Священномученик пресвитер иоанн (вишневский)

Житие священномученика Владимира пресвитера Московского — Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь

Священномученик Владимир родился 20 сентября 1892 года в городе Саратове. Его отец Амбарцум Егорович Амбарцумов вместе с Федором Андреевичем Pay был одним из основоположников обучения и воспитания глухонемых в России.

Овдовев, с тремя маленькими детьми он приехал в немецкую колонию Сарепту под Царицыном в поисках воспитательницы для осиротевших младенцев.

В местной кирхе ему порекомендовали добропорядочную девицу из лютеранской семьи Каролину Кноблох.

Обратите внимание

Взяв на себя заботы о детях Амбарцума Егоровича, Каролина Андреевна со временем полюбилась отцу воспитываемых ею сирот и вышла за него замуж. Во втором браке у Амбарцума Егоровича родилось еще трое детей, младшим из которых был Владимир. Детей воспитывали в лютеранской вере.

В Саратове, по семейному преданию, Амбарцум Егорович содержал частную школу для глухонемых. Будучи человеком милостивым, нестяжательным (детей бедных людей он учил безвозмездно) и непрактичным, он не смог поставить бытие своей школы на прочную материальную основу и разорился.

Из Саратова семья Амбарцумовых в конце 1890-х годов переехала в Москву и поселилась на Шаболовке. Владимир Амбарцумович поступил учиться в Московское Петропавловское училище при Петропавловской лютеранской церкви, находившееся в Старосадском переулке.

После окончания училища он поступил в Московский университет, а затем для продолжения образования переехал в Берлин, где жили в то время братья его матери Каролины Андреевны.

В 1913–1914 годах, учась в Берлинском политехникуме, Владимир Амбарцумович давал частные уроки. Тогда же он впервые познакомился с христианским молодежным движением.

Однажды утром в июле 1914 года Владимир Амбарцумович проснулся и почувствовал с исключительной остротой, что ему надо возвращаться в Россию. Завершив в течение дня все неотложные дела, он выехал из Берлина на одном из последних поездов, уходящих в Россию перед началом Первой мировой войны.

По возвращении в Россию Владимир вновь поступил на физико-математический факультет Московского университета. В годы обучения в университете он стал членом Христианского студенческого кружка и перешел в баптизм.

Целью христианского студенческого движения была проповедь слова Божия среди молодежи, а основной формой деятельности — изучение Евангелия в небольших кружках.

Важно

В России в христианском студенческом движении принимала широкое участие и православная интеллигенция.

В Христианском студенческом кружке Владимир познакомился с Валентиной Алексеевой, с которой его связывали общие духовные устремления, и в 1916 году женился на ней.

После окончания университета Владимир, будучи талантливым физиком, оставил научную деятельность, стал работать преподавателем и решил полностью посвятить свою жизнь проповеди Евангелия.

Смыслом жизни молодой четы стало развитие деятельности молодежного христианского кружка.

Такое душевное устроение, при котором религиозные интересы ставились выше всех других, Владимир унаследовал от своих предков, среди которых были миссионеры и религиозные деятели. Искание «единого на потребу» влекло его сердце к Православию.

В годы Гражданской войны из-за голода в Москве Владимир Амбарцумович с семьей и близкими друзьями переехал в Самару и поступил на работу в музей. Владимир Амбарцумович организовал в Самаре около десяти христианских кружков, в каждый из которых входило от десяти до пятнадцати человек.

Собрания кружков вначале устраивались на частных квартирах, а затем был приобретен дом пятистенок, в одной половине которого поселилась семья Владимира Амбарцумовича, а в другой проводились занятия и собрания кружков. За активную деятельность по организации молодежного христианского движения Владимир Амбарцумович впервые был арестован в 1920 году и привезен в Москву.

Через пять недель он был освобожден из заключения с подпиской о невыезде из столицы.

Совет

Валентина Георгиевна с сыном Евгением возвратилась из Самары в Москву. Владимир, восстановив связь с московским студенчеством, организовал новый христианский кружок.

В Кречетниковском переулке был найден брошенный дом и силами студентов приведен в порядок.

В этом доме поселилась семья Владимира Амбарцумовича и наиболее активные члены кружка, здесь проводились занятия с молодежью по изучению Евангелия.

В начале 1920-х годов христианское студенческое движение получило развитие во многих городах России. Объединяющим центром движения стал Центральный комитет Христианских студенческих кружков, председателем которого был избран Владимир Амбарцумов. Центральный комитет вел организационную работу, устраивал съезды представителей кружков.

24 мая 1923 года у Владимира Амбарцумова умерла от пищевого отравления жена, оставив ему пятилетнего сына Евгения и годовалую дочь Лидию. Прощаясь с мужем, она сказала: «Я умираю, но ты не очень скорби обо мне. Я только прошу тебя: будь для детей не только отцом, но и матерью… Времена будут трудные. Много скорби будет. Гонения будут. Но Бог даст сил вам, и все выдержите…»

Заботу о детях взяла на себя Мария Алексеевна Жучкова (будучи православной, она при крещении Евгения и Лидии в 1925 году стала их крестной матерью).

После смерти жены Владимир Амбарцумович целиком посвятил себя работе в кружке и жил в основном на его средства (время от времени он находил работу, не требовавшую от него большой отдачи: в 1922–1923 годах он состоял на службе в Рентгеновском институте, а в 1923–1924 годах — в Союзе коммунальников).

До 1924 года христианские студенческие кружки пользовались всеми правами легальных общественных организаций, проводили публичные лекции на религиозные темы, в том числе и в Политехническом музее.

Обратите внимание

В 1924 году деятельность христианского студенческого движения советской властью была запрещена, и многие руководители движения были готовы подчиниться запрещению. Но Владимир Амбарцумович рассудил иначе.

Он считал, что в такое сложное и бурное время, какими были послереволюционные годы, христианское просвещение в России необходимо, и принял решение продолжать деятельность нелегально. Занятия кружков проводились на частных квартирах, и даже организовывались съезды представителей кружков.

В этот период жизни Владимир Амбарцумович чудом избежал ареста. Однажды ночью в дом Николая Евграфовича Пестова, где находился Владимир Амбарцумов, с ордером на обыск и арест пришли сотрудники ОГПУ. Чекист, проводивший обыск, не зная, что Владимир Амбарцумович является председателем движения, продержал его всю ночь и наутро отпустил, арестовав Николая Евграфовича.

После этого случая Владимир Амбарцумович изменил свою наружность (сбрил бороду и постриг волосы), уволился с гражданской службы и не имел постоянного места жительства, но, несмотря на опасность положения, продолжал работу в кружке.

В середине 1920-х годов круг общения Владимира Амбарцумовича обновился, среди его знакомых появилось много православных людей; тогда же он познакомился с протоиереем Валентином Свенцицким, оказавшим большое влияние на его духовную жизнь. 5 декабря 1925 года в Никольской церкви на Ильинке отец Валентин крестил детей Владимира Амбарцумовича — Евгения и Лидию.

Глубокая внутренняя сосредоточенность на предметах веры, искание правды Божией и истинного ее исповедания привели Владимира Амбарцумовича в начале 1926 года, в возрасте тридцати трех лет, к решительному переходу в Православие.

Став прихожанином Никольского храма на Ильинке, он начал прислуживать и читать в церкви, принял участие в организации и осуществлении большого паломничества в Дивеево и Саров. По семейному преданию, блаженная Мария Ивановна Дивеевская сказала ему, что он примет священство.

В конце 1927 года Владимир Амбарцумович, по рекомендации протоиерея Валентина Свенцицкого, был направлен в город Глазов к единомысленному с отцом Валентином епископу Ижевскому и Воткинскому Виктору (Островидову), будущему священномученику.

4 декабря в кафедральном Преображенском соборе он был рукоположен епископом Виктором во диакона, а 11 декабря — во иерея и определен на служение к Георгиевской церкви города Глазова. 25 декабря 1927 года отец Владимир был перемещен в Московскую епархию и стал служить в московском Князь-Владимирском храме в Старосадском переулке.

Важно

Отец Владимир имел попечение преимущественно о молодежи и подростках. Со свойственной ему ревностью он заботился и о благолепии храма, уделял много внимания церковному хору.

В 1928 году отец Владимир перешел под духовное руководство архимандрита Георгия (Лаврова), будущего священноисповедника.

Декларация от 29 июля 1927 года митрополита Сергия (Страгородского) вызвала резкий протест у отца Валентина Свенцицкого; после ее выхода он почти до самой своей кончины не признавал духовной власти митрополита Сергия.

Отец Георгий, напротив, убеждал своих духовных чад не вносить новых разделений в Церковь, и без того бедствующую, и остался на стороне Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. В мае 1928 года отец Георгий был арестован и после вынесения приговора выслан в Казахстан, в поселок Кара-Тюбе.

Летом 1928 года отец Владимир по просьбе священника Василия Надеждина,  будущего священномученика, с которым его связывали подлинно братские отношения, временно служил в храме Святителя Николая у Соломенной Сторожки.

В 1929 году Князь-Владимирский храм был закрыт. Оставшись без места, отец Владимир с сыном Евгением пытался проехать к отцу Георгию в Кара-Тюбе, но из-за голода и болезни сына вынужден был с дороги вернуться в Москву.

В октябре отца Василия Надеждина арестовали и приговорили к заключению в исправительно-трудовой лагерь на Соловках. По дороге в лагерь он заболел и 19 февраля 1930 года скончался в Кеми. Перед кончиной он написал письмо своим духовным детям и отцу Владимиру, прося его не оставить осиротевший приход.

Отец Владимир откликнулся на предсмертную просьбу своего друга и перешел служить в Никольский приход.

Совет

В храм ходило много молодежи, но преимущественно прихожанами его являлись жители поселка при Тимирязевской академии, жизнь которых была наполнена служением науке и практическому сельскому хозяйству России.

Отец Владимир сумел сохранить и укрепить приход, созданный отцом Василием. Служа в Никольском храме, он много проповедовал. Прихожанам запомнились его проповеди на темы Апостольских Посланий и Евангелия; они были содержательными и поучительными, но более рациональными, чем проповеди отца Василия.

Весной 1931 года благочинный предложил духовенству следовать формуле поминовения властей, введенной Временным Патриаршим Священным Синодом при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя митрополите Сергии (Страгородском), и определить свое отношение к июльской Декларации 1927 года.

В случае несогласия предлагалось уволиться на покой, чтобы не попасть под запрещение в священнослужении. Отец Владимир принял решение выйти за штат.

В сентябре 1931 года он поступил на гражданскую службу в Научно-исследовательский институт птицеводства заведующим группой измерительных приборов.

5 апреля 1932 года отец Владимир был арестован органами ОГПУ как «активный участник Всесоюзной контрреволюционно-монархической организации “Истинно Православная Церковь”».

Будучи допрошенным следователем, он сказал: «Как верующий человек я, естественно, не могу разделять политики советской власти по религиозному вопросу. В Институт птицеводства я поступил 8 сентября 1931 года, дал несколько изобретений — приборов по птицеводству.

О том, что я лишен избирательных прав и был священником, в институте не знали.

Обратите внимание

Фамилии своих знакомых предпочитаю не называть, дабы не навлечь на них неприятностей… Ведя организованную работу среди молодежи, я ставил перед собой задачу удовлетворения их личных запросов, в духе христианского понимания жизни… Повторяю, что назвать персонально этих людей я отказываюсь по моральным и религиозным причинам…»

Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР 18 июля 1932 года он был приговорен к ссылке в Северный край сроком на три года, но затем вышло постановление приговор считать условным и обвиняемого «из-под стражи освободить». Об освобождении отца Владимира ходатайствовало руководство Академии наук, где он в то время работал.

В 1933 году повсеместно проводилась паспортизация, и отцу Владимиру для получения паспорта пришлось уехать на год в город Россошь и там жить и работать. В 1934 году он возвратился в Москву и поступил на работу в Институт климатологии в поселке Кучино.

В Кучине отец Владимир снял две комнаты и переехал туда вместе с детьми и Марией Алексеевной; в 1935 году представилась возможность переехать в Никольское — ближе к Москве. Живя в Никольском, семья отца Владимира посещала храм в честь Почаевской иконы Божией Матери у станции Салтыковка; в этом храме отец Владимир обычно молился в алтаре.

В 1930-е годы он продолжал руководить своими духовными детьми, совершая богослужения в домах наиболее близких из них.

После перехода на гражданскую службу отец Владимир выполнял много договорных работ, которые высоко оплачивались. Значительную часть заработанных средств он отдавал семьям сосланных или умерших в заключении священнослужителей.

Духовные чада отца Владимира, имевшие достаток, по послушанию духовному отцу также помогали семьям ссыльных, причем отец Владимир строго следил за тем, чтобы эта помощь оказывалась своевременно и соответствовала оговоренным суммам.

Семья же самого отца Владимира имела только необходимое, ни в пище, ни в одежде не допускалось никакого излишества. Однажды дочери Лидии подарили спортивные тапочки, и они ей очень нравились.

– У тебя есть туфли, а у других ничего нет, — сказал отец Владимир дочери и подаренные ей тапочки передал нуждающимся.

В августе 1937 года начались массовые аресты. В ночь с 8 на 9 сентября сотрудники НКВД явились в дом, где жил отец Владимир со своей семьей, и предъявили ордер на обыск и арест. В керосиновой лампе, стоявшей на шкафу, был спрятан антиминс, который с особенным тщанием искали следователи.

Важно

Они разворачивали и внимательно рассматривали каждую шелковую тряпочку, но антиминса не обнаружили, ибо «яко одушевленному Божию Кивоту, да никакоже коснется рука скверных». Производившие обыск сотрудники НКВД клали на стол бумаги, письма, книги, молитвословы, положили и медальон с мощами святителя Николая.

Читайте также:  Винный соус

Мария Алексеевна глазами показала Жене на медальон, и он осторожно взял его со стола и положил себе в башмак. Когда уводили отца Владимира, решили, что лучше ему переобуться в ботинки сына, бывшие менее изношенными.

Женя сумел снять ботинки так, что медальон с мощами остался при нем, — таким образом святыня сохранилась в семье.

Отец Владимир был заключен в Бутырскую тюрьму.

– Вы указали, что советская власть религиозных людей не понимала и не понимает, таким образом, на этой почве вы высказали явную враждебность к советской власти. Объясните это положение.

– Я враждебно к советской власти не настроен, и мой ответ так рассматривать нельзя…

– Вы вчера отказались дать показания в отношении лиц, входивших в организацию в 1920 году, известных вам сейчас как по месту жительства, так и по месту работы. Следствие настаивает, чтобы вы перечислили их.

– Так как я не усматриваю в деятельности этой организации ничего контрреволюционного, то я окончательно отказываюсь называть фамилии ее членов.

– 20 сентября сего года вы точно так же отказались назвать круг ваших деловых и бытовых связей, то есть людей, с коими вы имеете связь и общение в настоящее время. Следствие требует перечислить их.

– Личных знакомств у меня нет, кроме отношений по службе и по договорным работам…

– Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении?

– Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю…

3 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Владимира к расстрелу. Священник Владимир Амбарцумов был расстрелян 5 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Житие новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Сентябрь–октябрь / Сост. игумен Дамаскин (Орловский). Тверь: Булат, 2003. С. 206–216.

Просмотры (299)

Источник: http://zachatevmon.ru/?page_id=4286

Священномученик Иоанн (Смирнов) пресвитер Лопасненский — храм Рождества Христова в д.Сенино Московской обл

Священномученик Иоанн (Смирнов) пресвитер Лопасненский

    День памяти — 27 ноября (10  декабря)

    Иван Михайлович Смирнов родился 25 января 1879 года в селе Лопасня Серпуховского уезда Московской губернии в семье священника Михаила Смирнова, который умер еще до рождения сына. Чтобы прокормить семью, матушка отца Михаила поехала в Москву к своему брату священнику, который помог ей устроиться просфорницей в Ильинский храм на Воронцовом Поле.     Вся жизнь его, с ранних детских лет была связана с Церковью. Он обучался в церковноприходской школе, по окончании ее поступил в духовное Заиконоспасское училище. В двадцатилетнем возрасте в 1899 году закончил его и стал преподавателем Закона Божия в московских женских городских училищах.    Женился, в 1901 году был рукоположен в сан диакона, служил в Московской Вознесенской церкви на Серпуховке, не оставляя свою преподавательскую деятельность. Отец Иоанн отличался любовью к знаниям, к духовной литературе, поэтому в 1907 году он решил поступить в Московскую Духовную Академию находившейся тогда в Москве в особняке на Садовом кольце, где сегодня располагается Музей декоративно-прикладного искусства. Окончил академию в 1911 году и принял сан иерея. К тому времени у него уже было двое дочерей: Мария и Татьяна, а сам он состоял диаконом в Скорбященской церкви на Большой Серпуховке — церкви при бесплатных квартирах для вдов и учащихся девиц известных купцов братьев Ляпиных (так называемая «Ляпинка»). Возможно, это обстоятельство и позволило диакону Смирнову уделять больше внимания учебе, оставив на время заботы о семье.     Ярко характеризует отца Иоанна тот факт, что все его научные труды были связаны с аскетической литературой. Не будучи монахом, имея семью, отец Иоанн, тем не менее, более всего интересовался вопросами серьезной духовной жизни, православной аскезы. Диссертацию он посвятил Синайскому патерику, тогда как, в основном, студенты Духовной Академии пишут диссертации о пастырской жизни, служении священника, а диссертация же отца Иоанна посвящена жизни монашеской. Синайский патерик — одна из древних святоотеческих книг, в которой повествуется о жизни Синайских отцов, приводятся их изречения. За годы обучения, пока отец Иоанн готовил диссертацию, он выучил этот патерик наизусть и святоотеческие заповеди стали заповедями его жизни; по этим заповедям, по словам древних старцевподвижников он стал строить жизнь. Диссертацию отец Иоанн защитил успешно — он был пятым магистрантом, а его кандидатское сочинение было удостоено премии А. М. Иванцова-Платонова. Тогда же в июне 1911 года Иван Михайлович рукоположен в сан священник.     Отец Иоанн был приглашен в Московскую Духовную Академию преподавателем, на кафедру церковнославянского и русского языков. При этом он продолжал работу над своей диссертацией, готовя ее уже как магистерскую, профессорскую. В это время он опубликовал несколько статей в духовных журналах, которые опять-таки были посвящены монашеской литературе и монашеской духовной традиции. Диссертация, основную работу над которой отец Иоанн закончил в 1915 году, носила почти то же название, что и его кандидатская: «Синайский патерик (Λειμών πνευματικόϚ) в древнеславянском переводе», но теперь это было уже весьма многостороннее и фундаментальное сочинение.      Несомненно, отец Иоанн жил всем тем, чему он учил, и именно поэтому Господь сподобил его мученического венца. Подвиг мученичества достаточно редкий в истории Церкви, очень немногих Господь сподоблял действительно быть святыми мучениками, потому что, прежде чем стать мучеником, нужно стать преподобным, нужно исполнить евангельские заповеди. Невозможно перенести страдания за Христа без особенной помощи Божией, без особенного присутствия Божьей благодати, а благодать Божия является достойным людям, то есть тем, кто живет по заповедям, кто готовит свою душу к исполнению заповедей и к принятию благодати.    Протоиерей Иоанн получил степень магистра в 1918 году. Во время работы над своей диссертацией он сделал ряд церковно-исторических открытий и был удостоен за нее Макарьевской премии. Но уже бушевала революция, творцы новой жизни бегали с красными флагами, проливали кровь, рушили и взрывали храмы. В 1919 году Московская Духовная Академия была закрыта и разграблена. Не дожидаясь ее закрытия, поскольку наступил голод, отец Иоанн уезжает с семьей в город Бутурлиновка Воронежской губернии, где можно было служить на приходе. Но в 1923 году он вновь приезжает в Москву, потому что тогдашний настоятель храма Святого Духа на Лазаревском кладбище протоирей Илья Васильевич Гумилевский, бывший профессор Московской Духовной Академии, приглашает его на служение сюда. Поскольку сюда любил приезжать Святейший Патриарх Тихон, очевидно, отец Иоанн достаточно близко знал святителя Тихона. Протоирей Илья Васильевич Гумилевский, вероятно, и посодействовал отцу Иоанну, который был выбран в клир общим собранием Лазаревской общины. В 1925 году отец Иоанн становится настоятелем этого святого храма. В один из воскресных дней 1932 года храм был внезапно оцеплен милицией и настоятелю объявили о закрытии храма и конфискации имущества.     Дальнейший путь жизни отца Иоанна — это его восхождение на Голгофу, как жизнь многих тысяч священников того времени, которые были гонимы, поносимы, которые были не нужны новой власти, оказались за бортом новой жизни. Шла безбожная пятилетка. К 1937 году Сталин, бывший студент Духовной семинарии, обещал уничтожить Церковь и обещал, что верующих в Советском Союзе больше не останется. Вот здесь-то и проявилась сила этой веры русского народа. Многие пастыри, которые жили в безвестности, которые совершали свой путь перед Богом, свое служение Богу в сокровенном, глубоком, сердечном делании, смогли перенести эти гонения и страдания, и мир увидел, что наша Церковь Православная имеет очень много достойных пастырей, которые ни за что не откажутся от своей веры, которые пойдут на крест, на расстрел, в тюрьму и в могилу, но от Христа не отрекутся.В 1932-35 годах отец Иоанн служил — в Тихвинской церкви села Сущево, с 25 марта 1935 года — в Троицкой церкви на Пятницком кладбище. 30 декабря 1935 года он был назначен в Знаменскую церковь у Крестовской заставы, с 1936 года стал в ней настоятелем.  

    Отец Иоанн был арестован 22 ноября 1937 года. Арест предварялся, как обычно, рядом состряпанных документов. В частности, 10 ноября начальнику Ростокинского районного отделения НКВД  последовал рапорт от малограмотного участкового инспектора 58 о/м. о том, что им « … была сделана установка на гражданина Смирнова Ивана Михайловича, что он — служитель культа …

», и далее указывались свидетели, проживавшие там же: Лебедева В. Д., Холина Н. П., Рябушкина А. И..

Через пару дней какой-то оперуполномоченный Овечкин стандартной фразой заполнил стандартный бланк Постановления об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения: « … Смирнов Иван Михайлович достаточно изобличается в том, что занимается контрреволюционной агитацией террористического характера … », и постановил: « … привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58. п.

10 Смирнова И. М. и избрать в качестве меры пресечения содержание под стражей в Бутырской тюрьме … ». Поперек идет резолюция начальства: «Арестовать».

В Справке на арест (от 21 ноября 1937 года) тем же Овечкиным фабрикуются ложные и несусветные высказывания будущей жертвы, священника, который якобы заявлял, что « … скоро советскую власть свергнут, и напрасно рабочие стараются выбрать в Верховный Совет своих депутатов, недалек тот момент, когда я буду расправляться с коммунистами … »; и якобы свидетель В. Д. Лебедева, показав за него то же самое, в частности, добавила такие его слова: « … а с коммунистами я буду расправляться сам так, как расправляются фашисты в Германии … ».

    Из Анкеты арестованного удалось извлечь немного нового, в частности, « … сведения о его служебной деятельности в 1935 году и о его семье, в которой тогда состояли: жена Вера Алексеевна, 55 лет, домохозяйка; дочь Мария, 33 лет, секретарь рабочего редакционного бюро; дочь Татьяна Звароно, 30 лет, товаровед на расфасовочной фабрике … ». 5 декабря 1937 года его следственное дело № 6927 за подписью Начальника 4-го Отдела было направлено в адрес Тройки УНКВД МО, которая в массовом порядке штамповала смертельные постановления. 7 декабря 1937 года Тройка НКВД МО приговорила отца Иоанна к расстрелу. 10 декабря 1937 года, в день престольного праздника Знаменской церкви, где служил протоиерей Иоанн Смирнов, он был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле. Где-то на полигоне, скрывающем в себе останки множества прославленных Новомучеников и безвестных страдальцев, покоятся теперь честные мощи протоирея Иоанна Смирнова.    На следующий день был там же расстрелян священномученик Серафим Чичагов. Это дает основание предполагать, что они сидели, может быть, в одной камере и священномученик Серафим благословил отца Иоанна на его подвиг. Мы не знаем, как шел отец Иоанн на расстрел, каковы были его мысли, каковы были его последние слова, какая была его последняя молитва — об этом мы уже не узнаем, но несомненно, что кончина его была праведная и достойная, как достойной и праведной была вся его священническая и мученическая жизнь. Современники вспоминают о нем как о симпатичном и скромном человеке. Такую память он оставил в сердцах своих прихожан, своих сослуживцев, преподавателей и студентов Московской Духовной Академии. Это был смиренный труженик на ниве Божией, чья праведность ныне засвидетельствована церковным прославлением в лике святых.     Только в эпоху борьбы с «культом личности» — а именно 7 августа 1956 года — супруга осужденного В. А. Смирнова, смогла подать заявление в Органы с просьбой снять судимость с ее мужа, что и было сделано 11.02.1957 года постановлением Президиума Мосгорсуда.      Следственное дело содержит ряд интересных документов, а именно показания свидетелей, в частности, Веры Дмитриевны Лебедевой (1884 г. р.). Первое ее «показание» (от 13 ноября 1937 года) сфабриковано рукой «оперативника», вписавшего в него те «безумные глаголы», которые были приведены выше. Второе показание дано уже в другую эпоху — 25 января 1957 года. Она, в частности, сказала: « … Смирнова я узнала примерно в 1924 году, когда он поселился в нашем доме. Поближе я его узнала в 1929 году, когда Смирнов перешел на жительство в одну квартиру со мной. Других соседей у меня не было. Смирнов проживал в комнате в 9 метров вдвоем со взрослой дочерью Марией 22-23 лет, которая училась на курсах иностранных языков. Смирнов был скромным, неразговорчивым человеком; приходили к нему только жена и вторая дочь, но не ночевали. Об антисоветской деятельности Смирнова мне ничего не известно. За несколько дней до ареста Смирнова меня вызывали в следственные органы и допрашивали в отношении Смирнова. Я дала показания в отношении автобиографических данных на Смирнова, которые мне были известны со слов самого Смирнова. Однако никаких показаний об антисоветской деятельности Смирнова я тогда не давала, да меня по этому вопросу и не допрашивали. Протокол моего допроса после его написания был зачитан мне следователем. Однако в нем об антисоветских высказываниях Смирнова записано ничего не было. Припоминаю, что когда я подписывала протокол допроса, то подписала не сразу за текстом, а в самом низу, где указал мне следователь. Оставалось пространство в несколько строчек незаполненное. Я боялась тогда об этом заявить следователю, и считала, что это так и надо … ». То же самое подтвердила и другой свидетель — Холина Н.П.. Таким образом «подписывались» сфабрикованные лжепоказания.     Решением Священного Синода от 17 июля 2002 года постановлено включить имя священномученика Иоанна Смирнова в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века.  

Читайте также:  Акафист иисусу христу грядущему

    В день памяти священномученика Иоанна 10 декабря и в дни празднования Собора Новомучеников и Исповедников Российских в храме Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище совершается служба священномученику Иоанну.

Тропарь, глас 5:        
Добрым подвигом подвизаяся, украшение иереем явился еси, отче Иоанне, любомудрию же отцев синайских поучаяся, разум твой Христовой истине покорил еси, пастве твоей образ чистоты и благочестия явив, кровию мученическою житие запечатлел еси. Темже Богу предстоя, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 2:
Молитвенника тепла обрете тя земля Московская, священномучениче Иоанне, ты бо, в пастырских трудех усердно подвизаяся, многия на стези спасения наставил еси и, от Христа мученическим венцем украсився, во обителех райских водворился еси. Темже тя любовию величаем.

Совет

Молитва:
О, избранниче и угодниче Христов, священномучениче Иоанне, Церкве Русския столпе непоколебимый, земли нашея благое прозябение и красный плод, сродников твоих предстателю и наставниче!        Ты во время гонения безбожнаго от сокровищницы души твоея спасительное исповедание Православныя веры изнесл еси, и людем верным пастырь добрый явился еси, душу твою за Христа и Его овцы полагая и лютыя волки далече отгоняя. Ныне убо призри на нас, недостойных чад твоих, умиленною душею и сокрушенным сердцем тя призывающих. Умоли Господа Бога, да простит согрешения наша и избавит от адовых уз и вечнаго мучения. Утверди нас в вере святой, научи нас всегда творити волю Божию и хранити заповеди церковныя. Буди пастырем нашим — правило веры, воином – вождь духовный, болящим – врач изрядный, печальным – утешитель, гонимым – заступник, юным – наставник, всем же благосердый отец и теплый молитвенник, яко да молитвами твоими соблюдется в Православии Святая Русь и непрестанно славится в ней имя Пресвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Источник: http://xramcenino.ru/parishional_newspaper/cathedral_priestmartyrs_Lopasnenskih/priestmartyr_ioann_presviter_lopasnenskiy/

Иерей Иоанн Пригоровский

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН ПРИГОРОВСКИЙ (1875-1918), пресвитер Незамаевский

День памяти: 4 мая

Священномученик Иоанн Емельянович Пригоровский родился 4 января 1875 года в семье пономаря Черниговской епархии Емельяна Пригоровского. После окончания в 1897 году Черниговской духовной семинарии он был направлен на служение псаломщиком в село Мостовое Ставропольской и Екатеринодарской епархии.

С 1898 года он служил в сане диакона в Ильинском храме станицы Незамаевской, а затем в сане священника в хуторе Кугоейском, где был заведующим и преподавателем Закона Божия в местной церковно-приходской школе.

Заботясь о просвещении не только детей, но и взрослого населения хутора, неимевшего возможности посещать занятия в дневное время, отец Иоанн открыл вечернюю школу для взрослых, где сам преподавал хуторянам основы веры и грамотности.

С 1903 по 1908 годы отец Иоанн служил в селе Винодельном Ставропольской губернии и был назначен законоучителем двух училищ министерства народного просвещения и церковноприходской школы.

По выбору духовенства благочиния он представлял интересы своего округа на епархиальных и окружных съездах священнослужителей с 1905 по 1908 годы.

При этом он еще являлся окружным миссионером, приводя ко Христу иноверцев и возвращая из сект отпавших от Церкви.

С 1908 года отец Иоанн служил в храме Сошествия Святого Духа в станице Шкуринской, а 17 августа 1916 года по настойчивым просьбам прихожан его вернули вновь в станицу Незамаевскую, которая стала последним местом служения. Вскоре он был назначен настоятелем Ильинского храма [1].

Обратите внимание

С установлением на территории Кубани Советской власти большинство станиц оказались под контролем безбожно настроенных большевиков. Достоверно известно, что 4 мая, в Великую Субботу, вечером, перед чтением книги Деяний Апостолов в храм станицы ворвалась толпа красноармейцев, которые насильно вывели из него отца Иоанна.

На площади перед храмом с руганью и издевательствами озверевшие большевики стали избивать священника, нанося ему сильнейшие удары по голове, изуродовав лицо. Не насытившись страданиями мученика, красноармейцы его, полуживого, вытащили за станицу, где и убили, запретив благочестивым жителям хоронить пастыря [2].

Перед смертью священнику выкололи глаза, отрезали уши и нос [3].

Определением Юбилейного Архиерейского Собора Русской православной церкви от 13-16 августа 2000 года священномученик Иоанн Пригоровский был прославлен в лике святых и включен в состав Собора Новомучеников и исповедников Церкви Русской. С тех пор на Кубани, и в Павловском районе особенно, не прекращается его молитвенное почитание. В станице Незамаевской на месте дома священника был установлен памятный крест и мемориал, на котором высечено имя священномученика.

(201)

Источник: http://kanonkuban.ru/novomucheniki-kubani/ierej-ioann-prigorovskij/

Священномученик Иоанн Никольский, пресвитер

Священномученик Иоанн Никольский, пресвитер

Половину своей земной жизни Иоанн Михайлович Никольский прожил на кимрской земле.

Родился будущий священномученик 4 января 1878 года в селе Ляцкове Бежецкого уезда Тверской губернии в семье псаломщика. Окончил Тверскую духовную семинарию в 1899 году с аттестатом 1 разряда (т.е. был в числе отличников). Преподавал в начальных классах Тверского уезда.

В 1903 году Иоанн Никольский назначается учителем Закона Божьего в Стоянцевское училище Корчевского уезда (ныне Кимрский район). 1 сентября 1908 года он булл рукоположен в сан священника и определен настоятелем храма села Новоивановского, находящегося неподалеку от села Стоянцы.

Помимо службы в храме, многочисленных пастырских обязанностей, он являлся в разные годы заведующим, а также учителем Закона Божьего в Н.Ивановском, Максимцевском земских училищах, в Незденовской церковно-приходской школе.

Осенью 1909 года ему пришлось пережить, наверное, самые трудные дни своей жизни. Среди белого дня в селе от неисправности печи сгорел без остатка деревянный храм. Иконы, антиминс, некоторые другие ценности удалось спасти.

Но отец Иоанн не опустил руки; наоборот, он с удвоенной энергией всего себя отдал делу возрождения храма. Спустя всего 4 месяца в Ново-Ивановском появился другой деревянный храм, перевезенный сюда из села Старо-Никольского.

После его освящения богослужения возобновились и над окрестностями села вновь разнесся столь желанный для прихожан колокольный звон.

2 апреля 1914 года епархиальным начальством Иоанн Никольский переводится в село Стоянцы настоятелем Воскресенского храма.

Важно

В стоянцевском храме, одном из самых крупных сельских храмов уезда, он служил почти до конца 1920-х годов.

В годы советской власти отец Иоанн подвергался притеснениям и репрессиям.

В 1929 году, за невыполнение в срок хлебопоставок (опоздание на 3 дня), он был выслан из пределов Кимрского района на 2 года. После отбытия наказания Иоанн Никольский уехал на жительство к матери в г. Калинин (ныне г.

Тверь), где служил в Рождественской церкви.

Однако власти не оставляли его в покое и там: обвинили в недоброжелательном отношении к советской власти, посещении супруги репрессированного престарелого священника Владимирского (его двоюродного брата).

22 января 1933 года отец Иоанн был арестован. 25 апреля решением «тройки» ПП ОГПУ по Московской области он был выслан на 3 года в Казахстан.

По возвращении из ссылки Иоанн Никольский Тверским архиереем был направлен настоятелем храма села Кунганова Высоковского района Калининской области (ныне Торжокский район Тверской области).

4 августа 1937 года Иоанн Никольский был арестован вновь. В следственном деле он записан как одинокий. Священник был обвинен по статье 58 п. 10 УК РСФСР (антисоветская агитация). Решением «тройки» УНКВД по Калининской области от 22 августа приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 25 августа 1937 года.

Реабилитирован Иоанн Никольский 24 мая 1989 года.

Прославлен Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года.

В.И. Коркунов. «Это Было, было…» (Краеведческие очерки). — Тверь:, «Марина», 2008.

Источник: http://kimry.blagochin.ru/svyashhennomuchenik-ioann-nikolskij-presviter/

Имя Иван в православном календаре (Святцах)

Очень часто мальчиков нарекают именем Иоанн в честь святого Пророка и Крестителя Иоанна. Иоанн Предтеча — самый чтимый святой после Девы Марии.

В честь его установлены следующие праздники: 6 октября — зачатие, 7 июля — рождество, 11 сентября — усекновение главы, 20 января — Собор Иоанна Крестителя в связи с праздником Крещения, 9 марта — первое и второе обретение его главы, 7 июня — третье обретение его главы, 25 октября — праздник перенесения его правой руки с Мальты в Гатчину (по новому стилю).

Пророк Иоанн Креститель родился в семье священника Захарии и праведной Елизаветы, долгие годы моливших Бога о даровании им чад. И вот однажды Архангел Гавриил во сне явился Захарии и возвестил о рождении сына.

Будущий пророк Иоанн приходился по материнской линии родственником Господа Иисуса Христа и родился на шесть месяцев раньше его. Чудом Божьим младенец избежал смерти во время убиения младенцев в городе Вифлеем.

Рос святой Иоанн в пустыне. Строжайшим постом и молитвой с юных лет готовил он себя к праведному служению. Когда ему исполнилось 30 лет, Господь призвал его к проповеди народу еврейскому.

Пророк Иоанн обратился к людям на берегу реки Иордан, куда пришло много людей для религиозного омовения. Но святой говорил о том, что важно не только внешнее очищение, но, в первую очередь, нравственное. Нужно приготовить себя для принятия Евангелия и встречи со Христом.

Пришел к Иоанну Креститься и Сам Господь Иисус Христос. Его Крещение было сопровождено чудом — схождением Святого Духа в виде голубя. И голос Бога Отца возвестил с неба: «Сей есть Сын Мой возлюбленный…»

Иоанн получил откровение о Господе, поэтому он говорил народу: «Вот Агнец Божий, который берет на Себя грехи мира».

Совет

Пророка Иоанна ожидала мученическая смерть. Царь Ирод Антипа повелел заточить святого в тюрьму за то, что Ирод был уличен в оставлении своей жены и за блудную связь с Иродиадой (до этого она была женой родного брата Ирода, Филиппа).

На праздновании дня рождения Ирода Саломия, дочь Иродиады, устроила нечестивые пляски. Они так понравились царю, что он обещал ей дать все, что она попросит. Саломия попросила у него голову Иоанна Крестителя (об этом девушку подговорила ее мать). Причем подать голову должны были на блюде.

Ирод послал стражника в темницу, где сидел пророк, и повелел исполнить желание Саломии. Приказание было тут же исполнено. Ирод отдал главу пророка Иоанна танцовщице, а та передала ее своей нечестивой матери Иродиаде. Она решила надругаться над отсеченной главой и бросила ее в грязное место.

Ученики же Иоанна Крестителя сберегли тело святого и погребли его в городе Севастии.

Ирода ждало жестокое возмездие. Его войска были разбиты Арефой, отцом законной жены царя, которую он бросил. Годом позднее император Калигула приказал заточить Ирода за решетку.

Святую главу Иоанна Крестителя нашла благочестивая Иоанна. Она погребла ее в сосуде на Елеонской горе. Позднее один из подвижников копал на этом месте ров, чтобы заложить основание храма. Он и нашел эту святыню. Долгое время хранил у себя, перед своей смертью, чтобы скрыть от поругания неверующими, вновь закопал на том же месте.

Во время правления Константина Великого в Иерусалим пришли два инока. Они хотели поклониться Гробу Господа. Одному из них явился пророк Иоанн. Он указал, где была закопана его глава. С этого времени христиане стали праздновать Первое обретение главы Иоанна Предтечи.

О пророке Иоанне Крестителе Господь Иисус Христос сказал: «Из рожденных женами не восставал (пророк) больший Иоанна Крестителя». Иоанн Креститель прославляется Церковью, как «ангел, и апостол, и мученик, и пророк, и свечник, и друг Христов, и пророков печать, и ходатай ветхой и новой благодати, и в рожденных пречестнейший, и светлый Слова глас».

Икона Пророка Иоанна Предтечи

Источник: https://www.krestilnoe.ru/imena-muzhskie/ioann/

Священномученик Иоанн Дунаев пресвитер, Романово-Борисоглебский

День памяти 10 марта

Иван Александрович Дунаев родился в 1885 году в селе Васильевском Больше-Сольского уезда Костромской губернии в семье дьячка. Он окончил четыре класса городского училища. Женился на Марии Михайловне. У них был сын Владимир.

До 1930 года Иван Александрович служил псаломщиком в церкви села Благовещенье Борисоглебского сельсовета Тутаевского района Ярославской области, затем священником в этой же церкви. Отец Иоанн заботился о благолепии храма и Богослужения.

Старожилы и сейчас помнят церковный хор, собранный священником из деревенской молодежи.

Люди, знавшие отца Иоанна, вспоминают о нем как о добром, отзывчивом человеке. Вера Васильевна Тихомирова, дочь отца Василия Григорьевича Бахирева, служившего диаконом в церкви села Благовещенье, вспоминала, как после ареста ее отца, батюшка на своей лошади вспахал им все поле.

Вся семья Дунаевых отличалась отзывчивостью и состраданием ко всякой твари Божией. У них находили приют даже бездомные животные.

3 декабря 1937 года отец Иоанн был арестован тутаевским РО НКВД по обвинению в распространении ложных оскорбительных измышлений против членов советского правительства. Основанием являлись показания «свидетелей».

Священник категорически отрицал их обвинения и на допросах, и на очных ставках. Его ответы на вопросы следователей были тверды и лаконичны:

Читайте также:  Святитель иоанн шанхайский и сан-францисский

«Вопрос: Вы, как установлено следствием, среди окружающих вели контрреволюционную деятельность, направленную на срыв предстоящих выборов в Верховный Совет. Вы эти обвинения признаете?

Ответ: Нет, не признаю.

Обратите внимание

Вопрос: Вы признаете себя виновным в том, что в разговорах с окружающими дискредитировали в глазах трудящихся, выдвинутых общественностью кандидатов в депутаты в Верховный Совет, т. [оварищей ] Сталина и Зимина?

Ответ: Я это категорически отрицаю, так как таких оскорбительных высказываний по их адресу не вел.

Вопрос: Назовите лиц, с которыми Вы имели хорошие взаимоотношения?

Ответ: Хорошо знакомых лиц, с которыми бы я делился своими впечатлениями о жизни нашей страны, или бывал у них, я не имею, потому что живу замкнуто и никуда не хожу».

Отец Иоанн принял все меры к тому, чтобы даже случайно не бросить ни на кого тень подозрений, не навредить ни одному человеку.

Следствие заняло семь дней. Обвинительное заключение было составлено 10 декабря.

26 февраля 1938 года отец Иоанн был приговорен к расстрелу. 11 марта 1938 года приговор был приведен в исполнение. Место захоронения священника неизвестно.

Новомученики и исповедники Ярославской еапрхии. – Тутаев: Братство свв. Блгвв. кнн. Бориса и Глеба, 2000. Ч. 2 – 3.

Источник: http://voskresenskiy-sobor.ru/index.php/2012-08-07-13-47-13/941-12feb

Тверская епархия

ПодробностиКатегория: Новомученики и исповедникиСоздано 25 Декабрь 2017

Даты: 24 декабря

Священномученик Иоанн родился в 1892 году в Ярославской губернии в семье священника Димитрия Богоявленского. В 1914 году он окончил Ярославскую Духовную семинарию, но по стопам отца идти тогда не захотел. Он желал выбрать светский путь и работать в земских учреждениях.

Так как семинарию он окончил по 2-му разряду, то в земство его не взяли, и он был вынужден устроиться учителем в церковно-приходскую школу. Однако эта работа его не удовлетворила, и Иван Дмитриевич поступил на юридический факультет Ярославского Демидовского лицея. Но и здесь он проучился всего два курса – до 1918 года.

В этом году в Ярославле начался голод, Иван Дмитриевич стал подыскивать место учителя, и наконец устроился работать в советскую школу в маленьком городке Весьегонске. Все это время Иван Дмитриевич посещал храм, и вскоре его вера стала несовместима с работой советского учителя, ему пришлось оставить работу и уехать на родину, в село Ветрино, где служил его отец.

Важно

В 1922 году умер его отец, священник Димитрий Богоявленский, и приход остался без пастыря.

Иоанн Дмитриевич принял решение, к которому его подводил Господь – стать священнослужителем. Он обвенчался с дочерью священника, служившего в одном из соседних храмов, и очень скоро был рукоположен в сан священника ко храму родного села.

В марте 1930 года отец Иоанн был приговорен к одному году исправительно-трудовых работ. Узнав об этом, его прихожане пришли к зданию районного отделения НКВД и потребовали его освобождения.

Власти испугались и были вынуждены отпустить священника, однако на приход ему возвращаться запретили и выслали за пределы области. Отец Иоанн стал служить в селе Раменье Тверской области. Уже через год он был арестован и отправлен отбывать заключение на лесоповал в Сонковский район.

Верующие не оставляли его – привозили продукты и всячески поддерживали. После года заключения священник вернулся к месту своего служения.

Храм в селе Раменье находился рядом со школой, и школьники часто заходили в него, особенно по праздникам. Это не нравилось директору школы, и он стал искать пути закрыть храм. Для этого он обратился в соответствующие органы, и настоятеля храма арестовали.

В это время было заведено следственное дело на одного из прихожан – Алексея Попкова, и следователь решил найти обвинение в самом факте знакомства священника с уже арестованным человеком. Следователь спросил отца Иоанна, знает ли он Попкова.

Священник ответил: «Алексея Попкова я знаю, потому что он является зятем регента, а она все время пела на клиросе».

Совет

Следователи допрашивали священника каждый день посменно, день один следователь, день – другой.

Обвинить его было не в чем, следователям не к чему было придраться, и они стали интересоваться – как же он, верующий человек, и преподавал социализм в советской школе? Отец Иоанн в своих показаниях ответил: «Будучи преподавателем в школе, я ученикам преподавал об утопическом социализме.

Впоследствии от меня стали требовать преподавания о принципах трудовой школы и так далее. Я далек был от такого преподавания, не мог в своей голове переварить всего нового о школе. Тогда я ушел на службу священником, где хотел найти для себя отраду в своей работе».

В ходе следствия так и не удалось отыскать какой-то состав преступления, отец Иоанн был освобожден из Бежецкой тюрьмы и вернулся служить в село Раменье. Положение храма в 1936 году стало критическим, власти обложили его налогом, выплатить который было невозможно, тем более что молебны в домах были запрещены, а открыто ходить в храм многие уже опасались.

В 1937 году отец Иоанн был арестован; после ареста сотрудники НКВД как обычно стали собирать «доказательства преступности». Отец Иоанн опроверг все лжесвидетельства, и ни по одному пункту не признал своей вины. На допросе он держался твердо, что-либо рассказывать про других людей сразу отказывался, и в тот же день следствие было закончено.

Тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отец Иоанн был сослан в Севжелдорлаг. Он пробыл на тяжелых работах с 1938 по 1941 год. С началом войны, притом, что работа оставалась непосильно тяжелой, кормить в лагере почти перестали.

Священник Иоанн Богоявленский умер от голода 24 декабря 1941 года; ему было тогда сорок девять лет.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Источник: https://tvereparhia.ru/publikaczii/novomucheniki-i-ispovedniki/30552-zhitie-sshchmch-ioanna-bogoyavlenskogo-presvitera-1941

Священномученик Иоанн, пресвитер Лопасненский (Смирнов)

День памяти — 27 ноября (10  декабря)

       Родился отец Иоанн в 1879 году в Серпуховском уезде Московской области, в семье священника, и вся жизнь его, с ранних детских лет была связана с Церковью. Он обучался в церковноприходской школе, по окончании ее поступил в духовное Заиконоспасское училище.

В двадцатилетнем возрасте в 1899 году закончил его и стал преподавателем Закона Божия в московских женских городских училищах. Женился, в 1901 году принял дьяконский сан, служил в московской Вознесенской церкви на Серпуховке, не оставляя свою преподавательскую деятельность.

Отец Иоанн отличался любовью к знаниям, к духовной литературе, поэтому в 1907 году он решил поступить в Московскую Духовную Академию. Окончил академию в 1911 году и принял сан иерея. К тому времени у него уже было двое детей.

        Ярко характеризует отца Иоанна тот факт, что все его научные труды были связаны с аскетической литературой. Не будучи монахом, имея семью, батюшка, тем не менее, более всего интересовался вопросами серьезной духовной жизни, православной аскезы.

Диссертацию он посвятил Синайскому патерику, тогда как, в основном, студенты Духовной Академии пишут диссертации о пастырской жизни, служении священника. Диссертация же о. Иоанна посвящена жизни монашеской.

Синайский патерик — одна из древних святоотеческих книг, в которой повествуется о жизни Синайских отцов, приводятся их изречения. За годы обучения, пока о. Иоанн готовил диссертацию, он, наверное, выучил этот патерик наизусть. И святоотеческие заповеди стали заповедями его жизни, по этим заповедям, по словам древних старцев-подвижников он стал строить жизнь. Диссертацию о. Иоанн защитил успешно.

       Протоиерей Иоанн был приглашен в Московскую Духовную Академию преподавателем, на кафедру церковнославянского и русского языков. При этом он продолжал работу над своей диссертацией, готовя ее уже как магистерскую, профессорскую.

Обратите внимание

В это время он опубликовал несколько статей в духовных журналах, которые опять-таки были посвящены монашеской литературе и монашеской духовной традиции: другому Патерику, который называется «Лимонис» и такой теме, как «Значение Афона в истории Сербской Церкви».        Несомненно, отец Иоанн жил всем тем, чему он учил, и именно поэтому Господь сподобил его мученического венца.

Подвиг мученичества достаточно редкий в истории Церкви, очень немногих Господь сподоблял действительно быть святыми мучениками, потому что, прежде чем стать мучеником, нужно стать преподобным, нужно исполнить евангельские заповеди.

Невозможно перенести страдания за Христа без особенной помощи Божией, без особенного присутствия Божьей благодати, а благодать Божия является достойным людям, то есть тем, кто живет по заповедям, кто готовит свою душу к исполнению заповедей и к принятию благодати. Протоиерей Иоанн получил степень магистра в 1918 году.

Во время работы над своей диссертацией он сделал ряд церковно-исторических открытий и был удостоен за нее Макарьевской премии. Но уже бушевала революция, творцы новой жизни бегали с красными флагами, проливали кровь, рушили и взрывали храмы. В 1919 году Московская Духовная Академия была закрыта и разграблена.

Не дожидаясь ее закрытия, поскольку наступил голод, отец Иоанн уезжает с семьей в Воронежскую область, где можно было служить на приходе. Но в 1923 году он вновь приезжает в Москву, потому что тогдашний настоятель храма Святого Духа на Лазаревском кладбище прот. Илия Гумилевский, знавший его по МДА, приглашает его на служение сюда.

Поскольку сюда любил приезжать Святейший Патриарх Тихон, очевидно, отец Иоанн достаточно близко знал святителя Тихона. И в 1925 году отец Иоанн становится настоятелем этого святого храма. Видимо, пример его пастырской, подвижнической жизни повлиял и на всех остальных священнослужителей храма.

       В один из воскресных дней 1932 года храм был внезапно оцеплен милицией и настоятелю объявили о его закрытии и конфискации имущества. Здание передавалось заводу под общежитие для рабочих.

       Дальнейший путь жизни отца Иоанна — это его восхождение на Голгофу, как жизнь многих тысяч священников того времени, которые были гонимы, поносимы, которые были не нужны новой власти, оказались за бортом новой жизни. Шла безбожная пятилетка.

Важно

К 1937 году Сталин, бывший студент Духовной семинарии, обещал уничтожить Церковь и обещал, что верующих в Советском Союзе больше не останется. Вот здесь-то и проявилась сила этой веры русского народа.

Многие пастыри, которые жили в безвестности, которые совершали свой путь перед Богом, свое служение Богу в сокровенном, глубоком, сердечном делании, смогли перенести эти гонения и страдания, и мир увидел, что наша Церковь Православная имеет очень много достойных пастырей, которые ни за что не откажутся от своей веры, которые пойдут на крест, на расстрел, в тюрьму и в могилу, но от Христа не отрекутся.        В 1932-35 гг. отец Иоанн служил — в Тихвинской церкви села Сущево, с 25 марта 1935 г.- в Троицкой церкви на Пятницком кладбище.        Последнее время своей жизни с 30 декабря 1935 г. до ареста в 1937 г. служил в церкви Знамения Божией Матери (у Крестовской заставы), что на Рижской. Арестован 22 ноября 1937 года. Арест предварялся, как обычно, рядом состряпанных документов. В частности, 10 ноября начальнику Ростокинского районного отделения НКВД, мл. лейтенанту тов. К. последовал рапорт от малограмотного участкового инспектора 58 о/м. о том, что им «была сделана установка на гр-на Смирнова Ивана Михайловича (что он — служитель культа)», и далее указывались свидетели, проживавшие там же: Лебедева В. Д., Холина Н. П., Рябушкина А. И..

       Через пару дней какой-то оперуполномоченный Овечкин стандартной фразой заполнил стандартный бланк Постановления об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения: Смирнов Иван Михайлович достаточно изобличается в том, что занимается контрреволюционной агитацией террористического характера, и постановил: привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58. п. 10 Смирнова И. М. и избрать в качестве меры пресечения содержание под стражей в Бутырской тюрьме… Поперек идет резолюция начальства: Арестовать. 21/ХI, подпись.

В Справке на арест (от 21 ноября) тем же Овечкиным фабрикуются ложные и несусветные высказывания будущей жертвы, священника, который якобы заявлял, что «скоро советскую власть свергнут, и напрасно рабочие стараются выбрать в Верховный Совет своих депутатов, недалек тот момент, когда я буду расправляться с коммунистами»; и якобы свидетель В. Д.

Лебедева, показав за него то же самое, в частности, добавила такие его слова: «…а с коммунистами я буду расправляться сам так, как расправляются фашисты в Германии».

Из Анкеты арестованного удалось извлечь немного нового, в частности, «сведения о его служебной деятельности в 1935 году и о его семье, в которой тогда состояли: жена Вера Алексеевна, 55 лет, домохозяйка; дочь Мария, 33 лет, секретарь раб. ред. бюро; дочь Татьяна Звароно, 30 лет, товаровед на расфасовочной фабрике».

       5 декабря 1937 года его следственное дело № 6927 за подписью Начальника 4-го Отдела было направлено в адрес Тройки УНКВД МО, которая в массовом порядке штамповала смертельные постановления. Она приговорила о. Иоанна к расстрелу, имевшему место в Бутово 10 декабря того же года.

       Только в эпоху борьбы с «культом личности» — а именно 7 августа 1956 года — супруга осужденного В. А. Смирнова, смогла подать заявление в Органы с просьбой снять судимость с ее мужа, что и было сделано 11.02.1957 года постановлением Президиума Мосгорсуда.

Совет

       Следственное дело содержит ряд интересных документов, а именно показания свидетелей, в частности, Веры Дмитриевны Лебедевой (1884 г. р.).        Первое ее «показание» (от 13 ноября 1937 года) сфабриковано рукой «оперативника», вписавшего в него те «безумные глаголы», которые были приведены выше.        Второе показание дано уже в другую эпоху — 25 января 1957 года.

Она, в частности, сказала: «Смирнова я узнала примерно в 1924 году, когда он поселился в нашем доме. Поближе я его узнала в 1929 году, когда Смирнов перешел на жительство в одну квартиру со мной. Других соседей у меня не было. Смирнов проживал в комнате в 9 метров вдвоем со взрослой дочерью Марией 22-23 лет, которая училась на курсах иностранных языков.

Смирнов был скромным, неразговорчивым человеком; приходили к нему только жена и вторая дочь, но не ночевали.        Об антисоветской деятельности Смирнова мне ничего не известно. За несколько дней до ареста Смирнова меня вызывали в следственные органы и допрашивали в отношении Смирнова.

Я дала показания в отношении автобиографических данных на Смирнова, которые мне были известны со слов самого Смирнова. Однако никаких показаний об антисоветской деятельности Смирнова я тогда не давала, да меня по этому вопросу и не допрашивали. Протокол моего допроса после его написания был зачитан мне следователем. Однако в нем об антисоветских высказываниях Смирнова записано ничего не было. Припоминаю, что когда я подписывала протокол допроса, то подписала не сразу за текстом, а в самом низу, где указал мне следователь. Оставалось пространство в несколько строчек незаполненное. Я боялась тогда об этом заявить следователю, и считала, что это так и надо».

       То же самое подтвердила и другой свидетель — Холина. Таким образом «подписывались» сфабрикованные лжепоказания. Впрочем, это был, конечно, лишь один из приемов

Источник: http://chehov-blago.ru/svyashchennomuchenik-ioann-presviter-lopasnenskiy-smirnov

Ссылка на основную публикацию