Священномученик василий колосов, священник

Читать онлайн Жития новомучеников и исповедников российских ХХ века страница 244. Большая и бесплатная библиотека

-Нет, я это отрицаю, так как никакой контрреволюционной деятельностью не занимался.

— Следствию известно, что вы высказывали террористические настроения против коммунистов. Признаете ли вы это?

— Нет, я это отрицаю, я этого не говорил и виновным себя в контрреволюционной деятельности не признаю.

После допроса священника были вызваны лжесвидетели, которые подписали соответствующие показания, и 3 октября следствие было закончено.

13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Василия к десяти годам заключения, и он был направлен в лагеря Бамлага. В 1939 году он оказался в одном из лагерей Свердловской области, последнем месте своего земного пребывания.

Священник Василий Колосов скончался в заключении 22 мая 1939 года и был погребен в безвестной лагерной могиле.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. ПП54535, д. 15774.

Мая 18 (31) Священномученик Василий (Крылов)

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Священномученик Василий родился в 1906 году в селе Подлипичье Дмитровского уезда Московской губернии в семье псаломщика Сергия Крылова. Василий окончил сельскую школу, и родители в 1917 году отдали его в Дмитровское Духовное училище. Здесь ему удалось проучиться всего лишь один год, так как в 1918 году училище было закрыто пришедшими к власти безбожниками.

Поскольку Василий был сыном псаломщика, то ни в какие другие учебные заведения его не приняли; в это время стал болеть его отец, и Василий стал служить в храме, помогая отцу.

В 1923 году отец скончался, и викарий Московской епархии епископ Бронницкий Иоанн (Васильевский) направил Василия Сергеевича псаломщиком в храм Казанской иконы Божией Матери в селе Марково Бронницкого уезда.

Обратите внимание

22 октября 1926 года епископ Орехово–Зуевский Никита (Делекторский) рукоположил Василия Сергеевича во диакона к Спасской церкви в селе Ведерницы Дмитровского района. Вскоре он был определен диаконом к Богоявленской церкви, что в Елохове в Москве. В 1929 году диакон Василий был переведен в Вознесенскую церковь в селе Раменье Дмитровского района.

19 февраля 1931 года архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией Филипп (Гумилевский) рукоположил его во священника ко храму Рождества Христова в селе Рождество на Истре Солнечногорского района.

Почти сразу же после рукоположения отец Василий, как лишенный избирательных прав по причине его служения в церкви и как человек, по возрасту годный для тяжелых работ, 4 июня 1931 года был взят на трудовой фронт в тыловое ополчение, откуда вернулся 29 июня 1934 года и был направлен служить в Троицкий храм в селе Рязанцы Щелковского района Московской области. Отец Василий приступил к священническому служению со всей ревностью молодого пастыря, для которого, благодаря глубокой вере, ничего не казалось невозможным в приведении молодежи, воспитанной государством в безбожии, к вере.

После принятия НКВД секретного приказа о массовых арестах отец Василий 16 августа 1937 года был арестован одним из первых в Щелковском районе и сразу же допрошен.

— В предъявленном обвинении виновным себя признаете? — спросил следователь.

— В предъявленном обвинении виновным себя не признаю. Никогда нигде контрреволюционной деятельностью не занимался.

-Я зачитаю вам ряд выдержек из показаний свидетелей о вашей контрреволюционной деятельности.

И следователь, зачитав показания лжесвидетелей, снова спросил:

— Признаете ли себя виновным и подтверждаете ли показания свидетелей?

— Зачитанные мне выдержки из показаний свидетелей я не подтверждаю, категорически отрицаю и виновным себя не признаю, так как никогда нигде антисоветских провокационных разговоров и настроений я не высказывал, — ответил отец Василий.

23 сентября следователь перед окончанием следствия снова допросил священника.

-Что вы можете показать дополнительно по своему делу? — спросил он.

— Дополнить ничего не могу, все показания обо мне свидетелей считаю ложью.

— Какие у вас будут ходатайства по делу?

— Никаких ходатайств по делу у меня не имеется.

На этом следствие было закончено, и отец Василий был отправлен в одну из московских тюрем, где уже другой следователь 8 октября 1937 года допросил его, интересуясь более фактами его биографии как священника, давно ли он служит и насколько ему чужда, как представителю враждебного социального слоя, советская власть. Выяснив это, следователь спросил:

— Какую вы вели агитацию против существующего строя?

— Никакой.

— В предъявленном вам обвинении признаете себя виновным?

— Виновным себя не признаю.

13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно–трудовом лагере.

Священник Василий Крылов скончался 31 мая 1942 года в Севжелдорлаге, располагавшемся тогда в Коми области.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. 16071.

Мая 30 (12 июня) Священномученик Василий (Смоленский)

Составитель священник Максим Максимов

Священномученик Василий родился в 1869 году в селе Савельево Серпуховского уезда Московской губернии в семье псаломщика Петра Смоленского.

В 1891 году Василий Петрович Смоленский окончил Московскую Духовную семинарию и был рукоположен во священника к Казанскому храму села Ламишино Звенигородского уезда.

Первая деревянная церковь была основана здесь в 1670 году, а каменный храм начали строить при отце Василии в 1902 году. 11 сентября 1905 года новый храм был освящен епископом Можайским Серафимом.

В 1908 году церковь была расписана.

Важно

В 1929 году власти решили храм закрыть. Для этой цели в сентябре в ОГПУ были вызваны на допрос два молодых комсомольца.

Семнадцатилетняя комсомолка, секретарь местной ячейки ВЛКСМ, сообщила следователю, что она разговаривала с отцом Василием на улице по вопросу устраиваемого в Великую Субботу антипасхального спектакля и ответила на его вопрос угрозой: «Еще посмотрим, кому будет плохо и хорошо».

Свою неприязнь к священнику она высказала следователю на допросе, охарактеризовав деятельность отца Василия такими словами: «Наш район слишком верующий. Смоленский у крестьян на хорошем счету.

В отношении религии Смоленский производит большое влияние на окружающее население, что отмечается в период антирелиги–озных кампаний, когда крестьяне активно противоречат мероприятиям комсомола».

Комсомолка вместе с родителями проживала по соседству с отцом Василием. Спустя годы она вспоминала о событиях тех лет: «Отец Василий был очень простым, сердечным, порядочным. Семья у него была дружная, трудолюбивая. Отец Василий был уважаемым всеми на хуторе человеком.

После революции просил меня, в то время бывшую секретарем комсомольской ячейки, не ставить во время Страстной седмицы спектаклей для молодежи, проводившихся в противовес богослужениям в храме. Под страхом выселения семьи меня заставили подписать показания против отца Василия об угрозах в адрес комсомольцев.

Всю оставшуюся жизнь меня мучила совесть за эти показания на глубоко уважаемого мною человека».

По доносу этой комсомолки и еще одного комсомольского активиста из соседней деревни ОГПУ арестовало отца Василия 19 октября 1929 года и заключило в Бутырскую тюрьму.

Совет

В анкете арестованного, которую следователь разрешил отцу Василию заполнить самостоятельно, о своем прошлом он написал: «По наговору (ложному доносу) был взят в Звенигородский арестантский дом 7 сентября 1918 года и после разбора дела следователем был выпущен на волю, пробыв в заточении семь дней».

Продержав отца Василия в Бутырской тюрьме две недели, 2 ноября 1929 года его вызвали на допрос.

— Антисоветской деятельностью я нигде, никогда не вел. В частных разговорах я воздерживаюсь от политических тем. Читаемые мною проповеди носят чисто религиозный характер, и ничего в них антисоветского нет, — сказал отец Василий следователю.

-Угрожали ли вы комсомольцам расправой за то, что они ведут работу по безбожию?

— Никому никогда я не угрожал.

— Говорили вы комсомольцу Воронцову, что если он не прекратит вовлекать детей в пионеры, то ему будет плохо?

— Ничего подобного я ему не говорил. Считаю, что возведенное на меня обвинение является ложью.

18 ноября 1929 года тройка ОГПУ приговорила священника Василия Смоленского к высылке в Северный край на три года.

Ссылку отца Василия отправили отбывать в город Онегу. 14 августа 1933 года он вернулся в родное село, однако вскоре священнику пришлось покинуть Ламишино и уехать в село Холмец Шаховского района Московской области. Так пришлось сделать в связи с запретом проживать в стокилометровой зоне от Москвы.

24 октября 1933 года отец Василий был назначен на служение в Никольскую церковь села Холмец, где он прослужил до мая 1941 года. В 1934 году протоиерей Василий Смоленский был награжден митрой.

В мае 1941 года отца Василия в административном порядке из Московской области выселили. Он уехал на жительство в село Ново–Никольское Ярославской области, но и там местные власти отказали ему, как священнослужителю, в регистрации.

Отец Василий уехал в село Кончеево Кармановского района Смоленской области, где проживал с 20 сентября по 15 октября 1941 года. В связи с наступлением немецких войск и приближением фронта, протоиерей Василий уехал обратно в село Холмец.

Через несколько дней после его приезда село было занято фашистами. При них отец Василий открыл храм, который во время его отсутствия советской властью был закрыт. В селе стало регулярно совершаться богослужение. Службы посещали жители соседних деревень Костино и Артемки.

Источник: https://dom-knig.com/read_264439-244

14 марта. Память священномученика Василия Никитского

Священномученик Василий родился 3 января 1889 в селе Александровском Волоколамского уезда Московской губернии в семье псаломщика Петра Никитского и его жены Екатерины, у которых было девять детей.

Семья жила бедно, все имущество состояло из дома, трех десятин земли и коровы. В 1913 Василий окончил Вифанскую духовную семинарию и поступил учителем в школу при Павлово-Посадской фабрике. Вскоре он женился на дочери священника Михаила Нечаева Екатерине, учительнице той же школы. Впоследствии у них родилось трое детей.

В декабре 1915 Василий Петрович был рукоположен во священника ко храму Рождества Богородицы в селе Поречье Можайского уезда. Отец Василий пользовался большим авторитетом среди прихожан, и многие из них приходили к нему домой за советами. У него была большая библиотека, много духовных книг, которые он давал читать всем желающим. В селе он оказывал помощь бедствующим прихожанам.

Когда в семействе Капаевых умер кормилец-отец и вдова осталась с пятью детьми без средств к существованию, священник с супругой сразу пришли ей на помощь. Приход был бедным, и семья священника вынуждена была заниматься сельским хозяйством: сами косили и запасали сено для коровы, возделывали огород и ухаживали за садом.

В 1929 году власти предприняли попытку храм закрыть, но священник воспротивился этому. 30 августа 1929 сотрудник секретного отделения Московского окружного отдела ОГПУ составил документ, в котором говорилось, что священник, «выступая на собраниях, “обрабатывал” общественное мнение против закрытия церкви».

«Собрано до тысячи подписей и крайне возбуждено настроение верующих. На собрании, где обсуждался вопрос о закрытии церкви, слышались антисоветские и антикоммунистические выкрики», – писал сотрудник секретного отделения. ОГПУ приняло решение арестовать священника.

Обратите внимание

Отец Василий был арестован 4 сентября 1929 и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. ОГПУ стало вызывать свидетелей. Первым был вызван секретарь местной ячейки комсомола, который дал следующие показания: «Будучи секретарем ячейки, я замечал, что Никитский агитирует родителей беспартийной молодежи не бросать… посещения храма.

Читайте также:  Святитель иларион, митрополит киевский

В феврале этого года на волостном съезде было вынесено предложение со стороны крестьян о закрытии порецкой церкви. Никитский через своих поклонников, в частности Никанора Гавриловича Ивкина, устроил собрание в доме Ивкина, где было много беспартийных, особенно девушек и женщин, где постановили провести подписку против закрытия церкви.

Комсомольцы на данное собрание не были допущены».

15 ноября следствие было закончено, и священнику было вменено в вину, что он «обрабатывал общественное мнение против закрытия церкви».

18 ноября 1929 Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Василия к трем годам ссылки в Северный край, и он был отправлен на лесозаготовки в Вологодскую область. Вернувшись домой, отец Василий снова стал служить в храме в Поречье, но вскоре был переведен в храм в село Ильинское Волоколамского района.

В 1934 священника направили служить в храм в Талдомском районе. Здесь он прослужил до 1937 и был переведен в храм в селе Борисово Можайского района, где прослужил полгода.

Власти заявили священнику, что храм будет в обязательном порядке закрыт за неуплату налогов, и священноначалие направило отца Василия в храм в селе Теряево Волоколамского района, где он начал служить с 18 января 1938.

12 февраля 1938 председатель Теряевского сельсовета составил на отца Василия характеристику для НКВД. В ней он писал, что священник распускает слухи, будто ему советская власть не дает служить, не разрешает отпевать людей на кладбище, заставляя их хоронить как собак.

В тот же день некий человек отправил докладную записку участковому инспектору милиции, в которой доводил до его сведения, что в Теряеве имеется поп, который ведет антисоветскую пропаганду.

Важно

7 февраля поп стоял около церкви и говорил, что 15 февраля будет служба и в храме будет сказана проповедь, о чем он предлагал оповестить все население. «Прошу участкового инспектора милиции, – писал далее заявитель, – примите срочные меры к попу. Вы хорошо знаете, что скоро будут выборы в Верховный Совет. Поповская агитация будет нашу массовую работу на селе тормозить».

14 февраля сотрудники НКВД допросили дежурных свидетелей, которые показали, что священник в храме произносит контрреволюционные и антисоветские проповеди, но в чем они заключались, они сказать не смогли; они показали также, что в магазине в очереди, стоявшей за галошами, священник вел антисоветскую пропаганду, призывая стоявших в очереди посещать церковь.

Одна из свидетельниц показала, что отец Василий «по вечерам собирает у себя в доме неизвестных лиц из окружающих сел. 9 февраля 1938 в 23 часа ночи я пыталась подслушать, о чем там вели разговор, но слышно не было».

Этим и ограничились показания лжесвидетелей.

26 февраля 1938 власти арестовали священника, и он был заключен в тюрьму в Волоколамске.

2 марта состоялся первый допрос.

 – Вы арестованы за контрреволюционную и антисоветскую деятельность, которую вы проводили среди населения и окружающих лиц в селе Теряево. Дайте показания по этому вопросу! – потребовал следователь.

– Контрреволюционной и антисоветской деятельности я не вел, – ответил священник.

– 3 февраля вы, Никитский, стоя в очереди за галошами в магазине теряевского сельпо, высказывали недовольство советской властью и партией ВКП(б). Признаете ли себя в этом виновным?

– Да, действительно, за галошами я в очереди стоял, но контрреволюционных и антисоветских выступлений с моей стороны не было.

– Следствием установлено, что ваш дом посещали посторонние лица, среди коих вы проводили контрреволюционную деятельность. Дайте правдивые показания по этому вопросу: кто персонально вас посещал и какую работу вы с ними проводили?

– Мою квартиру посещали диакон Спировской церкви, фамилию которого я не знаю, один гражданин из деревни Валуйки Волоколамского района и бывшая церковная староста Мария Болдина, с которой я повстречался в Москве в Патриархии, – она меня позвала служить в село Теряево. Контрреволюционной деятельности среди посетителей я не вел.

4 марта 1938 тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу, и он был перевезен в Москву в тюрьму НКВД. Священник Василий Никитский был расстрелян 14 марта 1938 и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Источник: http://blago-kavkaz.ru/index.php/component/k2/item/11062-14-marta-pamyat-svyashchennomuchenika-vasiliya-nikitskogo

© www.blago-kavkaz.ru

Источник: http://involokolamsk.ru/novosti/s_cerkovyu_i_bogom/14-marta-pamyat-svyashchennomuchenika-vasiliya-nikitskogo

Священномученик Василий Никольский, пресвитер

Будущий новомученик Василий Никольский родился 10 февраля 1898 года в глубинке Кашинского уезда – селе Савцыне. Отец его, Сергей Михайлович Никольский, служил псаломщиком в местной Никольском храме.

В 1915 году, после окончания Кашинского духовного училища, Василий Никольский поступил во вновь открывшуюся Кашинскую духовную семинарию. Но окончить ее ему не пришлось. При советской власти духовная семинария была закрыта.

Бывший семинарист поступил в школу 2 ступени, получил среднее образование.

В 1921 году Василий Никольский сочетается браком с Варварой Федоровной (1891-1962) дочерью священника села Быково Кимрского уезда Феодора Рассудовского. Супруги начали свою трудовую жизнь в качестве учителей начальной школы д. Давыдово. В Быкове у них родились дети: Сергей, 1922 года рождения, и Борис (1924-1961).

В 1924 году осуществилась мечта Василия Никольского: он был рукоположен архиереем в сан священника и определен настоятелем храмов: вначале – с. Бакланова, затем – с. Высокова Кашинского уезда.

В 1929 году В.Никольский становится настоятелем Сретенского храма села Быкова Кимрского уезда, заступив на место своего тестя, священника Феодора Рассудовского, ушедшего на покой по возрасту.

Совет

Всем сердцем полюбили прихожане своего духовного отца за его отзывчивость, внимание к их нуждам, готовность в любую минуту придти на помощь страждущим.

Но недолго пришлось отцу Василию служить в Быковском храме. В 1931 году по решению властей храм был закрыт. Священник, чтобы прокормить семью, был вынужден браться за любую работу.

Так, он трудился на лесосплаве в селе Медведицком Кимрского уезда, шерстобитом в валяльной мастерской д. Радомино, по соседству с Быковом.

Семья отца Василия жила в м аленьком домике в два оконца, с крышей, покрытой соломой.

В феврале 1933 года в селе Быкове и двух окрестных с ним деревнях было арестовано 6 человек, в числе которых оказался и Василий Никольский. Всем им (по доносам) было предъявлено обвинение в антисоветской деятельности по статье 58 п. 11 УК РСФСР.

В вину отцу Василию ставили лишь то, что он в недавнем прошлом служил священником; что его ночью посещал священник с. Волоскова; что он часто общался с бывшим церковным старостой быковского храма Блохиным.

Виновным в предъявленном ему обвинении Василий Никольский себя не признал.

26 апреля 1933 года «тройка» ПП ОГПУ по Московской области приговорила Василия Никольского на 3 года к содержанию в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ). (остальные обвиняемые были осуждены на срок от 2 до 5 лет).

Свой срок он отбывал в Лодейном Поле, в Свирских лагерях. Семья Никольских, оставшаяся без своего кормильца, крайне бедствовала.

Обратите внимание

Старший сын, 11-летний Сергей, чтобы помочь семье, вынужден был работать летом в колхозе подпаском.

Жена осужденного священника, Варвара Федоровна, с трудом нашла работу учителя в селе Ивановском, расположенном в соседнем с Кимрским Теблешском районе Калининской области – всего в нескольких верстах от Быкова (ныне Рамешковский район Тверской области).

В 1936 году после отбытия наказания Василий Никольский вернулся в семью.

11 октября 1937 года отец Василий был вновь арестован. Ему было предъявлено обвинение по пресловутой статье 58 п. 10 (антисоветская агитация).

Василий Никольский обвинения не признал, заявил на допросе, что он был всего лишь священником, выполнявшим свой долг, и никакой враждебной деятельности против советской власти не вел.

Следователь, составив обвинительное заключение, направил дело на рассмотрение «тройки» УНКВД. 1 ноября 1937 года Василий Никольский был приговорен к расстрелу. Спустя два дня приговор был приведен в исполнение.

16 марта 1989 года Василий Никольский был реабилитирован.

Прославлен Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 году.

В.И. Коркунов. «Это Было, было…» (Краеведческие очерки). — Тверь:, «Марина», 2008.

Источник: http://kimry.blagochin.ru/svyashhennomuchenik-vasilij-nikolskij-presviter/

Священномученик иерей Николай (Гаварин)

Священномученик Николай родился 23 декабря 1870 года в городе Якобштадт Курляндской губернии в семье священнослужителя Иоанна Гаварина.

Николай окончил Рижскую Духовную семинарию и один курс Духовной академии и был рукоположен во священника ко храму в городе Гродно.

Во время Первой мировой войны в 1915 году в связи с военными действиями причт храма, где служил отец Николай, был эвакуирован в Москву, и он стал служить в храме святителя Николая на Щепах вблизи Смоленской площади.

Важно

В 1930 году советские власти стали выселять из Москвы тех, кого они считали социально чуждыми, а это в первую очередь было духовенство. Потеряв место жительства, отец Николай уехал сначала в Кунцево, а затем поселился в поселке Немчиновка под Москвой и стал служить в храме Рождества Христова.

Храм в Немчиновке появился в 1918 году, когда община верующих попросила местного домовладельца Немчинова пожертвовать под храм свою летнюю дачу. Тот согласился, но с условием, что верующие сами ее отремонтируют, чтобы превратить ее в церковь. Местные власти дали разрешение на устройство православного молитвенного дома, и верующие принялись за ремонт.

Дача, построенная шестьдесят лет назад, была без фундамента, с одинарным полом и одинарными дверями и окнами и пришла к этому времени в ветхость. Верующие произвели капитальный ремонт, пристроили колокольню, полностью заменили сгнивший угол здания и выстроили рядом небольшой дом для священника.

Однако, несмотря на ремонт, температура в храме в зимние месяцы не поднималась выше трех градусов.

https://www.youtube.com/watch?v=gkdLyPi6Nh8

В конце 1934 года новый председатель Немчиновского поселкового совета запретил проведение приходских собраний, колокольный звон, а затем были сняты по его распоряжению и сами колокола.

Спустя некоторое время, он решил храм закрыть, а здание отдать под занятия физкультурникам, ссылаясь на малочисленность прихожан.

В это время в поселке было около семисот домов и проживало восемь тысяч жителей, из которых две тысячи подписались как верующие под протестом против закрытия храма.

2 апреля 1935 года живший на покое в Немчиновке архиепископ Иннокентий (Соколов) направил ходатайство на имя сестры Ленина Марии Ильиничны. «Я, нижеподписавшийся, — писал владыка, — проживаю в поселке Немчиновка с 1927 года в качестве частного лица под кровом и на иждивении одного моего сына, протоиерея Алексия Константиновича Соколова.

Ранее этого времени, в течение полувека, трудился я на миссионерском поприще, приводя из тьмы неведения к познанию Христовой истины идолопоклонников, кочевников горного Алтая… сначала в звании простого миссионера-священника, потом в должности начальника Миссии в сане епископа.

В настоящее время по преклонности лет (родился 13 февраля 1846 года) нахожусь в полной отставке. Состою не у дел. Однако имею благословение Священного Патриаршего Синода на совершение церковного богослужения в Немчиновском храме. Пользуясь этим правом, я совершаю здесь Божественную литургию по праздникам.

Читайте также:  Сорок мучеников севастийских

И это доставляет мне величайшее духовное утешение, так что я готов и кости сложить при подножии сего храма. Но вот горе.

Совет

25 марта сего года Президиум Мособлисполкома вынес постановление о закрытии нашей церкви по ходатайству председателя Немчиновского поссовета гражданина Куликова, мотивируемое крайне малым количеством верующих Немчиновского прихода, число коих якобы не превышает двадцати человек, тогда как на самом деле число верующих при здешней церкви простирается до двух тысяч душ.

Ввиду изложенного и зная притом Вашу христианскую готовность оказывать посильную помощь всем нуждающимся в оной, обращаюсь к Вам, добрейшая Мария Ильинична, с покорнейшей просьбой поддержать ходатайство православных, поданное в Отдел Культов ВЦИКа об оставлении нам молитвенного здания для совершения необходимых треб».

Ответа на это письмо не последовало. Общиной были написаны и отправлены еще несколько прошений, но ответа и на них не последовало. Все это время в храме, однако, продолжались богослужения.

19 октября 1935 года было отдано окончательное распоряжение о закрытии храма.

В течение трех дней верующие попытались обжаловать это решение, добавляя, что если невозможно оставить им храм, то они просят разрешения снять для богослужений сарай, который у них для этой цели найден.

Но власти стояли на своем: храм забрать и не разрешать взять другого помещения. Весь клир храма, включая протоиерея Алексия Соколова, священника Николая Гаварина и служившего в этом же храме диакона Елисея Штольдера, перешел служить в Николаевский храм в селе Ромашково.

После выхода в 1937 году секретной сталинской директивы о массовых репрессиях, следователь Кунцевского отделения НКВД составил списки тех, кого он предполагал арестовать, а также списки «свидетелей», которые могли бы подписать лжесвидетельства, и начертил схемы — какой «свидетель» какой эпизод антисоветской деятельности обвиняемого должен был подтвердить, а поскольку набор таких эпизодов был невелик, то они тщательно перетасовывались, чем должно было создаваться впечатление достоверности.

В августе 1937 года следователь вызвал одного из жителей города Кунцево, некоего Александра Ивановича, и предложил ему дать показания на священника Николая Гаварина. Поскольку свидетель был со священником не знаком, то он поначалу отказался от такой подлой роли.

Тогда следователь пустился в длинные рассуждения о современном политическом положении и задачах коммунистической партии, которая одной из первых задач поставила посадить всех попов. «То, что ты здесь покажешь, — заявил следователь «свидетелю», — об этом никто не будет знать, и на суд тебя вызывать не будут».

Обратите внимание

Затем следователь вручил свидетелю чистые бланки протоколов допросов, чтобы тот заполнил их дома. Бланки свидетель взял, но не заполнил их, не зная, чем заполнять, да и боясь ответственности. Следователь, видя, что свидетель не торопится придти к нему с показаниями, два раза заходил сам к нему на квартиру, но тот, избегая встречи, прятался от него.

Тогда следователь снова вызвал его, а также и одного из его приятелей, некоего Илью Тимофеевича, в районный отдел НКВД. Первым он позвал к себе в кабинет Александра Ивановича. Дал ему бланки протоколов допросов и предложил заполнить их собственноручно.

Увидев через некоторое время, что свидетель ничего не пишет, следователь составил небольшой конспект и на основании этого конспекта предложил свидетелю написать свои показания.

Когда протокол был написан, следователь прочитал его, но он ему не понравился, и, разорвав, он сам заполнил бланк протокола допроса и потребовал, чтобы свидетель его подписал, что тот, наконец, и сделал, не читая. Затем следователь позвал к себе Илью Тимофеевича, которому также предложил подписать протоколы «свидетельских показаний», уже написанные заранее.

Увидев на его лице колебание, следователь стал его убеждать, что в этом ничего страшного нет, и сослался на бывшего тут только что Александра Ивановича, и таким образом также убедил и его подписать протокол, не читая. Впоследствии, когда следователю понадобились лжесвидетельства против других людей, он, зайдя к Илье Тимофеевичу домой, попросил его подписать еще три пустых бланка протоколов, что тот и сделал; видно, совершив один грех, дальше повторить его было легче.

Тот же следователь, для более эффективного ведения дел, привлек к следственному процессу председателя Ново-Ивановского сельсовета, который согласился вместе со следователем писать протоколы допросов от лица лжесвидетелей, как хорошо знающий людей, проживающих в этом районе.

Следователь сначала составлял конспект сочинения об антисоветской и антигосударственной деятельности подозреваемого, потом писал протоколы, а затем вызывал того, от чьего лица протоколы были написаны, а председатель сельсовета тех, за кого он сам писал протоколы.

Так в течение довольно короткого времени они вдвоем составили более полусотни протоколов допросов от лица лжесвидетелей.

Важно

На основании такого рода показаний лжесвидетелей 29 августа 1937 года отец Николай Гаварин был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. — Беседовали ли вы со Штольдером на политические темы? — спросил священника следователь. — Мы беседовали о церковных делах, как сейчас нам священнослужителям живется плохо при советской власти.

Говорили о газетных новостях, об испанских событиях, выражая сомнения, что испанские войска победят фашистов, которые сильны своим вооружением.

— Значит, вы находились на стороне фашистских войск? — Я этого не могу сказать, мы считали, что фашистские войска сильны своей техникой и организованностью, кроме того, им помогают такие сильные государства как Германия и Италия. — Расскажите о своих антисоветских разговорах, которые вы вели вместе со Штольдером.

— Мы беседовали о том, что советская власть неправильно делает, что закрывает церкви, устраивает гонения на церковнослужителей, давит налогами. — Расскажите о содержании антисоветских бесед подробнее. — He могу. Забыл. — Расскажите о вашем отношении к советской власти. — Мое отношение к советской власти отрицательное.

Я не могу помириться с советской властью за те притеснения, которые мы терпим. — Следствием установлено, что вы состояли в контрреволюционной террористическо-повстанческой группе и вели активную агитацию против советской власти, членов советского правительства и вождей коммунистической партии. Дайте показания по этому вопросу.

— Я был недоволен советской властью по вопросу ее отношения к религии и к нам, священнослужителям. Но в контрреволюционной группе я не состоял.

Источник: http://barviha.cerkov.ru/novomucheniki-odincovskie/svyashhennomuchenik-ierej-nikolaj-gavarin/

Василий Петрович Сокольский (1878-1937) – протоиерей, священномученик

Память 10 сентября (28 августа по ст. ст.) в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Родился 30 января 1878 года в селе Белое Озеро Сенгилеевского уезда Симбирской губернии в семье священника.

В 1902 году окончил Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Женился, был рукоположен во иерея.

В 1905 году удостоен степени магистра богословия за сочинение «Евангельский идеал христианского пастыря» (Казань, 1905 год).

Преподавал Священное Писание в Астраханской, позднее Черниговской духовных семинариях. Впоследствии служил в церкви Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове в Петрограде, приход которой сохранил верность канонической Церкви в период захвата Петроградского епархиального управления обновленцами.

По свидетельству архимандрита Феодосия (Алмазова), в Петрограде «в августе-декабре 1922 года шли переговоры с вождями… обновленцев всех видов и толков…

В виду общего врага (атеизм в форме коммунизма) Патриаршая Церковь добросовестно шла к объединению с отколовшимися от нее церковными группами… Хотя собрание приняло примирительную точку зрения, но объединение не состоялось.

Совет

Все наши члены согласительной комиссии пошли в ссылку… Ясно, что наши сосланы по ихнему доносу». В переговорах с обновленцами участвовал в том числе и отец Василий.

В 1923 году отец Василий был арестован и сослан на три года в город Берёзов Тобольского округа. По возвращении из ссылки, 4 августа 1926 года был назначен настоятелем Ленинградского храма в честь Преображения Господня на Аптекарском острове. Возведен в сан протоиерея.

В 1929 году вновь арестован «за борьбу с обновленцами», сослан на три года в Северный край. Отбывал срок в деревне Чекуево, где почти потерял зрение.

По возвращении из ссылки поселился с семьей в Ленинграде, служил сначала в церкви апостола и евангелиста Матфея, затем в храме Афонской (Ватопедской) иконы Божией Матери бывшего Новодевичьего монастыря.

7 марта 1935 года был вновь арестован. Виновным в предъявленных обвинениях себя не признал, на вопрос о политических убеждениях сказал:

«Я беспартийный и в политические дела, по своему убеждению, не могу вмешиваться, единственно с чем я не согласен, это с отрицанием коммунистами бытия Бога, бессмертия души и нравственной ответственности за гробом, о чем я, как и прочие священники, не скрываю от лиц, обращающихся ко мне за разрешением этих вопросов».

В тот же день сотрудник НКВД написал заключение, что обвиняемый «является социально опасным элементом и ведет антисоветскую агитацию. Сторонник тихоновщины». По постановлению особого совещания при УНКВД от 9 марта 1935 года отец Василий с семьей был сослан на пять лет в Северный Казахстан. Отбывал срок в городе Атбасар (ныне Акмолинская область).

8 июля 1937 года был арестован Атбасарским районным отделением НКВД по обвинению «в проведении среди населения контрреволюционной агитации пораженческо-клеветнического характера и в непрекращении выполнения религиозных обрядов», заключен в тюрьму в Атбасаре. Виновным себя не признал.

5 сентября 1937 года приговорен к высшей мере по постановлению тройки УНКВД по Северо-Казахстанской области.

Расстрелян 10 сентября 1937 года, погребен в безвестной могиле.

9 июня 1989 года был реабилитирован прокуратурой Целиноградской области по 1937 году репрессий.

Причислен к лику новомучеников и исповедников Российских решением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в августе 2000 года.

Источник: https://mitropolia.kz/september/466-vasilij-sokolskij.html

Священномученик Василий Лихарев — ОЛЕНЬКОВО.РФ

Священномученик Василий родился 25 марта 1871 году в селе Тешилово Клинского уезда Московской губернии в семье диакона Алексея Дмитриевича Лихарева. Окончил в 1886 году Дмитровское Духовное училище, в 1894 году Вифанскую Духовную семинарию и был рукоположен во священника ко храму Казанской иконы Божией Матери Головинского монастыря, где прослужил до самого его закрытия.

Женский монастырь в селе Головино Московской губернии был образован в 1893 году. Решением схода крестьян и на пожертвования помещиков было организовано строительство церкви в монастыре, которое было окончено в 1900 году. При монастыре выстроили больницу и гостиницу.

В русско-японскую войну отец Василий был направлен полковым священником в действующую армию. По окончании военных действий он вернулся служить в монастырь. К 1914 году в монастыре были построены собор, колокольня и богадельня.

Обратите внимание

Во время гонений на Русскую Православную Церковь в конце двадцатых годов власти отобрали у монастыря деревянную церковь, но служба продолжалась в соборе.

В декабре 1928 года, незадолго до праздника Рождества Христова, в церковную сторожку пришли два представителя волостного исполнительного комитета и попросили разрешения осмотреть колокольню на предмет того, как они объяснили, чтобы ее сломать.

Отец Василий разрешил впустить их на колокольню, но в тот же день вечером было собрано экстренное совещание церковного приходского совета, которое постановило послать своих представителей к местным властям с соответствующими документами, показывающими, что все церковные помещения, которые арендует община, не могут быть произвольно уничтожены, поскольку с ее стороны нет нарушений, а в данном случае все церковные здания, включая колокольню, выстроены и поныне здравствующими жителями села. Власти объяснили посылку своих представителей недоразумением и заявили, что они вовсе не собираются ломать колокольню.

Читайте также:  Школа веры: иисус христос

4 мая 1929 года, в Страстную Пятницу, власти устроили собрание рабочих местных фабрик и жителей села Головино, которое постановило возбудить ходатайство перед центральными властями в Москве о закрытии храма.

Когда известие об этом решении достигло верующих жителей села Головино и окрестных селений, это вызвало сильнейшее недовольство народа, что власти отнесли целиком на счет авторитета монахинь обители, которые после ее закрытия не покинули этих мест, поселившись поблизости.

В пасхальную ночь 1929 года безбожники запланировали показ в клубе антирелигиозного фильма, причем сеанс должен был начаться в двенадцать часов ночи, во время крестного хода, а клуб находился рядом с храмом.

Предполагалось, что демонстрация антирелигиозного фильма не только отвлечет молодежь от участия в церковной службе, но и настроит ее агрессивно по отношению к Церкви.

Многие верующие считали, что безбожники для того показывают антирелигиозный фильм, чтобы натравить затем молодежь на хулиганский разгром храма.

Важно

В первом часу ночи, когда начался крестный ход вокруг храма, в клубе погасло электричество и демонстрация кощунственного фильма прекратилась. Вскоре выяснилось, что были повреждены провода, и поскольку исправление повреждения заняло много времени, показ фильма пришлось отменить, а церковная служба шла своим чередом без какого бы то ни было вмешательства безбожников.

На следующий день началось расследование, и верующие были обвинены в намеренном повреждении проводов, – будто бы они этим не только сорвали антирелигиозное мероприятие, но и имели намерение сжечь собравшихся в клубе безбожников заживо, так как были обрезаны и электрические провода, ведущие к насосной станции, и в случае пожара не хватило бы воды, чтобы его затушить.

В связи с начавшимся расследованием были допрошены местные безбожники.

Член коммунистической партии Лидия Кох показала, будто церковный староста говорил ей: «Вы против нас собираетесь сегодня выступать, но мы вам обезьянничать не дадим и сожжем вас в вашей церкви (то есть в клубе) живьем».

А бывший церковный староста, по показаниям Кох, будто бы говорил жене сотрудника ОГПУ: «Вы собираете подписи граждан с целью закрыть церковь, вовлекаете и наших детей в ваши нечестивые организации и развращаете их. Это вам даром не пройдет…»

Материалы по этому «делу» были высланы в Москву Тучкову, который потребовал прислать ему список всех монахинь Головинского монастыря, проживавших в окрестности.

Проведенное следствие не обнаружило никакого участия верующих в повреждении проводов, однако цель безбожников закрыть храм осталась прежней.

1 июня 1929 года был вызван повесткой в ОГПУ на Большую Лубянку в Москве казначей храма Александр Иванович Дрындин и здесь в приемной ОГПУ арестован. На допросе 12 июня Александр Иванович сказал: «На второй день Пасхи, то есть 7 мая 1929 года, я утром выгонял коров в стадо.

Ко мне подошел Владимир Андрианов и сказал, что с 5 на 6 мая были порезаны электрические провода, идущие в поселок Головино. Я слова Андрианова оставил без ответа. Кто их перерезал, я не знаю, в этот момент я был в церкви Головинского монастыря.

Совет

Перед Пасхой заседания церковного приходского совета не было. И в частных беседах среди членов церковного приходского совета разговора о том, как бы сорвать антипасхальную постановку в клубе, не было».

21 июня сотрудники ОГПУ вызвали отца Василия повесткой на Большую Лубянку и в приемной арестовали.

Отвечая на вопросы следователя, отец Василий сказал: «6 мая сего года, когда я проходил мимо столба, на котором были порезаны электрические провода, кто-то из толпы мне сообщил, что в ночь с 5 на 6 мая кем-то были перерезаны электрические провода.

Толпа состояла из пяти-шести человек. На столбе, по-видимому, происходила починка проводов».Священник Василий Лихарев. Москва. Внутренняя тюрьма ОГПУ. 1929 год

16 августа 1929 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило Александра Ивановича Дрындина к лишению свободы сроком на четыре месяца, а священник Василий Лихарев был из тюрьмы освобожден с запрещением три года жить в Москве и Московской области, а также еще в пяти крупных городах с прилегающими к ним областями. Отец Василий выбрал местом ссылки близкий к Москве город Тулу, куда приехал в конце августа.

https://www.youtube.com/watch?v=Rqbd0ja-XMk

По окончании административной ссылки 28 июля 1932 года ему было разрешено выехать, куда он пожелает, и отец Василий вернулся домой. За время его ссылки обитель была приведена безбожниками в плачевное состояние: собор обратили в клуб, в склепе, где были похоронены основатели монастыря, устроили склад зерна.

Здание богадельни, в котором жили несколько престарелых монахинь, отобрали, и отец Василий приютил их в своем доме. Сам он стал служить в Знаменской церкви в селе Аксиньино, расположенном в нескольких километрах от его дома. За свое долгое и мужественное служение святой Церкви отец Василий был возведен в сан протоиерея и награжден митрой.

В это время к нему за духовным советом и утешением стало обращаться множество народа – крестьяне, учителя, ученые.

Обратите внимание

Во время усилившихся в 1937 году гонений представители властей стали допрашивать всех, кто мог дать показания против священника. 28 сентября 1937 года сотрудники НКВД вызвали некоего человека, который снимал в доме отца Василия комнату, и попросили рассказать о священнике, предполагая, что он охарактеризует его как контрреволюционера.

Он рассказал, что знает священника с 1929 года, с того времени, как стал снимать в его доме комнату. Отец Василий живет в доме с женой, сыном и дочерью.

К нему часто ходят в гости священники, например брат его жены протоиерей Артоболевский, когда-то преподававший в Московской Духовной семинарии, который является завзятым контрреволюционером, если, конечно, судить по тому, что советские власти его уже высылали. Еще приходит какой-то священник, а также священник храма, где служит сам отец Василий.

Часто к священнику приходят две учительницы, одна – дочь генерала, а другая – полковника, и, судя по этому, они явно антисоветские личности. Сам священник Василий Лихарев ведет активную проповедническую деятельность, и особенно среди молодежи, влияя на их родителей, и в частности тем, что оказывает им всевозможную помощь.

В результате учащается посещение храма крестьянами в селе Аксиньино. Священник Василий Лихарев пользуется большой популярностью среди местного населения, а местные власти не оказывают ни малейшего противодействия этому явлению.

– Дайте показания об антисоветских разговорах и антисоветской деятельности священника Василия Лихарева, – потребовал следователь от свидетеля.

– Больше показать ничего не могу, – ответил свидетель, – так как нахожусь в недружественных отношениях с Лихаревым и он меня избегает.

2 октября власти допросили второго свидетеля, который на вопрос, что он может сказать об антисоветских высказываниях священника Лихарева, ответил, что летом 1936 года священник поделился своими впечатлениями об увиденном им в газете проекте архитектурного исполнения Дворца советов, который ему напомнил вавилонскую башню, и как постройка той башни разрушилась, заметил священник, так разрушится и строительство власти советов. Свидетель стал ему возражать, что власть не рухнет, на что отец Василий сказал, что все в руках Божиих, но он уверен, что это случится.

15 ноября 1937 года сотрудники Красногорского отделения НКВД арестовали отца Василия и заключили в Таганскую тюрьму в Москве. При аресте сотрудники НКВД забрали у священника награды, полученные им во время русско-японской войны, позолоченный наперсный крест и митру.

19 ноября следователь допросил священника, пересказав ему показания свидетелей. Выслушав, священник ответил, что не подтверждает ни одно из этих показаний и никогда не занимался какой бы то ни было антисоветской агитацией.

Важно

На следующий день следствие было завершено, и следователь составил обвинительное заключение для передачи его на рассмотрение тройки НКВД.

25 ноября тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Протоиерей Василий Лихарев был расстрелян через день, 27 ноября 1937 года, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Игумен Дамаскин (Орловский)

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века

Московской епархии. Ноябрь»

Тверь, 2003 год, стр. 105-111.

Источник: http://xn--b1afpcldeb6j.xn--p1ai/novosti/svyashchennomuchenik-vasiliy-liharev/

Щелковское благочиние — Священномученик Василий Сунгуров

Священномученик Василий родился 20 марта 1876 года в селе Спасское Рузского уезда Московской губернии в семье псаломщика Арсения Сунгурова. По окончании Волоколамского духовного училища, Василий в 1898 году был назначен псаломщиком к Николаевской церкви в селе Амельфино Волоколамского уезда.

В 1910 году он стал служить псаломщиком в Николаевской церкви в селе Жегалово Богородского уезда, в 1915 году был рукоположен во диакона к этой церкви, а в 1919 году – во священника к Марие-Магдалинской церкви в селе Улиткино Богородского уезда.

Долгие годы, вплоть до закрытия храма в 1934 году, он служил настоятелем церкви Марии Магдалины. Несмотря на то, что служение отца Василия происходило в обстановке все усиливающихся гонений, он до конца хранил верность своему пастырскому долгу.

Известно, что однажды злоумышленники подожгли дом о. Василия в то время, когда он совершал литургию, но священник, узнав об этом, не прервал службу, предоставив случившееся воле Божией.

В другой раз во время крестного хода загорелся сарай, находившийся поблизости с храмом. В поджоге обвинили участников крестного хода.

Наконец, «собрание верующих», инспирированное властями, постановило: совхозу «Безбожник» (слово-то какое!) нужен то ли клуб, то ли овощехранилище, и храм был закрыт.

В 1935 году отец Василий был назначен служить в Богоявленскую церковь в селе Брыково Истринского района; в 1936 году он был награжден наперсным крестом.

Совет

Отца Василия арестовали 28 августа 1937 года и заключили в Таганскую тюрьму в Москве. Два дежурных свидетеля дали против священника соответствующие показания, затем был допрошен отец Василий. Выслушав лжесвидетельства, священник не подтвердил их. Заканчивая допрос, следователь еще раз спросил:

– Вы признаете себя виновным в том, что до последнего времени вели контрреволюционную деятельность?

– Нет, не признаю, – ответил священник.

19 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Священник Василий Сунгуров был расстрелян на следующий день, 20 сентября 1937 года, и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

20 апреля 2005 года Архиерейским собором Русской Православной Церкви священномученик Василий был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

Божественную литургию в день памяти новомученика возглавил благочинный церквей Щелковского округа протоиерей Андрей Ковальчук. В своем слове по окончании литургии он подчеркнул, что не всякий храм может похвалиться тем, что имеет такого Небесного заступника, однако подвиг веры и живой пример верности Богу российских новомучеников духовно значимы для всего нашего Отечества.

Празднование — 20 сентября.

Источник: http://blagochinie.info/index.php/2013-03-03-14-54-52/349—cms-seo

Ссылка на основную публикацию