Мученик феодор варяг и его сын иоанн

Мученики Фео́дор Варяг и сын его, Иоа́нн

По­стра­дал за Хри­ста вме­сте со сво­им сы­ном св. му­че­ни­ком Иоан­ном в 983 г. в Ки­е­ве. Точ­ное про­ис­хож­де­ние их неиз­вест­но; воз­мож­но, что они на­зы­ва­лись ва­ря­га­ми не по про­ис­хож­де­нию, а по во­ин­ско­му зва­нию. Св. Фе­о­дор дол­гое вре­мя был на во­ен­ной служ­бе в Ви­зан­тии, где и при­нял Св.

Кре­ще­ние. Вер­нув­шись на Русь, он на­учил свя­той ве­ре и сы­на сво­е­го Иоан­на. В 983 г. ве­ли­кий князь Вла­ди­мир, то­гда еще рев­ност­ный языч­ник, по­сле во­ен­ной по­бе­ды над ят­вя­га­ми по­же­лал при­не­сти жерт­ву идо­лам. «Стар­цы и бо­яре» по­со­ве­то­ва­ли кня­зю из­брать для жерт­вы юно­шу или де­ви­цу.

Жре­бий пал на сы­на Фе­о­до­ро­ва Иоан­на. Св. Фе­о­дор не дал сы­на в жерт­ву, а вы­сту­пил со сме­лой про­по­ве­дью пе­ред тол­пой языч­ни­ков и дол­го вра­зум­лял их, го­во­ря о тще­те их бо­гов и о Бо­ге Еди­ном. То­гда разъ­ярен­ная тол­па умерт­ви­ла св. му­че­ни­ков Фе­о­до­ра и Иоан­на.

Ме­сто по­гре­бе­ния их неиз­вест­но.

Полные жития мучеников Феодора Варяга и сына его Иоанна Печерского

Свя­тые му­че­ни­ки Фе­о­дор Ва­ряг и сын его Иоанн жи­ли в Ки­е­ве в Х сто­ле­тии, ко­гда ва­ря­ги, пред­ки ны­неш­них шве­дов и нор­веж­цев, при­ни­ма­ли осо­бен­но де­я­тель­ное уча­стие в го­судар­ствен­ной и во­ен­ной жиз­ни Ру­си.

Куп­цы и во­и­ны, они про­кла­ды­ва­ли но­вые тор­го­вые пу­ти в Ви­зан­тию и на Во­сток, участ­во­ва­ли в по­хо­дах на Ца­рь­град, со­став­ля­ли зна­чи­тель­ную часть на­се­ле­ния древ­не­го Ки­е­ва и кня­же­ских на­ем­ных дру­жин.

Глав­ный тор­го­вый путь Ру­си – из Бал­тий­ско­го мо­ря в Чер­ное – на­зы­ва­ли то­гда “путь из ва­ряг в гре­ки”.

Обратите внимание

На ва­ряж­скую дру­жи­ну опи­ра­лись в сво­их на­чи­на­ни­ях во­жди и устро­и­те­ли ран­ней рус­ской го­судар­ствен­но­сти. Как и сла­вяне, сре­ди ко­то­рых они жи­ли, мно­гие из за­мор­ских при­шель­цев под вли­я­ни­ем Ви­зан­тий­ской Церк­ви при­ни­ма­ли Свя­тое Кре­ще­ние.

Ки­ев­ская Русь за­ни­ма­ла сре­дин­ное ме­сто меж­ду язы­че­ской Скан­ди­на­ви­ей и пра­во­слав­ной Ви­зан­ти­ей, по­это­му гос­под­ству­ю­щи­ми в ду­хов­ной жиз­ни Ки­е­ва ока­зы­ва­лись по­пе­ре­мен­но то жи­ви­тель­ное ве­я­ние хри­сти­ан­ской ве­ры, шед­шее с юга (при бла­жен­ном Ас­коль­де в 860–882 гг.

, при Иго­ре и свя­той Оль­ге в 940–950-х гг.), то гу­би­тель­ные вих­ри язы­че­ства, на­ле­тев­шие с се­ве­ра, от Ва­ряж­ско­го мо­ря (при Ве­щем Оле­ге, убив­шем Ас­коль­да в 882 г., при вос­ста­нии древ­лян, убив­ших Иго­ря в 945 г.

, при кня­зе Свя­то­сла­ве, от­ка­зав­шем­ся при­нять Кре­ще­ние, несмот­ря на на­сто­я­ния сво­ей ма­те­ри, рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги).

Ко­гда в 972 г. (по дру­гим дан­ным, в 970 г.) Свя­то­слав был убит пе­че­не­га­ми, ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским оста­вал­ся на­зна­чен­ный им стар­ший сын, Яро­полк. Сред­ний сын, Олег, бы­лин­ный Воль­га Свя­то­сла­вич, дер­жал Древ­лян­скую зем­лю, млад­ший, Вла­ди­мир, – Нов­го­род.

Прав­ле­ние Яро­пол­ка (970–978 гг.), как прав­ле­ние его баб­ки, Оль­ги, вновь ста­ло вре­ме­нем пре­иму­ще­ствен­но­го хри­сти­ан­ско­го вли­я­ния на ду­хов­ную жизнь Ру­си.

Сам Яро­полк, по мне­нию ис­то­ри­ков, ис­по­ве­до­вал хри­сти­ан­ство, хо­тя, воз­мож­но, ла­тин­ско­го об­ря­да, и это ни­как не со­от­вет­ство­ва­ло ин­те­ре­сам скан­ди­нав­ских дру­жин­ни­ков – языч­ни­ков, при­вык­ших счи­тать Ки­ев опло­том сво­е­го вли­я­ния в зем­лях сла­вян.

Их пред­во­ди­те­ли по­ста­ра­лись по­ссо­рить меж­ду со­бой бра­тьев, вы­зва­ли меж­до­усоб­ную вой­ну Яро­пол­ка с Оле­гом, а по­сле то­го, как был убит Олег, под­дер­жа­ли Вла­ди­ми­ра в борь­бе про­тив Яро­пол­ка.

Бу­ду­щий кре­сти­тель Ру­си на­чи­нал свой путь убеж­ден­ным языч­ни­ком и опи­рал­ся на ва­ря­гов, спе­ци­аль­но при­ве­ден­ных им из-за мо­ря, в ка­че­стве во­ен­ной си­лы.

Его по­ход на Ки­ев 978 го­да, увен­чав­ший­ся пол­ным успе­хом, пре­сле­до­вал не толь­ко во­ен­но-по­ли­ти­че­ские це­ли: это был ре­ли­ги­оз­ный по­ход рус­ско-ва­ряж­ско­го язы­че­ства про­тив на­рож­дав­ше­го­ся ки­ев­ско­го хри­сти­ан­ства.

Важно

11 июня 978 го­да Вла­ди­мир “сел на сто­ле от­ца сво­е­го в Ки­е­ве”, а несчаст­ный Яро­полк, при­гла­шен­ный бра­том для пе­ре­го­во­ров, при вхо­де в пир­ше­ствен­ный зал был пре­да­тель­ски убит дву­мя ва­ря­га­ми, прон­зив­ши­ми его ме­ча­ми.

Для устра­ше­ния ки­ев­лян, сре­ди ко­то­рых уже мно­гие, как рус­ские, так и ва­ря­ги, бы­ли хри­сти­ане, в вос­ста­нов­лен­ном и укра­шен­ном но­вы­ми идо­ла­ми язы­че­ском свя­ти­ли­ще бы­ли со­вер­ше­ны неиз­вест­ные до то­го вре­ме­ни у дне­пров­ских сла­вян че­ло­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния.

В ле­то­пи­си ска­за­но о по­став­лен­ных Вла­ди­ми­ром ку­ми­рах: “И при­но­си­ли им жерт­вы, на­зы­вая их бо­га­ми, и при­во­ди­ли к ним сво­их сы­но­вей и до­че­рей, и жерт­вы эти шли бе­сам… И осквер­ни­лась кро­вью зем­ля Рус­ская и холм тот”.

Ви­ди­мо, к это­му пер­во­му пе­ри­о­ду тор­же­ства язы­че­ства в Ки­е­ве при во­кня­же­нии Вла­ди­ми­ра сле­ду­ет от­не­сти ги­бель свя­тых му­че­ни­ков Фе­о­до­ра Ва­ря­га и сы­на его Иоан­на, ко­то­рую мож­но в этом слу­чае да­ти­ро­вать 12 июля 978 г.

Воз­мож­но, впро­чем, что по­двиг свя­тых ки­ев­ских ва­ря­гов-му­че­ни­ков имел ме­сто ле­том 983 го­да, ко­гда вол­на язы­че­ской ре­ак­ции про­ка­ти­лась не толь­ко по Ру­си, но и по все­му сла­вя­но-гер­ман­ско­му ми­ру.

Про­тив Хри­ста и Церк­ви по­чти од­новре­мен­но вос­ста­ли языч­ни­ки в Да­нии, Гер­ма­нии, при­бал­тий­ских сла­вян­ских кня­же­ствах, и всю­ду вол­не­ния со­про­вож­да­лись раз­ру­ше­ни­ем хра­мов, убий­ством ду­хо­вен­ства и хри­сти­ан-ис­по­вед­ни­ков.

Вла­ди­мир в тот год хо­дил в по­ход на ли­тов­ское пле­мя ят­вя­гов и одер­жал над ни­ми по­бе­ду. В озна­ме­но­ва­ние этой по­бе­ды ки­ев­ские жре­цы и ре­ши­ли сно­ва устро­ить кро­ва­вое жерт­во­при­но­ше­ние.

… Жил сре­ди ки­ев­лян, со­об­ща­ет пре­по­доб­ный Нестор Ле­то­пи­сец, ва­ряг по име­ни Фе­о­дор, дол­гое вре­мя до то­го про­быв­ший на во­ен­ной служ­бе в Ви­зан­тии и при­няв­ший там Свя­тое Кре­ще­ние.

Язы­че­ское имя его, со­хра­нив­ше­е­ся в на­зва­нии “Ту­ро­ва бож­ни­ца”, бы­ло Тур (скан­ди­нав­ское Тор) или Утор (скан­ди­нав­ское От­тар), в ста­рин­ных ру­ко­пи­сях встре­ча­ет­ся то и дру­гое на­пи­са­ние.

Совет

У Фе­о­до­ра был сын Иоанн, кра­си­вый и бла­го­че­сти­вый юно­ша, ис­по­ве­дав­ший, как и отец, хри­сти­ан­ство.

“И ска­за­ли стар­цы и бо­яре: Бро­сим жре­бий на от­ро­ков и де­виц, на ко­го па­дет он, то­го и за­ре­жем в жерт­ву бо­гам”. Оче­вид­но, не без умыс­ла жре­бий, бро­шен­ный язы­че­ски­ми жре­ца­ми, пал на хри­сти­а­ни­на Иоан­на.

Ко­гда по­слан­ные к Фе­о­до­ру со­об­щи­ли, что его сы­на “из­бра­ли се­бе бо­ги, да при­не­сем его им в жерт­ву”, ста­рый во­ин ре­ши­тель­но от­ве­тил: “Не бо­ги это, а де­ре­во. Нын­че есть, а зав­тра сгни­ет.

Не едят они, не пьют и не го­во­рят, но сде­ла­ны че­ло­ве­че­ски­ми ру­ка­ми из де­ре­ва. Бог же Един, Ему слу­жат гре­ки и по­кло­ня­ют­ся. Он со­тво­рил небо и зем­лю, звез­ды и лу­ну, солн­це и че­ло­ве­ка, и пред­на­зна­чил ему жить на зем­ле.

А эти бо­ги что со­тво­ри­ли? Они са­ми со­тво­ре­ны. Не дам сы­на мо­е­го бе­сам”.

Это был пря­мой вы­зов хри­сти­а­ни­на обы­ча­ям и ве­ро­ва­ни­ям языч­ни­ков. Во­ору­жен­ной тол­пой языч­ни­ки ри­ну­лись к Фе­о­до­ру, раз­нес­ли его двор, окру­жи­ли дом.

Фе­о­дор, по сло­вам ле­то­пис­ца, “сто­ял на се­нях с сы­ном сво­им”, му­же­ствен­но, с ору­жи­ем в ру­ках, встре­чал вра­гов. (Се­ня­ми в ста­рин­ных рус­ских до­мах на­зы­ва­ли устро­ен­ную на стол­бах кры­тую га­ле­рею вто­ро­го эта­жа, на ко­то­рую ве­ла лест­ни­ца).

Он спо­кой­но смот­рел на бес­но­вав­ших­ся языч­ни­ков и го­во­рил: “Ес­ли они бо­ги, пусть по­шлют од­но­го из бо­гов и возь­мут мо­е­го сы­на”.

Ви­дя, что в чест­ном бою им не одо­леть Фе­о­до­ра и Иоан­на, храб­рых ис­кус­ных во­и­нов, оса­ждав­шие под­сек­ли стол­бы га­ле­реи, и ко­гда те об­ру­ши­лись, на­ва­ли­лись тол­пой на ис­по­вед­ни­ков и уби­ли их…

Уже в эпо­ху пре­по­доб­но­го Несто­ра, ме­нее чем через сто лет по­сле ис­по­вед­ни­че­ско­го по­дви­га ки­ев­ских ва­ря­гов, Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­чи­та­ла их в сон­ме свя­тых. Фе­о­дор и Иоанн ста­ли пер­вы­ми му­че­ни­ка­ми за свя­тую пра­во­слав­ную ве­ру в Рус­ской зем­ле.

Пер­вы­ми “рус­ски­ми граж­да­на­ми небес­но­го гра­да” на­звал их спи­са­тель Ки­е­во-Пе­чер­ско­го Па­те­ри­ка, епи­скоп Си­мон, свя­ти­тель Суз­даль­ский († 1226; па­мять 10 мая). По­след­няя из кро­ва­вых язы­че­ских жертв в Ки­е­ве ста­ла пер­вой свя­той хри­сти­ан­ской жерт­вой – со­рас­пя­ти­ем Хри­сту.

Путь “из ва­ряг в гре­ки” ста­но­вил­ся для Ру­си пу­тем из язы­че­ства в Пра­во­сла­вие, из тьмы к све­ту.

Обратите внимание

На ме­сте му­че­ни­че­ской кон­чи­ны ва­ря­гов свя­той рав­ноап­о­столь­ный Вла­ди­мир воз­двиг впо­след­ствии Де­ся­тин­ную цер­ковь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, освя­щен­ную 12 мая 996 го­да (празд­ну­ет­ся 12 мая). В нее бы­ли пе­ре­не­се­ны в 1007 г. мо­щи свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги.

Во­семь лет спу­стя здесь об­рел ме­сто по­след­не­го упо­ко­е­ния сам свя­той Вла­ди­мир, кре­стив­ший Рус­скую зем­лю, а в 1044 г. его сын, Яро­слав Муд­рый, пе­ре­нес в эту цер­ковь остан­ки сво­их дя­дей, Яро­пол­ка и Оле­га, пред­ва­ри­тель­но “кре­стив их ко­сти”.

Оче­вид­но, по­след­нее вы­зва­но бы­ло тре­бо­ва­ни­ем цер­ков­ных пра­вил о по­втор­ном Кре­ще­нии хри­сти­а­ни­на при от­сут­ствии до­сто­вер­ных сви­де­тельств о пер­вом Кре­ще­нии.

С дру­гой сто­ро­ны, в древ­нем Ки­е­ве при­да­ва­ли боль­шое зна­че­ние древ­не­хри­сти­ан­ским ска­за­ни­ям о воз­мож­но­сти по осо­бой ми­ло­сти Бо­жи­ей по­смерт­но­го со­вер­ше­ния Та­ин­ства Кре­ще­ния над людь­ми, скон­чав­ши­ми­ся вне цер­ков­но­го об­ще­ния.

Та­кой рас­сказ чи­та­ет­ся, на­при­мер, в из­вест­ном па­мят­ни­ке древ­не­рус­ской учи­тель­ной ли­те­ра­ту­ры – “Из­бор­ни­ке 1076 го­да”, при­над­ле­жав­шем сы­ну Яро­сла­ва Муд­ро­го, бла­го­че­сти­во­му кня­зю Свя­то­сла­ву († 1076).

… Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их. Кам­ня и брон­зы не ща­дит вре­мя, а ниж­ний сруб де­ре­вян­но­го до­ма свя­тых ва­ря­гов-му­че­ни­ков, со­жжен­но­го ты­ся­чу лет на­зад, со­хра­нил­ся до на­ших дней; он был об­на­ру­жен в 1908 го­ду, во вре­мя рас­ко­пок в Ки­е­ве, у ал­та­ря Де­ся­тин­ной церк­ви.

Источник: https://azbyka.ru/days/saint/3381/370/group

Феодор и Иоанн: варяги-мученики

Состоялось бы Крещение Руси в 988 году, если бы варяг Тур не выступил против всей дружины, отказавшись отдать сына для жертвоприношения языческим богам?..

Жребий

Вероятно, христианскую веру варяг Тур — в крещении Феодор — воспринял в то время, когда военная служба занесла его к грекам, в Византию. В будущем центре православия на Руси — Киеве — он осел позже и жил там вместе со своим сыном, Иоанном. Заявлял ли он вслух, что верует в Иисуса Христа, или верил тайно — неизвестно.

Небезопасное в то время дело — быть христианином. Язычники-варяги – опора Киева, и князь Владимир еще поклоняется Перуну. А по всей Европе язычество яростно сопротивляется христианству, приобретающему все больше последователей. Новая вера пугает и ожесточает.

Немецкий хронист XII века Гельмольд пишет о западных славянах, что те «приносят богам своим жертвы волами, и овцами, а многие и людьми-христианами, кровь которых, как уверяют они, доставляет особенное наслаждение их богам».

Важно

Если верить Нестору-летописцу, у наших предков было не многим лучше: «И стал Владимир княжить в Киеве один, и поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь. И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили своих сыновей и дочерей, и приносили жертвы бесам, и оскверняли землю жертвоприношениями своими».

Человеческие жертвоприношения, по всей видимости, – обычай не регулярный к тому времени, но такое случалось. Особенно при бедственных событиях — засухе, голоде, эпидемиях и пр. — как умилостивление богов: ведь человеческая жертва считалась самой сильной.

Жертва как благодарность — тоже вероятный вариант. В то время князю Владимиру было, за что благодарить грозного Перуна: он с дружиной вернулся из похода, в котором одержал победу над балтским племенем ятвагов.

Случались жертвоприношения, ни к чему не приуроченные — «плановые», как мы бы сейчас сказали. Гельмольд пишет, что Свентовиту (богу плодородия у славян) ежегодно приносят в жертву «человека-христианина, какого укажет жребий».

Вероятно, похожий жребий — умышленно или нет — пал на сына Феодора, молодого Иоанна. Вот как рассказывает об этом «Повесть временных лет»:

«И посланные к нему, придя, сказали: «На сына-де твоего пал жребий, избрали его себе боги, так принесем же жертву богам».

И сказал варяг: «Не боги это, а дерево: нынче есть, а завтра сгниет; не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны руками из дерева.

Бог же один, ему служат греки и поклоняются; сотворил он небо, и землю, и звезды, и луну, и солнце, и человека и предназначил его жить на земле. А эти боги что сделали? Сами они сделаны. Не дам сына своего бесам».

Совет

Посланные ушли и поведали обо всем людям. Те же, взяв оружие, пошли на него и разнесли его двор. Варяг же стоял на сенях с сыном своим. Сказали ему: «Дай сына своего, да принесем его богам». Он же ответил: «Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына. А вы-то зачем совершаете им требы?».

Феодор и Иоанн в этой неравной битве погибли: после неудачных попыток взять дом штурмом, пришедшие подсекли столбы, на которых держались сени… Вероятно, отец и сын были погребены в собственном доме. Или добиты разъяренными воинами.

Это случилось, по разным источникам, в 978 или 983 году. Феодор и Иоанн стали первыми известными нам христианами, убитыми на Руси за христианскую веру…

Воины

Говорят, что эти смерти поразили князя Владимира, заставили его задуматься и повлияли на решение принять православие. Дело в том, что Феодора ценили в дружине за мужество и честность. Как мог такой человек исповедовать что-то недостойное, да еще и, не боясь смерти, стоять на своем – один против всех?!

Но вопрос религиозных различий был таков, что никакие заслуги и положительные качества не принимались в расчет. И Феодор был не первым, кто это испытал на себе.

Например, одержанная мучеником Андреем Стратилатом победа над персами при императоре Максимилиане не помешала правителю жечь его огнем, а его дружинников — распинать на крестах за исповедание Христа.

А мученик Варвар, убивший великана-фракийца в одной из битв, несмотря на этот подвиг, был замучен, когда отказался принести за свою победу жертвы идолам.

Ну, скажет кто-то, был ли у Феодора выбор? Трудно сказать. Быть может, пользуясь своим положением и заслугами, он мог бы попытаться что-то предпринять. Многие в то время в страхе подчинялись бесчеловечному приговору: отдать своего ребенка в жертву. Тем более, член дружины должен подчиняться воеводе. А для варяга это стало поводом, чтобы исповедать свою веру, да еще обличать языческих богов.

Читайте также:  В печали по богу. молитвенный плач преподобного силуана афонского - против искушений, нечистой силы и душевных болезней

Знал ли Тур, что подражает воинам-мученикам древности? Что, по сути, повторяет слова Севастиана (мученика II века, служившего в императорской армии в Дамаске), сказанные воеводе: «Теперь я воин Небесного Царя и Ему одному буду служить, а идолов я презираю!»

Кто-то из святых воинов, как Феодор, практически никак не обнаруживал своей веры, пока не настал «момент истины», а другие — Феодор Тирон, Феодор Стратилат — крушили идолов и идольские капища или, как Димитрий Солунский, в лицо обличали императоров-гонителей христиан.

Обратите внимание

Кто-то пострадал один, кто-то — вместе с семьей, как великомученик Евстафий Плакида, сожженый с женой и двумя сыновьями в медном быке. Кто-то — вместе с сослуживцами, как 40 мучеников из армянского города Севастии, оставленных замерзать в озере зимней ночью, или девять кизических мучеников.

Одни из прославленных во святых воинов погибали в бою, как святой Меркурий Смоленский, по призыву Богородицы убивший в стане монголов великана из войска Батыя и настигнутый врагами. А другие, приняв крещение, бросали воинскую службу — мученик Гордий, ушедший в пустыню, или миссионер и епископ Лонгин-сотник…

Феодор и Иоанн перед самым Крещением Руси стали в этот длинный ряд.

На месте, где по преданию стоял их дом, князь Владимир после своего обращения в христианство построил Десятинную церковь — первый каменный храм на Руси, хранивший мощи Климента, Папы Римского, одного из 70 апостолов. Затем туда были положены мощи самого Владимира и членов княжеского дома. Сегодня эта церковь восстанавливается из руин.

Источник: https://www.pravmir.ru/feodor-i-ioann-varyagi-mucheniki/

О чем нас предупреждают первые христианские мученики руси феодор и иоанн

12 июля по старому стилю (25 июля н.ст.) – день памяти святых мучеников-варягов Феодора и Иоанна, которые отдали свои жизни за Христову веру. Чему они учат нас – христиан XXI века?

Сергей Ефошкин. Первые русские мученики Федор и Иоанн перед гибелью

Сегодня современные мифотворцы в своих сочинениях пытаются представить дохристианскую Русь некой дивной и прекрасной легендарной страной по типу Средиземья Толкина.

Они пытаются навязать обществу миф о том, что там жили мудрые и прекрасные гении-полубоги, у которых были высокоразвитые технологии и общественная структура. И славянская языческая магия – остатки этих древних гиперборейско-арийско-славянских технологий.

Потом же на Русь пришли «дикие» «кровожадные» христиане и поработили эту древнюю «светлую» и «прекрасную» культуру.

Так ли это? Попробуем  разобраться.

Основной «священный» текст современных неоязычников – так называемая «Велесова книга», которая будто бы была записана на дощечках древним славянским языком и повествовала о «прекрасной» жизни дохристианской Руси.

Сегодня большинство ученых историков на сто процентов уверены, что это фальсификация, при этом очень грубо выполненная. Книга была написана в XIX веке и примитивно имитировала праславянский язык.

Сегодня ее широко используют в своих ритуалах и псевдоаргументациях неоязычники и сатанисты.

Но представителям этих сект реальная историческая наука не нужна.

Им достаточно фантазии и вымысла, в котором можно сочетать множество религиозных и культурных архетипов от скандинавского эпоса до буддийских и индуистских верований.

Важно

Причем псевдоисторики заимствуют и смешивают по своему произволу традиции других народов совершенно без учета истории религии и менталитета наций.  Они сочиняют свои собственные неологизмы, которых нет в реальности.

Так, к примеру, еще в бытность своей работы журналистом, я был на пресс-конференции у одного такого неоязыческого псевдоисторика. Он информировал общественность о том, что древние греки произошли от украинцев, а трипольские глечики наощупь теплые и напоминают иконы. Среди прочего псевдоученый говорил о том, что трипольцы создали глобалистическую культуру с наивысшем уровнем цивилизации.

Как же в действительности обстояли дела в языческой Руси – в этом сплаве родственных славянских племен, которые, между тем, очень часто воевали друг с другом?

Цитата из творения преподобного Нестора Летописца «Повесть временных лет»: «А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывало, но умыкали девиц у воды (намек на Ивана Купалу – Авт.).

А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало, но устраивались игрища между селами, и сходились на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские песни, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены».

Известна история о том, как во второй половине девятого века северные славянские племена чудь, ильменские словене, кривичи и весь не могли потушить многолетнего пожара междоусобной войны между собой, и для того чтобы восстановить мир, пригласили безземельного скандинавского (по другой версии датского) конунга (князя) Рюрика (Рорика) с дружиной, который промышлял в жизни тем, что был наемным солдатом в различных раннефеодальных междоусобных конфликтах. Когда Рюрик пришел в северорусскую землю, то славянские старейшины принесли богу Велесу благодарственную жертву. Они опоили наркотическим дурманом несколько красивых девушек племени, выбрали самую «достойную» из них и утопили ее в озере, где по их верованиям жил Велес.

Это правда и реальные факты.

Также нам известно житие святых мучеников Феодора Варяга и его сына Иоанна, пострадавших предположительно 12 июля 978 года. Дело в том, что на Руси в то время уже много лет в народе происходило религиозно-социальное колебание между христианством и язычеством.  Но уже при Олеге Вещем, убившем вышеупомянутых князей, наступает языческая реакция.

При Игоре Рюриковиче и его жене святой равноапостольной великой княгине Ольге вновь для христианства наступают благоприятные времена, но уже сын ее Святослав разрушает храмы и благоволит к язычникам. Его дело продолжает в начале своего правления и святой равноапостольный великий князь Владимир.

После смерти Святослава в 970 году к власти в Киеве приходит его старший сын Ярополк. По мнению многих историков, он исповедовал христианство. Время его правления стало очень благоприятным временем для православия. В 978 году Владимир, сидевший на столе Великого Новгорода, подстрекаемый языческими жрецами и дружинниками, пошел походом на Киев.

Совет

Война эта имела религиозный окрас борьбы русско-варяжского язычества против нарождавшегося киевского христианства.

Владимир победил. Ярополк был предательски зарезан мечами варягов. И Владимир решил в пышности и помпе принести благодарственные человеческие жертвы богу войны Перуну. Жрецы бросали жребий. И выбор (возможно, и не без жреческого умысла) пал на юношу христианина Иоанна, сына варяжского дружинника Феодора. Православие отец и сын приняли в Византии, где святой Феодор служил в армии.

Когда к Феодору пришли языческие жрецы с призывом принести в жертву Иоанна, которого «избрали себе боги, да принесем его им в жертву», то  он ответил: «Не боги это, а дерево. Нынче есть, а завтра сгниет.

Не едят они, не пьют и не говорят, но сделаны человеческими руками из дерева. Бог же Един, Ему служат греки и поклоняются. Он сотворил небо и землю, звезды и луну, солнце и человека, и предназначил ему жить на земле.

А эти боги что сотворили? Они сами сотворены. Не дам сына моего бесам».

Это был прямой вызов христианина язычникам, которые разъярились на него. Они обложили дом Феодора облогой, но не могли взять приступом отважных варягов-христиан, Феодор и Иоанн отражали все атаки. Тогда язычники подрубили деревянную основу дома, и тот обрушился на мучеников. Так они были убиты.

Уже в эпоху преподобного Нестора Летописца в XIвеке первые мученики Руси были канонизированы. На месте их мученической кончины немногим позднее их недавний гонитель – святой князь Владимир воздвигает Десятинную Церковь Успения Пресвятой Богородицы, освященную 12 мая 996 года.

Промыслом Божиим их убийство стало последней из кровавых языческих жертв в Киеве и первым сораспятием Христу среди славян.

Первыми «русскими гражданами небесного града» назвал их писатель Киево-Печерского патерика епископ Симон, святитель Суздальский († 1226; память 10 мая).

Обратите внимание

Последняя из кровавых языческих жертв в Киеве стала первой святой христианской жертвой – сораспятием Христу. Путь «из варяг в греки» становился для Руси путем из язычества в православие, из тьмы к свету.

Это был последний всплеск язычества. Для Руси начиналась новая животворная христианская эпоха. И если бы не она, то, мне кажется, славян уже бы не существовало. Они бы уничтожили сами себя.

Вера во Христа и любовь к ближнему стали основой будущей жизни восточных славян. И это стало первым шагом из тьмы к свету – от потакания своим страстям к проявлению истинной любви к Богу и ближнему.

Святые мученики Феодоре и Иоанне, молите Бога о нас!

Иерей Андрей Чиженко

Источник: https://pravlife.org/ru/content/o-chem-nas-preduprezhdayut-pervye-hristianskie-mucheniki-rusi-feodor-i-ioann

7 парадоксальных фактов о святых мучениках варяге Феодоре и сыне его Иоанне

25 июля — день памяти святых мучеников варяга Феодора и сына его Иоанна. Сведения об этих христианах, ставших первыми мучениками на Руси, довольно скудные и все больше дискуссионные. И неудивительно – жил варяг Феодор со своим сыном в Киеве еще в Х веке.

Кроме летописных сведений больше ничего о том, что же послужило страшному убийству варягов, которые затем станут первыми киевскими мучениками за веру. Как ни парадоксально, а убиты они были во времена правления князя Владимира.

 Сознание современного человека цепенеет перед теми сведениями, которые говорят, что убить их могли по приказу будущего Крестителя Руси. Не укладываются в сознании и те парадоксы, связанные с историей святых, которые мы наблюдаем сегодня.

Итак, об этих фактах.    

Факт 1. Первые мученики Руси – не русичи, а варяги

Одни полагают, что Феодор прибыл из Греции и жил в Киеве вместе со своим сыном Иоанном, тайно исповедуя христианскую веру. Другие (такой версии, к примеру, придерживается святитель Филарет (Гумилевский)) отождествляют его с поморским славянином, который служил у князя Святослава и ходил в числе его дружины на греков. Так он попал к ним в плен, а затем из Греции возвратился в Киев.

В «Повести временных лет» находим сведения, что первые христианские мученики на Руси – Феодор и его сын Иоанн – были варягами: «Пришел тот варяг из Греческой земли и исповедовал христианскую веру. И был у него сын, прекрасный лицом и душою, на него-то и пал жребий, по зависти дьявола…».

В житии варягов-мучеников читаем, что варяг Тур (Тор) был на воинской службе в Византии, где принял крещение с именем Феодор и приехал в Киев, где стал служить в дружине князя Владимира. В православном календаре также находим, что св. мученики Феодор и его сын Иоанн были варягами.

Уточним, кого именуют варягами. Традиционные версии отождествляют варягов с выходцами из Балтийского региона, называя их наемными воинами или же торговцами в Древнерусском государстве и Византии (XI-XIII вв.).

Тем не менее, вопрос о том, кого называли на Руси варягами, продолжает оставаться дискуссионным. Одни историки считают, что «варяги» не иначе как были связаны со скандинавскими викингами. Византийские источники указывают, что варяги были на службе  у византийских императоров с XI в.

Скандинавские источники сообщают о том, что действительно некоторые викинги вступали в отряды варягов, а находились на службе в Византии. В современной же историографии чаще всего варягов именуют как скандинавских «викингов», то есть варяги – якобы славянское наименование викингов.

Итак, если Феодор и его сын Иоанн были варягами, которые в те годы принимали непосредственное участие в военной и торговой жизни Руси, значит, они могли участвовать в походах на Царьград, прокладывать торговый путь «из варяг в греки» или же входить в княжескую наемную дружину. Так или иначе, их деятельность была связана с православной Византией, где они действительно могли принять святое Крещение и проповедовать христианство уже в Киеве. 

Факт 2.  Какие бы имена мученики-варяги при жизни не носили, они были христианами

Вокруг имени варяга Феодора между историками продолжаются дискуссии.

Одни пишут, что варяг принял Крещение с именем Феодор, другие отрицают это, поскольку в «Повести временных лет» не указано, как именно звали отца-варяга из Греции.    

В своей работе «Как назывался первый русский святой мученик», посвященной реконструкции имени «старшего» из замученных варягов летописной статьи 983 г. «Повести временных лет», А.Шахматов одним из первых предположил, что его звали Туры. Такой вывод историк сделал, исходя из упоминаний в проложном Житии князя Владимира имени Туры, который обозначен там как «первыи ходатаи нашего спасения».

Читайте также:  Валаамский монастырь, россия, республика карелия, сортавальский район, остров валаам

В житийном же тексте о мученической кончине варягов содержится лишь имя младшего из варягов – Иоанн. А.Шахматов писал, что имя сына пришло из Пролога в летописный текст, имя же отца-варяга Феодора появляется только в проложных списках XVII в. То бишь, имя отца появляется уже в позднейшей редакции Жития.

Важно

Возможно, как предполагают историки А.Шахматов и А.Марков, его звали Оттар, а русские произносили это имя как Утор, что стало Тудором, а Тудор в результате превратился в Федора.

Историк А.Назаренко в работе «Был ли крещен киевский князь Ярополк Святославич» пишет, что мученик Феодор Киевский был варягом и носил варяжское имя Порор или Турд. В Проложном сказании он зовется Тур – отсюда, видимо, и «Турова божница» в Киеве, упоминаемая в одной из версий Проложного жития святого князя Владимира (в другом чтении – «Петрова церковь»).

Возможно и такое, что крещен он был с именем Феодор, но в жизни его продолжали называть варяжским именем, которое он получил при рождении. Подобно тому, как князя Владимира не стали называть Василием после принятия им Крещения.

Итак, звали ли «старшего» варяга Феодором, Туры, Оттара или как иначе, историки не приходят к единогласному мнению. Но то, что его сына звали христианским именем Иоанн, о чем свидетельствуют «Повесть временных лет» и Новгородская первая летопись, подтверждает тот факт, что  мученики-варяги таки были христианами. 

Факт 3. Варяга Феодора и отрока Иоанна «жертвопринесли» идолам при святом князе Владимире

Из истории знаем, что будущий креститель Руси начинал свой путь язычником и опирался на варягов, специально приведенных им из-за моря, в качестве военной силы.

Его поход на Киев в 978 году, увенчавшийся полным успехом, преследовал не только военно-политические, но и религиозные цели.

11 июня 978 года Владимир «сел на столе отца своего в Киеве», а Ярополк, приглашенный братом для переговоров, при входе в пиршественный зал был убит двумя варягами, пронзившими его мечами.

По одной из версий, для устрашения киевлян, среди которых уже многие, как русские, так и варяги, были христиане, в восстановленном и украшенном идолами языческом святилище были совершены человеческие жертвоприношения.

В летописи сказано о поставленных Владимиром кумирах: «И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, и жертвы эти шли бесам… И осквернилась кровью земля Русская и холм тот».

К этому первому периоду торжества язычества в Киеве, то бишь при вокняжении Владимира, относят гибель святых мучеников Феодора и сына его Иоанна, которую в этом случае датируют 12 июля 978 г.

В то же время историки допускают, что подвиг святых киевских варягов-мучеников мог иметь место летом 983 года, когда волна языческой реакции прокатилась не только по Руси, но и по всему славяно-германскому миру. Против Христа и Церкви почти одновременно восстали язычники в Дании, Германии, прибалтийских славянских княжествах.

Волнения сопровождались разрушением храмов, убийством духовенства и христиан-исповедников. Князь Владимир в тот год ходил в поход на литовское племя ятвягов и одержал над ними победу. В Лаврентьевской летописи читаем: «Иде Володимер на явтяги, и победи явтяги, и взя землю их, и иде Киеву, и творяше потребу кумиром с людьми своими».

Возможно, в ознаменование именно этой победы, а не вокняжения Владимира, киевские жрецы и решили устроить кровавое жертвоприношение. «И сказали старцы и бояре: Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам» (ПВЛ). Этот брошенный языческими жрецами жребий пал на христианина Иоанна – сына варяга из Греции.

Совет

Когда посланные к варягу сообщили, что его сына «избрали себе боги, да принесем его им в жертву», старый воин, естественно, стал на защиту сына.

По преданиям, язычники ринулись к Феодору, который, по словам летописца, «стоял на сенях с сыном своим» с оружием в руках.

Осаждавшие варяга и его сына Иоанна подсекли столбы в сенях, и когда те обрушились, навалились толпой на исповедников и убили их.

Факт 4. На месте убиения первых мучеников – первая каменная церковь Киевской Руси

По преданию, на месте мученической кончины варяга Феодора и его сына Иоанна впоследствии святой князь Владимир воздвиг Десятинную церковь – первую каменную церковь Киевской Руси.

В 1007 году в Десятинный собор были перенесены мощи святой равноапостольной княгини Ольги,  а спустя 8 лет здесь, где ранее были убиты Феодор и его сын, обрел место упокоения и сам князь Владимир.

А позже здесь также покоилась глава сщмч. Климента, папы римского.

Сегодня остался только фундамент Десятинки, но, как утверждают археологи, храм был одним из самых больших в тогдашнем христианском мире: его реальные размеры были примерно 44 на 30 метров.

Первый раз Десятинная церковь была разрушена в 1240 г., во время штурма Киева войсками монгольского хана Батыя. Развалины церкви стояли под открытым небом в течение четырех веков. Лишь в 1654 году освятили новую Десятинную церковь, строительство которой благословил Петр Могила.

Эту вторую церковь разобрали в связи с началом строительства 2 августа 1828 г. новой Десятинной церкви. Освятил храм 15 июля 1842 г. свт. Филарет (Амфитеатров), митрополит Киевский. Однако в 1929 г. церковь была закрыта, а в 1936 г. разобрана на кирпичи для строительства школы и пр.

9 июля 2009 году на заседании Священного Синода УПЦ было принято решение об открытии в Киеве Рождества Пресвятой Богородицы Десятинного мужского монастыря, что на территории Десятинки, что, как известно, вызвало горячие дискуссии общественности. А сейчас ведется работа по возрождению Десятинного собора.

Факт 5. Дом варягов был на месте фундамента нынешней Десятинки

В 1908 году во время раскопок у алтаря Десятинной церкви археологи вдруг наткнулись на… нижний сруб деревянного дома варягов-мучеников, который был сожжен еще тысячу лет назад. Выходит, что дом первых киевских мучеников и действительно находился на месте фундамента Десятинной церкви.

Факт 6. Мощи святого мученика Иоанна младенца покоятся в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры

Карта Ближних пещер 1703 г. указывает в большой братской усыпальнице напротив подземной Введенской церкви мощи с именем «Иоанн», которые на плане 1769–1789 гг. имеют подпись «св. Иоанн отрок», а в 1795 г. отмечены как мощи «святого мученика Иоанна младенца».

Митрополит Киевский Евгений (Болховитинов) сообщил о них в 1832 году: «Иоанн, младенец, сын варяга, убиенного идольскими жрецами в 983 г. по Несторовой летописи, хотя в Несторово время и неизвестно еще было, где отец и сын были сокрыты».

Пытаясь ответить на вопрос, как мощи св. Иоанна оказались в пещерах, Е. Голубинский предполагал, «что о месте их погребения было узнано по каким-нибудь откровениям». Рака с мощами св. Иоанна, которого вместе с его отцом зовут Первомучениками Руси, и ныне находится в той же усыпальнице.

Факт 7. Там, где тогда был языческий жертвенник, ныне собираются неоязычники

Сегодня между Национальным музеем истории и Рождества Пресвятой Богородицы Десятинным монастырем есть некий круглый объект. Как рассказывают археологи, это воссоздание языческого капища.

Что-то подобное нашел известный археолог Викентий Хвойко примерно на этом месте, счел «остатки каменного фундамента какого-то загадочного сооружения» древним языческим жертвенником, и по его образцу сделали копию для туристов.

Вместе с тем участник раскопок Десятинной церкви археолог Виталий Козюба говорит о том, что к заявлениям, якобы до строительства Десятинной церкви рядом находилось языческое капище с драгоценной статуей бога Перуна –  голова из серебра, а усы из золота – следует относиться осторожно: летописцы порой фиксировали легенды и предания, а не быль.

Однако именно там ныне постоянно собираются так называемые украинские неоязычники – создают круг и проводят свои ритуалы. Причем, обязательным временем их «шабаша» отчего-то является воскресное утро, когда в деревянном монастыре служится Божественная литургия. 

Кроме того, члены этого Объединения родноверов Украины яро выступают против возрождения Десятинного собора, аргументируя это тем, что «в результате восстановления Десятинной церкви под угрозой разрушения может оказаться древнее языческое капище Сварога, находящееся неподалеку и являющееся центром проведения регулярных обрядов неоязычников Киева».

Конечно, куда там великой святыне – Десятинной церкви – до этого так называемого всемирно значимого капища, где, возможно, в Х веке и должны были принести в жертву отрока Иоанна.

Ольга Мамона, “Православие в Украине”

Источник: https://religions.unian.ua/religinossociety/677104-7-paradoksalnyih-faktov-o-svyatyih-muchenikah-varyage-feodore-i-syine-ego-ioanne.html

Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн

Дни памяти: 12 / 25 Июля, 28 Сентября / 11 Октября (Печер.(Б))

Мч. Феодор Варяг

Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн жили в Киеве в Х столетии, когда варяги, предки нынешних шведов и норвежцев, принимали особенно деятельное участие в государственной и военной жизни Руси.

Купцы и воины, они прокладывали новые торговые пути в Византию и на Восток, участвовали в походах на Царьград, составляли значительную часть населения древнего Киева и княжеских наемных дружин. Главный торговый путь Руси – из Балтийского моря в Черное – называли тогда “путь из варяг в греки”. Это было их время.

Орды викингов наводили ужас на всю Европу, грабили и разоряли города, а кое-где основали поселения, ставшие государствами. С охотой они нанимались в войска европейских правителей, в том числе и русских князей.

Обратите внимание

На варяжскую дружину опирались в своих начинаниях вожди и устроители ранней русской государственности. Как и славяне, среди которых они жили, многие из заморских пришельцев под влиянием Православной Церкви принимали святое Крещение.

Киевская Русь занимала срединное место между языческой Скандинавией и православной Византией, поэтому господствующими в духовной жизни Киева оказывались попеременно то живительное веяние христианской веры, шедшее с юга (при блаженном Аскольде в 860-882 гг., при Игоре и святой Ольге в 940-950-х гг.

), то губительные вихри язычества, налетевшие с севера, от Варяжского моря (при Вещем Олеге, убившем

Аскольда в 882 г., при восстании древлян, убивших Игоря в 945 г., при князе Святославе, отказавшемся

принять Крещение, несмотря на настояния своей матери, равноапостольной Ольги).

Когда в 972 г. (по другим данным, в 970 г.) Святослав был убит печенегами[176], великим князем Киевским оставался назначенный им старший сын, Ярополк. Средний сын, Олег, былинный Вольга Святославич, держал Древлянскую землю, младший, Владимир, – Новгород. Правление Ярополка (970-978 гг.

), как правление его бабки, Ольги, вновь стало временем преимущественного христианского влияния на духовную жизнь Руси.

Сам Ярополк, по мнению историков, исповедовал христианство, хотя, возможно, латинского обряда (во всяком, случае, известно о его активных контактах с императором германской «Священной Римской империи» Оттоном II и даже о помолвке с его дочерью Кунигундой), и это никак не соответствовало интересам скандинавских дружинников – язычников, привыкших считать Киев оплотом своего влияния в землях славян. Их предводители постарались поссорить между собой братьев, вызвали междоусобную войну Ярополка с Олегом, а после того, как был убит Олег, поддержали Владимира в борьбе против Ярополка.

Мч. Иоанн Варяг. Свято-Иоанновский монастырь, Киев 2004 г.

Будущий креститель Руси начинал свой путь убежденным язычником (о нем и его жизни в тот период, вплоть до его крещения в «Повести временных лет» сказано: «Был же Владимир побеждён похотью, и были у него жёны […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое.

И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц.») и опирался на варягов, специально приведенных им из-за моря, в качестве военной силы.

Владимир был младшим сыном Святослава, вдобавок, незаконнорожденным, матерью которого была ключница Малуша, которую, узнав о вопиющем факте пикантных ее отношением с княжичем, Ольга удалила от двора, а посему, он не получил Киевского престола, но воцарился в Новгороде, где язычники были особенно сильны, отличаясь особенным фанатизмом.

Важно

Естественно, ему уж никак не могло понравиться то, что он оказался на вторых ролях, вдобавок, многих раздражало то, что его брат Ярополк «дал волю великую» христианам, беспрецедентную со времен Великой княгини Ольги. В 977 году разгорелась междоусобная война между Ярополком и его братьями, князем древлян Олегом и новгородским князем Владимиром.

Ярополк, следуя уговорам воеводы Свенельда, напал на владения Олега. При отступлении в свою столицу Овруч Олег был раздавлен во рву падавшими лошадьми. Летопись представляет Ярополка сокрушающимся о гибели брата, убитого помимо его воли. После известия о начале междоусобицы Владимир бежал из Новгорода «за море», так Ярополк стал правителем всей Киевской Руси.

Владимир же собрал большую армию из скандинавских наемников и двинулся на Русь, «искать Киевского стола». Его поход на Киев 978 года, увенчавшийся полным успехом, преследовал не только военно-политические цели: это был религиозный поход русско-варяжского язычества против нарождавшегося киевского христианства.

11 / 24 июня 978 года Владимир “сел на столе отца своего в Киеве”, а несчастный Ярополк, приглашенный братом для переговоров, при входе в пиршественный зал был предательски убит двумя варягами, пронзившими его мечами.

Читайте также:  Икона божией матери «умиление» смоленская

Для устрашения киевлян, среди которых уже многие, как русские, так и варяги, были христиане, в восстановленном и украшенном новыми идолами языческом святилище (позднее на месте, где было святилище, обнаружены остатки некоего, более раннего сооружения, предположительно, христианского храма, существующего при Ярополке) были совершены неизвестные до того времени у днепровских славян человеческие жертвоприношения (на севере они были обычным делом). В летописи сказано о поставленных Владимиром кумирах: “И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, и жертвы эти шли бесам… И осквернилась кровью земля Русская и холм тот”.

Видимо, к этому первому периоду торжества язычества в Киеве при вокняжении Владимира следует отнести гибель святых мучеников Феодора Варяга и сына его Иоанна, которую можно в этом случае датировать 12 / 25июля 978 г.

Возможно, впрочем, что подвиг святых киевских варягов-мучеников имел место летом 983 года, когда волна языческой реакции прокатилась не только по Руси, но и по всему славяно-германскому миру.

Против Христа и Церкви почти одновременно восстали язычники в Дании, Германии, прибалтийских славянских княжествах, и всюду волнения сопровождались разрушением храмов, убийством духовенства и христиан-исповедников.

Совет
Совет

Владимир в тот год ходил в поход на литовское племя ятвягов и одержал над ними победу. В ознаменование этой победы киевские жрецы и решили снова устроить кровавое жертвоприношение.

[/su_box]

… Жил среди киевлян, сообщает преподобный Нестор Летописец, варяг по имени Феодор, долгое время до того пробывший на военной службе в Византии и принявший там святое Крещение.

Языческое имя его, сохранившееся в названии “Турова божница”, было Тур (скандинавское Тор) или Утор (скандинавское Оттар), в старинных рукописях встречается то и другое написание.

У Феодора был сын Иоанн, красивый и благочестивый юноша, исповедавший, как и отец, христианство.

“И сказали старцы и бояре: Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам”. Очевидно, не без умысла, жребий, брошенный языческими жрецами, пал на христианина Иоанна.

Когда посланные к Феодору сообщили, что его сына “избрали себе боги, да принесем его им в жертву”, старый воин решительно ответил: “Не боги это, а дерево. Нынче есть, а завтра сгниет.

Не едят они, не пьют и не говорят, но сделаны человеческими руками из дерева. Бог же Един, Ему служат греки и поклоняются. Он сотворил небо и землю, звезды и луну, солнце и человека, и предназначил ему жить на земле.

А эти боги что сотворили? Они сами сотворены. Не дам сына моего бесам”.

Это был прямой вызов христианина обычаям и верованиям язычников. Вооруженной толпой язычники ринулись к Феодору, разнесли его двор, окружили дом. Феодор, по словам летописца, “стоял на сенях с сыном своим”, мужественно, с оружием в руках, встречал врагов.

(Сенями в старинных русских домах называли устроенную на столбах крытую галерею второго этажа, на которую вела лестница). Он спокойно смотрел на бесновавшихся язычников и говорил: “Если они боги, пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына”.

Видя, что в честном бою им не одолеть Феодора и Иоанна, храбрых искусных воинов, осаждавшие подсекли столбы галереи, и когда те обрушились, навалились толпой на исповедников и убили их…

Уже в эпоху преподобного Нестора, менее чем через сто лет после исповеднического подвига киевских варягов, Русская Православная Церковь почитала их в сонме святых. Феодор и Иоанн стали первыми мучениками за святую православную веру в Русской земле.

Первыми “русскими гражданами небесного града” назвал их списатель Киево-Печерского Патерика, епископ Симон, святитель Суздальский († 1226; память 10 / 23 мая). Последняя из кровавых языческих жертв в Киеве стала первой святой христианской жертвой – сораспятием Христу.

Путь “из варяг в греки” становился для Руси путем из язычества в Православие, из тьмы к свету.

Обратите внимание

На месте мученической кончины варягов святой равноапостольный Владимир воздвиг впоследствии Десятинную церковь Успения Пресвятой Богородицы, освященную 12 / 25 мая 996 года (празднуется 12 / 25 мая). В нее были перенесены в 1007 г. мощи святой равноапостольной Ольги.

Восемь лет спустя здесь обрел место последнего упокоения сам святой Владимир, крестивший Русскую землю, а в 1044 г. его сын, Ярослав Мудрый, перенес в эту церковь останки своих дядей, Ярополка и Олега, предварительно “крестив их кости”.

Очевидно, последнее вызвано было требованием церковных правил о повторном крещении христианина при отсутствии достоверных свидетельств о первом крещении.

С другой стороны, в древнем Киеве придавали большое значение древнехристианским сказаниям о возможности по особой милости Божией посмертного совершения таинства Крещения над людьми, скончавшимися вне церковного общения. Такой рассказ читается, например, в известном памятнике древнерусской учительной литературы – “Изборнике 1076 года”, принадлежавшем сыну Ярослава Мудрого, благочестивому князю Святославу († 1076).

… Дивен Бог во святых Своих. Камня и бронзы не щадит время, а нижний сруб деревянного дома святых варягов-мучеников, сожженного тысячу лет назад, сохранился до наших дней; он был обнаружен в 1908 году, во время раскопок в Киеве, у алтаря Десятинной церкви.

Источник: https://cyberpedia.su/7xc539.html

Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн : Православный календарь 2014

Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн жили в Киеве в Х столетии, когда варяги, предки нынешних шведов и норвежцев, принимали особенно деятельное участие в государственной и военной жизни Руси.

Купцы и воины, они прокладывали новые торговые пути в Византию и на Восток, участвовали в походах на Царьград, составляли значительную часть населения древнего Киева и княжеских наемных дружин.

Главный торговый путь Руси – из Балтийского моря в Черное – называли тогда «путь из варяг в греки».

На варяжскую дружину опирались в своих начинаниях вожди и устроители ранней русской государственности. Как и славяне, среди которых они жили, многие из заморских пришельцев под влиянием Византийской Церкви принимали святое Крещение.

Киевская Русь занимала срединное место между языческой Скандинавией и православной Византией, поэтому господствующими в духовной жизни Киева оказывались попеременно то живительное веяние христианской веры, шедшее с юга (при блаженном Аскольде в 860–882 гг.

, при Игоре и святой Ольге в 940–950-х гг.), то губительные вихри язычества, налетевшие с севера, от Варяжского моря (при Вещем Олеге, убившем Аскольда в 882 г., при восстании древлян, убивших Игоря в 945 г.

, при князе Святославе, отказавшемся принять Крещение, несмотря на настояния своей матери, равноапостольной Ольги).

Когда в 972 г. (по другим данным, в 970 г.) Святослав был убит печенегами, великим князем Киевским оставался назначенный им старший сын, Ярополк. Средний сын, Олег, былинный Вольга Святославич, держал Древлянскую землю, младший, Владимир, – Новгород.

Правление Ярополка (970–978 гг.), как правление его бабки, Ольги, вновь стало временем преимущественного христианского влияния на духовную жизнь Руси.

Сам Ярополк, по мнению историков, исповедовал христианство, хотя, возможно, латинского обряда, и это никак не соответствовало интересам скандинавских дружинников – язычников, привыкших считать Киев оплотом своего влияния в землях славян.

Важно

Их предводители постарались поссорить между собой братьев, вызвали междоусобную войну Ярополка с Олегом, а после того, как был убит Олег, поддержали Владимира в борьбе против Ярополка.

Будущий креститель Руси начинал свой путь убежденным язычником и опирался на варягов, специально приведенных им из-за моря, в качестве военной силы.

Его поход на Киев 978 года, увенчавшийся полным успехом, преследовал не только военно-политические цели: это был религиозный поход русско-варяжского язычества против нарождавшегося киевского христианства.

11 июня 978 года Владимир «сел на столе отца своего в Киеве», а несчастный Ярополк, приглашенный братом для переговоров, при входе в пиршественный зал был предательски убит двумя варягами, пронзившими его мечами.

Для устрашения киевлян, среди которых уже многие, как русские, так и варяги, были христиане, в восстановленном и украшенном новыми идолами языческом святилище были совершены неизвестные до того времени у днепровских славян человеческие жертвоприношения. В летописи сказано о поставленных Владимиром кумирах: «И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, и жертвы эти шли бесам… И осквернилась кровью земля Русская и холм тот».

Видимо, к этому первому периоду торжества язычества в Киеве при вокняжении Владимира следует отнести гибель святых мучеников Феодора Варяга и сына его Иоанна, которую можно в этом случае датировать 12 июля 978 г.

Возможно, впрочем, что подвиг святых киевских варягов-мучеников имел место летом 983 года, когда волна языческой реакции прокатилась не только по Руси, но и по всему славяно-германскому миру.

Против Христа и Церкви почти одновременно восстали язычники в Дании, Германии, прибалтийских славянских княжествах, и всюду волнения сопровождались разрушением храмов, убийством духовенства и христиан-исповедников.

Совет
Совет

Владимир в тот год ходил в поход на литовское племя ятвягов и одержал над ними победу. В ознаменование этой победы киевские жрецы и решили снова устроить кровавое жертвоприношение.

[/su_box]

… Жил среди киевлян, сообщает преподобный Нестор Летописец, варяг по имени Феодор, долгое время до того пробывший на военной службе в Византии и принявший там святое Крещение.

Языческое имя его, сохранившееся в названии «Турова божница», было Тур (скандинавское Тор) или Утор (скандинавское Оттар), в старинных рукописях встречается то и другое написание.

У Феодора был сын Иоанн, красивый и благочестивый юноша, исповедавший, как и отец, христианство.

«И сказали старцы и бояре: Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам». Очевидно, не без умысла, жребий, брошенный языческими жрецами, пал на христианина Иоанна.

Когда посланные к Феодору сообщили, что его сына «избрали себе боги, да принесем его им в жертву», старый воин решительно ответил: «Не боги это, а дерево. Нынче есть, а завтра сгниет.

Не едят они, не пьют и не говорят, но сделаны человеческими руками из дерева. Бог же Един, Ему служат греки и поклоняются. Он сотворил небо и землю, звезды и луну, солнце и человека, и предназначил ему жить на земле.

А эти боги что сотворили? Они сами сотворены. Не дам сына моего бесам».

Это был прямой вызов христианина обычаям и верованиям язычников. Вооруженной толпой язычники ринулись к Феодору, разнесли его двор, окружили дом. Феодор, по словам летописца, «стоял на сенях с сыном своим», мужественно, с оружием в руках, встречал врагов.

(Сенями в старинных русских домах называли устроенную на столбах крытую галерею второго этажа, на которую вела лестница). Он спокойно смотрел на бесновавшихся язычников и говорил: «Если они боги, пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына».

Видя, что в честном бою им не одолеть Феодора и Иоанна, храбрых искусных воинов, осаждавшие подсекли столбы галереи, и когда те обрушились, навалились толпой на исповедников и убили их…

Уже в эпоху преподобного Нестора, менее чем через сто лет после исповеднического подвига киевских варягов, Русская Православная Церковь почитала их в сонме святых. Феодор и Иоанн стали первыми мучениками за святую православную веру в Русской земле.

Первыми «русскими гражданами небесного града» назвал их списатель Киево-Печерского Патерика, епископ Симон, святитель Суздальский († 1226; память 10 мая). Последняя из кровавых языческих жертв в Киеве стала первой святой христианской жертвой – сораспятием Христу.

Путь «из варяг в греки» становился для Руси путем из язычества в Православие, из тьмы к свету.

Обратите внимание

На месте мученической кончины варягов святой равноапостольный Владимир воздвиг впоследствии Десятинную церковь Успения Пресвятой Богородицы, освященную 12 мая 996 года (празднуется 12 мая). В нее были перенесены в 1007 г. мощи святой равноапостольной Ольги.

Восемь лет спустя здесь обрел место последнего упокоения сам святой Владимир, крестивший Русскую землю, а в 1044 г. его сын, Ярослав Мудрый, перенес в эту церковь останки своих дядей, Ярополка и Олега, предварительно «крестив их кости».

Очевидно, последнее вызвано было требованием церковных правил о повторном крещении христианина при отсутствии достоверных свидетельств о первом крещении.

С другой стороны, в древнем Киеве придавали большое значение древнехристианским сказаниям о возможности по особой милости Божией посмертного совершения таинства Крещения над людьми, скончавшимися вне церковного общения. Такой рассказ читается, например, в известном памятнике древнерусской учительной литературы – «Изборнике 1076 года», принадлежавшем сыну Ярослава Мудрого, благочестивому князю Святославу († 1076).

… Дивен Бог во святых Своих. Камня и бронзы не щадит время, а нижний сруб деревянного дома святых варягов-мучеников, сожженного тысячу лет назад, сохранился до наших дней; он был обнаружен в 1908 году, во время раскопок в Киеве, у алтаря Десятинной церкви.

25.07.2013

6344

Источник: https://mospat.ru/calendar/svyat1/jul12-feodor-ioann.html

Ссылка на основную публикацию