Великая пятница, триодь

Страстная седмица Великая Пятница

ВОСПОМИНАНИЕ СВЯТЫХ СПАСИТЕЛЬНЫХ СТРАСТЕЙ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

Стихи на распятие:
Ты, Боже, жив — и умерщвлен на древе;
О, обнаженный труп — и Сын Живого Бога!

Стихи на разбойника, распятого со Христом:
Открыл разбойник затворенные врата Эдема;
Он вставил ключ — (молитву): помяни мя!

Во святую и Великую Пятницу мы совершаем (последование) святых, спасительных и страшных страданий Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, которые Он добровольно претерпел за нас. Оплевания, избиения, пощечины, поношения, насмешки, багряница, трость, губка, уксус, гвозди, копье, и после всего этого Крест и смерть, — все это имело место в пятницу.

Обратите внимание

После того как Иисус, проданный другом и учеником за тридцать сребреников, был взят, Его отвели сначала к первосвященнику Анне, который отослал Его к Каиафе, где Господь был оплеван, получал пощечины, вдобавок был унижен и осмеян, слыша: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? (Мф. 26, 68). Туда же пришли и лжесвидетели, искажавшие Его слова: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его (Ин. 2, 19). А когда Он назвал Себя Сыном Божиим, то архиерей разодрал одежды свои (в знак того, что) не может терпеть богохульства.

При наступлении утра Иисуса отвели к Пилату; и иудеи не вошли в преторию, говорит (евангелист Иоанн), чтобы не оскверниться, но чтобы (можно было) есть пасху (Ин. 18, 28).

Или здесь под пасхой он подразумевает весь (семидневный) праздник, или она и на этот раз была в положенное время (в пятницу вечером), но Христос совершил законную пасху на один день раньше, потому что в пятницу хотел быть закланным одновременно с (пасхальным агнцем)

Пилат, выйдя (к ним), спросил, в чем (они) обвиняют Иисуса, и поскольку не нашел ничего достойного обвинения, то послал Его к Ироду, а последний — снова к Пилату. Иудеи же стремились убить Иисуса. Пилат сказал им: возьмите Его вы, и распните, и по закону вашему судите Его (ср.: Ин. 18, 31; 19, 6). Они отвечали ему: нам не позволено предавать смерти никого (Ин.

18, 31), побуждая Пилата распять (Его). Пилат спросил Христа, Царь ли Он Иудейский. Он признал Себя Царем, но Вечным, говоря: Царство Мое не от мира сего (Ин. 18, 36). Пилат, желая Его освободить, сначала сказал, что не находит в Нем никакой благовидной вины, а потом предложил, по обычаю, ради праздника отпустить им одного узника, — но они выбрали Варавву, а не Христа (см.: Ин.

18, 38—40).

Тогда Пилат, предавая им Иисуса, прежде велел бить Его, потом вывел к ним под стражей, одетого в багряницу, увенчанного терновым венцом, со вложенной в правую руку тростью, осмеянного воинами, говорившими: радуйся, Царь Иудейский! (см.: Ин. 19, 1—5; Мф. 27, 29; Мк.

15, 16—19). Однако, надругавшись так, чтобы утолить их гнев, Пилат вновь сказал: я ничего достойного смерти не нашел в Нем (Лк. 23, 22). Но они отвечали: Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19, 7).

Когда они так говорили, Иисус молчал, а народ кричал Пилату: распни, распни Его! (Лк. 23, 21). Ибо через позорную смерть (какой предавали разбойников) иудеи хотели опорочить Его, чтобы истребить добрую память о Нем.

Важно

Пилат же, как бы пристыжая их, говорит: Царя ли вашего распну? Они отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря (Ин. 19, 15).

Поскольку обвинением в богохульстве они ничего не добились, то наводят на Пилата страх от кесаря, чтобы хоть таким способом исполнить свой безумный замысел, для чего говорят: всякий, делающий себя царем, противник кесарю (Ин. 19, 12).

Между тем жена Пилата, устрашенная снами, послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него (Мф. 27, 19); и Пилат, умыв руки, отрицал свою виновность в (пролитии) крови Его (см.: Мф. 27, 24).

Иудеи же кричали: кровь Его на нас и на детях наших (Мф. 27, 25); если отпустишь Его, ты не друг кесарю (Ин. 19, 12). Тогда Пилат, испугавшись, отпустил им Варавву, а Иисуса предал на распятие (ср.: Мф. 27, 26), хотя втайне и знал, что Тот неповинен.

Увидев это, Иуда, бросив сребреники (в храме), вышел, пошел и удавился (см.: Мф. 27, 3-5), повесившись на дереве, а после, сильно вздувшись, лопнул.

Воины же, насмеявшись над Иисусом и бив тростью по голове (Мф. 27, 27—30), возложили на Него крест; потом, захватив Симона Киринеянина, заставили нести крест Его (ср.: Мк. 19—21; Мф. 27, 32; Лк. 23, 26; Ин. 19, 17).

Около третьего часа, придя на Лобное место, там распяли Иисуса и по обе стороны от Него двух разбойников, чтобы и Он был причтен к злодеям (ср.: Мк. 15, 27—28; Ис. 53, 12).

Воины разделили одежды Его из-за бедности (их), бросая жребий о цельнотканом хитоне, причиняя Ему множество всяческих оскорблений — не только этим, но и издеваясь (над Ним), когда Он висел на кресте, говорили: э! разрушающий храм и в три дня созидающий! спаси Себя Самого.

Совет

И еще: других спасал, а Себя не может спасти. И еще: если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с Креста, и уверуем в Него (Мк. 15: 29—31; Мф. 27: 40, 42).

И если они действительно говорили правду, то подобало им без сомнений обратиться к Нему, — ведь открылось, что Он Царь не только Израиля, но и всего мира. Ибо для чего померкло солнце на три часа, да еще в полдень? — Чтобы все узнали о (Его) страданиях.

Земля потряслась и камни расселись, — чтобы обнаружилось, что Он мог это сделать и с иудеями; многие тела (усопших) воскресли — в доказательство всеобщего воскресения и для явления силы Страдавшего. Завеса в храме разодралась (Мф.

27, 51), как будто храм гневался (разрывая свою одежду) за то, что страдает Прославляемый в нем, и всем открылось невидимое прежде (Святое Святых).

Итак, Христос был распят в третий час, как говорит святой Марк (см.: Мк. 15, 25), от шестого же часа тьма была до часа девятого (Мф. 27, 45; ср.: Мк. 15, 33).

Тогда и Лонгин сотник, видя солнце (померкшее) и другие знамения, (устрашился) весьма и сказал: воистину, Он был Сын Божий (Мф. 27, 54; ср.: Мк. 15, 39; Лк. 23, 47).

Один из разбойников злословил Иисуса, а другой унимал его, решительно запрещая ему, и исповедал Христа Сыном Божиим. Вознаграждая его веру, Спаситель обещал ему пребывание с Собою в раю (см.: Лк. 23, 39—43).

В довершение ко всем издевательствам, Пилат написал и надпись на кресте, гласившую: Иисус Назорей, Царь Иудейский (Ин. 19, 19). Хотя (первосвященники) и не позволяли Пилату писать так, но что Он говорил: (Я Царь Иудейский), однако Пилат возразил: что я написал, то написал (см.: Ин. 19, 21—22).

Потом Спаситель произнес: жажду, — и Ему дали иссоп с уксусом. Сказав: совершилось!и преклонив главу, (Он) предал дух (см.: Ин. 19, 28—30).

Обратите внимание

Когда все разошлись, при Кресте стояли Матерь Его, и сестра Матери Его, Мария Клеопова, рожденная от Иосифа после того как Клеопа умер бездетным; а также любимый ученик Господа Иоанн (см.: Ин. 19, 25—26).

Обезумевшие же иудеи, которым недостаточно было видеть тело на кресте, просили Пилата, так как тогда была пятница и великий праздник Пасхи, (приказать) перебить у осужденных голени, чтобы скорее наступила смерть. И у двоих перебили голени, потому что они были еще живы.

Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов, по имени Лонгин, угождая безумным, поднял копье и пронзил Христу ребра с правой стороны, и тотчас истекла кровь и вода (см.: Ин. 19, 31—34). Первое показывает, что Он человек, а второе — что Он выше человека.

Или кровь — для Таинства Божественного причащения, а вода — для крещения, ибо те два источника поистине дают начало Таинствам. И Иоанн, видевший это, засвидетельствовал, и истинно свидетельство его (Ин.

19, 35), ведь написал присутствовавший там и видевший все своими глазами; и если бы он хотел говорить ложь, не записывал бы того, что считалось бесчестием для Учителя. Говорят, будто он тогда собрал в некий сосуд Божественную и Пречистую Кровь из источающих жизнь ребер.

После этих удивительных событий, как уже настал вечер, пришел Иосиф из Аримафеи — также ученик Иисуса, но тайный, осмелился войти к Пилату, будучи известен ему, и просил тела Иисусова (ср.: Мк. 15: 42, 43; Ин. 19, 38); и Пилат позволил взять тело (Ин. 19, 38). Иосиф, сняв его с креста, положил со всяким благоговением.

Пришел также и Никодим, — приходивший прежде (к Иисусу) ночью, — и принес некий состав из смирны и алоэ, приготовленный в достаточном количестве (ср.: Ин. 19, 39). Обвив (тело) пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи, они положили его поблизости, в гробе Иосифа, высеченном в скале, где еще никто не был положен (ср.: Лк. 23, 53; Ин. 19, 40).

(Так устроилось для того), чтобы, когда Христос воскреснет, воскресение не могло быть приписано кому-нибудь другому (лежавшему вместе с Ним). Смесь же алоэ и смирны евангелист упомянул потому, что она очень клейкая, — чтобы мы, когда услышим о пеленах и головных повязках, оставленных во гробе (см.: Ин.

20, 6—7), не думали, будто тело Христово украдено: ибо как можно было, не имея достаточно времени, оторвать их, настолько сильно прилипшие к телу?

Все это чудесно совершилось в ту пятницу, и богоносные отцы повелели нам творить память обо всем этом с сокрушением сердца и умилением.

Замечательно и то, что Господь распялся в шестой день седмицы — в пятницу, так же как и в начале в шестой день был создан человек. А в шестой час дня был повешен на кресте, как и Адам, говорят, в этот час простер руки, прикоснулся к запретному древу и умер, поскольку подобало ему снова воссоздаться в тот же час, в какой он пал.

В саду — как и Адам в раю.

Горькое питие — по образу (Адамова) вкушения.

Пощечины означали наше освобождение.

Оплевание и позорное выведение в сопровождении воинов — почет для нас.

Терновый венец — устранение нашего проклятия.

Багряница — как кожаные одежды или наше царское убранство.

Гвозди — окончательное умерщвление нашего греха.

Крест — древо райское.

Пронзенные ребра изображали Адамово ребро, из которого (произошла) Ева, от которой — преступление.

Копье — устраняет от меня огненный меч (см.: Быт. 3, 24).

Вода из ребер — образ крещения.

Кровь и трость — ими Он, как Царь, подписал красными буквами (грамоту), даровав нам древнее отечество.

Есть предание, что Адамова голова лежала там, где был распят Христос — Глава всех, и омылась истекшею кровью Христовой, — почему это место и именуется Лобным. При потопе череп Адама вымыло из земли, и кость плавала на воде, как некое явное чудо.

Соломон со всем своим войском, почтив праотца, покрыл его множеством камней на месте, которое с тех пор названо «постланное камнем». Величайшие из святых говорят, что, по преданию, Адам был погребен там Ангелом.

Итак, где был труп, туда пришел и орел — Христос, Вечный Царь, Новый Адам, древом исцеляющий ветхого Адама, павшего через древо.

Важно

Христе Боже, по чудному и неизмеримому Твоему милосердию к нам, помилуй нас. Аминь.

Источник: http://bogoslov-kubansobor.ru/velikaya-pyatnica.php

Великая пятница. О праздниках — Храм «Большое Вознесение» у Никитских ворот

Богослужение Великой пятницы посвящено воспоминанию спасительных для христиан страстей и крестной смерти Иисуса Христа. В течение дня евангельское повествование об этих событиях прочитывается трижды:

  • На утрене читаются последовательно 12 евангельских отрывков (Двенадцать Евангелий), в хронологическом порядке рассказывающих о событиях пятницы,
  • На Великих часах отдельно читаются повествования от каждого из четырёх евангелистов,
  • На великой вечерне о событиях пятницы рассказывается в одном продолжительном составном Евангелии.
Читайте также:  Великомученик георгий победоносец

Литургия в этот день не совершается, чем подчёркивается исключительность и этого дня, и жертвы Христа на Голгофе. Исключение составляют случаи совпадения Благовещения и Страстной пятницы — в этом случае положено служить литургию Иоанна Златоуста.

Распятие Христово (фреска Феофана Критянина в Крестоникитском монастыре Афона) Феофан Критский, Public Domain

На вечерне выносится плащаница и поётся особый канон «О распятии Господа». По уставу верующие в течение Великой пятницы воздерживаются от принятия пищи. Богослужение Великой пятницы, хоть и проникнуто скорбью по смерти Спасителя, но уже готовит верующих к предстоящей Пасхе:

Утреня (12 Евангелий)

Согласно письменным памятникам IV века («Паломничество Эгерии» и «Огласительные слова Кирилла Иерусалимского»), богослужение в Иерусалиме совершалось в течение всей ночи с четверга на пятницу.

Процессия верующих во главе с епископом последовательно обходила все места, связанные с арестом, судом, крестной смертью и погребением Христа, и на каждом из этих мест читался соответствующий отрывок из Евангелий. Это богослужение оказало влияние на формирование современного последования утрени.

В соответствии с Типиконом утреня должна начинаться во втором часу ночи (то есть около 20:00) и продолжаться всю ночь. В современной приходской практике утреня Великой пятницы повсеместно совершается вечером в четверг.

В Типиконе утреня Великой пятницы называется «Последование святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа», в народной традиции это богослужение именуется «Двенадцатью Евангелиями» (по количеству евангельских чтений).

Утреня начинается с чтения 19 и 20 псалмов, затем шестопсалмия. По шестопсалмии и пении Аллилуиа вместо Троичных тропарей троекратно поётся тропарь «Егда славные ученицы» (см. Великий четверг).

Последующий чин повседневной утрени дополнен двенадцатью отрывками из всех четырёх Евангелий, подробно повествующих о последних часах земной жизни Спасителя, начиная с его прощальной беседы с учениками после Тайной Вечери и кончая его погребением во гробе Иосифа Аримафейского.

По Типикону Евангелие должно читаться в алтаре, но по русской традиции оно совершается на середине храма. Священнослужители и народ стоят в это время с зажжёнными свечами, изображая тем самым, что слава и величие не покидали Спасителя и во время крестных страданий, а также уподобляясь мудрым девам, вышедшим со светильниками навстречу жениху.

Совет

После утрени, по благочестивому обычаю, верующие, не гася, приносят эти свечи домой. Чтению, совершаемому перед крестом, предшествует полное каждение храма (малым каждением предваряется каждое чтение, кроме двенадцатого — перед ним вновь совершается полное каждение).

Порядок чтения Двенадцати Евангелий таков:

  1. Ин. 13:31-18:1 — прощальная беседа Иисуса с учениками (13—16 главы) и первосвященническая молитва (17 глава),
  2. Ин. 18:1-28 — арест Иисуса в Гефсиманском саду, суд первосвященника Анны, троекратное отречение Петра (в изложении Иоанна Богослова),
  3. Мф. 26:57-75 — суд первосвященника Каиафы, троекратное отречение Петра (в изложении Матфея),
  4. Ин. 18:28-19:16 — тайная беседа Иисуса с Пилатом, суд Пилата (в изложении Иоанна Богослова),
  5. Мф. 27:3-32 — самоубийство Иуды, суд Пилата (в изложении Матфея), Иисус в претории, крестный путь Иисуса (в изложении Матфея),
  6. Мк. 15:16-32 — Иисус в претории, крестный путь Иисуса (в изложении Марка), распятие Иисуса, насмешки над Ним,
  7. Мф. 27:33-54 — распятие Иисуса, насмешки над Ним, крестная смерть и сопровождающие её знамения,
  8. Лк. 23:32-49 — молитва распинаемого Иисуса, исповедание благоразумного разбойника,
  9. Ин. 19:25-37 — Богородица и Иоанн Богослов у креста, крестная смерть, прободение копьём,
  10. Мк. 15:43-47 — Иосиф Аримафейский у Пилата, погребение Христа (в изложении Марка),
  11. Ин. 19:38-42 — погребение Христа (в изложении Иоанна Богослова),
  12. Мф. 27:62-66 — стража у гроба.

В промежутках между Евангелиями поются стихиры и антифоны, напоминающие о неблагодарности и сребролюбии Иуды и еврейского народа, осудившего Иисуса Христа на смерть.

В особом каноне, называемом «трипеснцем Космы Маиумского», читаемом после восьмого Евангелия Страстей, изображается величие страданий Спасителя и вся тщетность замысла евреев задержать в земле Сына Божья.

Гимнография службы «Двенадцати Евангелий» является одним из главных достижений византийской поэзии и, помимо обычных форм (тропари, кондаки, икосы, стихиры), включает в себя 15 антифонов (единственный случай в году) и «Блаженны» утрени (кроме Великой пятницы имеются только в «Мариином стоянии»).

Современный цикл антифонов сложился в X — XII веке, хотя многие антифоны содержат прямые заимствования и параллели из книги «О Пасхе» священномученика Мелитона Сардского (III век).

В богослужебных песнопениях также вспоминаются Страсти Христовы:

Царские Часы

Утром в Великую Пятницу литургия не полагается.

Согласно Типикону, около второго часа дня (то есть в 08:00 по современному исчислению) совершается особенное последование Царских (Великих) Часов (подобное богослужение, помимо Великой пятницы, бывает только в навечерия (сочельники) Рождества Христова и Богоявления) — соединённых Первого, третьего, шестого и девятого часов. Главным отличием Великих часов от обычных является чтение на каждом часе паремии, Апостола и Евангелия. Наименование часов царскими — исключительно русское и связано с тем, что московские цари обязательно участвовали в этом богослужении.

Перед началом богослужения священник, облачившись в чёрные епитрахиль, поручи и фелонь, в предшествии свещеносца и диакона со свечой и кадилом выносит Евангелие на середину храма, где кладёт его на аналое и начальный возглас произносит уже на середине храма. При окончании девятого часа Евангелие уносится в алтарь, Царские врата закрываются.

Псалмы, читаемые на часах Великой пятницы, не всегда совпадают с рядовыми, но подобраны сообразно с вспоминаемыми событиями.

Так на первом часе, вместе с «рядовым» 5 псалмом читаются псалмы 2 (в нём предсказывается слава Сына Божьего) и 21 (одно из самых ярких пророчеств о страстях Христовых); на третьем — кроме обычного 50-го читаются псалмы 34 (скорбь праведника, окружённого недоброжелателями и врагами) и 108 (содержит пророчество о судьбе Иуды); на шестом — к обычным 53-му и 90-му добавлен псалом 139 (молитва Давида об избавлении от врагов); на девятом — вместе с неизменным 85-м читаются псалмы 68 и 69 (молитвы от избавлении от скорбей и врагов).

Ветхозаветные паремии, читающиеся на часах, содержат пророчества о страстях Христовых:

  • 1 час: Зах. 11:10-13 — пророчество о 30 сребренниках;
  • 3 час: Ис. 50:4-11 — изображает страдания Сына Божьего («Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания»)
  • 6 час: Ис. 52:13-54:1 — ещё одно (наряду с 21 псалмом) подробное описание страданий и уничижения Спасителя («Как многие изумлялись, смотря на Тебя, — столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его — паче сынов человеческих!..Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни…Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни…Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши…Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих…Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого…Чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет»).
  • 9 час: (Иер. 11:18-23 и Иер. 12:1-15) — жалоба Иеремии на своих сограждан, пожелавших убить пророка («Я, как кроткий агнец, ведомый на заклание, и не знал, что они составляют замыслы против меня»), и Божие увещание о долготерпении и милосердии.

Апостольские чтения часов (Гал. 6:14-18, Рим. 5:6-10, Евр. 2:11-18, Евр. 10:19-31 на первом, третьем, шестом и девятом часах соответственно) раскрывают значение крестной смерти Христа для спасения человечества.

Повествования о страстях Христовых читаются на часах не в хронологическом порядке, как на утрене и вечерне, а так, как они изложены по отдельности в каждом из четырёх Евангелий. Порядок евангельских чтений таков:

  • 1 час: Мф. 27:1-56
  • 3 час: Мк. 15:16-41
  • 6 час: Лк. 23:32-49
  • 9 час: Ин. 18:28-40 и Ин. 19:1-37.

Таким образом, все вместе четыре евангельских чтения полностью охватывают события Великой пятницы (кроме прощальной беседы Иисуса с учениками и первосвященнической молитвы).

Гимнография Великих часов не столь объёмна, как на «12 Евангелиях», но содержит 12 тропарей, восходящих к древней иерусалимской традиции. Типикон приписывает эти тропари Кириллу Александрийскому (V век), сирийские рукописи атрибутируют их Кириллу Иерусалимскому, то есть на столетие раньше (IV век).

Обратите внимание

При сравнении этих тропарей с тропарями часов навечерия Рождества и Богоявления, написанных Софронием Иерусалимским, обнаруживается их значительное сходство, что позволяет считать предполагать их автором Софрония (VII век).

Таким образом, при любой из версий 12 тропарей часов относятся к эпохе Вселенских соборов.

Великая вечерня («Вынос Плащаницы»)

Согласно Типикону великая вечерня, завершающая цикл богослужений Великой пятницы, приурочена к девятому часу дня (то есть около 15:00) — часу смерти Спасителя.

После предначинательного 103 псалма и великой ектении поются стихиры на «Господи, воззвах».

Основной их темой является ужас, противоестественность ситуации, когда Сын Божий принимает страдания и смерть от Своего же избранного народа:

После вечернего входа с Евангелием и «Свете тихий» читаются три паремии:

  • Исх. 33:11-23 — Господь говорит с Моисеем «как с другом своим», обещая ему пойти со Своим народом и ввести их в покой; Моисею, просящему увидеть славу Божию, говорится: «Лица Моего не можно тебе увидеть…Ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо». Паремия напоминает христианам, что лицезрение Бога, невозможное в ветхозаветные времена даже для Моисея, стало возможным благодаря снисхождению Сына Божия. Парадоксальным образом, тот самый лик Божий, которого так желал видеть Моисей, был оплёван и избит иудеями — носителями и хранителями Моисеева закона.
  • Иов. 42:12-17 — благоденствие Иова после окончания его испытаний. Следует отметить, что приведённое в постной Триоди завершение Книги Иова содержит текст, отсутствующий в Септуагинте, но имеющийся только в славянской Библии (в Синодальном переводе приводится в сноске): «Писано же есть паки, востати ему, с нимиже Господь возставит и: тако толкуется от сирския книги. В земли убо живый Авситидийстей, на пределех Идумеи и Аравии: прежде же бяше имя ему Иоав. Взем же жену аравляныню, роди сына, емуже имя Еннон. Бе же той отца убо Зарефа, Исавовых сынов сын, матере же Восорры, якоже быти ему пятому от Авраама
  • Ис. 52:13-54:1 — пророчество Исайи о страстях Христовых (см. Царские часы).

После паремий читается отрывок 1Кор. 1:18-31 и 1Кор. 1:1-2, в котором апостол Павел напоминает верным о премудрости и силе Божией, явленных миру через крестную смерть Спасителя. Затем (уже в третий раз в течение Великой пятницы) совершается чтение Евагелия о страстях Христовых.

На вечерне это чтение, в основном, построено на Евангелии от Матфея, но с включением важных отрывков из Луки и Иоанна Богослова, то есть является составным : Мф. 27:1-38, Лк. 23:39-43 (исповедание благоразумного разбойника), Мф. 27:39-54, Ин. 19:31-37 (прободение копьем), Мф. 27:55-61.

Таким образом, евангельское чтение великой вечерни полностью охватывает все события пятницы (кроме прощальной беседы с учениками и первосвященнической молитвы).

Стихиры на стиховне, прославляющие снисхождение Христа, поются на стихи 92 псалма, а эти же стихи являются бессменными стихами воскресного прокимна вечерни («Господь воцарися, в лепоту облечеся. Ибо утверди вселенную, еже не подвижется. Дому Твоему подобает святыня, Господи, в долготу дний»).

Таким образом, события Великой пятницы напрямую связываются с грядущим Воскресением и указывают на него. На последней стихире (на «слава и ныне») открываются царские врата, и предстоятель совершает каждение алтаря, на котором возложена плащаница — плат с изображением Христа, снятого с креста.

Этой стихирой в богослужение вносится новая тема — погребение Спасителя:

Далее, согласно Типикону, следует обычное последование великой вечерни и отпуст. Тем не менее, уже с конца XVI века в вечерню включается, а с XVII века становится общепринятым чин изнесения (в просторечии выноса) плащаницы из алтаря на середину храма, где плащаница остаётся до пасхальной полунощницы.

При пении тропаря Великой субботы «Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи» открываются Царские врата, и священник, совершив три земных поклона, поднимает плащаницу с престола и через северные врата выносит её на середину храма и полагает на приготовленной «гробнице».

Важно

Вынос совершается в предшествии свещеносцев и диакона со свечой и кадилом (при архиерейской службе первыми идёт иподиакон, несущий архиерейскую митру, далее — два иподиакона с дикирием и трикирием, далее — свещеносцы, с четырёх сторон от плащаницы при этом идут четверо иподиаконов, держащих над плащаницей рипиды).

Читайте также:  Собор благовещения пресвятой богородицы в псковском кремле

Процессия обходит престол с правой стороны и через Горнее место направляется к северной двери. При соборном служении настоятель идёт под плащаницей, неся Евангелие над главой или в руках.

Если священник один, то Евангелие несёт в левой руке диакон, держа в правой кадило, а если нет диакона, то кто-либо из благочестивых прихожан несёт Евангелие, завернутое в ткань. Затем после троекратного каждения вокруг Плащаницы, священнослужители совершают поклонение и целование плащаницы.

Схожий чин существует и в греческих Церквах, только там плащаница выносится уже во время пения стихир на стиховне. Хотя чин изнесения плащаницы и отсутствует даже в современном Типпиконе, это последование является сейчас общепринятым, и даже сама великая вечерня в народной традиции называется «Выносом плащаницы».

После вечерни совершается малое повечерие, на котором поётся Канон о распятии Господни и на плач Пресвятыя Богородицы — песнопения, составленные в X веке Симеоном Логофетом. Затем после отпуста к поклонению и целованию плащаницы подходят прихожане. Плащаница находится в центре храма три неполных дня, напоминая верующим трехдневное нахождение во гробе Иисуса Христа.

 

Источник: https://bolshoevoznesenie.ru/21860-velikaya-pyatnica/

Тверская епархия

ПодробностиКатегория: Вопросы к православнымСоздано 06 Апрель 2018

В Постной Триоди более 500 песнопений, различных по форме, объему и наименованиям.

Самое раннее датируется пятым веком, а самое позднее – четырнадцатым.

История образования песнопений Постной Триоди приходится “на второй, византийский, период греческой церковной поэзии, из первого, древнехристианского периода в ее состав не вошло ни одного произведения”[1].

Значительное количество древнейших песнопений, дошедших до нас в составе Постной Триоди, находится среди антифонов “Последования святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа” (то есть в службе Великой Пятницы).

Во многих древних богослужебных сборниках – стихирарях (афинском, есфигменском, ватопедском, иверском) авторство этих антифонов, а также тропарей часов Великого Пятка приписывается святителю Софронию, патриарху Иерусалимскому (634-644).

Совет

В житии преподобных Иоанна Дамаскина и Косьмы Маюмского, принадлежащем Иерусалимскому патриарху Иоанну Меркурополу (1156-1178), святитель Софроний называется автором трипеснца Великого Пятка. В одной славянской Цветной Триоди XIV в. авторство “Последования святых страстей” приписывается более древнему Иерусалимскому епископу – святителю Кириллу.

Выше было сказано об описании особенностей службы Великой Пятницы Сильвией Аквитанкой (IV в.), следовательно, чинопоследования утрени и часов (“Последование св. страстей”) могли существовать задолго до свт. Софрония; но что в них принадлежит именно ему – точно сказать нельзя.

В Иерусалимской Церкви древнее богослужение Великой Пятницы соответствовало событиям той самой Пятницы в жизни Спасителя. Это было всенощное бдение, которое начиналось в храме на Елеонской горе, построенном над пещерой, где, по преданию, прошла прощальная беседа Христа с учениками. Там читался отрывок из Евангелия, повествующий об этой беседе.

Затем переходили к другим местам: к Гефсиманскому саду, на место отречения Петра (где находились дворцы первосвященников); заканчивалось бдение у Голгофы. Везде читались соответствующие месту и времени евангельские зачала, которые соспровождались пением Псалмов, гимнов и антифонов, чтением молитв. Это богослужение формировалось несколько столетий.

Окончательный вид, который соответствует нынешнему, оно приобрело в двенадцатом веке. Это чинопоследование восточного происхождения; песнопения его принадлежат многим известным гимнотворцам, жившим в разное время. Например, преподобному Андрею Критскому принадлежит стихира Великого Пятка «Плещи Моя дах на раны…». Преподобный Иоанн Дамаскин (+ до 787 г.

) является автором стихиры: «Уже омокается трость изречения…». Преп. Косьма, епископ Маюмский (с 743 г.), написал трипеснец утрени Великой Пятницы. Преподобным Феодором Студитом (+826 г.) написан самогласен Великого Пятка –«Страшное и преславное Таинство днесь действуемо зрится…». Другой самогласен этой же службы «Совлекоша с Мене ризы Моя…

» приписывают гимнотворцу того же времени Георгию Папию. Две стихиры: «Днесь зрящи Тя Непорочная Дева на Кресте…» и «На древе видящи висима, Христе…» принадлежат византийскому императору Льву VI Мудрому (IX в.). Автором целого ряда стихир Великого Пятка и Субботы является известный иерусалимский песнописец IX в. св.

Феофан Начертанный («Вся тварь изменяшеся страхом…», «Людие злочестивии беззаконнии…», «О како беззаконное сонмище…», «Господи, восходящу Ти на Крест…», «Тебе, одеющагося светом яко ризою…» и др.).

Из его стихир видно, что многие церковные песнопения переделывались из творений Святых Отцов, иногда прямо брались отдельные отрывки из разных святоотеческих слов, бесед в качестве самостоятельных и законченных богослужебных текстов*.

Песнописцу X в. св. Симеону Логофету (Метафрасту) принадлежит канон «О Распятии Господни, и на Плач Пресвятыя Богородицы», помещенный на повечерии Великого Пятка.

В Церкви нет ничего бесполезного, ненужного. Не могли беспричинно возникнуть особого рода богослужения, совершаемые в дни воспоминания спасительных Страданий Господа нашего Иисуса Христа.

Обратите внимание

Среди прочих дней года именно эти имеют самое важное и главное значение, поэтому к ним с первых дней жизни христианской Церкви обращено сугубое внимание.

Оно было с того же времени отмечено составлением специальных богослужебных чинопоследований.

Некоторые считали и считают, что догматы в жизни христиан имеют второстепенное значение или вовсе его не имеют (как думают представители адогматизма).

По их мнению, в христианстве главное – нравственное учение, а догматы – что-то темное, непонятное, не поддающееся доказательству, объяснению, чуждое жизненного значения, отношения к нравственно-практической деятельности человека.[2]  Но такой взгляд противоречит всему жизненному опыту Церкви. Доказательства тому можно почерпнуть из церковной истории, у Святых Отцов.

“Нас укрепляют догматы благочестия”, – говорит святитель Василий Великий[3]. И, действительно, как мы можем правильно устраивать свою жизнь, не имея правильных представлений о Боге, о человеке; непонятен будет и смысл самих заповедей, если они не рассматриваются (осознаются) в свете догматического учения о спасении человека.

Формальное же их исполнение приведет к фарисейскому, бесплодному и греховному образу жизни, осужденному Господом в Евангелии (Мф. 23, 1-3).

“Ценить в христианстве одну только нравственную сторону, удивляться ее чистоте и возвышенности и признавать лишь ее благотворность значит то же, что принимать во внимание в часах один циферблат, правильное распределение на нем цифр и полезное движение стрелок и забывать начало, движущее в часовом механизме, то есть пружину, без которой все в нем не значит ничего”[4]. Поэтому богослужение ни в коем случае нельзя сводить лишь к высокой поэзии, благочестивому выражению чувств к чему-то. Основанием для нравственности, морали, благочестия, религиозных чувств служат догматы. Следовательно, богослужение обретает смысл и силу, если оно является выражением веры Церкви, того, что она исповедует существенно важным для нас в жизни, деле спасения. Этим объясняется и особое благоговейное внимание к дням страдания Спасителя (что выражено в богослужении), потому что догмат Искупления является центральным в домостроительстве нашего спасения и так как “всем нравственным требованиям нашей веры дает силу и жизнь именно догмат об Искуплении, без которого они не могли бы привиться и укорениться в человеческом сердце, ни произрастить столь богатых и разнообразных плодов, какие находим в истории христианских народов”[5].

* см. И.А. Карабинов, указ. соч., стр. 236

[2] См.: Прот. Иоанн Петропавловский. Значение Крестной Жертвы Спасителя. М.,1896.

[3] Св. Василий Великий, архиепископ Кесарии Каппадокийския. Творения. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1900.Т. IV, с. 21.

[4] Прот. И. Петропавловский. Значение Крестной Жертвы Спасителя.- М.,1896, с.8.

Источник: https://tvereparhia.ru/publikaczii/voprosy-k-pravoslavnym/3481-istoriya-i-obzor-liturgicheskix-tekstov-pesnopenij-postnoj-triodi-i-velikoj-pyatniczy

Великая пятница – Православный журнал “Фома”

Страстная неделя – шесть самых важных дней в году в жизни христианина. Каждый день – особая служба и особый смысл. О богослужениях и темах,  которые Церковь предлагает нам для осмысления и поклонения, в цикле “Страстная седмица: день за днем”.

Великая Пятница

Богослужение Великой Пятницы:

Утром: Царские Часы, Изобразительные

Днем: Вечерня и Малое Повечерие. Вынос Плащаницы

Вечером: Утреня. Чин погребения

Богословие Великой Пятницы:

Это день Страданий и Смерти Господа нашего Иисуса Христа.

Утром читаются Царские Часы. Они названы так потому, что на каждом Часе положено свое Апостольское и Евангельское чтения. Мы вновь и вновь молитвенно переживаем все перипетии Суда над Иисусом. Как сказал один человек, «если внимательно прочитать процесс Суда над Иисусом Христом, то можно разувериться в людях».

Почему эти люди, недавно махавшие пальмовыми ветками и постилавшие под ноги ослику, на котором ехал Иисус одежды… теперь требуют Его смерти? Почему Понтий Пилат, этот циничный римский чиновник все же пошел на поводу иудейских старейшин и согласился казнить Иисуса? Почему над Тем, Кто сделал столько добра, творил чудеса, исцелял, ободрял, пробудил надежду на прощение от Бога… зубоскалили и хохотали, каждый норовил ущипнуть, ударить, оскорбить?..

Много вопросов, но мало ответов, очевидно одно: на всю Божественную любовь человек ответил хамской злобной неблагодарностью…

Важно

Подумать над всеми этими вопросами мы можем придя утром в храм, на службу Царских Часов.

Днем совершается вынос плащаницы. Христос умер около 3 часа дня. Потряслась земля, сокрыло лик свой солнце… лишь люди как ни в чем ни бывало пошли по своим домам к праздничной трапезе Песаха.

Мы собираемся в храмах днем для того, чтобы оплакать Почившего и воздать Ему последнее целование.

Вечерня начинается как обычно. Однако песнопения и тексты, которые мы слышим, кажется, обжигают. По-моему, нет в православном богослужении более пронзительных текстов, чем тексты этих дней.

Вспоминаю, что когда я посмотрел нашумевший фильм «Страсти Христовы» я поймал себя на мысли: интенсивность переживаний, которые я испытываю на православном богослужении Страстной Пятницы во много раз сильнее, чем я пережил во время фильма.

Вся мощь Голливуда, визуального страшного ряда, музыки, спецэффектов… оказывается слабее слов, написанных византийскими подвижниками, оплакивавшими Распятого Спасителя.

Я не буду переводить эти тексты на русский язык, вчитайтесь в церковнославянские слова и обороты речи…

Вся тварь изменяшеся страхом, зрящи Тя на Кресте висима, Христе: солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся, вся сострадаху Создавшему вся. Волею нас ради претерпевый Господи, слава Тебе.

Совет

Людие злочестивии и беззаконнии, вскую поучаются тщетным? Вскую Живота всех на смерть осудиша? Велие чудо, яко Создатель мира в руки беззаконных предается, и на древо возвышается Человеколюбец, да яже во аде узники свободит, зовущия: Долготерпеливе Господи, слава Тебе.

Днесь, зрящи Тя, Непорочная Дева, на Кресте Слове возвышаема, рыдающи матернею утробою, уязвляшеся сердцем горце, и стенящи болезненно из глубины души, лице со власы терзающи.

Темже и перси биющи, взываше жалостно: увы Мне, Божественное Чадо! Увы Мне, Свете мира! Что зашел еси от очию Моею, Агнче Божий? Темже воинства безплотных, трепетом содержими бяху, глаголюще: Непостижиме Господи, слава Тебе.

А когда во время Входа на Вечерне диакон провозглашает прокимен Разделиша ризы Моя себе?.. Что еще может сравниться с этим осознанием, что у Христа отняли последнее, что у Него было?.. У Него, возвращающего умерших детей родителям, кормившего многотысячные толпы, превращавшего воду в вино… у Него, всего Себя расточающего и расточившего отняли последнюю рубашку и ту поделили меж собою.

Разделиша ризы Моя себе, и о одежди Моей меташа жребий. Стих: Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси?

В конце Вечерни плащаницу (вышитую икону на которой изображен почивший Христос) поднимают с престола и выносят на середину храма.

Перед плащаницей – как бы Самим Христом все падают ниц. Потом совершается Малое Повечерие, на котором священнослужители читают трогательный канон, называемый в народе: «Плач Богородицы». Сочиненный святым Симеоном Метафрастом в X веке этот канон состоит из тропарей, которые передают плач и скорбь Богоматери, стоящей у Креста, на котором висит Ее Сын.

Прочитаем несколько из тропарей этого канона. Можно было бы дать и русский перевод, но я решил оставить церковнославянский. Разве сердце матери не поймет горя другой матери, хоть бы ее печаль выражалась не привычным русский языком?

Обратите внимание

Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на Кресте висяща, и уязвляюся горце сердцем, рече Чистая, но даждь слово, Благий, Рабе Твоей.

Читайте также:  Всемилостивый спас, малый/средний

Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне, болезную сердцем, Чистая, плачущи, глаголаше.

О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз, но увы Мне, ныне Тя видящи на древе, распалаюся утробою.

Хощу утробу Мою на руку, имаже яко Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая, но никтоже, увы Мне, Сего даде.

Се Свет Мой сладкий, Надежда и Живот Мой Благий, Бог Мой угасе на Кресте, распалаюся утробою, Дева стенящи глаголаше.

Едину Надежду и Живот, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет Раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

Мертва Тя зрю, Человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою. Хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше, не терплю бо без дыхания мертва Тя видети.

Вечером совершается Утреня с чином Погребения Плащаницы.

На заставке: Христос и Вор на Голгофе. Тициан. 1566 (фрагмент)

Смотрите также другие материалы о Великой Пятнице

Источник: https://foma.ru/velikaya-pyatnicza.html

Особенности богослужения в Великую Пятницу

День Великой Пятницы посвящен воспоминанию осуждения на смерть, крестных страданий и смерти Господа Спасителя. В богослужении этого дня Церковь как бы поставляет нас у подножия Креста Христова и перед нашим благоговейным и трепетным взором изображает спасительные страдания Господа от кровавого пота в Гефсиманском саду до Распятия и погребения. 

В Великую Пятницу совершаются три основных службы: утреня, великие часы и великая вечерня с малым повечерием. Литургия в этот день не совершается по причине великого поста и глубокого сокрушения, а также потому, что в этот день была принесена Самим Спасителем Голгофская Жертва на Кресте.

«Последование Святых и Спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа» должно начинаться по уставу во втором часу ночи или по нашему счету в восьмом часу вечера.

Богослужение утрени должно совершаться глубокой ночью (обычно с вечера в Великий Четверг), потому что страдания Господа, воспоминаемые в Пятницу, начались в ночь с Четверга на Пятницу.

Важно

И подобно ученикам, пением ночью сопровождавших Своего Учителя и Господа на пути с Тайной Вечери в Гефсиманский сад, христиане в ночь пятницы совершают всю утреню с пением антифонов и канона и назидаются слушанием полной евангельской истории страстей Христовых.

Главная особенность утрени Великого Пятка состоит в том, что на ней читаются 12 Евангелий, избранных из всех четырех евангелистов. В этих чтениях подробно повествуется о последних часах земной жизни Спасителя, начиная с Его прощальной беседы с учениками после Тайной Вечери и до Его погребения в саду праведным Иосифом Аримафейским.

Порядок этой утрени следующий.

Начало обычное. После шестопсалмия и великой ектении поется «Аллилуиа» и тропарь «Егда славнии ученицы» (трижды). Иерей в фелони износит Евангелие на середину храма, совершает каждение Евангелия, алтаря, всего храма и народа.

После пения тропаря произносится малая ектения и читается первое Евангелие святых страстей (диакон: «И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия»).

При чтении Евангелий народ стоит с возжженными свечами, выражая этим пламенную любовь к Божественному Страдальцу и уподобляясь мудрым девам, исшедшим со светильниками в сретение Жениху.

В первом Евангелии от Иоанна повествуется о прощальной беседе Господа Иисуса Христа с ученика¬ми и о Его Первосвященнической молитве.

Перед чтением каждого Евангелия поется: «Слава страстем Твоим, Господи» (по уставу полагается петь: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе»), после чтения — «Слава долготерпению Твоему, Господи».

Между первыми шестью Евангелиями поются по три антифона (всего их 15), затем малая ектения и седален, на котором не позволяется сидеть, потому что в это время совершается каждение. Каждение бывает малое (Евангелия, алтаря, иконостаса и народа) на всех седальнах, до 50-го псалма.

Совет

После каждого седальна возглашается: «И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия» и читается Евангелие. 15 антифонов соответствуют своим содержанием евангельским чтениям. В них изображаются страдания Богочеловека Иисуса Христа, любовь Господа и неблагодарность народа и иудейских старейшин, обличается законопреступный Иуда и восхваляется благоразумный разбойник.

После шестого Евангелия поются (или читаются) «Блаженны» с тропарями, произносится малая ектения и поется прокимен: «Разделиша ризы Моя себе, и о одежди Моей меташа жребий». Затем сразу читается седьмое Евангелие — о крест¬ных страданиях Господа, после которого читается 50-й псалом и следует восьмое Евангелие — о распятии Господа и исповедании благоразумного разбойника.

После восьмого Евангелия поется трипеснец святого Космы Майумского: «К Тебе утренюю» (5-я, 8-я и 9-я песни), после 5-й песни произносится малая ектения, после 9-й песни — малая ектения и поется полный глубочайшего сердечного чувства ексапостиларий: «Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи; и мене древом крестным просвети и спаси мя.»

После трипеснца и ексапостилария читается девятое Евангелие — о словах Господа Спасителя, обращенных к Своей Пречистой Матери и ученику, о смерти Спасителя и прободении ребра, поются хвалитные псалмы «Всякое дыхание» и стихиры самогласны на хвалитех, после которых читается десятое Евангелие — о снятии со Креста и погребении Господа.

После десятого Евангелия читается Великое славословие, произносится просительная ектения и читается одиннадцатое Евангелие — о погребении тела Господа в новом гробе.

После одиннадцатого Евангелия — стихиры на стиховне (они же и на вечерне на «Господи, воззвах») и двенадцатое Евангелие — о приставлении стражи ко гробу и запечатании гроба. После прочтения Евангелие сразу же уносится в алтарь.

После двенадцатого Евангелия — тропарь Великого Пятка: «Искупил ны еси от клятвы законныя». Сугубая ектения и отпуст.

Утреня Великого Пятка имеет свой особый отпуст «святых страстей»: «Иже оплевания, и биения, и заушения, и Крест, и смерть претерпевый за спасение мира, Христос истинный Бог наш». Первый час не соединяется с утреней (кро¬ме праздника Благовещения), а читается вместе с 3-м, 6-м и 9-м часами.

Великие часы, совершаемые в Великую Пятницу вместо Литургии, служатся все вместе (1-й, 3-й, 6-й и 9-й часы с чином изобразительных) по чину великих часов в навечерие Рождества Христова и Крещения Господня.

Обратите внимание

На каждом часе положены особые псалмы, имеющие отношение к воспоминаемым событиям; после Богородична часа поются три особых тропаря и прокимен, а также читаются паремия, Апостол и Евангелие из каждого евангелиста. В конце великих часов — особый отпуст (см. Служебник).

Тот же отпуст — в конце великой вечерни в Великий Пяток.

Эти часы составлены святым Кириллом, архиепископом Александрийским (V в.). По уставу их следует совершать во втором часу дня, то есть в восемь часов утра по нашему счету.

На Великой вечерне, которая относится уже к Великой Субботе и совершается около того времени, когда Спаситель умер на Кресте (в десятом часу дня, то есть в четыре часа пополудни), воспоминается снятие Пречи¬стого тела Господа Иисуса Христа со Креста и Его погребение.

После мирной ектении, стихир на «Господи, воззвах» и входа с Евангелием читаются три паремии (из Книг Исход, Иова и Пророка Исаии), в которых пророчески изображаются страдания Искупителя мира. Перед первой и вто¬рой паремией и перед Апостолом (после третьей паремии) поются прокимны.

После паремий на вечерне Великого Пятка читается Апостол о Божественной силе и премудрости, открывшихся в крестных страданиях Спасителя, и читается Евангелие, выбранное из трех евангелистов (Матфея, Луки и Иоанна), о страданиях Спасителя, начиная от совета старейшин и заканчивая крестной смертью Господа.

После Евангелия — сугубая ектения, молитва «Сподоби, Господи», просительная ектения и стихиры на стиховне. На «Слава, и ныне» поется стихира: «Тебе, одеющагося светом, яко ризою». При пении этой стихиры настоятель совершает троекратное каждение вокруг Плащаницы, положенной до начала вечерни на святом Престоле.

Затем читаются «Ныне отпущаеши», Трисвятое по «Отче наш», поются тропари «Благообразный Иосиф с Древа снем (сняв) Пречистое Тело Твое» и «Мироносицам женам».

При пении тропаря «Благообразный Иосиф» священнослужители износят Плащаницу, на которой изображается снятие Спасителя со Креста и положение Его во гроб, через северные двери (по другому обычаю — через царские врата) на середину храма и полагают ее на особом столе или гробнице Главою Спасителя к северу. Этот обряд изображает также снятие тела Господа Иисуса Христа со Креста и положение Его во гроб.

Важно

Затем бывает обычное окончание великой вечерни (диакон: «Премудрость», хор: «Благослови» и прочее). Отпуст на великой вечерне в Великий Пяток особый — тот же, что и на великих часах: «Иже нас ради человек и нашего ради спасения страшныя страсти и Животворящий Крест, и вольное погребение плотию изволивый, Христос, истинный Бог наш».

Тотчас после вечерни совершается малое повечерие, на котором поется канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы. Этот канон составлен в Х веке святым Симеоном Метафрастом (Логофетом). По окончании 9-й песни вместо «Достой¬но есть» поется ирмос: «Бога человеком». Затем — «Премудрость» и малый отпуст.

Во время чтения малого повечерия и канона на повечерии верующие подходят к Плащанице, поклоняются перед священным изображением и с трепетным благоговением и сердечным сокрушением лобызают язвы Спасителя и Евангелие, лежащее на персях Господа как Его духовное завещание, запечатленное Его Святейшею Кровию.

Если в Великую Пятницу случится Благовещение, то накануне в Великий Четверг на вечерне, соединяемой с Литургией святого Василия Великого, на «Господи, воззвах» поются стихиры дня и праздника, на «Слава» — стихира дня, на «И ныне» — праздника. Паремии дня и три паремии праздника. Далее — Литургия святого Василия Великого, как обычно в Великий Четверг.

Повечерие малое с трипеснцем.

На самый праздник служба начинается с утрени, на которой совершается чтение двенадцати страстных Евангелий. Особенности этой утрени следующие: на «Бог Господь» — тропарь праздника (дважды), «Слава, и ныне» — «Егда славнии ученицы».

После седьмого страстного Евангелия –полиелей и поется величание Благовещения; затем степенны 4 гласа –первый антифон, прокимен и Евангелие Благовещения. По прочтении праздничного (благовещенского) Евангелия сразу же читается восьмое страстное Евангелие. После этого Евангелия и 50 псалма поется стихира Благовещения и произносится молитва: «Спаси, Боже, люди Твоя».

Далее, после возгласа священника поется канон Благовещения и дня; после 5-й, 8-й и 9-й песней катавасией служат ирмосы трипеснца. На 9-й песни (вместо «Честнейшую Херувим») — припевы Благовещения, а после 9-й песни — светилен праздника, «Слава» — дня, «И ныне» — праздника.

Далее, читается девятое страстное Евангелие и до конца служба совершается, как в Великий Пяток (на хвалитех и на стиховне — стихиры праздника и дня). Отпуст дня. После отпуста совершается 1-й час со всеми особенностями Великого Пятка.

Совет

При совпадении праздника Благовещения с Великим Пятком Литургия совершается по чину святого Иоанна Златоуста в соединении с вечерней. На вечерне после входа с Евангелием — прокимны и паремии дня. После малой ектении и Трисвятого — прокимен, Апостол и Евангелие сначала Благовещения, а затем дня. Задостойник и причастен — Благовещения.

По указу Святейшего Синода (1855 г.) вынос Плащаницы в праздник Благовещения, случившийся в Великую Пятницу, следует совершать на малом повечерии. Настоятель облачается в полное облачение, а прочие священники — в малое.

Повечерие начинается по обычаю, но по прочтении «Верую» открываются царские врата и поется стихира «Тебе одеющагося» (каждение Плащаницы, лежащей на престоле). Далее, при пении тропаря «Благообразный Иосиф» священники выносят плащаницу северными дверями на приготовленное посередине храма место.

Затем следует целование Плащаницы и положенный на повечерии канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы. По распоряжению Святителя Московского Филарета (1855 г.) и Святейшего Патриарха Алексия Ι (1950 г.

), чин выноса Плащаницы в Великую Пятницу на Благовещение совершается в конце Литургии святого Иоанна Златоуста после заамвонной молитвы; поются стихиры на стиховне вечерни, а затем, при пении тропаря совершается вынос Плащаницы. После отпуста Литургии читается канон о распятии Господа и на плач Богоматери.

Источник: Православие.ру

Источник: http://mitropolia-lip.ru/journal/pravoslavnaya-tradiciya/osobennosti-bogosluzheniya-v-velikuyu-pyatnicu

Ссылка на основную публикацию