетелей обвинения. Один из них, 37-летний подмосковный колхозник, так отвечал на вопросы сотрудника прокуратуры:

— Я в то время работал в колхозе и одно время секретарём и председателем сельсовета. Взаимоотношения были нормальными. Голубев ко мне относился дружелюбно. И мне с ним часто приходилось беседовать.

— Вам приходилось от Голубева слышать антисоветские высказывания?

— Могу сказать, что к советской власти он был настроен недружелюбно. Мне специально было дано задание отделом НКВД выяснить настроения Голубева. В личных беседах я вызывал его на откровенные беседы.

В этих беседах он относился ко мне доверчиво и говорил, что советская власть неустойчива, так как крестьянство её не поддерживает, что оно облагается большими налогами.

Голубев дружил с репрессированными лицами на селе.

— Допрашивались ли вы по делу Голубева? Какие давали показания на допросе?

— В настоящее время я не могу вспомнить, допрашивался ли я по делу Голубева. Вообще я держал живую связь с органами НКВД. Также меня допрашивали по некоторым делам, а именно: по делу Рыбаулина Степана Ивановича и других, которых сейчас не помню за давностью времени.

— Вам зачитываются показания, данные Вами на допросе 5 марта 1938 г. Подтверждаете ли Вы их?

— Зачитанные мне, показания на листах дела 10 — 11 по делу Голубева я полностью подтверждаю и поясняю, что высказывания Голубева о Тухачевском и выборах в Верховный Совет СССР имели место в откровенных с ним беседах на поставленные мною вопросы. Как я уже говорил выше, все разговоры с Голубевым проводились по заданию отдела НКВД.

В том же году священник Пётр Григорьевич Голубев был посмертно реабилитирован.

Новая церковь Успения села Петрово-Дальнее

+ + +

Воспоминания о священномученике Петре Красногорском

Ольга Фёдоровна Попова 1926 г. р., посёлок Мечникова Красногорского района Московской области:

Моя мама была постоянной прихожанкой Успенской церкви села Петрово-Дальнее, где священником служил о. Пётр Голубев. По праздникам и воскресным дням мама водила меня с сестрой к Причастию. Самое яркое моё воспоминание относится к 1933 году, когда мне было семь лет.

На праздник Входа Господня в Иерусалим в церкви стоял большой чан с веточками вербы, обвязанный красивой ярко-зелёной атласной лентой. После литургии, когда мы с мамой прикладывались ко Кресту, отец Пётр подарил мне ярко-зелёную широкую ленту: подошёл к чану с вербой, снял ленту и повязал мне на голову. По тем временам это была большая редкость.

Я ленту очень долго хранила, потом повязывала её своей младшей сестре. Батюшка был высокого роста, тёмно-рыжий с бородкой, очень добрый.

Галина Ивановна Мялина, 1916 г. р. из села Петрово-Дальнее Красногорского района Московской области:

Обратите внимание

Батюшка — иерей Пётр был очень добрый, приветливый. Очень любил детей, старушек. Он одаривал их конфетами и подарками, особенно на Пасху. Все прихожане любили его, на службах подпевали. Отец Пётр часто помогал бедным, старикам. Детей на службы приходило много. Он всех благословлял, привечал.

Был он высокий, худощавый. Волосы тёмные, не коротко подстриженные, небольшая короткая борода, глаза темноватые. Всегда он был спокойный, хорошо говорил проповеди. Служил часто молебны, ходил по деревне крестным ходом с иконами.

На Крещение Господне делали прорубь в виде креста. Батюшка служил и освящал воду, и потом люди окунались в прорубь. По случаю падежа скотины батюшка служил молебен.

Люди много жертвовали на храм, часто помогали батюшке и его семье (например, Байковы).

В алтаре прислуживали Иван Ильич Сорокин и Илья Козлов. Открывал и закрывая храм Николай Ильич Козлов.

После ареста отца Петра сменился председатель колхоза. Он хотел построить теплицы для колхоза, но не было средств. Поэтому-то он и взорвал церковь: думал, что она кирпичная. Хотел использовать кирпич дня строительства теплиц. Но после взрыва оказалось, что церковь была из извести.

Тамара Алексеевна Кузнецова, 1926 г. р., посёлок Мечникова Красногорского района Московской области:

Моя бабушка, папа и мама все очень верующие люди. Мама — Екатерина Александровна Кузнецова пела на клиросе в Успенской церкви, а дедушка — Александр Фёдорович Бахарев читал на службах. Нас с сестрой Ольгой и братом они всё время водили на службы. Помню, нам с сестрой мама повязывала косыночки, но так как мы были маленькие, то, видно, уставали и засыпали на скамейке в церкви.

Когда мне было семь или восемь лет, батюшка — отец Пётр пригласил меня к себе домой после службы. Он недавно построил себе новый дом. Стены были обиты тёсом, полы блестели. Он провёл меня на второй этаж (чердачное помещение), где у него хранились книги. Их было у батюшки очень много. Я рано научилась читать, поэтому сразу села и стала читать без разбора всё подряд и не могла оторваться.

Мою двоюродную сестру Галину батюшка крестил у нас дома, так как в 1935 году ему уже не разрешали крестить в храме.

Очень хорошо помню, как взрывали церковь. Это было в 1938-м или 1939-м году. Мы были в школе. И вдруг раздался сильный взрыв. Все ребята выскочили на улицу, и мы увидели груду щебня, которая долго потом лежала. Со временем и её убрали. Взрывали церковь по приказу председателя колхоза — Аарона Львовича Альперовича.

Важно

Анна Михайловна Сергеева, 1916 г. р., село Петрово-Дальнее Красногорского района Московской области:

Я была постоянной прихожанкой Успенской церкви. Моя сестра пела на клиросе. Мы очень любили службы. Служил отец Пётр хорошо, часто. Весной, когда выгоняли скот, всегда служили молебен.

Батюшка на Пасху ходил крестным ходом с хоругвями по деревне. Это было в понедельник, вторник, среду на Светлой седмице. Он заходил в каждый дом, где служил краткий молебен.

На Крещение тоже ходил в каждый дом и кропил дом крещенской водой.

Когда его назначили служить в нашем селе, то батюшке с семьёй сначала негде было жить. Они снимали небольшой домик по улице Садовая, а потом он построил рядом с церковью свой собственный дом.

В 1936 году я крестила в Успенской церкви своего сына Анатолия. Мы договорились с отцом Петром. В доме Гусевых нагрели воду, и отец Пётр одного моего сына крестил в церкви.

Сёстры Анна Васильевна Бахарева 1915 г. р. и Татьяна Васильевна Рыбаулина 1917 г. р.:

К службе в Успенскую церковь приводили детей. Ставили нас всех вместе возле скамейки. Клирос пел очень хорошо — на верхнем ярусе.

Отец Пётр служил очень хорошо. У него были длинные тёмные волосы с проседью и небольшая бородка. По большим праздникам были торжественные крестные ходы с несколькими остановками по деревне. На остановках читалось Евангелие, кропили людей святой водой. Потом крестный ход заходил на кладбище, где служили литию по усопшим. А затем батюшка ходил по домам, куда его приглашали, и служил молебны.

Совет

Лидия Фёдоровна Бахарева, 1916 г. р., село Петрово-Дальнее Красногорского района Московской области:

Отец Пётр очень хорошо относился к людям, никаких конфликтов у него никогда ни с кем не было. Служил хорошо, часто служил молебны, панихиды. Никому не отказывал в требах, ходил к больным.

Часто служил молебны в праздники на дому. Мой отец — Иван Семёнович пел и прислуживал в церкви. Нас, домочадцев, тоже часто брал на службы.

Запомнился молебен, когда была засуха, когда скот выгоняли на пастбище, перед посевной.

Пелагея Ильинична Козлова, 1916 г. р., село Петрово-Дальнее Красногорского районе Московской области:

Отцу Петру в 1936-м или 37-м году было запрещено крестить в церкви, поэтому я своих детей — Владимира и Виктора взяла в охапку и крестила на дому у священника поздно вечером.

Брат отца Петра — Леонид Голубев умер в доме у одного из крестьян в Рождественскую ночь. Отец Пётр и отец Леонид были очень похожи, только Леонид был немного выше отца Петра.

Николай Ильич Козлов, 1910 г. р., Москва:

Мой отец — Илья Александрович Козлов десять лет был старостой Успенской церкви в Петрово-Дальнем. Он присматривал за хозяйством и церковным имуществом, делал нужные закупки. Он очень высоко ценил священника Петра Голубева.

Обратите внимание

Батюшка был чуть ниже своего брата — священника Леонида Голубева, но довольно высокий, волосы длинные, с проседью, борода короткая. Ходил всегда в подряснике.

Когда его назначили священником к нам в деревню, то на сельском сходе он спросил, где ему можно построить дом. Ему выделили место под строительство слева от церкви, первый дом. Сейчас там живут родственники артиста Иванова. Служил батюшка всё по Уставу, по всем правилам. Проповеди читал из книг святоотеческих.

Был очень внимательным к нуждам населения. Часто служил молебны, панихиды, служил по воскресным и праздничным дням. Приходило много людей, многие с детьми. Батюшка накануне воскресных и праздничных дней после всенощной исповедовал, а на следующий день мы причащались.

В эти дни зажигали большое паникадило с сорока свечами.

Полы в церкви были паркетные, из дуба, шириной по полметра. Слева в Никольском приделе было много икон, а справа — в приделе Петра и Павла находились три мраморных памятника. Это были захоронения Голицыных. А в середине стены ещё два захоронения.

Полы в приделах были из цветных мраморных пластин, привезённых из-за границы. По лестнице из церкви можно было подняться на колокольню. Там было восемь колоколов, не меньше, которые издавали очень хороший звон. Внизу в подвале был котёл, который отапливал церковь.

Тяга была хорошая — даже когда истопник бросал в него сырое бревно, оно всё равно хорошо горело.

Читайте также:  Священномученик димитрий остроумов, священник

Очень запомнилась аллея из пихт, которая вела к церкви. Дорожки к ней были покрыты асфальтом, чтобы не было грязи. А в парке возле большого дома был фонтан и клумба из разноцветных пионов и других цветов. Была установка, определяющая погоду.

В 1938 году церковь ограбили. Воры влезли со стороны Москвы-реки — надпилили железную решётку, выломали прутья и вывезли много ценностей. Это было после ночного ареста отца Петра. Потом приехали татары (бригада), стали сбрасывать колокола. Затем подрубили опоры и завалили купол и стены. А потом всё взорвали. Знаменитую библиотеку Голицыных вывозили на грузовиках в Москву.

http://uspenie.orthodoxy.ru/?id=102

Священномученик Петр Голубев

Источник: https://rusk.ru/st.php?idar=75581

Читать онлайн Жития новомучеников и исповедников российских ХХ века страница 57. Большая и бесплатная библиотека

— Ваш ответ неубедительный, стараетесь скрыть от следствия действительность! Намерены ли вы давать правдивые показания по поводу уклонения от призыва в Красную армию, так как к сестре вы поехали не с целью повидаться, а с целью уклониться от призыва в Красную армию? Так ли это?

— Уклониться от призыва в Красную армию я цели не имел, а к сестре ездил, чтобы повидаться, где и задержался ввиду того, что не мог достать билет для проезда. А потому повторяю, что виновным себя в предъявленном обвинении в уклонении от призыва в Красную армию по мобилизации не признаю.

В начале июня 1943 года следствие было закончено и составлено заключение, в соответствии с которым отец Феодор обвинялся в том, что «вел антисоветскую агитацию и уклонился от службы в Красной армии… виновным себя не признал. Изобличается специальными материалами».

Следователи предполагали приговорить иеромонаха Феодора к пяти годам исправительнотрудовых лагерей. Но когда документы поступили на заключение руководства НКВД и прокуратуры, мнения разделились. Прокурор предложил ограничить наказание пятью годами ссылки.

26 июня Особое Совещание при НКВД постановило приговорить иеромонаха Феодора к пяти годам ссылки в Красноярский край. После приговора священника перевели из Саратовской тюрьмы № 1 в город Балашов Саратовской области в тюрьму № 3. Суровые условия длительного тюремного заключения и пытки сокрушили здоровье священника.

Важно

Иеромонах Феодор (Богоявленский) скончался в тюрьме в городе Балашове 19 июля 1943 года и был погребен в безвестной могиле.

ИСТОЧНИКИ:

ЦА ФСБ РФ. Арх. № Н-17172.

Богоявленская Ольга Павловна. Воспоминания. Рукопись.

Июля 21 (3 августа) Священномученик Петр (Голубев)

Составитель Н. М. Новиков

Священномученик Петр родился 12 января 1880 года в селе Коледино Подольского уезда Московской губернии в семье Григория и Пелагии Голубевых. Его отец был псаломщиком в Троицком храме в селе Коледино и умер, когда мальчику исполнилось три года.

До восьми лет Петр жил с матерью, а затем был отдан в подготовительный класс Перервинского Духовного училища, которое окончил в 1894 году и как примерный учащийся был зачислен в первый класс Московской Духовной семинарии без сдачи приемных экзаменов.

В 1900 году, по окончании Духовной семинарии, Петр Григорьевич был определен на должность учителя в церковноприходскую школу в село Старое Коломенского уезда. В 1904 году он был рукоположен во диакона к Покровской церкви в селе Покровское на Городне и определен законоучителем церковноприходской школы в этом селе, а также земской школы в деревне Чертаново.

В 1914 году диакон Петр был рукоположен во священника ко храму в селе Шебанцево Подольского уезда, в 1925 году переведен в Успенскую церковь в село Петрово–Дальнее Красногорского района, на место своего брата, который зимой 1924 года расшибся во время гололеда и не мог служить. Отец Петр прослужил здесь до своего ареста.

Отец Петр служил все праздники и воскресные дни, часто служил молебны в домах прихожан и во время крестных ходов по селу.

Прихожане любили священника за приветливость и доброту, которая сказывалась в том, что он помогал всем бедным, старикам, привечал детей, всегда одаривая их какими‑нибудь подарками, и в особенности, конечно, на Пасху.

Переехав в ПетровоДальнее, отец Петр сначала снимал комнату, так как дома для священника в селе не было, а в 1931 году он по разрешению местных властей выстроил дом. В 1935 году власти запретили священнику крестить, и отец Петр стал крестить дома.

Совет

Положение священника в селе стало особенно тревожным с того времени, когда его племянник поступил в сельсовет помощником председателя; он неоднократно, ходя по селу, говорил: «Я своего дядю уберу, надо мной насмешничают».

В конце тридцатых годов сотрудники НКВД предложили председателю местного сельсовета доносить на тех, кого они предполагали арестовать, и в частности на священника.

Председатель старался добросовестно исполнить данное ему поручение и всячески вызывал отца Петра на откровенный разговор. Впрочем, и разговаривая с председателем, священник не сказал ничего такого, в чем его можно было бы обвинить.

Впоследствии, вызванный на допрос, председатель сельсовета показал, что будто бы священник ему говорил: «Трудно верить теперь коммунистам из вышестоящих работников, так как все они оказываются подлецами. Борьба за власть приносит в жертву и правых и виноватых».

А о выборах отец Петр будто бы сказал: «Все равно выборы пройдут односторонние; партия большевиков проведет своих людей, а кого хочет выбрать народ, тот выбран не будет».

Другой лжесвидетель показал, будто священник жаловался ему, что его советская власть ободрала налогами, и говорил: «Неужели все это так будет продолжаться? Нет, советская власть не может долго существовать».

Лжесвидетель также сказал, что летом встретился со священником на дороге и отец Петр говорил ему, что он не верит в советский суд и считает, что Тухачевского расстреляли потому, что «это промеж себя руководители партии и правительства не поделили мягких кресел», никакого заговора против власти не было.

«Летом 1937 года Голубев говорил мне о своем племяннике, называя его дураком, что он лезет в коммунисты. Я понял его слова так, что Голубев чужд советской власти».

22 марта 1938 года священник был арестован и первое время содержался в камере предварительного заключения при Красногорской милиции. На следующий день после ареста следователь допросил его.

-Признаете ли вы себя виновным в том, что систематически среди окружающего населения проводили контрреволюционную агитацию против советской власти, высказывали суждения о расстрелянных врагах народа?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, — ответил священник.

— Весной 1937 года вы говорили, что советская власть обобрала вас налогами, неужели так будет продолжаться, и сами себе ответили: нет, не может так продолжаться.

— Таких разговоров я никогда не вел, так что виновным себя в этом не признаю.

— Летом 1937 года вы высказывали суждение о расстрелянных врагах народа. Заявили, что враги народа, такие как Тухачевский и другие, расстреляны как невинные и что руководители партии и правительства не поделили мягких кресел.

— Разговор о расстрелянных врагах народа и о Тухачевском был, но с кем и когда, не помню.

-Следствию известно, что вы систематически среди окружающего населения проводите контрреволюционную агитацию, высказываете сожаление о расстрелянных врагах народа.

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.

— Что вы еще можете сказать по данному делу?

— На стороне врагов советской власти я никогда не был, политическими вопросами не занимаюсь, недовольств по отношению к советской власти не высказываю, — ответил священник.

По окончании следствия отец Петр был перевезен в Таганскую тюрьму в Москве. 16 июля тройка НКВД приговорила отца Петра к расстрелу. Священник Петр Голубев был расстрелян 3 августа 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

На следующий день после ареста священника храм, где служил отец Петр, был разграблен. Вскоре вслед за этим приехала бригада татар, которые сбросили колокола и свалили купол церкви.

Примерно через год после расстрела священника председателем колхоза стал Аарон Львович Альперович. Задумав использовать кирпич храма для строительства теплиц, он приказал взорвать церковь.

Обратите внимание

После взрыва храм обратился в груду щебня, в которой не было ни одного целого кирпича.

ИСТОЧНИКИ:

ЦИАМ. Ф. 234, оп. 1, д. 2060, л. 29–30, 366. Там же. Д. 2129, л. 9. РГИА. Ф. 831, д. 237, л. 144–145. ЦГАМО. Ф. 66, оп. 25, д. 128, л. 20. Там же. Д. 146, л. 23. ГАРФ. Ф. 10035, д. П-34713.

Августа 7 (20) Преподобномученик Афанасий (Егоров)

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Преподобномученик Афанасий (в миру Алексей) родился 7 марта 1884 года в селе Сурушино Новоторжского уезда Тверской губернии в семье крестьян Егора Иларионовича и Агафии Ефремовны Егоровых. Окончил церковноприходскую школу.

18 января 1908 года Алексей поступил в Валаамский монастырь. 19 октября 1911 года он был зачислен в послушники обители, а 21 февраля 1914 года — пострижен в мантию с именем Афанасий. Послушание он проходил на монастырском подворье в Петрограде, при иконно–книжной лавке. С 1917 года он нес послушание на Валаамском подворье в Москве.

В 1921 году митрополит Сергий (Страгородский) пригласил монаха Афанасия к себе в качестве келейника, так как хорошо знал его еще с 1913 года, когда был архиепископом Финляндским, а тот был заведующим архиерейскими комнатами Валаамского монастыря в Финляндии. Монах Афанасий пробыл келейником митрополита Сергия до своего ареста, и владыка всегда относился к нему с исключительным доверием.

24 апреля 1921 года монах Афанасий был рукоположен в сан иеродиакона и вскоре после этого — во иеромонаха. Через некоторое время он был возведен митрополитом Сергием в сан игумена. Служил игумен Афанасий в храме села Измайлово Реутовского района Московской области.

26 июня 1937 года игумен Афанасий был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. Его обвинили в террористической агитации и оказании материальной помощи находящемуся в заключении за антисоветскую деятельность духовенству. На состоявшемся через день допросе следователь, выяснив, сколь долго был игумен Афанасий келейником митрополита Сергия, спросил:

— Таким образом, вы являетесь приближенным митрополита Сергия Страгородского?

— Да, митрополит Сергий относился ко мне хорошо, но все же он рассматривал меня в известной степени как своего слугу. Состоя при митрополите, я ведал хозяйственными вопросами, иногда помогал ему на службах в церкви и выполнял другие поручения митрополита.

Источник: https://dom-knig.com/read_264439-57

Священномученик Константин Алексеевич Голубев

Дни памяти: 22 января (Новомуч.), 19 сентября, 7 ноября (обретение мощей)

Священномученик Константин Алексеевич Голубев, Богородский протоиерей родился в 1852 году в селе Барановке Вольского уезда Саратовской губернии в семье псаломщика, и во святом Крещении был наречён именем благоверного князя Константина Ярославского, Чудотворца (память 19 сентября). Отец его отошёл ко Господу, когда мальчику исполнилось 9 лет. Вскоре после смерти отца Константин поступил в Саратовскую Духовную Семинарию, которую окончил по первому разряду.

Когда Константину исполнилось 24 года, он почувствовал в себе дар миссионерского служения.

Он вступает в Саратовское братство Святого Креста и по благословению епископа Саратовского и Царицынского Тихона отправляется в качестве миссионера Братства в родное село Барановку, население которого находилось под сильным влиянием старообрядцев.

Важно

Константин Алексеевич был уверен, что отход от Церкви происходит только тогда, когда нет церковной проповеди и подлинного просвещения. Первым делом он основал церковно-приходскую школу. Помогал молодому миссионеру настоятель местного храма М. Васильев, поддерживало его и Вольское земство.

Круг его миссионерской деятельности постепенно расширялся — по благословению преосвященного Тихона он назначается в 1876 году учителем русско-славянского языка Вольского Духовного училища и миссионером братства Святого Креста, руководителем миссионерских бесед и основателем просветительской библиотеки в городе Вольский. Ещё через три года преосвященный Тихон, учитывая успех Константина Голубева на миссионерском поприще, назначает его противораскольничим и противосектантским миссионером Саратовской епархии.

Деятельность Саратовского епархиального миссионера обратила на себя внимание митрополита Московского и Коломенского Сергия (Ляпидевского). 4 марта 1895 года он определяет Константина Голубева в Богородск на протоиерейскую вакансию.

12 марта 1895 года епископ Можайский Тихон (Никаноров) рукоположил Константина Голубева во священники. Отец Константин очень быстро завоевал расположение не только православных верующих, но и православных старообрядцев.

Читайте также:  Святитель стефан пермский (великопермский)

В том же году отец Константин вошёл в число обязательных директоров Богородского уездного отделения попечительного о тюрьмах Комитета и стал принимать активное участие в его деятельности на пользу заключённых — так, он совершил богослужение в тюремном храме, покуда туда не был определён постоянный священник.

За свою деятельность по обращении из старообрядчества и сектантства отец Константин был награждён наперсным крестом. Весной 1896 года его назначают председателем Богородского Богоявленского отделения Кирилло-Мефодиевского братства.

В 1897 году отец Константин Голубев избирается на три года членом попечительного совета Богородской женской протогимназии.

Занятия в попечительном совете открыли перед священником проблемы религиозного образования и просвещения женщин в России, от которых в значительной мере зависело религиозно-нравственное воспитание народа.

Какие будут женщины в стране, считал батюшка, какова будет их вера и религиозная просвещённость, такими будут и граждане России. Это имело особенное значение для фабричных городов, каким был Богородск в то время.

Совет

И в 1900 году отец Константин открыл при Богоявленском соборе женскую церковно-приходскую школу, в которой состоял заведующим и законоучителем. В 1901 году его избрали членом Богородского Комитета народной трезвости. При этом он не оставлял миссионерской деятельности.

Несмотря на огромную пастырскую деятельность, отец Константин находил время и для своей семьи. Семья у него была большая, дружная, дети — а их было семеро — воспитывались в строго православном духе.

Две старшие дочери его были замужем за священнослужителями, старший сын, митрофорный протоиерей Константин Константинович Голубев, в послевоенные годы был настоятелем Троицкого храма в Наташине, а младший, Леонид Константинович, окончил М.Д.А.

и позднее был педагогом и директором средней школы.

Отец Константин, по свидетельству членов семьи, был духовно близок священномученику протоиерею Иоанну Восторгову (память 23 августа), часто бывал в Москве, служил в Покровском соборе и Чудовом монастыре, а в приезды Государя Императора Николая II был участником торжественных молебнов в Кремле. После совершённого государственными преступниками переворота 1917 года начались жестокие гонения на Церковь Христову. Докатились они и до тихого Богородска. Хотя новая богоборческая власть ещё не вполне была установлена в Богородске, отца Константина довольно быстро арестовали. Несколько дней его содержали под арестом в Богородской тюрьме, а затем без суда и следствия приговорили к смертной казни. По-видимому, о том, что он будет расстрелян ему было объявлено, так как после этого он передал из тюрьмы на волю свой наперсный Крест и служебник.

О подробностях гибели протоиерея Константина мы узнаём из доклада члена Всероссийского Церковного Поместного Собора 1917-1918 годов В. П.

Шеина, впоследствии новомученика архимандрита Сергия (память 31 июля), расстрелянного в 1922 году вместе со священномучеником митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским, память 31 июля).

Возможно, что мученический подвиг отца Константина и многих свидетелей веры первых лет гонения на Церковь Христову явился примером для архимандрита Сергия свидетельства за истину «даже до крови».

В докладе будущего мученика мы читаем такие слова о смерти отца Константина: «При расстреле в Богородске Московской епархии протоиерея отца Константина Голубева, убийцы нанесли ему только рану и ещё живого бросили в яму и стали засыпать землёй. Несчастный поднимал из ямы голову и молил прикончить его; находящаяся при этом дочь его на коленях с рыданиями умоляла также, чтобы отца не хоронили живым, но ничто не помогало, и злодейство было доведено до конца. Его засыпали живым».

Обратите внимание

Свидетели расстрела священника вспоминали, что вместе с отцом Константином были расстреляны женщина, бесстрашно его защищавшая, и воин, отказавшийся привести в исполнение смертный приговор. Их тела были сброшены в тот же ров.

По свидетельству старшей дочери убиенного протоиерея Марии Константиновны, приговор привёл в исполнение некий Белов. Больная совесть, очевидно, тревожила убийцу. Ему не раз являлся покойный отец Константин.

И вот однажды, увидев свою жену, вошедшую в дом с неубранными волосами, Белов в припадке умопомешательства принял её за расстрелянного священника и, выстрелив, убил её, а затем застрелился сам.

Многие десятилетия место кончины отца Константина на опушке соснового бора за городским стадионом г.

Богородска почиталось благочестивыми жителями, хотя безбожники не раз выравнивали маленький холм, пытаясь уничтожить все признаки погребения мученика, духовные дети и почитатели отца Константина вновь и вновь воссоздавали его, принося на могилу цветы, иконы и свечи, возжигали лампаду, служили панихиды по убиенному протоиерею.

Так память о выдающемся миссионере и мученике дошла до нашего времени. В конце 1995 года были открыты нетленные мощи отца Константина, а также останки убиенных с ним воина и мученицы.

Канонизован священномученик протоиерей Константин Голубев как местночтимый святой Московской епархии в 1996 году. Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Источник: http://days.pravoslavie.ru/Life/life4841.htm

3 августа Украинская Православная Церковь отмечает день памяти священномученика Петра (Голубева) – Главновости

Мы продолжаем знакомить наших читателей с жизнеописаниями мучеников, которые отдали свои жизни за Христа почти в наше время — в дни правления советской власти.

Будущий мученик Петр (Голубев) родился недалеко от Москвы, в селе Коледино Подольской губернии. Дата его рождения — 12 января 1880 года. Его отец Григорий был церковнослужителем, а точнее — псаломщиком в храме в честь Святой Троицы.

В 1883 году Григорий Голубев скончался. Трехлетний Петр, воспитывался матерью, а когда ему исполнилось восемь лет, мама отдала его в Перервинское Духовное училище. Через шесть лет мальчик был принят без экзаменов (как лучший ученик Перервинского училища) в Московскую Духовную семинарию.

Уже в 1900 году, двадцатилетний Петр Григорьевич работал учителем в церковноприходской школе, а в 1904 году был рукоположен во диакона. Служил отец Петр истово, самозабвенно и поэтому неудивительно, что не смотря на свой юный возраст, он пользовался почетом и уважением со стороны прихожан.

Важно

Помимо диаконской службы, отец Петр продолжал преподавать в церковноприходских школах сел Городне и Чертаново, под Москвой. Священником он стать не стремился, потому что считал себя недостойным такого высокого духовного сана. Однако, в 1914 году диакона Петра все-таки рукоположили во иереи.

Время, как известно, было трудное. По всей стране начались массовые аресты духовенства, закрывались храмы и монастыри, перестали работать духовные заведения, священников сажали в тюрьмы и расстреливали. Почти десять лет отец Петр прослужил в селе Шебанцево, пока, в 1924 году, его не перевели на приход разбившегося в гололед родного брата, в село Петрово-Дальнее.

Отец Петр служил очень часто и не пропускал ни одного праздника. Никогда не отказывался посетить своих прихожан дома и отслужить там молебен, совершал частые крестные ходы по селу и окрестностям, потому что считал, что от Крестного Хода бежит вся нечисть.

Крое того, отличался он и милосердием и помощью нуждающимся и бедным. Например, на Пасху и Рождество он всегда дарил что-нибудь своим прихожанам. Сам он жил в комнате, потому что до 1931 года власти не давали ему разрешение на строительство дома.

В 1935 году, испугавшись активности священника, местная власть запретила ему крестить детей, но он, продолжать это делать у себя дома. Положение отца Петра было сложное, но совсем плохо стало тогда, когда его племянник стал заместителем председателя и поставил себе за цель любой ценой «убрать своего дядю».

НКВД поставило перед председателем конкретную задачу — найти повод для того, чтобы арестовать священника Петра Голубева. Председатель выполнил поручение «добросовестно» и отца Петра 22 марта 1938 года арестовали. Ему инкриминировали «чуждость советской власти», «неприятие партии большевиков» и другие «преступления».

Документы ГПУ сохранили разговор, который произошёл в Красногорский камере на следующий день после ареста священника, в котором он заявил, что никогда политикой не занимался.

Однако, несмотря н это, его перевели в Таганскую тюрьму и 3 августа 1938 года по приговору тройки НКВД священника Петра Голубева, вместе с десятками других приговоренных в высшей мере наказания, расстреляли. Похоронен в общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

После казни отца Петра произошла интересная история с храмом, в котором он служил.

Совет

Так, очень скоро церковь разграбили, а вслед за этим приехала группа татар, которая сняла купола и демонтировали колокольню. Новый председатель колхоза Аарон Львович Альперович решил использовать кирпич храма для строительства теплиц, но, осуществить задуманное не удалось — взорванный храм превратился в груду щебня, в которой ни один кирпич целым не остался.

Источник: https://glavnovosti.com/3-avgusta-ukrainskaya-pravoslavnaya-cerkov-otmechaet-den-pamyati-svyashhennomuchenika-petra-golubeva/

Приходской листок Троицкого собора г.Подольск №25 (577), 2010 год

Приходской листок Троицкого собора г.Подольск №25 (577), 2010 год

 Апостольское чтение на литургии (воскресное)

Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим, и хвалимся надеждою славы Божией, и не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорбей происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Своею любовью к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его.

(Послание к Римлянам, 5 глава, ст. 1-10.)

Евангельское чтение на литургии (воскресное)

Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно.

Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.

Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их.

Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут? Ни трудятся, ни прядут, но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как каждая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак, не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или: «что нам пить?» или: «во что нам одеться?» Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш небесный знает, что вы имеет нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

(Евангелие от Матфея, 6 глава, ст. 22-33)

Слово в Неделю 3-ю по Пятидесятнице

Прот. Александра Ганабы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мы сейчас с вами слышали Святое Евангелие, в котором Господь очень просто указал нам, что главное в нашей жизни. И нам, христианам, всегда нужно помнить эти слова, никогда не забывать, что главное в жизни. Господь говорит, что главное в жизни человека – это его душа, и о душе прежде всего нужно заботиться.

Искать в своей жизни прежде всего правды и Царствия Божия, а все остальное тогда приложится нам.

Действительно, если мы рассмотрим нашу повседневную жизнь, наши повседневные заботы, то можно увидеть, что очень часто за повседневными своими трудами и заботами мы как раз это самое главное, о чем Господь нам говорил, забываем. 

Обратите внимание

Когда Господь говорит о том, что «не заботьтесь, что есть, или что пить, или во что одеться», люди неверующие или далекие от Церкви, начинают говорить: «Но смотрите, чему же это учит ваш Учитель? Что, разве трудиться – это плохо? Разве стремиться к тому, чтобы человек имел достойное пропитание, достойную жизнь, достойную одежду, – разве это плохо?» Нет, это не плохо. И нигде Господь не сказал о том, что человек должен жить впроголодь, или должен грязным ходить, неодетым, – об этом нигде Господь не сказал. Но Господь предупредил о том, чтобы человек, в трудах своих стремящийся к тому, чтобы у него были и пища, и кров, и одежда, не посчитал, что это – самое главное. Вот где опасность! Когда человек в своих стараниях обеспечить себе нормальный жизненный уровень забывает о том, что самое главное – это его душа. Когда человек в погоне за тем, что сегодня есть, а завтра этого не будет, забывает о том, что душа его бессмертна, человек теряет самую главную свою суть. Когда люди злятся, ссорятся, ненавидят друг друга из-за каких-то вещей материальных, простых, – когда находятся в сердце силы для того, чтобы завидовать, а не находятся для того, чтобы прощать, когда есть силы для того, чтобы злиться и ругаться, а нет сил для того, чтобы молиться и кому-то помогать. Вот что страшно! Когда вот эта забота о внешнем полностью вытесняет внутренний мир человека. 

Читайте также:  Священномученик пресвитер иоанн (вишневский)

Вот именно об этом предупреждал нас Господь Иисус Христос, говоря: «Не ищите, что есть и что пить. Неужели Отец Небесный вас не прокормит?» Господь говорил: «Посмотрите на птиц небесных, которых Господь питает».

Это не значит, что Господь говорит, что трудиться не надо, нет! Это значит, чтобы за нашими повседневными трудами мы не забыли о нашей вечной душе. Потому что все уйдет и все пройдет, останется только то, что в нашем сердце.

Что мы туда сложим? С чем мы придем к Господу? С любовью ли – или с ненавистью? Вот это очень важно.

И сегодня, когда мы услышали это в Святом Евангелии, будем молиться о том, чтобы этот призыв Божий нам узнать. Чтобы нам не ссориться в нашей жизни друг с другом из-за внешних каких-то материальных условий. Чтобы нам уметь лучше уступить, но сохранить в душе мир.

Чтобы нам не только думать о том, что у нас будет с вами на столе, чем мы позавтракаем или чем поужинаем, но и думать о том, что в нашем сердце будет, каково наше обращение к Богу будет, насколько чиста у нас душа, – чтобы нам не забывать об этом думать.

И в своей жизни если мы будем искать с вами чистоты сердца, будем искать с вами молитвы, будем искать с вами подлинной жизни по заповедям Христовым, то Сам Господь сказал нам, что все остальное тоже приложится нам. И благословит нас Господь тем, что нам необходимо для нашей жизни, для нашего благосостояния.

Будем всегда помнить и всегда молиться о том, чтобы нам никогда не забывать, что мы с вами имеем бессмертную душу, о которой надо нам с вами заботиться, которую надо нам с вами очищать, которую надо нам с вами духовно кормить, духовно питать.

Важно

А это очищение и духовное питание – это мы можем получить только в Церкви, в Таинствах Божиих: в исповеди мы душу очищаем, в Причастии мы с Господом соединяемся, и Господом укрепляемся, и Господом питаемся; в молитве мы вверх, к Богу, обращаемся – и укрепляемся, и утешаемся. И мы понимаем тогда, и отличаем, что в жизни главное, а что второстепенное.

Да благословит всех нас Господь идти за Ним и слышать Его голос, искать в жизни своей прежде всего правды и Царства Божия, а все остальное приложится нам. Аминь.

2 июля 2006 года

Священномученик Михаил (Марков)

Память 3 (16) июня

Священномученик Михаил родился 4 ноября 1881 года в селе Горетово Можайского уезда Московской губернии в семье священника Михаила Феодоровича Маркова, происходившего из старинного рода. (Все четыре сына о.

Михаила Федоровича – Петр, Сергей, Александр и Михаил, стали священниками. Петр – священник храма Христа Спасителя в Москве с 1897г., Сергей – протоиерей, благочинный Никитского сорока 2 отд., Александр – священник Троицкой церкви с.

Горетово, был репрессирован).

В 1899 году Михаил окончил Звенигородское духовное училище, в 1905‐м – Вифанскую Духовную семинарию.

В течение двух лет, с 1905‐го по 1907 год, он был учителем церковно‐приходской школы в Гуслицком округе Богородского уезда; с сентября 1907‐го по январь 1909‐го – преподавал Закон Божий в Московской Даниловской церковно‐приходской школе при Обществе трезвости. В эти годы Михаил женился на Елизавете Матвеевне Толкуновой. 

15 декабря 1908 года митрополит Московский Владимир (Богоявленский) рукоположил его во священника к Троицкой церкви села Горетово на место недавно почившего отца.

Совет

В 1909 году отец Михаил был назначен заведующим Авдотьинской и Горетовской церковно‐приходскими школами, с 1912‐го по 1914 год он преподавал Закон Божий в Хотиловской и Троицкой земских школах, был членом благочиннического совета 3‐го округа Можайского уезда. В 1913 году прослушал миссионерские курсы в городе Можайске. 

В 1918 году священник Михаил Марков был награжден скуфьей Патриархом Московским и всея Руси Тихоном. В этом же году он был лишен избирательных прав и с тех пор стал «лишенцем». С 1927 года его хозяйство было признано «зажиточным», и ему было дано «твердое задание». С этого же года о. Михаил, как «служитель культа», облагался индивидуальным налогом от 230 до 400 рублей.

Священник Михаил Марков, его супруга с детьми и родственниками

Прихожане Троицкой церкви хорошо знали его отца‐священника, знали с детства и его самого, и с молодым священником у них вскоре сложились добрые отношения, и они готовы были откликнуться на любую его просьбу. 

А просьбы во время все жесточающих гонений с приходом к власти безбожников становились все более серьезными. В 1929 году местные власти попытались закрыть храм.

Они потребовали от священника уплаты страховки за здание храма, предполагая, что тот не сумеет собрать нужных средств. Но отец Михаил обратился к прихожанам с просьбой о помощи, и требуемая сумма была выплачена.

Тогда священника арестовали и обвинили в том, что он занимается принудительным сбором «в пользу церковных и религиозных групп».

Законодательство предполагало за такого рода преступления исправительные работы до шести месяцев или штраф до трехсот рублей, но отец Михаил был приговорен к восьми годам ссылки. Приговор, однако, как формально не соответствующий закону, вскоре был отменен, и наказание ограничено выплатой трехсот рублей штрафа. 

В феврале 1933 года сельсовет издал постановление о закрытии Троицкой церкви. Священник не согласился с ним и послал членов церковного совета с ходатайством об отмене неправого решения в Москву. Отцу Михаилу и на этот раз удалось отстоять храм от закрытия. Тогда 11 марта 1933 года власти арестовали пастыря и заключили в тюрьму в городе Можайске. 

Свидетелями обвинения против него выступили инициаторы закрытия храма – секретарь сельсовета и председатель колхоза.

Обратите внимание

Секретарь показал, что священник «ко всем проводимым на селе мероприятиям советской власти настроен явно враждебно; используя как орудие борьбы с последними церковь…

в период церковной службы среди посетителей церкви говорил: “Православные граждане, коммунисты нам не дают спокойно жить, они совершенно нас душат своими налогами и сборами, житья совершенно не стало…”». 

Вызванный на допрос, отец Михаил показал: «На советскую власть я смотрю как религиозник и считаю, что советская власть, так же как и остальные власти, от Бога…

Помимо церковных служб, в нашей церкви часто собирались совещания членов церковного совета, на которых по их просьбе присутствовал и я, но с правом совещательного голоса.

На совещаниях церковников ставился ли вопрос о колхозном строительстве и вообще о власти, я не помню, но в период моего присутствия этого не было. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю». 

22 апреля 1933 года тройка при ПП ОГПУ приговорила отца Михаила к трем годам заключения в исправительно‐трудовом лагере, и он был отправлен в Карагандинский лагерь в Казахстан. Через год, 29 апреля 1934 года, тройка ОГПУ заменила ему заключение в лагере ссылкой в Казахстан на оставшийся срок. 

Вернувшись из ссылки в 1936 году, он поселился в родном селе; 25 апреля 1937 года его назначили служить в Преображенский храм в селе Горячкино Можайского района, где отец Михаил проявил себя как ревностный пастырь.

Увидев, что храм давно не ремонтировался, он, несмотря на гонения, собрал средства и отремонтировал его. Церковный совет всегда шел навстречу просьбам священника и в июле 1937 года разрешил ему накосить травы.

Важно

Власти попытались привлечь священника за это к ответственности, но, благодаря заступничеству крестьян, это им тогда сделать не удалось. 

Отец Михаил был арестован 29 ноября 1937 года и заключен в можайскую тюрьму. После его ареста на допросы стали вызываться свидетели. 

Председатель колхоза показал: «До Маркова в селе Горячкино служил священник… который совершенно не имел никакого влияния среди колхозников, какового верующие выгнали. Но когда стал служить в церкви священник Марков, то стало для каждого заметно, что Марков завоевывает авторитет среди верующих…

С момента службы Маркова участились случаи невыхода на колхозную работу отдельных колхозников в дни службы в церкви. Из разговоров колхозников можно слышать, что Марков хороший священник, который крепко стоит за религию и дает им напутствие, чтобы не забывали Бога.

20 июля Марков, не спросив разрешения у правления колхоза, самовольно скосил 0,75 га сенокоса, на что составлен был акт, как на самовольное сенокошение.

Но когда Маркову предложили это сено сдать в колхоз, то Марков заявил: “Вы мне запишите за работу, так как не по моей вине был скошен сенокос, мне его отвел церковный совет… Я для советской власти не батрак и поэтому прошу мне за труды заплатить”.

Защищать Маркова ко мне пришла гражданка из деревни Грязи Богданова, которая мне прямо заявила: “Вы какое имеете право обижать нашего священника? Мы вас под суд отдадим за такие безобразия. Священник этот не ваш, и он вам не мешает, а нам он нужен, поэтому дайте ему свободу действий в его службе и не притесняйте его…”». 

4 декабря следователь допросил отца Михаила и, узнав, кого из священнослужителей он знает, спросил: 

– С кем из них имеете хорошие связи? 

– Я ходил часто молиться в глазовскую церковь и иногда бывал у священника Петра Николаевича Голубева (священномученик Петр (Голубев) – память 21 июля (3 августа) – ред.). 

– Цели ваших встреч? 

– Ходил молиться в глазовскую церковь, после этого меня приглашал священник Голубев пить чай, и я у него просиживал минут тридцать. 

– С кем вы имели связь в селе Горячкино? 

– Связь в селе Горячкино по делам службы я имел с председателем церковного совета Матреной Богдановой. 

– На каких основаниях вы скосили колхозный сенокос? 

– Я скосил сенокос по распоряжению председателя церковного совета Матрены Богдановой. От сельсовета мне не было дано разрешения. 

– Какую контрреволюционную деятельность вы вели среди населения? 

– Я антисоветской агитации среди населения не вел, так как за это могут посадить в тюрьму. 

Совет

В этот же день после единственного допроса следствие было окончено и дело передано на рассмотрение тройки НКВД, которая 7 декабря 1937 года приговорила отца Михаила к десяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь.

Этапом он был отправлен в Мариинский лагерь НКВД в Кемеровской области. По прибытии в Мариинск его по причине болезни поместили в сангородок.

16 июня 1938 года священник Михаил Марков умер и был погребен в безвестной могиле на лагерном кладбище.

Постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 августа 2004 года священномученик священник Михаил Марков был включен в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века.

Источник: http://podolsk-sobor.ru/prihodskoj/prihodskoy-listok-troickogo-sobora-gpodolsk-no25-577-2010-god

Ссылка на основную публикацию