Белобережская иоанно-предтеченская пустынь, россия, брянская область, брянский район

Описание Белобережской пустыни | Православные паломничества

Белобере́жская пу́стынь (полное наименование Брянская Белобережская Предтечева пустынь) – монастырь Русской православной церкви близ посёлка городского типа Белые Берега Брянской области.

Основан в начале XVIII века. Широкую известность получил в начале XIX века как один из первых центров российского старчества. В 1924-2004 годах монастырь был закрыт и почти полностью разрушен. В настоящее время находится в ведении Брянской епархии, с 2004 года является действующим мужским монастырём и постепенно восстанавливается.

Белобережская пустынь расположена на левом берегу реки Снежеть, в 15 километрах к востоку от Брянска, в 7 км к западу от посёлка городского типа Белые Берега и в 3 км к северу от железнодорожной платформы Белобережская. Со всех сторон окружена лесами. В настоящее время соединена асфальтированными дорогами с автотрассами М3 Москва-Киев и А141 Орёл-Брянск-Смоленск.

Обратите внимание

Окрестности Белобережской пустыни представляют собой обширную санаторно-оздоровительную зону. Здесь расположены круглогодичные санатории и дома отдыха «Дубрава», «Берёзка», «Детский город», а также летние детские лагеря «Юность», «Ровесник», «Лесной Бор», санаторий УВД «Дубок», пансионат администрации Брянской области, Белобережская турбаза, мемориальный комплекс «Партизанская поляна» и др.

Сведения о дате основания Белобережской пустыни разноречивы. Во многих источниках указывается, что Белобережская пустынь возникла в начале XVIII века, когда Пётр I, ввиду подготовки города Брянска к возможным боевым действиям в ходе Северной войны, в 1706 году повелел В. Д.

Корчмину снести постройки женского Воскресенского монастыря, а монахинь переселить в мужской Предтечев Песоцкий монастырь, для чего монахов из Песоцкого монастыря нужно было предварительно переселить в Петропавловский.

Как гласит предание, группа монахов во главе с архимандритом Леонидом, недовольных таким решением, отделилась от остальной братии и поселилась в отдалении от города, на белопесчаных берегах реки Снежети, вырыв для жилья землянки и устроив небольшую часовню.

Этот скит начал постепенно заселяться старцами, желавшими вести уединённую жизнь.

Однако, в точности такая же легенда связана с возникновением другой обители, находившейся по соседству в той же самой местности – Полбинской Предтечевой пустыни. Это позволяет усомниться в достоверности упомянутого предания, по крайней мере в отношении одной из пустыней.

В качестве альтернативной версии, другие источники указывают иной год основания Белобережской пустыни – 1661, когда якобы в Россию был перенесён первый список (копия) древней византийской иконы Божией Матери «Троеручица». По легенде, первым пристанищем иконы в России стала как раз Белобережская Пустынь, куда икону принёс первый устроитель пустыни – иеромонах Симеон.

В настоящее время Брянская епархия официально считает датой основания Белобережской пустыни (скита) 1714 год.

Достоверные сведения о существовании Белобережской пустыни начинаются с 1717 года, когда её (тогда ещё – в виде монашеского скита) возглавил монах Серапион, ставший первым строителем этой обители.

Установление точного времени основания обители осложняется ещё и тем, что до XVIII века топонима «Белые Берега» в этой местности не существовало вовсе.

Лесной массив в нижнем течении Снежети в те времена был известен как урочище Полбино, от чего позднее произошли названия «Большое Полпино» и «Малое Полпино» (Белобережская пустынь находится приблизительно на равном удалении от обоих населённых пунктов).

Важно

Из старейших сохранившихся документов следует, что в первое время своего существования Белобережская пустынь носила название «Белопесоцкая» (поскольку её населяли бывшие иноки Брянского Песоцкого монастыря).

Однако это название за новой обителью не утвердилось, поскольку Белопесоцкий монастырь уже имелся в Подмосковье. К названию пустыни «Белопесоцкая» приходилось добавлять уточнение – «что на белых берегах реки Снежети».

Позднее, по смысловому сходству, название «Белопесоцкая пустынь» было заменено на «Белобережская пустынь» (так, в документах 1730-х годов уже сосуществуют оба названия) и в таком виде укоренилось.

В XIX веке топоним «Белые Берега», ставший разговорным синонимом Белобережской пустыни, распространился не только на сам монастырь, но и на местность, в которой он расположен.

Когда в 1868 году здесь пролегла Орловско-Витебская железная дорога, возникла техническая необходимость устройства железнодорожной станции – примерно на полпути между Карачевом и Брянском. Эта станция также получила название «Белые Берега» и дала начало современному одноимённому населённому пункту.

В 1894 году для удобства многочисленных паломников ближе к монастырю была устроена платформа «Белобережская» (первоначально – «Белобережская пустынь», «Пустынь»).

9 февраля 1721 года Указом Синодального казённого приказа было разрешено строительство в Пустыни деревянного храма в честь Рождества Святого Иоанна Предтечи. Таким образом, было положено начало церковному строительству в Белобережской (тогда ещё Белопесоцкой) обители.

Брянский Петропавловский монастырь, на землях которого находилась Белобережская пустынь, первоначально не препятствовал её становлению, но затем, вероятно увидев в ней конкурента, начал добиваться её закрытия, и в 1724 году пустынь была упразднена.

Строитель пустыни отец Серапион (1672-1741), претерпев многочисленные гонения и страдания, сумел в конечном счёте добиться восстановления. Указом императрицы Екатерины I от 6 февраля 1727 года пустынь была восстановлена и Петропавловскому монастырю было указано вернуть её имущество и иноков.

В последующие несколько десятилетий Белобережская пустынь находилась под строительским настоятельством.

Совет

По учреждению 1764 года о монастырских штатах, Белобережская пустынь была предложена к упразднению. Но в 1766 году, по случаю истребления пожаром Яменской пустыни в соседнем Трубчевском уезде, Белобережская пустынь была оставлена на своём содержании.

С 1770 по 1775 годы Белобережская пустынь была закрыта, но затем снова восстановлена на правах заштатного монастыря (не получавшего государственной поддержки).

В 1777 году Пустынь была вновь лишена самостоятельности и приписана к Брянскому Петропавловскому монастырю.

14 февраля 1779 года Белобережская пустынь переходит в ведение Площанской пустыни. В 1780 году она была вновь упразднена, но стараниями братии и пожертвователей восстановлена и опять отдана во владение другого монастыря.

Такая картина переводов пустыни от одного монастыря к другому рисуется до 1787 года, в котором по указу Орловской Консистории, от 20 марта, ей вновь было дано своё управление. При этом Брянскому духовному правлению было предписано как можно строже смотреть за пустынью и ежемесячно проводить её ревизии.

Причиной такого строгого распоряжения стали слухи, будто бы эта пустынь принимает беглых, подозрительных, беспаспортных людей и скрывает их. Однако подтверждения этим слухам не нашлось.

В 1798 году Белобережская пустынь в очередной раз переходит в заведование Брянского Петропавловского монастыря, что видно из указа Орловской Консистории от 26 февраля того же года:
« На донесении ваше от 4 февраля сего года, что в Брянской Белеобережской пустыни сарай, что стоял внутри монастыря, с приезду св.ворот, при церкви Захария и Елизаветы, 23 января сего года, во время обедни от ветхости завалился и перебил немалое число вещей вдребезги, и что прочие строения ветхи и также мост на Снежети реке, по которому ездят господа каретами и купцы тройками, тоже опасен, то предписывается вам взять пустынь ту в своё заведование, приняв всё, что следует, и затем, во избежание случая нехорошего, приказывается ему, игумену Феодосию, по его усмотрению, всё исправить и о том рапортовать. »

В 1800 году начальником Белобережской пустыни был назначен старец Василий (Кишкин, 1745-1831), ученик афонских и молдавских старцев. К моменту вступления его в должность, обитель находилась в запущенном состоянии; управлял ею «белый» священник, при котором было всего 7 человек братии.

Обратите внимание

Перед новым настоятелем стояла задача скорейшего восстановления обители, причём не только материального, но в первую очередь духовного.

Иеромонаху Василию удалось навести «добрый порядок во всём и довольное устроение по хозяйственной части» и привлечь в обитель многих иноков, оставивших заметный след в истории российского православия. В течение трёх лет число братии увеличилось до 60 человек.

В это время из Коренной пустыни сюда прибыли его ученики – иеромонах Серафим и о. Леонид (будущий основатель старчества в Оптиной пустыни), постриженный тем же о. Василием в 1801 году.

Очевидцы возрождения Пустыни, начавшегося при о. Василии, вспоминали:
« …Скоро всюду прошёл слух о пришествии в Белые Берега святого Старца и полезном устроении обители сей…

и видели мы на месте запустения как бы рай земной. Всенощное бдение до семи часов продолжалось, пели сладко, подобно Ангелам. Многие обители видела я, но лучшей нигде не было по чину, пению и смиренномудрому житию.

Устройством обитель подобна Святой Горе Афонской… »

С 1804 по 1808 год строителем Белобережской обители был иеромонах Леонид (преподобный Лев Оптинский), впоследствии перенёсший традиции старчества в Оптину пустынь. Духовным наставником отца Леонида был его земляк, ученик Паисия Величковского схимонах Феодор, приглашённый в 1805 году из Чолнского монастыря в Белобережскую пустынь и живший здесь до 1810 года.

В эти же годы в Белобережской пустыни находились ещё два ученика Паисия Величковского: схимонах Афанасий (Охлопков) и иеромонах Клеопа, ранее проживавшие со своим духовным учителем в Нямецком монастыре (ныне территория Румынии).

Важно

Благодаря этому, в конце 1805 года в Белобережской пустыни был принят новый монастырский устав, составленный при активном участии учеников Паисия Величковского и отличавшийся большой строгостью и стремлением к неукоснительному соблюдению всех обетов монашеской жизни.

Эти монашеские правила вскоре разошлись по многим монастырям России как образцовые; таким образом, в первое десятилетие XIX в. Белобережская пустынь стала одним из важнейших центров распространения идей «монастырского возрождения» в России через восстановление лучших традиций монашества.

Тяготимый возрастающей мирской славой и вниманием многочисленных паломников, отец Леонид в 1808 году добровольно оставил должность настоятеля и перешёл на жительство в лесной скит близ монастыря, а в 1811 году окончательно покинул Белобережскую обитель и переселился в Валаамский монастырь.

К этому времени перешли в другие монастыри и все другие вышеперечисленные видные религиозные деятели начала XIX века, но введённые ими нормы монастырской жизни послужили авторитету Белобережской пустыни, привлекли к ней новых иноков и многочисленных богомольцев и стали залогом её будущего материального подъёма.

Начиная с 1820-х годов, комплекс Белобережской пустыни начал активно пополняться новыми постройками. Появилась новая каменная двухэтажная трапезная, каменная ограда, высокая колокольня при соборе.

Были сооружены также многочисленные хозяйственные и бытовые постройки. Неподалёку от монастыря был устроен скит.

Наконец, в 1861-1876 годах рядом с главным входом был сооружён огромный каменный храм Богоматери Троеручицы.

Главной святыней монастыря была икона Божией Матери «Троеручица», принесённая из Москвы строителем Серапионом около 1727 года. На обороте этой иконы имелась надпись:
« 1718 года месяца Декамбрия в шестнадцатый день написан сей Св. образ московскими жителями, иконописцами Артемием Феодоровым да Афанасием Ивановым, по обещанию по родителех своих. »

Предание говорит, что при выносе иконы из Москвы, она была провождена с подобающею честью – с колокольным звоном. В XIX веке к ней были пожертвованы две серебряные ризы, украшенные золотом и драгоценными камнями. В церковной литературе описаны многочисленные случаи чудесного исцеления от этой иконы. Современное её местонахождение неизвестно.

Совет

В середине XIX века в обители подвизалось около 100, а к 1916 году – до 200 человек братии. В праздничные дни Пустынь посещало до пяти тысяч богомольцев.

Только хлеба монастырь расходовал в летние месяцы до шестидесяти пудов в сутки, а в праздники – до трёхсот пудов. В голодные годы обитель обеспечивала неимущих (до 300-400 человек) бесплатным питанием.

Монастырь имел большую библиотеку и архив.

Монастырь содержался на проценты от вкладного капитала в 40 тысяч рублей; также имелся доход от пожертвований богомольцев и от поминовения усопших. Доходных статей от земельных владений монастырь не имел, кроме удовлетворения собственных нужд (дрова, сено, овощи).

Зато немалую прибыль приносили различные промыслы, получившие большое развитие в Белобережской пустыни. Монахи целыми возами отправляли в разные губернии столы, табуреты, вёдра, бочки и деревянную посуду.

Особенно иноки славились производством деревянных ложек, украшенных художественной резьбой и покрытых особой олифой, состав которой держался в секрете.

С 1900 года на монастырском хуторе при деревне Малое Полпино действовала школа грамоты для 50 сельских детей. В следующем году она была реорганизована в церковно-приходскую.

Читайте также:  Икона божией матери «одигитрия» смоленская

Обитель отчисляла немалые средства на содержание Орловского духовного училища, брянского госпиталя Красного Креста; с 1905 года – по 150 рублей ежегодно в фонд пострадавших в русско-японской войне.

В 1916 году послала 600 рублей в императорскую канцелярию «на нужды войны», получив за это благодарность Николая II.

Обратите внимание

Спокойное течение монастырской жизни в Белобережской пустыни было нарушено начавшейся Первой мировой войной, когда на территории монастыря разместился лазарет для раненых, и окончательно разрушено революционными событиями 1917 года и Гражданской войны.

В 1918 году началась конфискация имущества обители. Монастырь был лишён прав юридического лица; оставшаяся братия (около 150 монахов) вынужденно объединилась в трудовую коммуну «Белобережское трудовое братство» и продолжала совершать богослужения.

Показательна история, произошедшая с бывшим игуменом Жировицкого монастыря престарелым отцом Маврикием, проживавшим на покое в Белобережской обители.

Чрезвычайная комиссия конфисковала у старца все личные вещи и деньги, продержала без каких-либо объяснений целый месяц в тюрьме, а на последующую просьбу «о выдаче хотя бы небольшой суммы денег на самые необходимые расходы» ответила:« …

монашествующие не должны иметь капиталов, как отрёкшиеся от мира, а если имеют, то это называется любостяжанием и сребролюбием, что запрещено Иисусом Христом.Государственный архив Брянской области. Фонд Р-2515, опись 1, дело 7, листы 87-89.

»

В 1919 году на территории монастыря была размещена дачная колония Московского отдела народного образования, а с 1920 года – детская трудовая колония, временно сосуществовавшая с монашеской братией.

По мере роста численности воспитанников колонии, называемой с 1922 года «детгородком», шло постепенное вытеснение монахов из жилых и хозяйственных корпусов, ранее переданных им по договору.

Окончательно монастырь был закрыт постановлением президиума Брянского губисполкома от 17 июня 1924 года, при этом все прежние договора с верующими были аннулированы. 26 июля 1924 года полностью прекратилось богослужение в храмах.

Два года спустя началось целенаправленное разрушение обители. Вначале разобрали главный соборный храм; кирпич использовали для строительства «Дома Советов» в Брянске. Боем устилали дороги. В 1930-м та же судьба постигла собор во имя «Троеручицы».

Детский городок в бывшем монастыре существовал до начала Великой Отечественной войны. В 1941 году детей эвакуировали, а в стенах бывшего монастыря несколько месяцев, до оккупации, действовали курсы минёров-подрывников.

Окончательная гибель обители произошла в военное и послевоенное время. Все монастырские храмы и колокольня были разрушены до основания, кирпич пошёл на восстановление Брянска.

Важно

Территория бывшего монастыря была передана под нервно-соматический санаторий, который с 1956 года был перепрофилирован в детский санаторий. В 1950-1970-е годы здесь было построено несколько новых жилых, учебных и хозяйственных корпусов, котельная и другие объекты.

Из монастырских построек до наших дней сохранилось несколько жилых корпусов и часть монастырской ограды с юго-восточной башней, утратившей верхний ярус.

Решение о передаче построек Белобережского детского санатория (бывшей Белобережской пустыни) Брянскому епархиальному управлению было принято Брянской областной Думой 30 октября 2003 года. Фактически передача территории монастыря с находящимися на ней постройками и коммуникациями в ведение Брянской Епархии состоялась 14 января 2004 года.

Решением Священного синода Русской православной церкви от 17 августа 2004 года (журнал № 42), «мужской монастырь Бело-Бережской пустыни в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна» был возобновлён как действующий.

Первоначально предполагалось в стенах Белобережского монастыря разместить и Брянское духовное училище, однако ввиду удалённости от города оно не привлекло достаточного количества учащихся и в последующем было перенесено в Брянск.

В настоящее время на территории Белобережской пустыни ведутся ремонтно-восстановительные работы, но из-за отсутствия должного финансирования современный вид монастыря по-прежнему не привлекателен для туристов и паломников

Паломнические поездки к Белобережской пустыни

Источник: http://palomniki.su/countries/ru/g02/belye-berega-bo/beloberezhskaya-pustyn.htm

Пустынь | Путешествие по Брянску

Бело-Бережская мужская Пустынь в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (п. Белые Берега)

Белобережская пустынь расположена в урочище Белые Берега, среди леса, на берегу р. Снежеть, на границе с Карачевским районом. Основана как мужская пустынь в нач. 18 в. поселившимися здесь монахами упраздненного в 1706 г.

Белопесоцкого Предтеченского Зарецкого монастыря в Брянске, которые построили сперва деревянную часовню. В 1722 г. вместо нее возведена была деревянная церковь Рождества Иоанна Предтечи. Вскоре в пустыни началось каменное строительство. В 1732-35 гг.

“тщанием” строителя Серапиона сооружается Владимирская соборная церковь с приделами Иоанна Воина и Николая Чудотворца, которая в кон. 1730-х гг. 18 в. (после 1738 г.) была надстроена вторым этажом с престолом Троицы. В 1747 г.

Совет

на пожертвования императрицы Елизаветы Петровны была построена надвратная церковь Захария и Елизаветы, а затем – деревянная ограда с башнями по углам. На протяжении недолгого времени, с 1770 по 1775 г. пустынь была упразднена, но быстро восстановлена благодаря стараниям целого ряда ее благожелателей.

Поочередно она находилась в подчинении нескольких монастырей и только в 1808 г. стала совершенно самостоятельной. В 1809 г. здесь сооружается деревянный больничный корпус с церковью Богоматери Троеручицы (в 1861 г. была выстроена заново на каменном основании) и с храмом Покрова.

В последующее время, вплоть до нач. 1920-х гг. пустынь не подвергалась каким-либо существенным изменениям.

После закрытия пустыни в 1918 г. ее постройки постепенно стали приходить в запустение, а часть из них была разобрана и перестроена. Полностью разрушены были храмы. К настоящему времени от обширного комплекса остались несколько жилых и хозяйственных корпусов.

Белобережская пустынь до разрушения. Литография 1882 г.

Белобережская Иоанно-Предтеченская пустынь, заштатная, общежительная, на урочище Белые берега, при реке Снежоти. в 15 верстах от города Брянска, в 30 верстах от города Карачаева. Основана около 1661 года иеромонахом Серапионом (в схиме Симеон). Здесь находится принесенная им Белобережская икона Божией Матери Троеручица, прославившаяся многими чудесами.

Кроме 28 июня, в честь этой Святой иконы совершается празднование 18 июля. В память избавления от холеры в 1831 году, эта святая икона приносится в города Карачаев, Брянск и другие места.

При монастыре больница с амбулаторией и с бесплатной для бедных выдачей лекарств; в 4 верстах от пустыни на монастырском хуторе при деревне Малое Полбино — школа грамоты и одноклассное училище.

Бело-Бережская обитель основана в 1714 году как Бело-Бережский Предтеченский Скит в урочище Белые Берега Брянского уезда Орловской губернии, в живописном предместье города Брянска, монахом Серапионом, в схиме Симеоном (+1741).

Обратите внимание

9 февраля 1721 года последовал Указ императора Петра I об устроении вместо Скита Пустыни, назначении ее строителем монаха Серапиона и построении в ней деревянного храма в честь Рождества Святого Иоанна Предтечи.

В 1755 году вместо деревянного был воздвигнут каменный двухэтажный четырех-Престольный храм во Имя Святой Живоначальной Троицы с приделами: Владимирской иконы Божией Матери; Святителя Николая Чудотворца и Рождества Святого Иоанна Предтечи. В 1777 году Пустынь была упразднена и приписана к Брянскому Петро-Павловскому монастырю.

В 1800 году начальником Пустыни был назначен ученик Афонских и Молдавских старцев старец Василий (Кишкин, +1831), который стал возобновителем обители. В 1804 году Пустынь была вновь включена в штатные монастыри на своем содержании, настоятель ее носил титул строителя. С 1804 по 1808 год строителем обители был Преподобный Лев Оптинский.

В 1847-1856 годах была возведена каменная пятиярусная колокольня с часами, а в 1878 году в монастыре освятили новый пятиглавый двухэтажный каменный соборный храм в честь иконы Божией Матери “Троеручица”. При Пустыни был устроен Скит с деревянным храмом.

К 1916 году в монастыре было 9 храмов и 32 корпуса: настоятельский, братские, трапезные, больничный, гостинный, странноприимный, различные мастерские (иконописная, бондарная, слесарная, маслобойная и др.), конный и скотный дворы. В середине XIX века в обители подвизалось около 200, а к 1916 году — около 400 человек братии.

Главной Святыней монастыря была икона Божией Матери “Троеручица”. Этот образ был принесен в Пустынь строителем старцем Серапионом 12 июля 1824 года. От него источались многие чудотворения. В праздничные дни Пустынь посещало до пяти тысяч Богомольцев. Обитель славилась безвозмездным гостеприимством, в голодные годы безплатное питание предоставлялось 300-400 неимущим.

Монастырь имел большую библиотеку и архив. В 1918 году началась конфискация имущества обители. Братия объединилась в трудовую коммуну и продолжала совершать Богослужения. С 1920 года в стенах монастыря разместилась детская трудовая колония, и из обители выселили всю братию. С 26 июля 1924 года в обители прекратилось Богослужение. Все монастырские храмы были разрушены, на месте Соборного храма в честь иконы Пресвятой Богородицы “Троеручица” построено здание детского санатория. От монастырской ограды осталась одна башня и небольшой участок стены, разрушена также большая часть монастырских корпусов.

Территория монастыря с находящимися на ней постройками и коммуникациями передана Брянской Епархии 14 января 2004 года.

Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 августа 2004 года (Журнал № 42) мужской монастырь Бело-Бережской пустыни в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна был возобновлен.

Настоятелем назначен иеромонах Глеб (Шматов). В настоящее время на территории Пустыни Брянской Епархией ведутся ремонтно-воcстановительные работы.

Важно

Первоначально монастырь довольствовался небольшой колокольней, имевшейся при «старом» соборе. В 1836 году была начата постройка отдельно стоящей каменной колокольни, в 35 сажен вышины.

По непрочности фундамента и кладки, 22 сентября 1840 года, во время обеда, колокольня внезапно обрушилась, не причинив, впрочем, никакого вреда ни людям, ни другим постройкам. Из кирпича, оставшегося от рухнувшей колокольни, в последующие годы были построены два двухэтажных жилых корпуса, гостиница, конный двор и столярня.

Строительство колокольни было вновь начато в мае 1847 года, при орловском губернском архитекторе И.П.Лутохине, который осуществлял общий надзор за постройкой. Величественная пятиярусная колокольня, покрытая белым железом, была полностью возведена к 1849 году. Ее высота составила 33 сажени (1 сажень = 2,134 метра).

На колокольне установили 10 колоколов, самый большой из которых, весом в 646 пудов (1 пуд = 16,38 килограмма), подняли только в 1856 году. Другие колокола имели вес 317 пудов, 157 пудов, 52 пуда и так далее. Звон белобережских колоколов в хорошую погоду был слышен за 10–12 верст.

С третьего яруса колокольни можно было любоваться видами окрестности; отсюда просматривались и город Брянск, и Свенский монастырь. В начале XX века между третьим и четвертым ярусами колокольни были установлены часы с боем.

Размер черного с позолоченными цифрами циферблата был около полутора метров, что позволяло определять время с расстояния до двух километров. Механизм тонкими тросами связывался с колоколами на третьем ярусе, и часы мелодично отбивали время каждые 15 минут.

Часы приводились в движение с помощью двух тросов с гирями по 40–50 кг, которые поднимали при помощи ворота. Одного завода часов хватало на две недели. Около 1926 года по вине воспитанников детгородка вся внутренняя деревянная часть колокольни сгорела вместе с часами. В уцелевшем кирпичном корпусе колокольни лесничество оборудовало вышку для обнаружения лесных пожаров. В первые месяцы Великой Отечественной войны колокольня, служившая хорошим ориентиром для вражеской авиации среди лесного массива, была полностью снесена.

Близ пустыни находился скит с возведенной в 1856 году двухэтажной церковью: нижней каменной – во имя Всех святых и верхней деревянной – в честь Печерской иконы Божией Матери. Для монашествующих в скиту были построены четыре деревянных корпуса с кельями, где проживали старые монахи–отшельники. Богомольцы скит не посещали.

Совет

В ограде скита, вокруг церкви, располагалось небольшое кладбище, на котором хоронили умерших белобережских монахов. Снаружи скита, у самых его ворот, находилось другое кладбище, где погребались умершие в обители странники и богомольцы. Пустынь имела также подворья в Брянске и Карачеве.

Читайте также:  Вознесенский тамбовский монастырь, россия, город тамбов

Наиболее известным владением пустыни являлся постоялый двор, в 12 верстах от обители, называемый «Житная поляна», состоявший из деревянного корпуса и келий для приезжих. В начале XX века в Белобережской пустыни проживало около 200 монахов, к 1916 году их численность возросла до 400 человек.

Так же к 1916 году в монастыре было свыше 30 корпусов: настоятельский, братские, трапезные, гостиничные, больничный, различные мастерские (иконописная, бондарная, слесарная, маслобойная и другие), конный и скотный дворы. Скотный двор и гостиничные корпуса располагались вне монастырской ограды, но большинство построек находилось непосредственно на территории монастыря.

Обитель владела 1895 десятинами леса, 473 десятинами пахотной и луговой земли. С 1900 года на монастырском хуторе при деревне Малое Полпино стала действовать школа, а в 1901 году она была преобразована в церковноприходскую. В неурожайные годы в трапезной монастыря помимо братии ежедневно кормили по 300–400 человек. Случалось, неимущие матери оставляли у стен обители своих детей.

Пустынь отчисляла средства на содержание епархиальных училищ, брянского госпиталя Красного Креста, а с 1905 года по 150 рублей ежегодно в фонд пострадавших в русско–японской войне, в 1916 году – 600 рублей в императорскую канцелярию «на нужды войны», за что император страстотерпец Николай–II выразил братии благодарность.

Белые Берега. Иоанно-Предтеченская Бело-Бережская мужская пустынь. Церковь Рождества Иоанна Предтечи

Источник: http://www.puteshestvie32.ru/content/pustyn

Белобережская пустынь – древо

Статья из энциклопедии “Древо”: drevo-info.ru

Белобережская пустынь. Гравюра Ф. Алексеева, 1830 г.

Белобережская мужская пустынь в честь Рождества Иоанна Предтечи Брянской епархии

Пустынь расположена на левом берегу реки Снежеть, у пос. Белые Берега г. Брянска и в 3 км к северу от железнодорожной платформы Белобережская. Со всех сторон окружена лесами.

Основание монастыря

В ходе Северной войны Петр I принял решение об укреплении Брянска. В марте 1706 года по распоряжению царя в городе было организовано строительство оборонительной засеки. В результате были снесены несколько городских зданий, в числе которых был Воскресенский девичий монастырь.

Монахинь перевели в Белопесоцкий мужской монастырь, переселив оттуда монахов в Брянский Петропавловский монастырь, к которому их обитель была приписана еще при патриархе Иоакиме. Полтора десятка монахов отделились и обосновали на берегу реки Снежеть скит, первоначально назвав его Песоцким.

Возможно, эти же монахи впоследствии и окрестили место Белыми Берегами. После постройки деревянной часовни братия стала служить вечерню, утреню, часы, монашеское правило, причащались же в Петропавловском монастыре. В 1712 г. белобережские иноки во главе с иером.

Обратите внимание

Исаией испрашивали благословение на строительство вместо часовни храма, но разрешения не получили [1].

Достоверные сведения о существовании Белобережской пустыни начинаются с 1717 года, когда архимандрит Петропавловского монастыря Питирим вызвал из брянских лесов опытного в духовных делах старца Серапиона и поручил ему управлять белобережским скитом. Монах Серапион ввел в пустыни строгий устав, запретил братии употреблять мед, пиво, вино и ходить за продуктами в окрестные селения. Сам старец не гнушался тяжелой работы: колол дрова, вручную молол зерно, пек на всех хлеб.

В 1722 г. в скиту была возведена деревянная церковь в честь Рождества Иоанна Предтечи, строительство которой явилось поводом обособиться от Петропавловского монастыря.

Старец Серапион подал прошение в Синод о предоставлении пустыни самостоятельности, что стало полной неожиданностью для настоятеля Петропавловского монастыря архим. Питирима. Одновременно строитель соседней Полпиной пустыни, насельником которой некогда был мон.

Серапион, наблюдая в 6 км от своего монастыря возрастание новой обители, стал добиваться ее закрытия.

Старец Серапион был оклеветан, отстранен от настоятельства и отправлен в Московский Спасо-Андроников монастырь. 24 марта 1724 года указом духовной дикастерии Белобережская пустынь была приписана к Петропавловскому монастырю.

В деле белобережской братии принял участие настоятель Андроникова монастыря архим. Герасим. Разобравшись в возводимых на старца Серапиона жалобах, он сообщил 15 июня 1726 г. Духовной декастерии о его невиновности. Мон.

Серапион был оправдан и направлен в Одрин монастырь Орловской губернии, а бывшие вкладчики Белобережской пустыни подали прошение о ее восстановлении.

Важно

Указом Екатерины I от 6 февраля 1727 года Белобережская пустынь была восстановлена, Серапион утвержден в звании строителя, а Петропавловскому монастырю было предписано возвратить пустыни ее иноков и имущество.

Указ о возрождении обители повлек пожертвования жителей Карачевского и Брянского уездов: помещики Савельевы поднесли в дар пустыни ковчег с частицами мощей 35 святых, в мае 1731 г. И. Алымов предоставил Белобережской пустни пустошь Полпино, в 1733 г. помещик Т. Д. Житков пожертвовал в вечное пользование земли в урочище Царёво Займище Карачевского уезда.

В 1732 г. Указом Святейшего Синода обители были отписаны 30 десятин «пустовой благовещенской земли». Впоследствии вкладчиками обители были обер-прокурор Синода Н. Самойлов, полковник Турчанинов, действительный статский советник Коллегии экономии П. В. Хитрово, поручик В. Тютчев, сержант гвардейского Семёновского полка А. Алымов, полковник Г. Е. Замятин и др.

Расцвет обители

Белобережская пустынь. Святые врата с церковью Захарии и Елисаветы. Открытка начала XX века

В 1732-1735 гг. в пустыни был возведен храм в честь Владимирской иконы Божей Матери.

Главной его святыней стала икона Божией Матери “Троеручица”, написанная в 1718 г. московскими иконописцами Артемием Фёдоровым и Афанасием Ивановым для Белобережской пустыни. Почитались также икона Св.

Троицы, Владимирская икона Божией Матери и икона Иоанна Предтечи, пожертвованные царицей Евдокией Федоровной.

При новом наместнике обители иером. Антонии вместо прежнего Владимирского храма был выстроен двухэтажный каменный четырехпрестольный Троицкий собор с приделами Владимирской иконы Божией Матери (освящен в октябре 1755), свт. Николая и Рождества Иоанна Предтечи.

11 августа 1759 года был освящен храм святых Захарии и Елисаветы на св. вратах.

В результате учреждения штатов в 1764 г. Белобережская пустынь подлежала упразднению. Однако в это время в соседней Яменской Предтечевой пустыни сгорел храм, и еп. Севский и Брянский Тихон (Якубовский), ранее выбиравший, какую из пустыней назначить к закрытию, упразднил Яменскую. Белобережская пустынь была оставлена на своем содержании.

Упразднение монастыря

Но 6 июня 1770 г. еп. Севский Кирилл (Флоринский) предоставил Святейшему Синоду рапорт, в котором указывал, что Белобережская пустынь является «недостаточной», якобы за неимением своих земель. В 1774 г. пустынь была упразднена.

Помещики Брянского и Карачевского уездов подали в Синод прошение о пересмотре этого решения, вынесенного на основании неправильного донесения еп. Кириллу игум. пустыни Арсения. Но обитель пришла в запустение: в 1766 г. братия насчитывала более 30 чел., в 1774 г.

в пустыни проживали только настоятель и 8 монахов (4 штатных и 4 заштатных).

19 сентября 1777 года указом синодального казенного приказа Белобережская пустынь была снова приписана к Петропавловскому монастырю и до начала XIX века находилась в ведении то Площанской пустыни Орловской губернии, то Петропавловского монастыря, что привело к ее окончательному запустению.

Возрождение пустыни

Белобережская пустынь. Фотография. Нач. XX в.

В январе 1800 года настоятелем пустыни был назначен иеромонах Василий (Кишкин). Он ввел в обители афонский общежительный устав, возродил старчество. Постриженики пустыни стали настоятелями многих обителей.

8 июля 1804 г. указом имп. Александра I Белобережская пустынь была включена в состав монастырей Орловской и Севской епархии.

В 1804 г. с общего согласия настоятелем был избран постриженик иеромонаха Василия иеромонах Леонид (Наголкин).

Он письменно изложил устав пустыни, в составлении которого участвовали иеромонах Мелхиседек, схимник Афанасий, схимник Феодор и иеросхимник Клеопа.

Устав Белобережской пустыни стал образцом для многих монастырей России и впоследствии был издан архим. Мелхиседеком (Сокольниковым) при описании Пустынно-Рыхловского монастыря Черниговской епархии [2].

Совет

При иером. Леониде (1804-1808) и последующих настоятелях игум. Мелхиседеке, иером. Моисее был сооружен больничный корпус с церковью в честь иконы Божией Матери «Троеручица» (1809).

К 1817 г. в монастыре проживало 30 насельников.

В 1820-1824 гг., при строителях Амвросии и Серафиме, пустынь пришла в упадок, житницы опустели, капитал был издержан на содержание братии.

К 1824 г. настоятелем был поставлен иеромонах Моисей, благодаря которому благосостояние обители улучшилось, в праздники пустынь принимала до 5 тыс. богомольцев.

В 1824 г. была построена каменная двухэтажная трапезная на 200 человек, в 1828 г. — каменная ограда с башнями по углам и 3 воротами, в 1837 г. расширен Троицкий собор. В то же веремя были построены каменные корпуса гостиницы, братских келий, конного двора, столярной.

В 1833–1837 годах соборный храм был расширен к югу. В новой пристройке, в верхнем этаже, был устроен придельный храм во имя иконы Божией Матери “Взыскание погибших”, а в нижнем – в честь Трех святителей. Таким образом, общее количество престолов в этом храме достигло шести.

В 1836 г. был построена колокольня, 22 сентября 1840 г. из-за непрочности грунта она рухнула, в 1847 г. была восстановлена.

В 1861 г. вместо обветшавшего старого больничного корпуса построили новый, с церковью Покрова Пресвятой Богородицы. Прием пациентов вел постоянный фельдшер, тут же была и аптека.

В июне 1878 г. освящен новый пятиглавый каменный собор в честь иконы Божией Матери “Троеручица”, внешне напоминающий храм Христа Спасителя. Его первый этаж вмещал до трех тысяч молящихся, второй – свыше пяти тысяч.

Обратите внимание

Близ пустыни находился скит с возведенной в 1856 г. двухэтажной церковью: нижней каменной – во имя Всех святых и верхней деревянной – в честь Печерской иконы Божией Матери. Около скита находилось монастырское кладбище.

Белобережская пустынь, вид с юга. Открытка начала XX века

Обитель процветала. Слесарная, бондарная и иконописные мастерские приносили доход. К 1909 г.

в пустыне было девять храмов, в которых стены, святые врата, надвратная церковь были расписаны сюжетами из Апокалипсиса.

Циферблат часов, встроенных между третьим и четвертым ярусами колокольни, позволял страннику видеть время с расстояния в две версты.

В начале XX века в Белобережской пустыни проживало около 200 монахов, к 1916 г. их численность возросла до 400 человек.

С 1900 г. на монастырском хуторе при деревне Малое Полпино стала действовать школа, в 1901 г. преобразованная в церковноприходскую. В тяжелые годы в трапезной монастыря помимо братии ежедневно кормили по 300-400 человек. Пустынь отчисляла средства на содержание епархиальных училищ, брянского госпиталя Красного Креста и другие.

К 1916 г. в монастыре было свыше 30 корпусов, до 400 насельников. Обитель владела 1895 дес. леса, 473 дес. пахотной и луговой земли.

В годы Первой мировой войны на территории монастыря разместился лазарет для раненых.

Уничтожение монастыря после революции

В 1918 году началась конфискация имущества обители. Монастырь был лишен прав юридического лица; оставшаяся братия (около 150 монахов) вынужденно объединилась в трудовую коммуну «Белобережское трудовое братство» и продолжала совершать богослужения.

В 1919 году на территории обители была устроена дачная колония Московского отдела народного образования. В декабре 1920 г. последние насельники обители были выселены, но в 1922 г. жители деревни Непряхино приняли в бесплатное пользование имущество монастырских храмов, и богослужения продолжали совершаться.

17 июня 1924 г. заключенные прежде местными властями договоры с верующими были аннулированы, все храмы пустыни закрыли.

Важно

Два года спустя началось целенаправленное разрушение обители. Вначале разобрали главный соборный храм; кирпич использовали для строительства «Дома Советов» в Брянске. Боем устилали дороги. В 1930–м та же судьба постигла собор во имя «Троеручицы». Детский городок в бывшем монастыре существовал до начала Великой Отечественной войны.

В 1941 году детей эвакуировали, а в стенах бывшего монастыря несколько месяцев, до оккупации, действовали курсы минеров–подрывников. Окончательная гибель обители произошла в военное и послевоенное время.

Все монастырские храмы и колокольня были разрушены до основания, кирпич пошел на восстановление Брянска, а территория бывшего монастыря была передана под детский санаторий.

В 1950–1970-е годы на территории бывшего монастыря было построено несколько новых жилых, учебных и хозяйственных корпусов, котельная и другие объекты.

Читайте также:  Икона божией матери «знамение» (царскосельская)

К 2002 г. сохранилось несколько жилых и хозяйственных зданий монастыря и часть ограды с юго-восточной башней. Ни один из храмов не уцелел.

Новое возрождение пустыни

Белобережская Иоанно-Предтеченская пустынь, 2008 г. Фотография с сайта sobory.ru

В 2004 году часть пустыни была возвращена Брянской епархии.

Первоначально предполагалось в стенах Белобережского монастыря разместить и Брянское духовное училище, однако ввиду удаленности от города оно не привлекло достаточного количества учащихся и в последующем было перенесено в Брянск. В настоящее время на территории Белобережской пустыни ведутся ремонтно–восстановительные работы, но из–за отсутствия должного финансирования современный вид монастыря по–прежнему не привлекателен для туристов и паломников.

Для богослужений временно используется одно из бывших санаторных помещений.

Храмы монастыря

В начале XX века было 9 храмов, в том числе:

  • Всех святых (нижний) и в Печерской иконы Божией Матери (верхний), скитской храм (разрушен).
  • Захария и Елисаветы (надвратная) (1759, разрушен)
  • Рождества Иоанна Предтечи (1722, разрушен)
  • Троеручицы, иконы Пресвятой Богородицы (1878, разрушен)
  • Троицы Живоначальной, собор (разрушен)
  • Покрова Пресвятой Богородицы, больничный храм (разрушен)

Настоятели, наместники

Использованные материалы

[1]  ГА Брянской обл. Ф. 7-ОДФ. Д. 227. Л. 15

[2]  ГА Брянской обл. Ф. 7-ОДФ. Оп. 1. Д. 22. Л. 42

Источник: https://drevo-info.ru/articles/19336.html

Обитель на Белых Берегах / Православие.Ru

В начале прошлого века одним из известнейших монастырей в России была Белобережская пустынь. Ансамбль монастыря составляли 32 великолепных здания, включая девять храмов. Пустынь ежегодно посещали тысячи паломников.

Здесь на русской земле возродилось древнее духовное делание, так называемое старчество, которое затем с особой силой расцвело в Оптиной пустыни и стало нормой жизни нашей Церкви.

Один из настоятелей Белобережской пустыни иеромонах Леонид, в схиме Лев, стал впоследствии знаменитым оптинским старцем. В послереволюционное время пустынь была закрыта и почти полностью разрушена.

В 2004 году территория бывшей пустыни передана Русской Православной Церкви, и монастырь начал возрождаться. Обитель находится в 15 км от Брянска в поселке Белобережский санаторий. О прошлом и настоящем пустыни рассказывает ее настоятель игумен Глеб Шматов.

– В наше время монастыри сохраняют духовные и культурные традиции, показывают путь к Церкви. Расскажите, пожалуйста, вкратце об истории монастыря.

– Белобережская пустынь была основана при Петре I.

Ее открытию предшествовали военные события. В 1706 году во время Северной войны со шведами царь распорядился устроить оборонительную засеку на пограничных территориях от Пскова через Смоленск к югу, и, так как Брянск являлся пограничным городом, было решено для укрепления городской крепости снести ряд зданий, в числе которых был Воскресенский девичий монастырь.

Монахинь определили перевести в Белопесоцкий мужской монастырь, а иноков упомянутой обители – внутрь города, в Петропавловский монастырь. Несколько монахов, недовольных этим решением, отделились тогда от остальной братии и переселились в пустынное место вверх по реке Снежеть, которая впадает в Десну.

Эту местность назвали потом Белые Берега из-за характерного цвета речного песка.

В 1714 году на месте будущего монастыря монахи во главе с иеромонахом Исайей построили часовню. В 1721 году здесь уже был основан монастырь. Его первым строителем стал старец Серапион.

Совет

Наибольший расцвет обители связан с именем архимандрита Моисея. Он начальствовал с 1824 по 1848 годы. Этот период считается золотым веком в истории обители. Был обновлен главный собор, построены каменная ограда, трапезная для паломников.

Настоятеля любили и уважали за его духовную жизнь и умелое руководство. Белобережская пустынь была одной из самых посещаемых обителей России. На великие и приходские праздники сюда приезжали до восьми тыс.

паломников, особенно в дни почитания Иоанна Крестителя, на Троицын день и на празднование в честь иконы Божией Матери Троеручица.

– Один из главных престольных праздников обители посвящен именно иконе Божией Матери Троеручица. С чем это связано? Имеются ли сейчас в монастыре иконы, в том числе названная, которые были здесь до его закрытия в 30-х годах прошлого века?

– По преданию, эта икона была принесена в обитель самим ее основателем схимонахом Симеоном в 1721 году и пребывала здесь до закрытия монастыря в послереволюционное время. Ее пожертвовали из Москвы. Прославилась многими чудотворениями и исцелениями.

С верой попросить помощи и поклониться этому святому образу приходили и приезжали многочисленные паломники из различных градов и весей со всей России. В честь Троеручицы был назван самый большой собор, который имел два этажа и вмещал до восьми тыс.

человек.

Судьба иконы неизвестна. Считается, что она утрачена. Есть предположение, что она находится где-то в Брянске.

В обители в настоящее время имеется список иконы Троеручица, который написан в Оптиной пустыни и по благословению передан сюда в 2004 году, когда территорию монастыря вернули Церкви и здесь возобновилась монашеская жизнь. У нас также есть два списка начала XIX века, предположительно написанные для паломников.

На них имеются подписи: “Икона Божьей Матери Троеручица Белобережская”. Эти списки привезены из Погарского района, поселка Красная Гора. Написаны они, скорее всего, тоже паломниками. Ни одной старинной иконы, к сожалению, не сохранилось.

– Какие у вас сейчас наиболее важные злободневные проблемы, и как вы их решаете или собираетесь решать?

– Когда монастырь передали Церкви, встал самый важный вопрос – о храме. Пустынь не имела храма. Все старинные постройки были либо разрушены, либо перестроены новыми властями для светских нужд. Из девяти храмов, бывших в обители до ее закрытия, не осталось ни одного. От прежней пустыни сохранился только остаток стены с башней. Поэтому основным вопросом стало возведение нового храма.

По благословению митрополита Брянского и Севского Александра в 2013 году был заложен храм в честь Иоанна Крестителя. И вот уже два года идет строительство. Решили, что храм будет деревянный, как и первый, построенный при схимонахе Симеоне. Храм строится большой, просторный. Без храма монастырь как без сердца.

Конечно, много еще и иных нерешенных вопросов, связанных с внешним обустройством обители и быта братии, но более всего нас беспокоит другое, внутреннее. Поскольку монастырь – это прежде всего монашеское молитвенное делание.

Обитель не имеет такой преемственности, как, например, Троице-Сергиева лавра или Псково-Печерский монастырь, который не закрывался в советское время и имел старческое руководство. В этом плане у нас духовное оскудение. Но все-таки с Божией помощью положение выправляется.

Нас часто посещает схиигумен Илий – духовник Патриарха, интересуется проблемами монастыря, ну и по возможности духовно окормляет братию, иеромонахов, священников.

Самый злободневный вопрос – созидание внутреннего человека, работа над собой.

– В чем вы видите главную роль монастырей в наше время?

– В древности монастыри всегда были центрами просвещения, культуры и образования. В наше время их роль несколько изменилась, но все равно они не только сохраняют духовные и культурные традиции, но, что самое главное, помогают людям приобщиться к церковной жизни.

Эту же роль выполняет в принципе и любой православный храм. Отличие лишь в том, что монастыри должны являть образец христианской жизни, быть источниками сугубой молитвы, послушания, смирения, любви к ближнему.

Обратите внимание

Может быть, сказано высоко, но действительно цель монашеской жизни – приблизиться к Богу, обрести богоподобие. Такая же цель должна быть и у любого христианина.

Нередко в монастыри приходят, чтобы просто найти себя в жизни, не в смысле стать монахами или священнослужителями, а через исполнение заповедей Божьих, постижение христианской веры обрести свой путь, понять свое назначение, призвание. Некоторым людям монастыри помогают встать на путь покаяния, исправления, очищения души.

Часто приходят сюда, чтобы избавиться от каких-то греховных привычек, избежать соблазнов, которые в миру проявляются больше, чем в обителях. Однако и находясь в монастыре, человек тоже пребывает в обществе людей, у которых всегда имеются какие-то недостатки, несоответствия, поэтому и здесь жизнь не бывает безоблачной.

Монастыри сейчас переживают сложное время становления. Порой случаются серьезные искушения по причине какой-нибудь обычной человеческой слабости.

Люди есть люди, пусть даже и облеченные в монашеское одеяние. Жизнь, и особенно духовная, – это непрестанная борьба, совершенствование, уклонение от зла, страстей, пороков.

Только пройдя все это, человек обретает спасительное смирение, послушание, терпение.

Поэтому монастыри необходимы. Они были основаны именно в тот период, когда христианство начало поддаваться соблазнам мира сего.

Как массовое явление монашество возникло при императоре Константине Великом. Люди тогда уходили в пустыни, создавали общины, чтобы вести праведную истинно христианскую жизнь по заповедям Божиим.

Важно

И в наше время монастыри выполняют эту же задачу. Обители совершают также и социальное служение: помогают детским домам, создают приюты для сирот, работают с наркозависимыми, опекают военнослужащих и т.

д.

– Расскажите немного о себе. Почему вы решили стать иноком?

– Я родился в семье священнослужителей, мой дедушка – священник, два дяди и отец тоже были священнослужителями, поэтому уже с детства я имел религиозное воспитание. Мы часто ходили в храм, вместе молились, и у меня зародилось желание стать монахом.

Нас в семье четверо братьев. Я – самый старший. Мысль посвятить себя служению Богу во мне утвердилась с самых юных лет. В 17-летнем возрасте я поступил в Свенский монастырь и в 18 принял подстриг.

В монашество меня постриг архиепископ Брянский и Севский Мелхиседек (Лебедев).

Как и полагается, вначале я проходил различные послушания: работал на скотном дворе, за свечным ящиком, пел на клиросе, был алтарником. Прежде всего я испытывал себя: правильно ли сделал выбор. Было некоторое время для искуса, чтобы испытать себя: готов ли ты к монашеской жизни.

Совершая богослужения, уже будучи священником, я столкнулся со многими проблемами обычной мирской жизни и понял, что монастыри неразрывно связаны с жизнью общества, особенно у нас в России. Их посещает много паломников, людей, жаждущих духовного руководства или совета. В монастырь человек должен идти по призванию, велению сердца.

Тогда он действительно испытывает удовлетворение от того, где живет и чему себя посвятил. И я, конечно же, нисколько не жалею, что избрал монашеский путь.

– Чтобы бы вы посоветовали молодым людям, которые еще не воцерковлены, но все-таки проявляют интерес к духовной жизни, например, читают некоторые молитвы, стараются иногда заходить в храм?

– Хочется пожелать всем молодым людям, чтобы они нашли свою дорогу к Богу, научились любить ближнего, ежедневно читали Священное Писание, Слово Божие, которое просвятит и наставит на всякую истину.

Новый Завет, Евангелие, Деяния святых апостолов, Послания апостолов – эти книги должны быть настольными в каждом доме, так же как и творения святых отцов. Сейчас для этого нет никаких препятствий.

Тексты священных книг, труды и изречения духовных подвижников можно легко найти в интернете. Ими нужно руководствоваться, потому что иначе сложно бывает выстроить какие-либо ориентиры в духовной жизни.

Особенно рекомендую читать святых отцов, можно сказать, наших современников: Игнатия Брянчанинова, Иоанна Кронштадтского, Никона Воробьева, Серафима Вырицкого и других.

Совет

Нужно понуждать себя к молитве, преодолевать апатию, пессимизм, стараться заставлять себя делать добрые дела. Некоторые говорят: “Я не делаю никому ничего плохого, и с меня этого достаточно”. Духовная пассивность не приводит ни к чему доброму, а только порождает эгоизм, гордыню, окамененное нечувствие и другие пороки.

Демоны тоже знают и Священное Писание и Евангелие, но остаются демонами в злобе своей, гордыне, эгоизме, полной неспособности к добру. Ну и конечно, нужно почаще приступать к таинствам Христовым, особенно к Евхаристии.

Регулярная исповедь, причащение очищают и возгревают душу, и благодать Божия укрепляет и хранит нас во всяких жизненных водоворотах.

Источник: https://pravoslavie.ru/95736.html

Ссылка на основную публикацию